Глава 267

Прямиком из тени на Ворона что-то смотрело.

И этим чем-то была Ноя.

Её маленький пушистый хвостик покачивался из стороны в сторону, а короткие лапки прижались к самому полу. Лучший демонический зверь тихо крался вперёд, подбираясь к своей добыче всё ближе и ближе.

«Это не только красивая, но и научно-правильная охотничья поза! Мур-р!».

Сам же Ворон совершенно не ощущал присутствия Нои. Даже несмотря на то, что он считался одним из лучших убийц, его навыков было недостаточно для обнаружения лучшего демонического зверя.

Итак, Ворон тихо пробрался на третий этаж, где располагалась комната Изабель.

«Я почти на месте…».

Убийца уже представлял себе, как перережет глотку Преемника Пагмы, однако в следующее мгновенье…

– Мгр-р!

Внезапно в темноте блеснули маленькие, но очень острые клыки, и Ноя перешла в атаку.

– …!

И Ворон был в настоящем шоке. Он никогда бы не подумал, что однажды настанет тот день, когда на него нападёт кошка. Но что ещё хуже…

«Неужели я не заметил, что она следит за мной?».

Это был наибольший позор за всю его жизнь.

Тем не менее, уже спустя мгновенье его эмоции улеглись, и Ворон успокоился. Он был профессионалом. Он прошёл через огромное количество критических ситуаций, отправив на тот свет более ста человек. И в ходе всего этого он кое-что понял: какими бы ни были обстоятельства, он всегда должен сохранять абсолютное спокойствие. Накопленный опыт подсказывал Ворону, что ему не стоит беспокоиться о неожиданном появлении кошки.

Итак, вскинув кинжал, Ворон заблокировал кошачью лапу, а затем, собираясь произвести контратаку, он на мгновенье заколебался, поскольку после столкновения с кошкой его запястье слегка онемело.

«Почему эта кошка настолько сильная?».

Это явно было не обычное животное… И вот, уже спустя пару мгновений Ворон разглядел на спине Нои небольшие крылья, а на лбу – рог. А раз так… Это определённо был высококлассный демонический зверь.

«Но откуда только он мог здесь взяться?».

Они находились в самом сердце Ватикана – в месте, преисполненном божественной силы. Ни один монстр не мог даже просто подойти к Ватикану, не говоря уже о том, чтобы свободно разгуливать по его центральным улицам. Демонического зверя должно было просто разорвать на части от одного только шага в покои Дочерей Ребекки.

И Ноя, к сожалению, действительно подверглась негативному воздействию божественной силы. Естественно, умереть – она не умерла, но вот часть своих навыков попросту потеряла.

Хозяин приказал ей, чтобы она была готова к отражению любого противника, пока сам хозяин работает над копьём. А ещё он подчеркнул, чтобы она не стеснялась уведомлять его о малейшем появлении опасности.

Однако возникла непредвиденная проблема. Ноя считала себя сверхразумным существом, но на самом деле она была ещё слишком молодой и зачастую руководствовалась лишь своими инстинктами.

Таким образом, когда в доме появился темноволосый мужчина, она машинально атаковала его. Это было сделано непреднамеренно, но в результате… В результате она с запозданием поняла, что ей попросту не хватает навыков, чтобы одолеть этого противника. И виной тому была ужасная божественная сила Ватикана.

Но разве мог лучший демонический зверь проиграть обычному человеку?

С этими мыслями Ноя снова бросилась на убийцу. Её острые когти были нацелены прямиком на шею Ворона, и тот, едва сумев избежать смертельного удара, почувствовал, как вдоль его позвоночника пробежала волна холода.

«Слишком быстрая…!».

Кошка явно была демоническим зверем, который со временем мог вырасти в нечто чрезвычайно опасное. Возможно, у неё даже были навыки среднерангового демоноида, ведь в противном случае ей не удалось бы продержаться в Ватикане и нескольких минут.

«Я должен серьёзно отнестись к этому бою».

Не имело значения, почему сюда забрёл демонический зверь. Так или иначе, он был всего лишь ещё одной целью, которую Ворон должен был ликвидировать.

Итак Ворон, до сих пор сражавшийся лишь с помощью одного кинжала, достал короткий меч. Именно такой, двуручный стиль фехтования с использованием двух разных типов оружия, и был характерен для знаменитого Ворона.

– Мр-р-р…

Отразив очередную серию молниеносных атак Нои, убийца нанёс диагональный удар, оставивший на груди кошки небольшую рану.

Тем не менее, выражение лица Ворона было чрезвычайно кислым.

«Она практически успела увернуться…».

Сама же Ноя обнажила клыки и вновь атаковала. Каждый её удар становился всё сильнее и сильнее, а потому Ворону пришлось защищаться сразу двумя клинками.

– Мгр-р-р!

Фжух-фжух-фжух!

Лишь теперь убийца понял истинную силу Нои.

«Да она ведь не слабее высокопоставленного демоноида!».

Неужели такое вообще было возможно? Разве демонические звери изначально не были подчиненными демонов и демоноидов? Итак, потрясенный Ворон вынужден был воспользоваться козырем, который припасал на самый крайний случай: стены, пол и даже тени начали дрожать, символизируя начало действия теневой техники.

В ответ Ноя удивлённо заозиралась по сторонам, а сам Ворон удовлетворённо улыбнулся и произнёс:

– Отправляйся в ад.

Это были первые слова, произнесённые им за время пребывания на задании. И вот, с нескольких сторон в пушистое тело Нои устремилось шесть теневых шипов.

Чёрная кошка тут же почувствовала, насколько опасна эта атака и активировала Флюидизацию.

Флюидизация… Данное умение позволяло избежать любого физического воздействия, нивелировав тем самым весь входящий урон. Однако из-за влияния божественной силы Ноя не смогла нормально использовать часть своих навыков, в числе которых была как раз и Флюидизация.

Итак, один из шести шипов проник в тело Нои, от чего та издала болезненное мяуканье и рухнула на землю.

– Мур-рк… Как же так? Это несправедливо, мур-р…

Наибольшая проблема заключалась в том, что Ноя не могла использовать Поглощение Души, а потому всем сердцем начала ненавидеть Ватикан и всё, что с ним связано.

Тем временем убийца слегка придавил ногой поверженную кошку, заставив её издать очередной болезненный стон, и произнёс:

– Что ж, вот тебе и конец.

А затем, когда Ворон собирался было вонзить в неё свой клинок, раздался чей-то голос:

– Достаточно.

– …!

Удивленный убийца поспешно развернулся, но… никого не увидел. Вокруг него была лишь тьма.

«Галлюцинация?».

У Ворона попросту не было иного выбора, кроме как почувствовать некоторые сомнения. Ни справа, ни слева, ни сзади не было ни малейших признаков чьего-либо присутствия. Другими словами, либо здесь никого не было, либо маскировочные способности этого человека превосходили его собственные.

– Э-э?

А затем убийца невольно вздрогнул. Что-то отбирало у него контроль над тенями.

И вот, уже в следующее мгновенье тени поднялись, словно настоящее цунами. Ворон попытался было избежать их, но это оказалось просто невозможно. Их скорость была слишком высокой.

Убийца чувствовал себя так, будто тени намереваются раздавить каждую клеточку его тела. Неужели теневая техника может развиться до такой степени? Он попросту не мог в это поверить. И вот, пока Ворон испытывал неподдельное замешательство, тени продолжали раздирать его тело. Более того, чем больше он пытался сопротивляться этому процессу – тем больнее становилось. Да кому вообще было под силу так легко одолеть опаснейшего убийцу современности?

И как только Ворон задался этим вопросом, из темноты вышел человек.

– Т-ты…!

Это был чернокожий сухощавый мужчина с аномально длинными руками. И в мире существовал лишь один человек, соответствующий подобным критериям.

«Король Теней!», – понял Ворон.

Тот, чей контроль над тенями выходил за пределы человеческих способностей. Тот, кто мог создать целую теневую армию. И звали его…

«Касим!».

Но что этот монстр делал в Ватикане? Количество вопросов лишь росло, но ответ на них был лишь один – смерть. Тени сжали Ворона так, что тот не смог даже закричать, и… на этом его жизнь подошла к концу.

А затем Касим зачистил место схватки, не оставив от бездыханного тела Ворона и следа. Исчезли даже пятна крови.

После этого Король Теней внимательно посмотрел на лежащую без сознания Ною и тихо пробормотал:

– Чем больше я на неё смотрю, тем более симпатичной она мне кажется.

***

Чик-чирик! Чик-чирик!

За окном пели птицы, а лёгкий ветерок, согретый лучами осеннего солнышка, начал ласкать её мягкую шёрстку.

– Мьа-а-а-ау, – зевнула Ноя, пробудившись от безмятежного сна.

После этого зверёк посмотрел по сторонам и невольно воскликнул:

– Мр-р! Что произошло!?

На рассвете Ноя вступила в бой с каким-то злоумышленником и проиграла, получив тяжелое ранение одной из его паршивых техник. И, как следует подумав об этом, Ноя сочла это полнейшим абсурдом. Как мог лучший демонический зверь проиграть человеку?

– Какой позор! Мгр-р!

Это было неприемлемо, даже с учётом того, что дело происходило на территории Ватикана. Почему её великое тело, лапы которого могли замолотить любого жалкого человечишку, вынуждено было так страдать?

Но вот, дрожащая от гнева Ноя с запозданием кое-что поняла:

– Но почему я тогда жива, мур-р? Точно, это был сон! Мр-р-р-р!

Действительно, всё, что произошло этим утром, попросту не могло быть реальностью.

– Мур-мур-мур-мур! Точно! Разве может человек одолеть такое великое существо, как я? Мур-мха-мха-мха! – рассмеялась Ноя, убедившись в разумности этого предположения.

На самом деле, у неё попросту не было иного выбора, кроме как подумать именно так. В противном случае, как ещё объяснить, что она осталась жива? Благодаря её огромной Выносливости полученные раны полностью затянулись, а потому Ноя окончательно успокоилась.

Изменился даже её статус с разочарованного на самодовольный. Тем не менее, Грид был слишком занят изучением Копья Лифаэля, чтобы видеть изменения, происходящие с его питомцем.

***

– Такое ощущение, будто меня кто-то проклял, – порядком нервничая, пробормотал Грид.

Несмотря на то, что он уже двое суток не спускал глаз с Копья Лифаэля, ему так и не удалось понять, как его запечатать.

– Неужели я был слишком самоуверен?

Возможно, недавние победы и достижения сделали его слишком легкомысленным?

– Я до сих пор не понимаю, что именно связывает части копья.

Та часть, где древко переходило в наконечник, была исполнена слишком чисто. Янгу не мог взять в толк даже то, как именно это было сделано.

– Это явно не обычная ковка…

Если бы он разобрал и собрал копьё, то смог бы разгадать скрытую в нём тайну. Но из-за Изабель это было попросту невозможно, а потому Грид продолжал наблюдать за копьём, пытаясь осознать его структуру логическим путём.

А на следующий день к нему пришёл незваный гость. Паскаль.

– Как я и говорил, у меня есть для тебя подарок, – произнёс священнослужитель, протягивая мешок с миллионом золотых монет. Это было почти вдвое больше, чем вознаграждение, предложенное Дамианом, и при конвертации составляло чуть больше миллиона долларов.

– И ты называешь это подарком? Потеряйся.

Грид был не настолько бестолковым, чтобы цепляться за малейшую возможность подзаработать. Он пытался думать наперёд и не собирался позволить империи поглотить Церковь Ребекки всего за миллион золотых монет.

Итак, прогнав Паскаля и проведя ещё два дня в бесплодных попытках разобраться в устройстве Копья Лифаэля, Янгу решил несколько изменить свой подход.

– Возможно, секрет не в том, как оно устроено, а в использованных материалах?

Главным составляющим Копья Лифаэля был адамантий. Однако, несмотря на то, что данный минерал был серебряного цвета, само копьё источало лёгкое голубоватое свечение.

– Никаких других металлов, кроме адамантия, не использовалось… Кажется, его просто смешали с чем-то другим.

Пагма явно использовал что-то ещё.

– И это что-то… Может быть…

В этот момент в голове Грида промелькнула одна мысль.