Глава 273

Обнаружение цели, прогнозирование рисков… Именно эти понятия описывали такую характеристику, как «Проницательность». Перед встречей с Пиаро Грид использовал Проницательность лишь для измерения боевой мощи своих врагов. Но на самом деле Проницательность была куда более важным параметром, способным повысить его собственную боевую мощь.

Другими словами, с её помощью Грид мог прогнозировать риски и предсказывать траекторию ударов противника.

Он читал движения Камиана, не позволяя ему произвести ни единой успешной атаки. Грид уклонялся или блокировал удар, а затем развязывал свою собственную контратаку. Благодаря тяжелейшим стараниям Пиаро каждое из этих движений глубоко укоренилось в его голове и помогло максимизировать его нынешние способности.

Бу-дух!

– Кха-а-ах! Ах ты, сволочь!

И Камиан попросту не мог поверить в происходящее. Вместо того, чтобы задавить безоружного противника, он сам получал удары.

«Неужели разница между мной и этим парнем настолько велика? Нет, что-то здесь не так…! Этого просто не может быть!».

Камиан считал, что империя – это пуп земли, а потому 30-му рыцарю было абсолютно наплевать на то, что происходит в маленьких королевствах. В связи с этим, он понятия не имел, кто такой Грид, и что он собой представляет. Он знал лишь то, что Грид уже однажды бывал в Ватикане и «едва победил» экс-папу Древиго.

Но в чём же крылась истинная правда? У Грида был богатейший опыт сражения с боссами, гораздо более могущественными, чем Древиго. Более того, находясь под руководством Пиаро, ему пришлось сразиться с клоном Пагмы целых восемьдесят три раза. Грид учился у человека, который когда-то был капитаном Красных Рыцарей, а потому Камиан, занимавший последнюю строку в рейтинге данного подразделения, даже в подмётки ему не годился.

– Кажется, ты носишь меч лишь в качестве украшения? Разве не стыдно проигрывать безоружному противнику? – произнёс Грид, провоцируя Камиана.

– Заткнись! – потеряв самообладание, воскликнул рыцарь, как вдруг откуда ни возьмись появилось золотистое копьё и врезалось прямиком ему в грудь.

«Обнаружение жизненно-важных точек» Наглазной Повязки Душегуба в сочетании с высокой Проницательностью Грида привели к взрывоопасному результату и позволили ему нанести по-настоящему фатальный удар.

А затем, не желая упускать возможность добить своего противника, Преемник Пагмы перешёл в рукопашную атаку.

Дум-дум-дум-дум-дум…!

Сильнейший кулачный боец, Регас. Пусть Грид и не мог полностью воспроизвести его навыки, он примерно понимал, какой стиль использует его товарищ и на какие приёмы полагается. И вот, иногда лёгкие и быстрые, а иногда тяжёлые кулаки Преемника Пагмы начали превращать доспехи Камиана в груду металлолома.

«И ещё пять…», – пробормотал Грид, глядя на то, как его перчатки в очередной раз начали испускать мягкое свечение. И как только это произошло, Камиан почувствовал, что его ударили целых пять раз подряд. Это был эффект «пяти совмещённых атак», встроенный в Перчатки Священного Света.

Да, как и всегда, Грид активно полагался на свои предметы.

Фу-жух! Бум-м!

Каждый раз, когда в обороне Камиана появлялась брешь, начинало атаковать и Копьё Лифаэля. Это была вершина могущества предметов – божественное оружие, воспроизведённое из паврания. И, в отличие от голых рук Грида, оно наносило Камиану такой урон, который уже нельзя было игнорировать.

На воспроизведённом Копье Лифаэля не было рукояти, а само древко было настолько коротким, что человек фактически не мог использовать его в качестве копья. Именно поэтому оно не классифицировалось как оружие. Возможно из-за этого, или потому, что в нём содержалась божественная сила, но воспроизведенное Копьё Лифаэля не попало под запрет на использование оружия.

И Грид решил сполна воспользоваться этим, нанося Камиану всё больше и больше повреждений.

– Ку-а-а-а-ах! Я убью тебя!

Первоначально Камиан планировал позабавиться с Гридом. Но теперь, чувствуя опасность, он без промедления воспользовался одним из своих навыков.

Фу-жух!

Итак, активировав «Острые Чувства», рыцарь последовательно избежал нескольких ударов Грида, после чего произвёл целую череду колющих атак, за которыми последовали лучи энергии. Это было нечто наподобие Связи, а потому красные глаза Грида тут же потемнели, а его высочайшая Проницательность послала ему предупреждение о надвигающейся угрозе.

«Я не смогу уклониться от этого».

В таком случае, он должен был принять удар в лоб, после чего поспешно отступить? Естественно, нет.

«Я должен контратаковать», – решил Преемник Пагмы, сжав кулак.

Противостоять ауре голыми руками было самым настоящим безумием, а потому Камиан справедливо счёл, что кулак Грида будет разорван на восемь частей. Того же мнения придерживались и миллионы зрителей, наблюдавшие за битвой.

Тем не менее, ни рыцарь, ни телезрители не могли себе даже представить истинную силу предметов. И вот, в тот самый момент, когда смертоносные лучи столкнулись с кулаком…

Фьу-у-у-ух!

Рубиновое кольцо, покоящееся на пальце Грида, сверкнуло красным светом, а перед глазами его владельца появилось информационное окошко:

– Что!?

Камиан был в шоке! Впрочем, как и сами телезрители.

– Как так?

–Не понял… Навык что, просто взял и исчез?

– Нет, в первую очередь, почему контроль Грида настолько хорош? Каким образом ему удаётся противостоять настолько высококлассному фехтованию? Это действительно Грид?

Тем временем на лице Грида, окружённого парящими камерами, светилась довольная улыбка.

«Да, да, смотрите внимательно».

Бу-дух!

А затем кулак Преемника Пагмы врезался в голову Камиана, из-за чего 30-ый рыцарь невольно пошатнулся. Следующим на очереди было Копьё Лифаэля, нанёсшее очередной удар в его грудь. Ну а ещё через мгновенье Грид вытащил красную бусинку, полученную после успешного рейда на вождя горных орков.

– Я – глава Вооружённых до зубов. И даже если я безоружён, я всё равно вооружён, – произнёс Янгу. Это было предостережением для семи гильдий, которые осмелились вторгнуться в Рейдан во время его отсутствия.

И вот, в следующее мгновенье с неба рухнула красная молния, моментально напитав собой Копьё Лифаэля.

Гру-ду-ду-ду! Бу-жух!

– Ку-а-а-а-а-ак! – тут же завопил рыцарь. Несмотря на относительно скромное количество урона, это было самое болезненное повреждение, которое ему когда-либо доводилось испытывать.

Тем временем сам Грид понял, что это возможность закончить битву, а потому без промедления активировал Ярость Кузнеца. Вместо того, чтобы использовать Сапоги Грида, максимизирующие силу атаки двуручного меча, Янгу экипировал Сапоги Брахама, после чего накинул на себя Толстовку на Застёжке, благодаря чему его скорость передвижения увеличилась на 40%.

– Подожди! – умоляющим голосом воскликнул Камиан, однако это было бесполезно. Прямиком в него неслась волна разрушительной энергии Нерушимого Правосудия, которому Грид обучился во время задания по спасению Хуроя.

Бу-ду-у-у-ух!

– …!

30-ый рыцарь не мог даже кричать. Его голова была пробита, зубы – выбиты, а сам он проломил стену стоящей поблизости кузницы.

Хр-р-р-русь…

Каждый удар Грида заставлял голову рыцаря оставлять на стене кузницы всё новые и новые трещины и выбоины. Эта сцена служила явственным доказательством нечеловеческой силы Грида, однако… У Камиана всё ещё оставалось более двух третей Здоровья.

К сожалению, именно таким был предел голых кулаков. Впрочем, не следовало забывать и про то, что Здоровье и защита 30-го Красного Рыцаря изначально были слишком высокими.

Тем временем неподалёку стоял ещё один Красный Рыцарь. И Грид в полной мере воспользовался его ленивым отношением, которое отчётливо показывало нежелание рыцаря участвовать в подобных незначительных схватках.

Итак, кулаки Грида непрерывно врезались в лицо Камиана. Урон и скорость атаки Преемника Пагмы были усилены Яростью Кузнеца, а потому рыцарь был полностью нейтрализован. Пытаясь стряхнуть с себя Грида, Камиан использовал один из своих защитных навыков, но Кольцо Тёмного Буса нейтрализовало и его.

«Этот ублюдок – настоящий дракон!».

Золотое копьё, ускоряющие сапоги, кольцо, блокирующее навыки, перчатки, позволяющие наносить по несколько ударов сразу, доспехи с подавляющей защитой и многое, многое другое. Грид и вправду был до зубов вооружён артефактами, которые прежде появлялись лишь в легендах. Его инвентарь был похож на имперскую сокровищницу.

Из-за короткой продолжительности жизни люди попросту не могли собрать такое количество артефактов, а потому Камиан и сравнил его с настоящим драконом.

Тем временем стена кузницы полностью рухнула, вслед за которой повалился и сам рыцарь. А уже в следующее мгновенье в его челюсть врезалось колено Грида, а в бок вонзилось Копьё Лифаэля.

Обломки кирпичей были покрыты кровью, из-за чего окрестности кузницы больше всего напоминали собой поле боя, нежели центр Ватикана.

– Вот это да…

– Святые угодники…

Данная сила превосходила любой здравый смысл. После вторжения големов Грид стал намного лучше осознавать, как поразить публику. К тому же, судя по всему, ему каким-то образом удалось преодолеть свою единственную слабость, контроль.

Предметы, навыки, характеристики и вот, теперь ещё и контроль. Грид и вправду стал практически совершенным.

– Но разве этот Красный Рыцарь не слабее, чем говорят?

– Кажется, его порядковый номер всего лишь 30-ый.

– Да, думаю, реальная угроза исходит от рыцарей лишь из первой десятки.

– Так это всего лишь 30-ый рыцарь? Даже другие топ-игроки смогут победить его.

– Голыми руками? Не думаю.

– Почему это голыми руками? У него ведь есть золотое копье. Разве это не оружие?

В чате телеканала ежесекундно появлялось сразу по несколько сообщений. Администраторы пытались хоть как-то сдерживать этот неудержимый поток, но вскоре попросту отказались от этой затеи. С другой стороны, рейтинг телеканала достиг тридцати процентов и продолжал расти.

Семь часов вечера. Суббота. Это было лучшее время, во время которого транслировались самые популярные телепрограммы, а потому демонстрация битвы с участием Грида вызвала ожидаемо высокий отклик аудитории.

– Преемник Пагмы и вправду как магнит для телезрителей.

Всё происходящее было лишь на руку телеканалу. Однако существовала одна проблема.

– Разве это не слишком жестоко?

– Да, после такого мы наверняка схлопочем предупреждение. Возможно, на какое-то время нам даже придётся прекратить вещание.

То, как дрался Грид, явно не следовало показывать детям. Даже несмотря на то, что его противником был НПС, Преемник Пагмы лупил его по самым жизненно-важным точкам, при этом коварно улыбаясь, а иногда даже хохоча. Наверное, именно поэтому около года назад его прозвали «безумным мясником».

– Ответственность за всё происходящее я возьму на себя. Не переживайте и продолжайте трансляцию, – проговорил директор, чья кровь просто-напросто кипела. Ему было так жарко, что он даже снял пиджак и ослабил галстук.

Впрочем, и не мудрено, ведь сегодня он своими собственными руками писал новую легенду в мире игрового телевещания.