Глава 293

«Что же я должен сделать? Как нам избежать этого кризиса?».

У Грида был богатейший опыт самых разнообразных рейдов. Даже своему текущему уровню он был обязан вовсе не охоте, а рейдам. Именно поэтому можно было с уверенностью сказать, что в чрезвычайных ситуациях мозг Грида работал куда быстрее обычного.

Также следовало не забывать и про тот факт, что большинство боссов, с которыми довелось столкнуться Преемнику Пагмы, были не обычными бездушными чудовищами. В той или иной степени его противники оказывали влияние на всю игровую систему и обладали своей собственной индивидуальностью.

Наверное, именно поэтому Гриду удалось разработать свой собственный стиль по их уничтожению. Он не просто концентрировался на алгоритме и моделях поведения боссов, как это делали остальные игроки, но и пытался учесть их характер, личность и даже предысторию. Другими словами, чем больше он знал о боссе, тем легче становился рейд.

Во время истории с Паскалем Грид намеренно подстроил всё так, чтобы спровоцировать его. В результате сложилась максимально выгодная для него ситуация, и Преемнику Пагмы оставалось лишь правильно воспользоваться своими навыками.

Возможно, благодаря своему опыту и знаниям Грид вполне мог бы стать «экспертом по рейдам» и давать платные советы различным гильдиям и топ-игрокам. Тем не менее, у него было недостаточно смекалки, чтобы превратить данный талант в деньги.

И вот, после некоторых размышлений Грид кое-что понял:

«Ключ к разрешению данной ситуации кроется в самом Эльфине Стоуне».

Учитывая мощь продемонстрированных им навыков, граф мог в любой момент уничтожить их группу. Но за последние четыре дня он пытался убить всего одного из них. Почему? Глядя на поведение вампира, ответ напрашивался сам по себе:

«Ему так веселее».

Изо дня в день Эльфин Стоун продолжал делать одно и то же. Однако это было связано вовсе не с тем, что таким алгоритмом действий наделили его разработчики, а с тем, что убивая по одному сильнейшему члену группы граф пытался вызвать в сердцах остальных отчаяние и страх.

«Его цель – увидеть нас испуганными и дрожащими от ужаса».

Но почему же он всё-таки не захотел убивать их всех сразу?

«Потому что в таком случае он лишится своих игрушек».

А Эльфин Стоун не хотел терять возможности как следует поразвлечься.

«Итак, мне придётся сделать это…», – с мрачным лицом подумал Грид.

А тем временем Вооружённые до зубов оправились от первоначального шока и перешли в атаку. Атаки графа были сосредоточены исключительно на Хурое, а потому товарищи поручили его защиту Вантнеру и сосредоточились на нападении.

Каждый из них обладал своими собственными уникальными характеристиками и навыками, благодаря чему они смогли добиться 120%-ой синергии. Вооружённые до зубов были настоящими топ-игроками и примером для подражания.

В частности, особого упоминания заслуживали действия Факера. Даже Эльфину Стоуну было сложно противостоять его молниеносным движениям. Кинжалы впивались в его тело прежде, чем вампир успевал превратить его в дым.

Тем не менее, у товарищей всё ещё существовала огромная проблема в виде Кровавого Поля. Благодаря ему граф восстанавливал больше тысячи единиц Здоровья в секунду, а потому даже достаточно глубокие раны затягивались в мгновение ока.

Более того, общий запас Здоровья вампира колебался в районе восьми миллионов единиц, а потому товарищи понимали, что одолеть такого босса силами столь малочисленной группы попросту невозможно.

Так или иначе, Вооружённые до зубов всё равно не сдавались.

– Убийственная Молния! – приказал Регас, направив свой кулак аккурат в грудь вампира.

Тем не менее, Эльфин Стоун остался целым и невредимым. Прямо перед столкновением он успел трансформировать свою грудную клетку в чёрный дым.

– Думаешь, самый хитрый!? – воскликнул боец, не обратив ни малейшего внимания на промах. А затем он крутанулся на месте, обрушив на голову вампира свою пятку.

Это была весьма необычная и крайне зрелищная атака, которая заставила Эльфина Стоуна дёрнуться и болезненно застонать.

– У-у-ух…

Сила Регаса заключалась не в скорости, а в непредсказуемости, о чём вампир просто-напросто не знал. А тем временем в его сторону уже нёсся ещё один опытный воин, Пон.

– Дождевое Копьё!

Фу-жу-жу-жу!

Прыгнув вперёд, Пон нанёс несколько стремительных ударов, напоминающих собой дождевые капли. Избежать данной атаки было попросту невозможно, если только не превратить в дым сразу всё тело. Однако если бы Эльфин Стоун это сделал, то его собственные контратаки оказались бы попросту невозможными.

Итак, граф решил поступить иначе.

– Кровавый Щит!

Бжу-м-м-м-м…

Эльфин Стоун использовал часть своего здоровья, чтобы выпустить кровь и создать десятки красных щитов, отразивших удары копья.

Однако в то же мгновенье шея графа подверглась нескольким ударам кинжала Факера. Чем больше раз ему удавалось поразить свою цель, тем более мощными становились последующие атаки. И Эльфин Стоун, почувствовав это, повернулся и разъярённо прокричал:

– Ах ты, жалкая букашка! Тебе конец!

– …!

И услышав это, Факер порядком занервничал, поскольку взгляд Эльфина Стоуна больше не фокусировался исключительно на Хурое.

А затем Йаругт засветился красным светом, от чего в ушах Вооружённых до зубов что-то зазвенело.

Дзы-н-н-н-н-н-н-н-нь…

Это был навык под названием «Кровавый Крик», встроенный в Йаругт, из-за которого барабанные перепонки нескольких человек лопнули, а кое-кто и вовсе потерял равновесие и рухнул на землю.

Однако на этом было ещё не всё.

– Кровавые Шипы!

Бум-бум-бум!

В Кровавом Поле появилось сразу несколько дюжин шипов, один из которых пронзил бедро Факера. Сила атаки данного воздействия была небольшой, однако для убийцы хуже заклинания и придумать было нельзя, поскольку шипы загрязняли кровь цели, снижая её скорость передвижения.

Итак, как только Факер лишился своего преимущества, Эльфин Стоун улыбнулся и замахнулся своим клинком. Он хотел немедленно лишить головы этого ненавистного убийцу. Но, к счастью для Факера, в то же мгновенье тёмное подземелье озарили пылающие стрелы, заставившие Эльфина Стоуна перейти в оборону и опустить Йаругт.

Это в дело вступила Джишука.

– А вы достаточно неплохи, как для людей, – выдернув засевшую в его плече стрелу, молвил граф. Совокупные усилия Вооружённых до зубов лишили его 1/5 от максимального запаса Здоровья, однако состояние самой рейдовой группы было намного хуже. Находясь под непрерывным действием Кровавого Поля, у большинства из них осталось чуть больше половины Здоровья.

– Если так будет продолжаться, мы не протянем и двух минут, – проговорил Зеднос, сняв с Факера проклятие при помощи Благословления Ветра.

– И это в лучшем случае, – покачав головой, согласился Вантнер.

Сильной стороной Эльфина Стоуна были вовсе не его мощные атаки, магическая сила, потрясающая защита и скорость. По сравнению с другими именными боссами того же уровня, каждый из этих параметров был сравнительно невысоким. Причина, по которой граф вампиров казался настолько сильным, заключалась в его невероятной универсальности.

Эльфин Стоун наносил широкодиапазонные атаки, избегал большинства направленных в него ударов, умело контратаковал, проклинал врагов и постоянно восстанавливал своё Здоровье. Справиться с ним было попросту невозможно, если только в 13-ом городе не появилась бы сразу вся Гильдия Вооружённых до зубов.

Товарищи сомневались, что текущим составом они смогут одолеть такого противника, даже если Грид возьмёт 300-ый уровень. Но вот, когда все они начали впадать в отчаяние…

– Мы должны пожертвовать Хуроем. Эльфин Стоун пребывает в ярости лишь по одной причине – из-за слов Хуроя, а потому после его смерти он остановится, – проговорил Грид.

– …?

Все, за исключением разве что Хуроя, попросту усомнились в услышанном.

– Ты предлагаешь продать нашего товарища? Я не ослышался? – уклонившись от мощной атаки Йаругтом, переспросил Регас.

– Нет, ты не ослышался, – покачав головой, ответил Грид.

– Грид! Не разочаровывай нас! – воскликнул Пон. Такого же мнения придерживалась и Джишука:

– Грид, человек, который продает своих друзей, не может руководить ими.

Высший Меч, Зеднос и Факер не высказали своего мнения, однако выражения их лиц явственно свидетельствовали о неодобрении данной идеи.

Так или иначе, подобная критика и вправду была вполне естественной. Однако Грид вовсе не собирался забирать свои слова назад.

– Это нужно сделать, чтобы спаслись все остальные.

Так всё и было. Грид не собирался жертвовать Хуроем просто так.

– Благодаря одному спасутся восемь.

Далеко не каждый человек мог решиться пожертвовать кем-то ради достижения большего блага. Особенно, если такой человек был ему знаком. Однако Грид был более прагматичным.

Принятие решения, руководствуясь привязанностью? Это было не про него.

Тем временем на Факера обрушился очередной удар Эльфина Стоуна, и Грид, бросившись на помощь, в самый последний момент успел подставить свой Полный Провал.

– Кха…

Дзын-н-нь!

Кровавый камень был намного крепче, чем синий орихалк. А судя по данному информационному окошку и вовсе можно было прийти к выводу, что он прочнее адамантия.

«А ещё… Создатель Йаругта явно опытнее меня», – поцокал языком Грид, после чего послал Хурою личное сообщение:

– Ты понимаешь, что нужно сделать? Ради спасения всех остальных тебе нужно пожертвовать собой.

И Хурой без колебания ответил:

– Конечно, мой господин.

Реакция была такой, как и ожидалось, от чего на сердце Грида стало ещё тяжелее.

– Почему, если тебе что-то не нравится, ты никогда об этом не говоришь? Ты слишком хороший человек…– горько улыбнувшись, проговорил Янгу.

– Я всего лишь следую приказам моего господина. А если они к тому же оправданные и разумные, как этот, то я всегда готов их исполнить!

Потеря опыта, предметов и текущей прочности экипировки – эти штрафы были смертельными для каждого топ-игрока без исключения. В частности, боевая мощь Хуроя и так была низкой, а потому его прогресс шёл медленнее, чем у остальных. Другими словами, для него смерть была ещё более критичной. Тем не менее, Хурой всегда был готов следовать указаниям Грида.

– Я обязательно отомщу Эльфину Стоуну. А ещё я прослежу за тем, чтобы ты получил достойную компенсацию за сегодняшнюю жертву.

– Не нужно никаких компенсаций. Жертвовать собой ради господина и друзей – мой святой долг. И взамен мне ничего не нужно. Кроме того, всё это произошло исключительно по моей вине…

– Нет, ответственность за произошедшее лежит исключительно на мне. И не забывай, что ты тоже мой друг.

– …

Итак, стиснув зубы, Грид сделал Эльфину Стоуну предложение:

– Я отдам тебе своего спутника, который осмелился упомянуть твоих родителей. Убей его и смягчи свой гнев.

Эльфин Стоун попросту не мог поверить своим ушам.

– Ты хочешьпродать своего спутника только для того, чтобы спасти собственную шкуру? Люди действительно мелочные и ничтожные существа.

– Значит, ты не хочешь?

– Я этого не говорил, – с улыбкой на лице ответил граф.

«Что ж… Всё, как и ожидалось».

Эльфин Стоун действительно был настроен растянуть забаву.

– А теперь иди и умри, – приказал Грид, и Хурой тут же последовал этому приказу, уверенной походкой направившись к графу.

– Нет! – глядя на это, закричали остальные.

– Ты что делаешь, идиот!?

Тем не менее, никакие слова уже не могли этого остановить. Решение было принято, и Хурой его исполнял.

– Твоя смерть будет жестокой, – молвил вампир, расплывшись в кровожадной улыбке.

И Хурой был к этому готов. А затем кровавые шипы пронзили его ноги, ограничив движения оратора, в то время как Йаругт разрезал его запястья, чтобы тот не мог держать меч.

А затем его тело было нарезано, словно какой-то стейк.

– …

Физическая боль была ничем по сравнению с психическим воздействием, но Хурой даже не зажмурился. После сотен часов, проведенных в мрачной темнице, его разум закалился и дисциплинировался.

– Тьфу. Я больше не могу на это смотреть!

Вооружённые до зубов были преисполнены праведного гнева, однако Грид тут же предупредил тех, кто собирался броситься спасать Хуроя.

– Даже не думайте. Если вы сейчас же не отступите, я выгоню вас из гильдии.

– …

Гриду явно не хватало харизмы. Он всегда казался легкомысленным, поскольку заботился лишь о деньгах и своём собственном благополучии. Однако в этот момент он казался совершенно другим человеком. Пусть именно он отправил своего товарища на смерть, его сердце прямо-таки разрывалось от вины и печали.

И пусть он изо всех сил пытался скрыть свои эмоции, Вооружённые до зубов это чувствовали.

Итак, в этот день Хурой умер, а Павраниевая Экспедиция отступила.