Глава 305

Брахам Эшвальд, один из девяти прямых потомков Шизо Бериаче. Он был одним из самых умных вампиров в клане, а потому однажды задался вполне логичным вопросом:

– Из-за нашей силы и амбиций Ятан подверг наш род Проклятию Безделья… Но почему?

Ятан обладал разрушительной сущностью и желал лишь одного – уничтожить всё живое. И чтобы достичь данной цели, ему необходимо было обладать не только абсолютной силой и жестокостью, но и правильными приспешниками.

И на эту роль идеально подходила раса вампиров. Они были сильными, кровожадными и вполне могли осуществить данную цель.

Но раз так, зачем он запечатал их мощь Проклятием Безделья?

Брахам попросту отказывался это понимать.

Более того….

– Почему он не наложил схожее проклятие на других великих демонов?

Итак, мало-помалу Брахам начал терять веру в своего бога. А затем, спустя 483 года ему удалось кое-что выяснить. Деструктивные инстинкты Бога Ятана активизировались исключительно в определённые моменты.

– Как только человеческие желания достигают своего пика, в мире воцаряется хаос.

Другими словами, это случалось, когда Богиня Ребекка начинала терять контроль над ситуацией в мире. Именно тогда мощь и влияние Ятана достигали своего апогея.

– И когда точка кипения будет достигнута, на землю снизойдёт сам Бог Ятан, чтобы раз и навсегда уничтожить её. А затем… А затем Богиня Ребекка создаст новый мир.

Ятан и Ребекка. Две противоположные сущности, которые взаимодействовали друг с другом исключительно руками своих приспешников.

– … Мы всего лишь игрушки в руках богов.

Последовали Ятана и Ребекки издавна ненавидели и убивали друг друга. Мир изначально был спроектирован именно таким образом, а Ятан и Ребекка выступали в роли весов, поддерживающих его равновесие.

Итак, придя к данному выводу, Брахам почувствовал себя преданным. Его бесконечное почтение к Ятану исчезло. А ещё он осознал, почему Шизо Бериаче, одна из самых великих демонов, была изгнана из ада в мир людей.

– Мать… Она была такой же, как я.

Бериаче наверняка начала догадываться о том, каково истинное предназначение Ятана. И когда она спросила его об этом, тот подверг её Проклятию Безделья и низверг в мир людей.

– В таком случае, как насчет других великих демонов?

Знают ли они правду и почему остаются послушными марионетками?

– Это неважно.

Как бы там ни было, теперь Брахам хотел лишь одного.

– Я должен преодолеть Проклятие Безделья.

Шизо Бериаче была великим демоном хищничества. И у вампиров, унаследовавших её кровь, были аналогичные тенденции. Даже Брахам не избежал этой участи, однако, в отличие от своих собратьев, его привлекала не кровь, а знания. Тем не менее, из-за Проклятия Безделья большую часть дня ему приходилось спать, а потому достижение поставленной перед ним цели было попросту невозможно.

«В проклятии скрыт глубокий смысл», – ранее считал Брахам. Должно быть, великий Ятан проклял вампиров, чтобы сдержать их аппетиты… Однако какова была реальность?

– Ятана нет.

Всемогущая сущность, которую они почитали богом, попросту не существовала. Это была всего лишь пассивная совокупность законов и правил, существующая для поддержания равновесия в мире. А раз так, не было ни малейшей необходимости служить ей и претерпевать различные лишения.

– Ятан! Однажды я сброшу с себя твоё проклятие и буду жить так, как сам того пожелаю! – поклялся себе Брахам. Он решил накапливать знания и стать идеальным существом, познавшим всю суть этого мира.

Итак, на протяжении последующих нескольких сотен лет Брахам посвятил себя магическим исследованиям, используя в качестве подопытных самых разнообразных существ, в том числе и вампиров.

И это было началом худшей эпохи в истории этой расы.

***

– Бра-ха-а-а-а-а-а-ам! Я убью тебя! – в очередной раз прокричал один из вампиров, обнимающий бездыханное тело своей возлюбленной.

Это был Эльфин Стоун, девятый потомок Шизо Бериаче.

– Лия… Как ты посмел поднять на неё свою грязную руку…!?

– Брат, неужели ты всё ещё не понимаешь, зачем я это делаю? Разве тебя не интересует причина моей любознательности?

– Нет, не понимаю и не хочу понимать! Как я могу понять твоё странное увлечение магией, которая требует принесение в жертву своих собственных собратьев!?

– … Значит, и ты туда же.

Другие вампиры смирились с Проклятием Безделья и ничего не хотели предпринимать, чтобы избавиться от него.

– Наш клан потерял свою гордость, – произнёс Брахам, – Мы стали хуже людей. Но люди, которых мы считаем скотом, вовсе не такие. Они отличаются от нас. Пока мы спим, они работают над собой и развиваются. Я чувствую, что однажды появится трансцендентная сущность, которая поставит под угрозу существование всей нашей расы… И она будет человеком.

– Это просто софистика! – воскликнул Эльфин Стоун, не желая слушать Брахама. А затем он активировал Кровавое Поле и вооружился Йаругтом, чтобы раз и навсегда покончить со своим спятившим братом.

Тем не менее, шансы на его победу в этом противостоянии изначально были равны нулю. Брахам был герцогом, в то время как Эльфин Стоун – всего лишь графом, а потому разница в их силе была очевидна.

– Проклятье…! Проклятье! Бра-ха-а-а-а-ам…

– Ты просто отвратителен, – произнёс Брахам, глядя на поверженного и окровавленного Эльфина Стоуна.

А в следующее мгновенье прямо перед ним появилась женщина. Это была Шизо Бериаче.

– Мама…

Брахам был попросту потрясен. После того, как Ятан проклял её, Бериаче погрузилась в глубокий сон, из которого должна была выйти как минимум через пятьдесят лет.

А затем порядком удивлённый Брахам почувствовал в своей матери что-то странное.

«Я не чувствую её жизненную силу…».

Бериаче умирала. Но почему!? Будучи великим демоном, она должна была обладать вечной жизнью!

«Это из-за неё…!», – понял Брахам, с запозданием заметив черноволосую девочку, стоящую рядом с его матерью и очень похожую на неё саму, – «Это моя сестра?».

И как только Брахам это понял, его лицо тут же напряглось, поскольку магическая сила, исходящая от этой девочки, была намного выше, чем его собственная.

– Мама! Ты отдала ей свои последние силы!?

– … Ты нарушил табу, Брахам. Тебе было хорошо известно, что несмотря ни на что, нападать на членов своего клана строго запрещается.

– Мама, но я сделал это исключительно… – попытался было объясниться Брахам, но тут же замолчал. Он понял, что какими бы оправданными не были его действия, они не будут прощены.

– Ты был моим самым любимым сыном… – добавила Бериаче, от чего на глазах Брахама появились слёзы. Он увидел, что на лице его матери, которая должна была наслаждаться вечной жизнью, появились морщины… И причиной тому была эта черноволосая девушка!

И вот, в порыве гнева он попытался ударить её, но… не смог.

Сила Мари Роуз была абсолютной. Несмотря на то, что она была рождена совсем недавно, Мари без труда победила Брахама, который считался сильнейшим в их клане.

– Я всех предупреждала, что у нашего клана есть нестерпимая тяга к хищничеству, а потому если мы начнём враждовать друг с другом, может произойти непоправимое. Пока я спала, ты убивал своих братьев и сестёр, а потому заслуживаешь наказания, – проговорила Бериаче.

– …!

А затем его мать кивнула Мари Роуз, маленькие клыки которой тут же вонзились в его шею. В этот день Брахам испытал невиданную доселе боль, потерял свою вечную жизнь и был изгнан из клана.

И вот, на протяжении последующих ста лет Брахам блуждал по миру, изучая магию и притворяясь человеком. Он избавился от Проклятия Безделья, но теперь его жизнь была конечной. Именно поэтому его новой целью стало обретение бессмертие, которое позволило бы ему получить ещё больше знаний.

Изучая и разрабатывая всё больше и больше новых заклинаний, Брахам получил титул Великого Мага. Однако, в конце концов, он так и не смог добиться желаемого.

Однако отчаиваться также было преждевременно, поскольку в последние годы своей жизни он завершил работу над заклинанием воскрешения. И для его использования необходимо было лишь собрать все необходимые материалы.

***

Закончив вспоминать своё прошлое, Брахам вновь сосредоточился на стоящем перед ним человеке.

– Я попросил тебя сделать мне Сосуд Души. Это позволит мне воскреснуть и повторить данный процесс несколько раз в будущем. Но ты сказал, что не можешь сделать его, потому что не можешь получить благословение Бога Ятана, верно?

– Да. Это невозможно, поскольку у меня враждебные отношения с Церковью Ятана.

– Что ж, раз так, пожалуйста, дай мне разрешение на обладание твоим телом, – попросил Брахам.

– … Что!? – переспросил Грид, усомнившись в исправности своего слуха.

Обладание телом? Разве это не означало, что в него вселится какой-то призрак, как в третьесортном фильме ужасов!?

– А ч-что, если я откажусь?

Грид не любил сверхъестественные явления, а потому не горел желанием соглашаться с данным предложением.

– Тебе не нужно беспокоиться о своём теле. Единственное, что я сделаю, так это отправлюсь в Церковь Ятана и получу благословение их бога,– продолжал упорствовать Брахам.

– Неужели всё настолько просто? – поинтересовался Грид, считая всё происходящее несколько подозрительным, на что Брахам без колебаний ответил:

– Я могу уничтожить Церковь Ятана, даже находясь в теле пятилетнего ребёнка.

Такова была уверенность в себе легендарного великого мага, который пережил даже битву с драконом Трауком.

– Если ты позволишь мне одолжить своё тело всего на полдня, я отдам тебе весь оставшийся павраний. Кроме того, я обучу тебя одному заклинанию.

– И почему мертвый человек так сильно хочет воскреснуть?

– Я хочу изучить все существующие в этом мире заклинания!– лаконично ответил Брахам. А затем перед Гридом появилась череда информационных окошек:

«Если я правильно помню, всего было 28 частей паврания…».

И в настоящее время Грид сумел собрать уже 11 из них.

«Но для того, чтобы воспроизвести Копьё Лифаэля, мне нужно как минимум 18 частей».

Итак, если он получит весь павраний, то сможет не только закончить божественное копьё, но и выковать что-нибудь ещё. Нет, он сможет создать предмет, который превзойдёт даже мифическое Копьё Лифаэля!

Одно только это уже было ценнее, чем что-либо ещё, однако ещё более примечательной казалась вторая часть вознаграждения.

«Неужели я и вправду смогу овладеть магией?».

Пусть речь и шла всего лишь об одном заклинании, но этому заклинанию его должен был обучить сам Великий Маг. Очевидно, что подобная магия попросту не могла быть слабой и тривиальной.

Итак, порядком взволнованный Грид без колебаний принял обновленное задание.

– Хорошо. Я выполню твою просьбу.

– Мудрый выбор!– не удержавшись, воскликнул Брахам, немедленно устремившись к Преемнику Пагмы.

– Хочу! – ответил Грид, благодаря чему его тело тут же окуталось ярким светом.

– Вот это да… – пробормотали восхищённые Вооружённые до зубов, всё это время наблюдающие за развитием событий. И причиной тому был обновлённый статус Грида, принявшего душу Брахама.

В групповом информационном окошке не содержалась такая подробная информация, как сила атаки, защита, навыки и так далее. Однако по одному только уровню, Здоровью и мане товарищи могли предположить, каким монстром стал Грид.

А затем светловолосый и красноглазый Преемник Пагмы проговорил, обращаясь к изумлённым членам своей группы:

– Благодарю вас за помощь. Поскольку в поисках паврания больше нет нужды, вы можете вернуться в Рейдан.

Фжах!

А затем тело Грида исчезло в яркой вспышке света.