Глава 535

Пангейский Князь Добродетели.

«Если бы название этого титула услышал кто-то из корейцев, ему бы наверняка показалось, что человек назвался Пан Княдобом!».

Впрочем, никакой проблемы в этом не было, поскольку Гриду нравилось имя Пан Княдоб. Оно было в меру звучным и достаточно удобным в произношении (п/п: на корейском языке эти три слова обозначаются тремя символами, похожими на вышеуказанное имя).

Проблема заключалась в эффекте титула.

«Неужели теперь я с некоторой вероятностью перестану убивать монстров?».

Но как же насчет опыта, денег и трофеев…?

«А если это сработает во время сражения с боссом?».

Что делать, если он потратит огромное количество времени на битву с опаснейшим чудовищем, но вместо последнего, победного удара, случится вот это:

Что, если все его усилия пойдут насмарку?

«Тьфу…».

От одной только мысли об этом у Грида начинала болеть голова и покалывать в животе. Да, как и следовало ожидать, Янгу воспринял эффект данного титула в точности таким, как гласило его описание. Он даже не предполагал, что проявленное по отношению к монстру милосердие может повлечь за собой создание с ним благоприятных отношений или, возможно, даже предоставить ему профессию укротителя зверей.

Впрочем, с точки зрения Грида это было вполне естественно. Почему? Да потому что Янгу уже был универсальным. Он был кузнецом, мечником, магом и даже умел призывать скелетов. Трудно было представить, что благодаря этому титулу он получит ещё один класс или какой-нибудь навык. К тому же, это изначально не было его целью.

«Эх, ну что за жизнь…?».

В обмен на Лук Красного Феникса и получил всего лишь 80 очков близости, хотя ожидал чего-то большего! Но вот, пока разочарованный Преемник Пагмы продолжал жаловаться на жизнь, Хан Сокон внезапно протянул ему бусинку. Это была красная бусинка, чем-то напоминавшая собой глаза Брахама. Сначала Грид думал, что это – обыкновенный рубин, но затем, присмотревшись повнимательнее, не удержался от восхищенного возгласа:

– Пламя!?

Внутри полупрозрачного красного шарика горело пламя. При этом, несмотря на свои небольшие размеры, едва превышающие огонёк зажжённой спички, его импульс внушал уважение. Казалось, внутри него горит сама жизнь.

– Похоже на какую-то горелку, – пробормотал Янгу. И, услышав это, любой игрок оценил бы то, насколько Грид был впечатлён. Однако НПС не знали, что такое горелка.

– Горелка? Что такое горелка?

– Так и что это за… бусина? – проигнорировав их вопрос, спросил Грид.

– Пламя, заключённое в ней… – пробормотал Белый, – Оно чем-то напоминает мне то, что изображено на картинах…

– Верно. Это дыхание Красного Феникса, – пояснил Хан Сокон.

– Дыхание?

– Да. Дыхание, которое ниспадает, когда четыре божественных стража проходят мимо, чтобы благословить тех, кто стал бессмертным даосом.

«Божественные стражи… Бессмертные даосы…».

Как и следовало ожидать, на Восточном Континенте была своя собственная обстановка. Королевство Хван, национальные сокровища, янбаны, божественные стражи. Окружающая среда явно пребывала под сильным влиянием корейской и китайской культуры.

«Значит, обязательно найдутся и такие места, на которые повлияла японская культура».

И если в них, упаси Бог, попадёт Высший Меч, он явно рассердится и отправит в S.A. Group гневное письмо с требованием объяснить, почему корейская компания пропагандирует другие культуры.

И вот, вспомнив о друге, которого уже давно не видел, Грид невольно улыбнулся. А затем перед его глазами появилось информационное окошко.

– Легендарная Кузнечная Оценка.

Дзынь!

«Хах…!».

Оказалось, что титул «Пангейский Князь Добродетели» был вовсе не единственной наградой. Дыхание Красного Феникса – вот что на самом деле полагалось в обмен на легендарный лук!

– Значит, если воспользоваться этим предметом, то созданный мною лук станет настоящим Луком Красного Феникса?

– Всё верно. Это сильнейшая в мире энергия огня, которая будет жить до скончания веков, – ответил Хан Сокон.

«Удивительно!».

Это было и вправду просто потрясающе. Янгу даже не представлял, насколько мощным станет лук, если совместить эту бусину с древесиной Белого Фосфорного Дерева.

«Это награда, достойная моих усилий!».

Возможно, именно это дыхание и было ключом к повышению рейтинга Лука Красного Феникса до мифического? Грид пребывал в настоящем восторге от столь щедрого дара, в то время как на лице Хана Сокона появилась улыбка.

В Пангее было всего три Дыхания Красного Феникса. Одно из них было потрачено на создание оригинального Лука Красного Феникса, который впоследствии был украден, а потому на данный момент их осталось всего два. Другими словами, подобными предметами явно не следовало разбрасываться, ведь если с воссозданным Луком Красного Феникса вновь что-то случится, то третьего шанса уже не будет.

Тем не менее, Хан Сокон был человеком, который знал, как платить за услуги. Лук Красного Феникса, который создал Грид, был ценнее оригинала, а потому он считал, что правильно будет наградить его самой ценной вещью, которая только у него была.

Кроме того, Хан Сокон вовсе не собирался потерять божественный артефакт во второй раз.

– Кстати, а где находится то самое подземелье? – поинтересовался Грид.

– Вы можете войти в него через колодец в западной части замка, – улыбнувшись, ответил Хан Сокон.

– Ясно, спасибо.

Бронеиглы! Серебряные нити! Новое охотничье угодье!

Подземелье, в которое могло войти лишь определенное количество людей, наполняло Грида волнительным предвкушением. Он прямо сейчас хотел прыгнуть навстречу неизведанному, но… Хан Сокон тут же остановил его.

– Да, теперь Вы имеете полное право посещать замковое подземелье. Однако с недавних пор доступ в него ограничен.

– А-а? У меня есть право посещать его, но посетить его я не могу?

– Это всё ради Вашей же безопасности. Вы можете войти в него только при условии, что Вас будет сопровождать полноценный конвой.

– Конвой?

– Несколько лет назад в нашем городе произошёл ужасный инцидент, в результате которого мы потеряли великого кузнеца, Дабелого… Это был отец Белого, – тяжело вздохнув, пояснил Сокон.

Дабелый выиграл кузнечное состязание и получил доступ в подземелье пангейского замка. А затем он был убит бронеиглом. Тогда лорд понял, что должен защищать слабых.

– Любой, кто хочет войти в подземелье, должен быть полностью экипирован, чтобы защитить себя. Также необходимо иметь в качестве сопровождения как минимум шесть наёмников серебряного или золотого класса.

– …

Под словом «наёмники» имелись в виду люди, которые сопровождали и охраняли других людей за определённое денежное вознаграждение. Однако Грид был не обычным кузнецом, а Преемником Пагмы. Итак, поскольку он и так был достаточно силён, ему не хотелось тратить деньги на наёмников. Особенно учитывая то, что никакой нужды в этом тоже не было.

– Не переживайте, я смогу за себя постоять.

– Все так говорят.

– Нет, я серьёзно.

– Хм-м-м… – пробормотал Хан Сокон, осмотрев Грида с ног до головы.

Прямо сейчас черноволосый молодой человек стоял в обычной потрёпанной одежде и, несмотря на загадочное достоинство и силу, которую он источал, внешне казался крайне уязвимым.

– В таком виде Вы умрете, даже если Вас просто поцарапает бронеигл.

– Тогда как насчет этого?

Фжух-фжух!

Дзынь!

Не прошло и мгновенья, как обыкновенная одежда для начинающих игроков сменилась Трёхслойкой, заставив Белого и Сокона удивлённо выпучить свои глаза.

«Кузнец, способный носить такие тяжелые доспехи?».

«Да, это действительно выдающийся человек… У него есть Сила и Выносливость, присущие лишь величайшим кузнецам».

Из-за характера данной профессии, каждый кузнец обязан был обладать высокой Силой и Выносливостью. Что касается кузнецов высшего ранга – они вполне могли обладать таким же количеством Силы и Выносливости, что и рыцари. Другими словами, возможность ношения тяжелых доспехов не была чем-то необычным, но…

– Всё это, конечно, похвально, но одних только доспехов будет мало. Для того, чтобы справиться с бронеиглами, необходимы ещё и мощнейшие навыки. Более того, Вам необходимо будет не только передвигаться в этих громоздких доспехах, но и правильно использовать их, – произнёс Сокон, имея в виду отсутствие у Грида навыка Владения Тяжелыми Доспехами. Другими словами, он говорил о штрафе, который должен был лишить Преемника Пагмы половины параметров, присущих доспеху.

Тем не менее, Грид продолжал настаивать на своём.

– Не переживайте, говорю Вам. Со мной всё будет в порядке.

Технически Преемник Пагмы классифицировался как обладатель небоевой профессии. Пассивный навык Фехтования Пагмы был вполне сопоставим с обычным Владением Мечом, но при этом у него не было навыков Владения Доспехами. И этот недостаток можно было считать роковым. Тем не менее, на данном этапе Грид уже не получал никаких штрафов при использовании нехарактерных для него предметов. Проще говоря, Грид не мог добиться 101% в эффективности используемой брони, однако и до 99% тоже не опускался.

«Большинство других людей также были слишком уверены в себе и подвергали свою жизнь риску. Что ж, такова природа всех выдающихся людей», – с горькой улыбкой на лице подумал Хан Сокон. В его глазах Грид и Дабелый были чем-то похожи, а потому он вытащил свой последний козырь.

– Тогда докажите это.

– Доказать?

– Да. У входа в подземелье есть привратник. Он обладает силой атаки, подобной бронеиглу. Попробуйте выдержать хотя бы один из его ударов.

Естественно, Хан Сокон собирался приказать привратнику попридержать свою силу. Если стражник ударит что есть мочи, Грид просто-напросто умрёт.

«Я скажу ему, чтобы он использовал лишь 30% своей Силы… Думаю, этого будет достаточно, чтобы не убить его».

Грид всего лишь упадёт в обморок, в котором пробудет несколько дней. А после пробуждения изменит своё мышление.

Итак, с этой мыслью Хан Сокон повёл Преемника Пагмы за собой. Следом за ними пошёл и Белый, который, как и Грид, также получил доступ к подземелью.

«Я хочу отомстить за отца и получить немного серебряной нити…».

Но теперь он даже не мог войти внутрь, за что ему было чрезвычайно стыдно.

– У меня тут кое-что есть… Доспехи Массового Производства. Это очень хорошая броня, которую ты сможешь надеть даже при своём текущем уровне и Силе. Хочешь, одолжу тебе их на какое-то время? – внезапно положив ему руку на плечо, проговорил Грид.

– Ах…! Т-ты серьёзно? – пробормотал шокированный до глубины души Белый.

Фактически, изначально Грид хотел взимать с Белого почасовую плату за аренду брони, которая составляла 500 золотых. Однако поступить так жёстко с бедным кузнецом он не мог, а потому просто улыбнулся и ответил:

– Конечно.

Затем Янгу открыл свой инвентарь и вытащил один из Комплектов Массового Производства Грида. Все составляющие его предметы были уникальными и заточенными на +7, которые когда-то носил молодой рыцарь Рейдана, Ройман.

«Эта девушка… Надеюсь, она хорошо растёт», – подумал Янгу, имея в виду вовсе не её формы. Грид подразумевал её навыки как рыцаря.

Ройман был талантливым и обучался у самого Пиаро, а потому ожидания Грида были высокими.

***

– Мы на месте.

Через несколько минут группа наконец-то достигла колодца в западной части замка, где и располагался вход в темницу.

Как и предупреждал Хан Сокон, в качестве стражника возле колодца стоял двухметровый рыцарь.

– Предупреждаю в последний раз. Этот человек может превратить в порошок даже камни. Вы точно хотите испытать на себе его силу? – спросил Хан Сокон.

– Да, пусть бьёт.

– Что ж, ладно… Но, уважаемый Белый, может хоть Вы одумаетесь?

– … А-а? – слегка побледнев, пробормотал Белый. Тем не менее, он верил в доспехи, которые ему одолжил Грид.

А тем временем, за всей этой процессией наблюдал ещё кое-кто. Дочь Хана Сокона, которая была рыцарем, входящим в группу исследователей замкового подземелья.