Глава 636

«Это необычно…».

Как уже ранее упоминалось, лавовая темница не была искусственным творением. Она представляла собой самый настоящий застывший вулкан, некогда наводивший страх на всех местных жителей. Впрочем, даже сейчас в его нижних частях, где содержались особо опасные преступники, можно было наткнуться на лавовые реки и смертельно-опасные гейзеры.

Кроме того, сама гора была высокой и скалистой, что приводило в настоящий ужас даже Грида.

– Основываясь на остатках лавы, это ведь спящий вулкан, верно…? А что, если он внезапно проснётся?

Но куда больше боялись лавовой темницы Идан и Ян Фэй. У них не хватало смелости, чтобы зайти в это место. К счастью для них, нечто подобное в планы Грида не входило.

– Что ж, местонахождение темницы мы выяснили, так что возвращайтесь в трактир и ждите моего возвращения.

– Отлично! Вкусный ужин я обеспечу!

– А я приготовлю тёплую ванну и чай. Пожалуйста, береги себя.

– Хорошо, хорошо, – кивнул Грид, после чего остался наедине с самим собой. До казни оставалось менее двух часов, поскольку сбор информации занял слишком много времени.

Если бы не Ян Фэй, Грид бы никогда не сумел узнать о местонахождении Хана Сокона и его дочери.

«Тогда бы мне пришлось встречаться с Королём Чо и… в этом государстве подул бы по-настоящему кровавый ветер».

У скрытого задания, которое выполнял Грид, было два пути: либо вытащить Хана Сокона и Суу из темницы, полагаясь на свои собственные силы, либо встретиться с Королем Чо. Однако здравый смысл подсказывал, что встреча с королём вряд ли бы закончилась согласием последнего отпустить двух узников. А Гриду меньше всего хотелось убивать короля одной из стран Восточного Континента, поскольку его конечной целью было налаживание с ними хороших отношений.

«Я должен каким-то образом оставить возможность для установления с Королевством Чо дипломатических отношений. Я не могу стать заклятым врагом этой страны».

Ему нужно было как можно осторожнее спасти Хана Сокона и его дочь. Итак, приняв решение, Грид экипировал Наглазную Повязку Душегуба и свою излюбленную маску. А затем, когда он ступил на «землю» лавовой темницы…

– А-а?

Лавовая темница классифицировалась как подземелье?

– Может, это не та лавовая темница? – пробормотал Янгу. Впрочем, несмотря на своё замешательство, действовал он абсолютно спокойно. Внимательно осмотрев потолок и стены, Грид приготовился встретить лицом к лицу любую опасность, как вдруг…

Лязг… Лязг…

До его ушей донеслись звуки лязгающего металла, словно кто-то волочил по земле длинную цепь. И… это оказалось правдой! Из-за поворота действительно показалось существо, обозначенное как «Страж Лавовой Темницы», а по факту являвшееся обычным цзянши (п/п: китайские вампиры/упыри).

«Охранники-монстры…?».

Это было очень необычно, однако играло Гриду лишь на руку.

Ему не хотелось причинять боль невинным солдатам, однако у Янгу не было ни малейших причин колебаться при встрече с монстрами.

«Ну что ж… Нужно поскорее добраться до лорда с дочерью и вывести их отсюда», – решил Грид, вызвав четыре золотые руки. Естественно, это были Руки Бога, вооружённые Мьёльнирами.

– А ну-ка задайте ему жару.

И вот, в тот самый момент, когда Грид закончил говорить, Руки Бога ринулись вперёд и начали избивать бледнокожего цзянши.

Однако… Наблюдавший за этим зрелищем Грид внезапно вздрогнул. Цзянши, пропустивший добрый десяток ударов Мьёльнирами, оказался полностью невосприимчив к ошеломлению. Более того, он даже не получил никакого ощутимого урона, что свидетельствовало о его высочайшем сопротивлении и защите.

«Вот почему их используют для охраны государственных объектов…», – понял Янгу, вытащив акулоподобный клинок. А затем полумрак подземелья наполнился голубоватым свечением. Это был Полный Провал, заточенный на +9 и раскрывавший свою истинную силу лишь во тьме.

***

Причина, по которой Лавовая Темница была столь печально известной, заключалась в её нестерпимом жаре. Обычный человек не мог выдержать здешних условий. Люди страдали от жара и обливались потом даже при полном бездействии, а смертельные случаи от обезвоживания были вполне обыденным явлением. Одно лишь пребывание в этом месте уже само по себе было ужасной пыткой.

Вот почему охранниками лавовой темницы были не солдаты, а монстры. Обычные солдаты не смогли бы продержаться здесь и нескольких дней, а потому власти Королевства Чо решили привлечь к этой работе выносливых цзянши.

– Время пришло. Идём.

– Уф-ф…

Услышав голос надсмотрщика, обливающийся потом Хан Сокон с трудом поднял своё обессилившее тело. Он страдал от обезвоживания даже несмотря на то, что Король Чо распорядился снабжать его необходимым количеством воды.

И вот, чуть было не упав на землю, Хан Сокон в последний момент успел ухватиться за решетку своей камеры. А как только он поднял голову, его сердце чуть было не остановилось от ужаса.

«Кровавый цзянши…».

Прямо перед ним стоял один из самых чудовищных монстров, о которых ему доводилось слышать. Этих тварей выращивали искусственно путём смешивания яда, текущего в жилах обычных цзянши, с кровью девственниц. Они были намного сильнее своих сородичей, а также обладали способностью разговаривать, как обычные люди. Впрочем, их эго полностью подчинялось создавшему их человеку.

Итак, закованный в кандалы и поддерживаемый кровавым цзянши, Хан Сокон побрёл к выходу из темницы. Он не мог сохранять спокойствие перед лицом своей смерти. Он был напуган. Однако Сокон боялся вовсе не боли. Он переживал за свою дочь.

«Нет, я не должен беспокоиться. Моя дочь сильная. Даже если Суа останется одна, она сможет жить, не растеряв своего мужества. Более того, Его Величество заверил меня, что он присмотрит за ней».

Родители были обязаны верить в своих детей, а потому Хан Сокон взял под контроль своё сердце и смиренно принял надвигающуюся смерть. А через несколько секунд перед его глазами появилось ухмыляющееся лицо Сэма Дасу.

– Разве это не смешно?

– Сэм Дасу…

Взгляд Сокона тут же стал жестким и холодным, как лёд, поскольку Сэм Дасу был представителем тех самых коррумпированных дворян и всегда выступал против честного Хана Сокона.

– Если я умру, больше некому будет оберегать Его Величество от твоей подлости… Эх, что же будет с нашим славным королевством… – грустным тоном пробормотал бывший лорд.

– Зачем тому, кто скоро умрет, беспокоиться о будущем? – рассмеялся Сэм.

– … Ты пришёл сюда, чтобы поиздеваться надо мной?

– Хо-хо-хо, не совсем. Скоро наши злополучные отношения закончатся. Итак, прежде чем ты предстанешь перед своей судьбой, я постараюсь произнести несколько утешительных слов.

– Оставь своё утешение при себе.

– Просто послушай, ведь это касается твоей дочери, Суи.

– … Не произноси это имя своим поганым ртом, – ответил Хан Сокон, в глазах которого тут же вспыхнули убийственные нотки. Что касается Сэма, он вновь рассмеялся, найдя эту реакцию довольно забавной.

– Я буду заботиться о Суе до конца её жизни. Я буду поддерживать её красоту до тех самых пор, пока не устану от неё. Поэтому не беспокойся о своей дочери и просто расслабься, – наклонившись прямиком к уху Сокона, прошептал Сэм.

– …

От услышанного глаза Хана Сокона дрогнули. Весть о том, что Сэм Дасу нацелился на Суу, была для него как гром среди ясного неба.

– Ты никогда этого не сделаешь. Я попросил Его Величество защитить Суу, и он согласился, – пытаясь сохранять спокойствие, проговорил он.

– Бу-ха-ха, а что, если она сама захочет меня?

– Что…?

– Я приказал добавлять в её завтрак немного хванриончо.

– Х-хванриончо…!?

Хванриончо. Так назывался наркотик, вызывающий галлюцинации. Однако самая большая проблема этого вещества заключалась в том, что после его употребления человек лишался воли и принимал абсолютно все предложения.

– Что, если кто-то притворится тобой и скажет Суе: «Доверься Сэму Дасу и проведи с ним всю оставшуюся жизнь. Сэм Дасу защитит тебя. Такова последняя воля твоего отца. Му-ха-ха! Му-ха-ха-ха!

– Ты…! Ты настоящее чудовище! – закричал Хан Сокон. Сэм Дасу оказался настоящим дьяволом, которого он проклинал всем своим сердцем. Однако всё это было бесполезно. Сокона ждала казнь, а прямо сейчас он был скован по рукам и ногам сильнейшим цзянши, которого он не смог бы даже поцарапать.

Всё, что ему оставалось, это лишь смириться с неизбежным под злобный хохот Сэма Дасу.

***

Второй этаж лавовой темницы.

– Отец…

Возможно из-за жары, или по каким-то другим причинам, но Суа почувствовала, как её сознание несколько помутилось. Даже маячившая перед ней фигура отца стала несколько неясной. Девушка не совсем понимала – реальность это или сон, однако всё-таки нашла в себе силы поприветствовать его.

А затем, когда Хан Сокон с улыбкой коснулся её щеки, Суа почувствовала, что рука её отца была не такой теплой, как обычно. По какой-то причине она была холодной и незнакомой, но… сейчас это было далеко не самым главным.

– Т-тебя… Т-тебя казнят? – дрожащим голосом спросила девушка, на что отец ответил:

– Суа, я вынужден покинуть этот мир, но Сэм Дасу защитит тебя. Будь благодарна ему и служи этому человеку всем своим сердцем и душой.

– Да… Я сделаю это.

Это была последняя воля её отца, а потому Суа покорно приняла её.

А затем…

– С каких пор ты стала называть своим отцом этого монстра? – донеслось до её ушей. Это был до боли знакомый голос. Голос, владелец которого однажды уже спас ей жизнь.

«Грид…?».

Неужели это всё-таки был сон? В противном случае как ещё можно было объяснить появление Грида? И вот, сосредоточившись и собрав в кулак всю свою оставшуюся волю, Суа увидела, как лицо стоявшего перед ней отца начало расплываться, обретая совершенно иные черты.

– Что за ублюдок посмел…!? – выкрикнул тот, кто всего мгновенье назад был её отцом. Этого человека она видела впервые, а потому тут же спросила его:

– Кто ты? Где мой отец?

В затем действие хванриончо окончательно закончилось, из-за чего девушка оказалась в максимальном замешательстве. Но вот, когда она начала чувствовать ужасную головную боль и полное непонимание происходящего, до её слуха донеслись следующие слова:

– Фехтование Пагмы. Связь.

Фьух! Фьух-фьух-фьух!

– Ку-а-а-а-а-ак! – завопил человек, пытавшийся обмануть Суу.

А затем железные прутья камеры, в которой содержалась Суа, были сломаны, и знакомый голос добавил:

– Пойдём.

– Ах…

Одновременно с этим из темноты показались две крепкие руки, которые Суа бы узнала из миллиона других.

– Грид… Это ты?

– Конечно, я. А кто же ещё? – подхватив девушку на руки, ответил Янгу.

А затем он снял свою окровавленную маску и, улыбнувшись, добавил:

– Пора возвращаться домой.

Суе всё ещё тяжело было понять, что происходило. Она чувствовала, что Гриду тяжело говорить. Кроме того, кровь, заливавшая его странную маску, была не вражеской, а его собственной. Неизвестно по какой причине, но Грид был… с ног до головы покрыт ранами.