Глава 792

Бу-дум! Бу-дум! Бу-дум!

Фжаx! Фжах! Фжах!

Выплавка, остужение и ковка. Грид повторял этот процесс снова и снова на протяжении целых суток, однако два Дыхания Белого Тигра так и не сдавались. Они сопротивлялись огню и забрасывали Грида шипами, с каждым разом становясь всё свирепее и свирепее. Всякий раз, когда на них обрушивался молот Преемника Пагмы, они ощетинивались ещё быстрее, чем раньше.

Бу-дум!

Вы ранили гордость благородного Белого Тигра!
Вы получили 890 урона.
Белый Тигр зол!
Вы получили 844 урона.

«Этот парень похож на янбана».

После каждого удара Дыхание Белого Тигра извергало десятки шипов, покрывая лицо Грида ранами. Белому Тигру не нравилось, что его сущность подвергается такому процессу, а фраза «Вы ранили гордость…» отчётливо свидетельствовала о том, насколько высокомерно это существо.

«Если я когда-нибудь снова попаду на Восточный Континент…».

Бу-дум! Бу-дум!

«И если меня угораздит встретиться со священными существами…».

Фжах! Фжах!

«… То с Белым Тигром лучше не связываться. Нет, я должен сделать всё возможное, чтобы никогда не встречаться с ним».

Впрочем, как следует подумать об этом у Грида попросту не было времени. Он продолжал наносить удары и двигаться, избегая шипов. И в этом процессе он даже не заметил, что частота, с которой Крюгель подносил к его рту зелья, стала уменьшаться.

«Так вот каковы были его намерения…», — внезапно понял Крюгель, — «Вот почему Грид столкнулся с этим напрямую, не прибегая к Рукам Бога… Он пытается проанализировать закономерность появления шипов, чтобы развить свою способность уклоняться от ударов».

Янгу пытался восполнить то, чего ему не хватало!

«Именно такие усилия и сделали его тем, кем он есть».

Кто-то мог подумать, что всё это недоразумение, и Крюгель заблуждается. Тем не менее, Преемник Пагмы действительно воспринимал сопротивление Дыхания Белого Тигра как возможность потренироваться. К тому же Руки Бога не смогли бы выполнить обработку бусин так же искусно, как он сам.

И Крюгель всё это понял. Тем не менее, Мастер Меча не заметил кое-чего другого.

Текущее значение Пояса Тирамета увеличилось на 0,01%.

A именно — повышения текущего значения предметов Грида. Качество Дыхания Белого Тигра было достаточно высоким, тогда как мощь его атак — низкой, благодаря чему Пояс Тирамета получал драгоценный опыт. Конечно, текущее значение увеличивалось на 0,01% всего лишь каждую тысячу ударов, но и это было хорошо.

«Поскольку в данной ситуации мои удары классифицируются как атаки, опыт Кольца Эльфина Стоуна тоже растёт. Это самое настоящее мошенничество».

Да, при обработке дыханий Грид стремился сделать три вещи. Улучшить свои навыки контроля, получить опыт работы с редчайшими предметами и постоянно держать включённой свою голову.

Бу-дум! Бу-дум!

Конечно, самой главной задачей было усиление дыханий. Грид был не настолько глуп, чтобы впустую потратить настолько редкие материалы. Самой важной частью жизни Грида было производство предметов, а потому он делал всё возможное, чтобы усилить Дыхания Белого Тигра. Он был настолько сконцентрирован, что мог с точностью до единицы подсчитать, сколько искр вылетает с каждым его ударом.

Тем не менее, результат оказался не таким хорошим, как того хотелось бы.

На третий день работы Грид окончательно вымотался. Но при этом импульс Дыханий Белого Тигра нисколько не уменьшился.

«Нет, ну почему они настолько упрямые?».

Белые бусины оказались чересчур сильными даже по сравнению с другими производственными материалами того же класса. Несмотря на неоднократные погружения в печь и удары, два Дыхания Белого Тигра сохранили свою первоначальную форму. Итак, вспомнив про «гордость благородного Белого Тигра», Янгу понял, что причина отсутствия прогресса кроется в самой природе Белого Тигра.

«Нет, подождите-ка…», — внезапно остановился он, — «Разве это не вопрос качества?».

У Белого Тигра был атрибут земли. И как только Грид об этом вспомнил, до его сознания наконец-то дошло, что его подход к усилению был неправильным с самого начала.

«Дыхание Белого Тигра — это энергия земли… Это материал, который нельзя расплавить обычными способами».

— В чём дело? — тут же спросил его Крюгель. Он три дня провёл бок о бок с Гридом, а потому, когда тот перестал работать, Мастер Меча понял, что что-то не так.

— Я не чувствую прогресса.

— …?

— Что ты имеешь в виду? — осторожно поинтересовался Панмир, отдыхавший на коврике в углу.

Последние три дня Панмир следил за каждым движением Грида. Он не хотел пропустить ни одного движения легендарного кузнеца. Панмир видел, что в действиях Грида нет ничего плохого. Качество работы Грида было просто великолепным. Тем не менее, Дыхания Белого Тигра всё ещё были такими же, как и три дня назад.

Может быть, их попросту нельзя было расплавить?

— Неужели эти штуки нельзя использовать в производстве?

Панмир не имел опыта работы с мифическими материалами, а потому был сильно смущён. Но, в отличие от Крюгеля, который не знал всех производственных особенностей, он тут же начал искать возможные причины неудачи.

— Может, нам просто не хватает температуры? Поскольку Дыхания Белого Тигра наделены атрибутом земли, их температура плавления должна быть гораздо выше обычной.

— Нет. Точка плавления уже достигнута.

Все минералы классифицировались на чистые и смешанные. В качестве простого примера можно было упомянуть железо, которое являлось чистым, тогда как сталь — смешанным. Температура плавления железа равнялась 1,530-и градусам. Тем не менее, для того, чтобы оно расплавилось, необходимо было не только достигнуть данного значения, но и поддерживать его. С другой стороны, сталь была смешанным веществом, а потому при её выплавке нельзя было придерживаться какой-то одной температуры. Даже после того, как температура достигала точки плавления одного из компонентов, её необходимо было повысить ещё на 100 градусов.

Итак, на основании вышеизложенного Грид мог определить, к какому типу веществ относятся белые бусины.

— Дыхание Белого Тигра — это чистая субстанция. В нём нет никаких примесей. Свидетельствует об этом то, что его температура перестала подниматься с того самого момента, как достигла 7,230-и градусов.

Да, с температурой всё было в порядке. Система определила температуру плавления Дыхания Белого Тигра как 7,230 градусов. Фактически, сразу же после того, как Дыхание Белого Тигра было извлечено из печи, оно потеряло часть своей твёрдости.

— Но при этом, несмотря на многочисленные удары, его форма всё равно не меняется…

— Да, здесь что-то не так. Материал был настолько прочным, что поначалу я решил, что для его обработки мне нужно просто приложить чуть больше времени.

Но сейчас…

— Но сейчас я понял, что этот подход — неверен. Чтобы усилить Дыхание Белого Тигра, мне нужно полностью расплавить его.

Огня было достаточно, а потому Гриду необходимо было найти другой путь. Итак, придя к этому решению, он спросил у Крюгеля и Панмира:

— Против каких атрибутов земля слабее всего?

— Вода и лёд, естественно.

— Ну-у… Если рассматривать более точную классификацию, то земля также уязвима против растительных навыков…

— Значит, мне нужно их заморозить, облить водой или привести к тому, чтобы они растрескались изнутри? — понял Грид. Чтобы усилить Дыхание Белого Тигра, первым делом необходимо было ослабить его. Тем не менее, кузнецы работали исключительно с огнём. Вода, лёд и растения были не их стихиями.

«Неужели это означает, что ни один кузнец не сможет усилить Дыхание Белого Тигра?».

Строго говоря, Преемник Пагмы не мог сделать этого в одиночку и нуждался в помощи других людей. Итак, у Грида попросту не было иного выбора, кроме как вспомнить о Брахаме.

«Если бы рядом был Брахам…».

— Ба! Для такого великого мага, как я, это сущий пустяк. Я раскрошу этот шарик, как черепную коробку жалкой крысы.

Он бы наверняка сказал нечто вроде этого.

И Янгу, вновь кое-что осознав, горько улыбнулся. Его самой главной силой были другие люди. А раз так, пришло время связаться с Лауэлем.

— В нашей гильдии есть волшебник, специализирующийся на магии воды?

— Не знаю, почему ты спрашиваешь, но у нас действительно есть один человек, который может использовать мощную магию воды.

Несмотря на то, что Лауэль считал сильнейшим игроком Грида, он никогда не использовал слово «мощный» для описания кого-попало. Таким образом, Янгу тут же преисполнился высоких ожиданий.

— И кто же это?

— Ефемина.

— …!

Всё верно. Дубликатор Ефемина и вправду могла скопировать лучшую магию воды.

«Но… неужели воспроизвести лучшую магию так просто?».

Она должна была найти заклинателя и проследить за ним в режиме реального времени, чтобы увидеть, как именно используется данная магия. Янгу даже боялся представить, сколько дней нужно Ефемине, чтобы скопировать лучшую магию воды. Тем не менее, усилить Дыхание Белого Тигра Преемнику Пагмы нужно было уже сейчас.

— Насколько мне известно, Ефемина изучила магию Мумуда. А ещё я слышал, что в её число входит магия воды, — внезапно добавил начальник штаба.

— Ах, точно! — с изрядно просветлевшим лицом воскликнул Грид.

Пусть Брахама и называли величайшим среди магов, но Мумуд, переживший сражение один на один с огненным драконом Трауком, мало в чём от него отставал. Итак, вполне естественно, что магия Мумуда была равна магии Брахама.

Таким образом, взволнованный Грид немедленно послал шёпот Ефемине:

— Ефемина! Можешь прийти в кузницу прямо сейчас?

— Конечно.

Будучи представительницей самых преданных друзей Грида, Ефемина даже не спросила в чём дело. Благодаря магии Мумуда она посвятила себя охоте и вышла за пределы ограничений, присущих Дубликатору. Но теперь пришло время возвращаться в Рейнхардт.

***

— Это она?

Белая бусинка. В отличие от сверкающего жемчуга, он была матово-белой. Впрочем, где-то глубоко внутри неё можно было увидеть отсветы таинственной духовной энергии.

— Угу. Будь так добра, ударь её магией воды. И продолжай делать это до тех пор, пока она не сломается.

— Что ж, попробую, — кивнула Ефемина, после чего сложила перед собой руки, и…

— Э-э! — одновременно поразились Грид с Крюгелем.

Когда волшебники использовали свою магию, их окутывала голубая нематериальная аура. Однако если она возникала вследствие затрат маны самим заклинателем, то Ефемина… словно стягивала к себе всю существующую в кузнице ману.

И вот, собрав достаточное количество энергии, Ефемина выпустила из рук поток воды, моментально поразивший Дыхание Белого Тигра. А затем…

— Кхек!

— Сильная…

Лица Грида и Крюгеля тут же побледнели, поскольку Дыхания Белого Тигра, которые сохранили свою форму даже после трёхдневного избиения Гридом, моментально треснули.

Однако на этом Ефемина не остановилась, продолжив шквал ударов. Вода, которую она выпускала, была жестокой, как цунами, и её импульс был похож на ярость дикого зверя.

«Её сила… разве это не уровень мастера?».

Глядя на это, Грид понял, что не зря вот уже несколько лет считал самым страшным человеком именно эту миниатюрную девушку.

— Стой! Хватит! — подрагивающим голосом приказал он, на что Ефемина немедленно отреагировала.

— Хорошо.

Как только поток воды остановился, Грид немедленно взял в руки Дыхания Белого Тигра, которые сплошь растрескались и пребывали на грани полного разрушения.

«Отлично!».

Задерживаться Грид не стал. Закинув в печь очередную вязанку дров, он разместил в ней белые шарики, после чего дождался необходимой температуры, и…

Трещины, которыми были покрыты оба Дыхания Белого Тигра, начали становиться всё шире и шире, пока не начался процесс выплавки.

Это был тот самый момент, когда знания, навыки и опыт Грида с Крюгелем были отшлифованы магией Ефемины. А ещё это был момент, когда Преемник Пагмы почувствовал, что скоро на свет родится самый сильный среди всех когда-либо существовавших мечей.