Глава 989

— Это же Ефемина!

— Почему Ефемина защищает Агнуса?

— Что, правда? Агнуса подставили?

Десятки тысяч собравшихся на площади людей моментально повернулись к Ефемине. Тем временем наблюдатели семи королевств начали перешёптываться:

— Значит, настоящий виновник — Церковь Ятана?

— Но кто эта девушка?

— Это графиня из Королевства Вооружённых до зубов, — пояснил охотник за головами, который недавно участвовал в погоне за Агнусом.

— Королевство Вооружённых до зубов?

— Хм-м-м…

Наблюдатели, которые сидели в непринужденной обстановке на трибуне позади гильотины, отреагировали достаточно вяло. Большинство из них было враждебно настроено по отношению к Королевству Вооружённых до зубов, поскольку его основание произошло несанкционированно. Грид и его подельники свергли существующую королевскую семью. Они были символом восстания, пойдя против законной власти, находящейся под покровительством всех дворян континента.

Кроме того, на церемонии основания Королевства Вооружённых до зубов большая часть представителей других королевств была посрамлена. В частности, барон из Королевства Виолетты и вовсе погиб от руки простого солдата, из-за чего отношения между этими двумя государствами стали враждебными. Не лучше ситуация обстояла и с Королевством Гаусса, а потому реакция на слова Ефемины оказалась заведомо отрицательной.

— Вам известно, что негоже вмешиваться в дела других государств? Вам, нецивилизованной графине из незаконно-созданного королевства, неведомы даже самые основные правила приличия!

— Вы только посмотрите на неё. Прикрывать убийцу… Если честно, у меня прямо-таки мурашки по коже от подобного лицемерия.

Графу Чаку и графу Дольче, которые представляли Королевство Виолетты и Королевство Гаусса, было абсолютно наплевать на правду, которую раскрыла Ефемина. Наблюдатели из других королевств ничего не стали говорить, однако их реакция была схожей. Они не удосужились даже посмотреть на фанатика Ятана и лишь поцокали своими языками.

Для них было важно успокоить беспокойство и гнев людей, а не раскрыть правду. Преступник должен был понести наказание. Если же они признают, что за всеми этими убийствами стоит Церковь Ятана, волнение народных масс лишь усилится. Другими словами, они не хотели признавать утверждение Ефемины. Они не чувствовали необходимости затягивать разрешение проблемы, которая легко решалась казнью уже пойманного Агнуса.

— Я повторюсь ещё раз, — произнесла Ефемина, никак не отреагировав на обвинения и насмешки в свою сторону.

Её воля была твердой, будто она унаследовала магию Мумуда.

— Агнус — человек, обвинённый по ошибке. Настоящим преступником, причинившим вред ремесленникам семи королевств, является Церковь Ятана, — сказала девушка. Азатем она приказала стоящему рядом с ней последователю Ятана раскрыть всю правду.

В ответ фанатик вяло кивнул головой. Ефемина не знала об этом, но безучастный последователь Ятана был послушен, поскольку находился под полным контролем Роуз.

— Она права. Это мы убили семерых мастеров и сделали так, чтобы во всём обвинили Агнуса.

— Зачем вы это сделали?

— Агнус предал Церковь Ятана. А предательства мы не терпим, — всё таким-же нейтральным тоном ответила Роуз устами фанатика. Она хотела как можно скорее покончить с этим, поскольку прямо сейчас её собственное тело находилось в абсолютно беззащитном состоянии. Пусть она и спрятала его в безопасном месте, однако надолго расставаться с ним чернокнижнице хотелось меньше всего.

— Скажите, почему мы должны в это верить? — спросила Беорис, самая видная фигура среди всех собравшихся наблюдателей и графиня Королевства Глациан по совместительству.

«Ц-ц, они слишком придирчивы», — покачала головой Ефемина, после чего представила доказательство. А доказательством был сам последователь Ятана.

Ефемина сняла с него капюшон и всем присутствующим предстала татуировка у него на лбу. Данная татуировка символизировала жреца, служащего самой печально известной религии континента. Воспроизвести её было невозможно, поскольку на ней была выгравирована магическая сила Ятана.

— Это…! — подскочила со своего места Беорис. Схожая реакция наблюдалась и у нескольких других участников «заседания». Они чувствовали, что из-за столь неопровержимого свидетеля всё начинает осложняться. С другой стороны, граф Чаку и граф Дольче сохраняли абсолютную невозмутимость.

— Этого недостаточно. Церковь Ятана не может быть определена как истинный виновник по словам всего-навсего одного свидетеля. Таким образом, мы продолжим казнь.

— …?

Это был полностью абсурдный приговор. Люди, собравшиеся на площади, были в шоке. Нет. Самое смешное заключалось в том, что большинство из них пришло в восторг. Они явно надеялись на казнь Агнуса. При этом практически никто из них не пострадал от деятельности Подрядчика Баала. Как-никак, Агнус был всего лишь одним человеком. Он не смог бы нанести столько вреда, чтобы его возненавидели абсолютно все.

Публика просто надеялась на весёлое зрелище. Падение кого-то лучшего, чем они сами, было выгодно потенциальным конкурентам. При этом происходящим наслаждались даже те, кто не был конкурентом. Всё могло быть иначе, если бы Агнус был хорошим человеком, но беспокоиться о проблемах преступников они не могли.

— Отсечь ему голову! — раздался чей-то крик. Он-то и стал искрой.

— Агнус заслуживает смерти!

— Смерть!

— Смерть!

— Смерть!

— Ку-ку-ку-ку…

Как и ожидалось, люди оставались неизменными. Такова была человеческая природа, которую не могли исправить ни знания, ни жизненные уроки. Люди были злыми.

— Вот почему я… — пробормотал Агнус, глядя на всё ещё плавающее перед ним информационное окошко, — Стану ещё большим злом.

Только так можно было выжить в этом безумном мире.

Вы приняли задание.
Сила Великого Демона Баала сняла с Вас все ограничения и проклятия.

Ваши характеристики были восстановлены до обычного значения.

Вам вновь доступно использование навыков.

— Ку-ху-ху… Ку-ха-ха-ха!

Вес наручников и цепей, удерживающих его руки и ноги, стал каким-то несущественным. Агнус мог разорвать их прямо сейчас. Тем не менее, Подрядчик Баала остался на месте.

В его золотых глазах отражался ещё один человек — Пуля. Бедный козел отпущения, которого Верадин обманом заставил присоединиться к Бессмертным и годами эксплуатировал на своё благо… И вот, теперь этот идиот вновь выпрыгнул на сцену, заняв место возле Ефемины.

— Вы что, не слышали?! Агнус не убийца! Он сам признался в этом!

Пуля решил больше не акцентировать внимание на свидетеле, которого привела Ефемина. Зачем это делать, если Агнус сам всё сказал.

«Ты всё такой-же дурак…», — глядя на Пулю, тихо покачал головой Агнус, — «Зачем мне доверять? Я не понимаю. Я — злое существо. Я не имею права на чьё-либо доверие. Я один. Я должен быть один. Так почему же они…».

Что-то начало подниматься в глубине сердца Агнуса. Это была определённая эмоция, объяснить которую он не мог. Чувство было настолько незнакомым, что он даже не понял его.

— А ты ещё кто такой?! — между тем закричал один из графов.

— Я некромант из Королевства Вооружённых до зубов!

— Теперь ещё и некромант! Всё-таки недаром Его Величество не признал ваш суверенитет!

Наблюдатели больше не могли подавлять свой гнев. Их глаза наполнились убийственными намерениями, а кто-то поспешно приказал, обращаясь к охотникам за головами:

— Эти люди мешают казни! Задержать их сейчас же!

Медлить охотники не стали. Спрыгнув с трибуны, они побежали к Ефемине и Пуле. Именно в этот момент…

— Ку-а-а-а-ах! Ку-а-ха-ха-ха-хах! — раздался чей-то рёв. И его источником был никто иной, как Агнус. Его налитые кровью глаза тут же появились на мониторах зрителей, из-за чего у последних пробежали мурашки по коже. Они видели в глазах Подрядчика Баала настоящее безумие.

Азатем Агнус попросту разорвал все сдерживающие его оковы. Взволнованные массы отшатнулись назад, а голова палача просто-напросто взорвалась. Впрочем, не успело обезглавленное тело упасть на землю, как оно тут же поднялось, но уже в облике скелета-воина.

— Кхик…

Присутствующие на площади люди задрожали от страха, почувствовав мощь самого сильного некроманта в мире. С другой стороны, охотники не боялись его. Они решили разобраться с ним после того, как обезвредят Ефемину и Пулю. Они сочли Агнуса добычей, расправиться с которой не составляло труда.

Тем не менее, как только они бросились к Ефемине и Пуле, позади них раздался безумный смех.

— Ку-ха-ха-ха! Потеряйтесь!

Рыцарь смерти и Агнус одновременно взмахнули своими мечами. Удивленные охотники отпрыгнули в сторону, однако на них тут же обрушилась магия Мумуда.

— Ку-хек…

— Почему он такой сильный?

Охотники забыли, что во время погони Агнус находился в чрезвычайно ослабленном состоянии. Таким образом, им была неизвестна истинная мощь Подрядчика Баала, не скованного какими-то ни было ограничениями.

— Чёрт возьми!

Рухнув на землю от столь неожиданного сюрприза, охотники поспешно поднялись. Они поняли, что приоритетной целью должен быть Агнус, а потому Ефемину и Пулю было решено оставить на потом. Однако Подрядчик Баала полностью проигнорировал охотников и напал на Ефемину и Пулю.

— Вам конец, ребята!

— А-Агнус?

— Умрите!

— …?!

Ефемина и Пуля не ожидали нападения Агнуса, а потому пропустили целую череду ударов. На их животах остались глубокие порезы, а сами они вынуждены были отшатнуться назад.

— Мы здесь, чтобы помочь тебе! — поспешно воскликнул Пуля. Однако в ответ Агнус лишь рявкнул:

— Закрой свою пасть! Ку-ха-ха-ха-ха!

— …!

Уговоры не сработали. Агнус, его рыцарь смерти и лич были полностью во власти безумия и настойчиво преследовали Ефемину и Пулю. Высочайшее мастерство владения мечом охватило их, словно паутина, а разрушительная магия сыпалась настоящим дождем. Десятки игроков, находящихся поблизости от Ефемины и Пули, не выдержали столь ожесточенной бомбардировки и погибли. Единственный свидетель, способный очистить имя Агнуса, рухнул на землю и воскрес в облике скелета-солдата.

Агнус был неумолим. Он игнорировал окружение и всеми силами пытался навредить Ефемине с Пулей. Возможно, Подрядчик Баала и вправду был сумасшедшим?

«Ты…».

Смущенная Ефемина отчаянно отбивалась от атак Агнуса, как вдруг застыла, словно каменная статуя. И причиной тому было искажённое болью лицо Агнуса. Он выглядел так, будто его сердце разрывалось на части каждый раз, когда он наносил очередную рану Пуле и Ефемине.

«… Всё-таки он ужасный актер», — мысленно усмехнулась девушка. Агнус пытался разорвать связь между собой и Королевством Вооружённых до зубов, дабы не сделать последнее враждебным к семи королевствам.

Да, Агнус вновь пытался остаться один.

— Нужно уходить, — прошептала девушка, обращаясь к Пуле.

— Э-э? А что насчет Агнуса?

В штабе Вооружённых до зубов знали, что существует высокая вероятность того, что семь королевств проигнорируют свидетельские показания жреца Ятана. Таким образом, Лауэль попросил о сотрудничестве папу Дамиана, который должен был вмешаться в судебный процесс. Всего через несколько минут Дамиан должен был прибыть сюда и очистить имя Агнуса.

Однако… Всё пошло не так. Агнус сам сошел с гильотины и сделал своё положение ещё более невыгодным. Вместо того, чтобы помочь себе, Агнус лишь усугубил ситуацию.

И вот, когда меч Агнуса устремился к груди Пули, последнего защитил призванный им рыцарь смерти. Тем не менее, рыцарь смерти Агнуса моментально отбросил рыцаря смерти Пули, после чего клинок Подрядчика Баала нацелился на шею Пули.

— Агнус…

— Умри, ку-ку-ку.

Конечно, Агнус не смог убить Пулю, поскольку его показатель Силы был относительно низким. Однако, ноги Пули подкосились, будто у сломанной куклы. Это произошло не из-за физической боли, а из-за психической травмы. Как и в случае с падением Бессмертных, Агнус вновь проигнорировал его, от чего сердце Пули, казалось, вот-вот разорвётся на части.

Азатем Агнус отвел взгляд от Пули и рассмеялся, противостоя только охотникам и сотням солдат.

— Вы все… У вас ведь только одна жизнь, да? Ку-ха-ха-ха-ха!

— …!

От столь зловещего вопроса вздрогнули и солдаты, и охотники, и даже наблюдатели. Они почувствовали, что пусть не сегодня, но однажды они определённо погибнут от руки этого безумца.

Тем временем в поле боя превратилась вся площадь. Сумасшедший убийца и целая армия вызванных им скелетов беспорядочно убивали людей, не обращая внимания на то, НПС это или игроки. Теперь Агнус и вправду стал настоящим убийцей.

Лауэль: — Мы проявили благосклонность к Агнусу и достигли поставленной цели. Больше не вмешивайтесь в происходящее и возвращайтесь домой.

Вот какое сообщение пришло одновременно и Ефемине, и Пуле. Лауэль был вполне доволен тем, как всё сложилось.