Том 6. Глава 25

На следующий день. Через ворота резиденции графа Зальцберга прошло несколько экипажей. Вокруг них было около пятидесяти всадников. Конечно, все они были облачены в броню. Они выглядели так, будто собирались на поле битвы.

Экипажи, которые они защищали, также производили большое впечатление из-за того, что они были полностью черными, а также из-за лошадей, запряженных в упряжку, которые также были превосходны. Их блестящие тела показывали на то, что лошадям уделяли много времени и любви. С точки зрения качества, они, без сомнения, были одними из лучших. Тем не менее их солидный вид для окружающих выглядел пугающе. По крайней мере, такие лошади были не теми, каких обычно используют дворяне для осмотра достопримечательностей.

Но все это было довольно естественным, ведь эти экипажи были тем, что Палата Лордов приготовила исключительно для дворян, иными словами, карета для осужденных дворян.

Сегодняшнее небо, по сравнению со вчерашним, было покрыто облаками и была высока вероятность дождя – атмосфера была подходящей для этих ужасающих повозок. Эта атмосфера будто предсказывала будущее, которое должно было наступить. Вскоре Рёма посмотрел на небо.

«Какая зловещая погода… Через некоторое время начнется буря, но вопрос в том, хорошо это или плохо».

Конечно, независимо от погоды, будущий план не измениться. Ясное небо или облачно – это был просто вопрос времени. Но все же, человек по природе был суеверным. И проблема была в том, что определить, хорошим ли знаком был дождь или нет, было очень трудно.

Во время воюющих провинций, Мори Мотонари, которому удалось завоевать западный регион Тюгоку и заложить основу для клана Мори, подняв свой статус с обычного лорда местных земель, до Правителя Западных Провинций. К тому же, несмотря на разницу в силе, он выиграл битву при Ицукисиме, воспользовавшись сильным штормом, начавшимся во время битвы.

Также в исторических книгах о Нобунаге говорилось, что во время битвы при Окэхадзаме также шел проливной дождь. Некоторые считали, что эта битва стала одной из причин, по которой Одна Нобунага смог так неожиданно победить Имагаву Ёсимото.

Учитывая все это, было трудно интерпретировать дождь как хороший знак или плохой. Конечно, доверие к тем история было низким, ведь историю писали победители. Кроме того, даже если истории не были подделаны из-за недобросовестности, человеческая память все равно оставалась ненадежной из-за возможности фальсификации из-за злого умысла.

Подобные недоразумения были довольно распространенными в повседневной жизни. А во времена воюющих провинций средства для передачи информации были крайне ограничены. Не было никакой гарантии, что содержание сообщений было верным на все сто процентов, независимо от того, доставлено оно было при помощи письма или рассказано устно.

Учитывая все это, нельзя было с уверенностью сказать, на самом ли деле во время битв при Ицукисиме и Окэхадзаме был дождь, и даже если это имело какое-то значение, никто не мог понять значение этой погоды. В конце концов, беспокойство об этом не было таким большим.

«В итоге, все это могло быть и плохим, и хорошим знаком, в зависимости от того, как люди его интерпретировали. Хотя я понимаю все это, но в конце концов, я – это я…»

Не зная, о чем еще можно думать, Рёма молча прошел через вестибюль особняка графа Зальцберга. В нескольких шагах позади него шли Лаура и Сара, одетые в одежды горничных, а за ними был Юрия и Роберто. Конечно, все они были одеты в официальные одежды. Такая форма одежды была естественной для Елены, но даже Лиона, будучи женщиной-рыцарем, оделась официально. В конце концов, то, что их вызвала Палата Лордов, было сравни тому, чтобы быть вызванным правительством Японии.

Что ж, сегодня Рёму попросили быть под предлогом оглашения правды о произошедшем, но учитывая позицию Рёмы, то это событие могло перейти в настоящий судебный процесс, и поэтому для них было бы не нормально, если бы они оделись в обычные одежды.

Именно из-за этого их господин Рёма также был одет не так, как обычно. В отличие от своего обычного черного костюма, сегодня он надел рубашку с кружевами на груди, а также пальто. Хоть общий цвет его одежды был черным, что было связано с собственными предпочтениями Рёмы, в глазах аристократов этого мира такая одежда была отчасти простой.

Тем не менее его пальто было украшено золотой и серебряной вышивкой на манжетах, что показывало на его благородство и действовало успокаивающе. А поскольку на нем не было большого количества украшений, то в сочетании с его мечом «Кикоку», находящимся в ножнах на его талии, общий вид производил впечатление чистоты. Вместо роскоши подчеркивалась сила и энергия.

Охранники, окружавшие Рёму, и слуги особняка графа Зальцберга увидев Рему, выглядели взволнованно. Однако, несмотря на такую позитивную реакцию, Рёме было неудобно из-за их взглядов.

«Кажется, это подходящая одежда для барона. Хах, это второй раз, когда я надеваю его. Кроме того, я не хочу разочаровывать тех, кто изготовил эти одежды, потратив на них столько сил, не надевая их. Но все же, мне кажется, что это слишком…»

Изначально Рёма был человеком, мало интересующимся стилем. Конечно, он не был ленивым человеком, который носил что-то грязное и дырявое, нет, он был человеком, который не заботился о том, была ли его одежда брендовой или нет. Вместо того, чтобы тратить время и деньги на выбор одежды и аксессуаров, он скорее потратил бы свое время на тренировки, а деньги на вкусную еду. Из-за этого он часто ссорился с Аской, которая была модницей, как любая нормальная школьница.

Тем не менее все это было в то время, когда он еще был в Японии. С тех пор, как Рёма был призван в этот мир и получил титул барона, он понял, что ему необходимо обратить внимание на свою одежду. Именно поэтому он попросил леди Юрию заказать такой непривычный для него наряд в городе Эпироз.

«Они стоят той суммы, которую я заплатил, так что проблем нет…»

За изготовление этих одежды, Рёма заплатил немалую сумму. И эта сумма была далека от годового дохода обычного человека, живущего в этом мире. Эта сумма была такой, которую не решились бы потратить даже старшие аристократы, такие как граф и маркиз. Тем не менее фактом было то, что они стоили своих денег.

Размышляя об этом, Рёма прошел к переднему экипажу, который остановился пред входом в особняк. Затем к нему вышел человек в рыцарских доспехах. По его лицу, можно было сказать, что ему было за сорок лет. Судя по плащу поверх доспехов, кажется, именно он был посланником, отправленным Палатой Лордов.

— Барон Микошиба-сама, верно? Сегодня я буду вашим проводником, меня зовут Гамильтон.

Представившись, мужчина склонил голову перед Рёмой. В ответ юноша слегка прищурился.

«Может быть, это из-за того, что он занимает сторону аристократов, но его лицо выражало неприязнь».

На первый взгляд, улыбка мужчины была мягкой. Но на самом деле все было иначе.