Глава 10. Обычный человек и сильнейший Звёздный Герой

— Не зазнавайся… ты еще попляшешь!

О? Кажется, проклятие Блад Сакрифайса на него не наложилось. Опять жульничает. А ведь я снизил мощность своего навыка как раз в расчёте на проклятие. Можно было не заморачиваться.

— Ладно, буду считать, что после этой атаки ты один раз сдох. На этом я исполнил желание Героя Посоха, который ненавидит тебя так же как я, но, увы, не смог прийти со мной.

Подонок… Я знаю, тебе хотелось отомстить убийце королевы лично. Я бы на твоём месте не успокоился, но, как бы там ни было, я одолел Такта на правах Героя Посоха.

Теперь пришёл черёд мстить за Атлу и всех тех, кто не должен был умереть во время битвы с Фэнхуаном.

— Уо-о-о-о-о! — взревел Такт, собирая остатки сил, и кинулся в атаку, переключившись на Когти.

Я нарочно парировал их Посохом. Да уж, сила у него нешуточная. Устоять на выйдет.

Я отпрыгнул, и Такт ухмыльнулся.

— Попался! Теперь Посох мой!

Такт кивнул своим бабам. Быстро поняв, что случилось, они тоже приняли самодовольный вид.

— Ты недооценил меня, и это тебя погубило. Победа за мной!

С древних времён есть этот шаблон — сильный недооценивает слабого и попадается на неожиданную атаку. Это избитый и заезженный сюжет, но мне он нравится. Правда, в данной ситуации он совершенно неприменим.

— Слушай-ка, что-то ты слишком разошёлся, так что сразу скажу — мне было слишком легко сражаться Посохом, поэтому я и отдаю тебе его.

Обнадёжить, затем сокрушить. Нет ничего хуже, чем сначала воодушевиться, а потом разгромно проиграть.

Такт действительно включил свою способность. Посох испустил сноп искр, превратился в свет и улетел в руку Такта. Получив новое Оружие, он улыбнулся так, словно уже не сомневался в своей победе.

— Ну и мерзко же ты лыбишься. Так радуешься Посоху?

— Я слышу только нытьё неудачника. Сейчас я прикончу тебя со всей жестокостью!

— Опять за своё. Опять крадёшь мои слова.

Я посмотрел на Рена. Тот мигом понял, что произошло, снял с пояса меч — но не Священный — и бросил мне.

Я поднял правую руку и поймал оружие.

— Я здесь, чтобы уничтожить твою гордость, твой авторитет и всех, кто тебе дорог. Я уже сломал половину твоего хладнокровия и самомнения. Осталась вторая половина. Ты самозванец, укравший шесть Звёздных Оружий и Священный Щит. И сейчас ты проиграешь обычному человеку, у которого вообще нет Оружия!

Я выхватил меч. На самом деле я не умею фехтовать, но провёл кучу тренировочных битв с Реном, Рафталией и Эклер. Думаю, кое-что в мечах понимаю.

В моих руках — в огромной спешке созданный из останков Фэнхуана меч, над которым работали Дядя-оружейник, дядя Имии и Мотоясу-2. Материалы, как и в случае с Лингуем, оказались непростыми, но кузнецы быстро разобрались и создали так называемый Меч Фэнхуана. У него есть куча особых эффектов, но мой плохо развитый навык Оценки не может их разглядеть — опять же как в случае Катаны Лингуя. Но по крайней мере Рен взял навык Штормовой меч Фэнхуана именно отсюда. По его словам, по характеристикам это оружие почти не отличатся от Меча Лингуя. Интересная особенность в том, что этот меч смогла скопировать и Сэйн, потому что на самом деле это меч-ножницы.

Я направил меч на Такта, а свободной рукой поманил к себе.

— Геройское Оружие для тебя — всего лишь игрушки. Подойди, и я докажу это.

Я специально говорил так, чтобы задеть гордость Такта.

Вдруг я услышал, как что-то плюхнулось, и повернул голову. Как раз успел заметить, как по полу покатилась оторванная голова японского дракона. Разумеется, это была заслуга Фоура.

— Наконец-то я освободился, брат.

— Ну ты и тормоз, Фоур.

— Закончил бы раньше, если бы эта сволочь не умела летать.

Да, с этим не поспорить.

— Кстати, Рукавица Камня Воли Сакуры почти не помогала. Похоже, на бабах нет Геройского благословения. Ни прибавок к росту, ни к характеристикам.

— Такие прибавки работают только у настоящего владельца Оружия. Поэтому мы не можем обезвреживать врагов.

Вот почему с оружием Камня Воли Сакуры всегда столько мороки. Ладно, не важно. Фоур уже здесь, осторожничать больше не нужно.

— Пока ты возился, я несколько раз чуть не прикончил его, — пожаловался я Фоуру, дожидаясь, пока Такт нападёт.

— Нелишэн! — закричал Такт, не веря своим глазам.

Но девушка была уже мертва и не могла ему ответить.

— Это твоих рук дело?!

Такт посмотрел на Фоура залитыми кровью глазами и побежал, на ходу метая заклинание.

— Оп.

— Хгх!

Фоур легко увернулся от натиска и заклинания, затем пнул Такта прямо по лицу.

— Чего это он, брат?

— Разозлился на убийство своей дорогой спутницы. Это ведь ты безжалостно прикончил аотацуобразную?

— Ага, я. Жизнь Атлы для меня намного дороже жизни всех его женщин. И кстати, он ведь тоже убил одну из своих, приняв её за нашу сестру.

— Это точно.

Фоур попрыгал на Такте, затем подошёл ко мне.

— Так что, брат? Ты отдал ему Посох?

— Да. Такт был таким слабым, что пришлось одолжить. Я ведь хочу, чтобы он ощутил отчаяние. Пусть на своей шкуре узнает, каково это — быть Героем.

— Ясно. Тогда и я буду сражаться не как Герой, а как обычный хакуко… и брат Атлы.

Видимо, Фоур полностью разделяет мои мысли. Вот и я собираюсь сражаться не как Герой, а как обычный человек по имени Иватани Наофуми.

— Не прощу… Я убью вас обоих!

Так ничего и не поняв, Такт снова набросился на Фоура, занеся Посох. Когда Фоур парировал взмах Рукавицей, наш враг снова захохотал. И как он только находит время на всю эту ярость и смех?

Как я и думал, Рукавица немедленно распалась на частицы света и улетела в руку Такта.

Интересно, Такт вообще слушал наш разговор о том, что мы специально будем сражаться как обычные люди, чтобы правильно отомстить за Атлу? Или он уже настолько разозлился, что плохо соображает?

Если да, то мы с ним на одной волне.

— Теперь всё Звёздное Оружие принадлежит мне! Я единственный и сильнейший Звёздный Герой! Вам больше не на что надеяться! Смиритесь… и умрите!

— Да-а! Чудесно! Господин Такт!

— Наконец-то вы отомстите!

Гарем ответил ликованием на слова Такта. А ведь совсем недавно они вели себя так, словно видели ад на земле.

И кстати, единственный и сильнейший Звёздный Герой? Аж скулы сводит от уровня подросткового пафоса.

Если прибавить Священное Оружие, то Такт, получается, сильнейший Герой в истории? Чушь. Полная чушь. Оружие арбитра расправилось бы с ним в два счёта.

— То, что у тебя стало больше Оружия — ещё не повод для радости. В чём смысл, если оно не принесёт победу? Когда-то всё это Оружие принадлежало людям, которые тоже считали себя сильнее всех.

Всё-таки Такт и правда до удивления похож на Кё. Если бы мне сказали, что они порознь живущие братья-путешественники по мирам, я бы поверил. Видимо, это связано с тем, что они состоят в авангарде. Где-то есть школа этих мерзавцев?

— Ну? И что ты теперь сделаешь, “сильнейший”?

Как-то раз Эклер спросила Рена, что бы тот делал после того, как стал бы сильнейшим. Как и она, я совершенно не понимаю этого стремления.

— Сначала убью тебя! Потом захвачу весь мир!

Ну, по крайней мере его планы лучше, чем у Рена. Или нет? На самом деле я бы предпочёл ответ Рена. Тот хотя бы хотел спасти мир, пусть и не искренне.

— Ну что, сильнейший Звёздный Герой… готов ко второму раунду?

Я направил меч вперёд и сосредоточился. Фоур тоже встал в стойку.

— Непобедимое Пробуждение! — воскликнули мы одновременно, хотя только Фоур знал, что делает, а я лишь подражал ему.

Впрочем, я полностью понимаю суть Пробуждения, так что и у меня оно должно получиться. Я, конечно, не гений как Лисия и Атла, так что вряд ли моё Пробуждение продлится долго.

— Дритт Буст III! Что?! Почему я не могу использовать его заклинания?!

Такт поморщился. Правильно — Посох и Либирейшн-магия это две разные вещи. Тем более, что Посох не помогает ему в полную силу, поэтому его возможности по усилению магии тоже ограничены.

Я приберёг козыри даже на тот случай, если бы Такт полностью овладел Оружием. Да уж, Такт, как и Кё, не слишком ценит усиление Оружия.

— Эрст Слэш! — Такт горизонтально взмахнул Когтями.

Я увернулся в последний миг и сделал шаг в его сторону. Как и раньше, я вполне успеваю разглядеть его атаки. Теперь я не Герой Щита и не обязан останавливать вражеский натиск. Буду просто уворачиваться, как сделал бы на моём месте любой обычный человек.

— Ванзин Кло!

— Опять?!

Что же он так любит Когти? Я так понимаю, это самое быстрое из его Оружий. Видимо, Такт предпочитает скорость?

Но ему всё равно не попасть по мне.

— Как там работает магический меч?..

Я поднёс руку к клинку, вложил в него Цвайт Дикей и решительно выбросил меч вперёд.

Дикей — боевая магия, которая относится к исцеляющей. Подобно тому, как у Мотоясу и Рена есть исцеляющая магия в школах огня и воды, у исцеляющей школы тоже есть особенные заклинания. В данном случае, как и гласит название, это магия гниения. Другими словами, она заставляет клетки цели гнить заживо. Возможно, будет понятнее, если я скажу, что оно обращает вспять процесс оживления клеток, на котором строится исцеляющая магия.

Вообще, это не слишком сильное заклинание. Всё, что оно может — слегка заразить рану, чтобы замедлить её лечение. Но сейчас я, разумеется, объединил удар с Точкой стиля непобедимых адаптаций, чтобы атака вышла пропорциональной.

— Гха…

Приходится бить осторожно, чтобы не сломать меч. Всё-таки его делали три кузнеца, такое оружие нужно беречь.

— Гх… Я покажу тебе, насколько ужасна моя сила! Дритт Элементал!

Такт начал размахивать Посохом и читать заклинание. Видимо, это и есть предел доступной ему силы.

— Не поможет.

Элементал — это излюбленная магия Лисии, удар всеми стихиями.

Мы с Фоуром сосредоточили дух с помощью Фокуса, затем сжали заклинание Такта с помощью Самоцвета и бросили обратно.

— Что?..

Белая вспышка отбросила Такта назад. Даже гарем застыл в недоумении, не успев никак отреагировать.

— Эй, куда полетел?

Фоур метнулся к Такту и, не давая приземлиться, пнул его в мою сторону.

— Гх… почему на меня действуют атаки слабаков?!

— Ты уже забыл, чьи именно атаки только что чуть не прикончили тебя?

Я вонзил меч в прилетевшего ко мне Такта. Разумеется, я и на этот раз лишь подражал приёму, который видел во время тренировок.

— Типа комбо!

— У… гх… гха… угх…

Интересно, что бы сказала Эклер, увидев такое?

Но надо сказать, что пробить Такта трудно. Особенно хорошо это ощущается после того, как я повоевал Посохом. Теперь я понимаю, как много Фиро и Садине приходилось хитрить, чтобы компенсировать слабость своего оружия. Неудивительно, что такие хитрости в конце концов привели к образованию стиля непобедимых адаптаций.

— Тайгер Рэмпейдж!

Как только я ударил Такта, подскочил Фоур и начал бить его кулаками. Я тоже старался рубить Мечом Фэнхуана, как только появлялась возможность.

— Ещё, ещё!

Я наносил удар за ударом, вкладывая в клинок Точку.

Если честно, мне не хватает силы атаки. Всё, что мне остаётся — вкладывать в атаки Дух и Ману и пытаться заменить качество количеством. К счастью, с количеством ударов проблем нет, потому что мне помогает Фоур. Мне даже кажется, мы с ним играем в ритм-игру.

— Хвати-и-и-ит! — не выдержав, некоторые бабы из гарема взялись за оружие и побежали к нам.

— Не пущу.

Сэйн безжалостно ударила их клинком. Одна оказалась слишком быстроногой и прорвалась через Сэйн, но Фоур пнул её, и она грохнулась как кегля. Не уверен, что нам сейчас хватит сил для убийства баб 250 Уровня, но по крайней мере они лежат и стонут от боли.

— Не ждите от нас пощады! Не хотите сдохнуть — смотрите молча!

Моя кровь закипала, я был во власти эмоций. Возможно, от привычки сражаться от защиты, а возможно, от жгучей ненависти к врагу. Как бы там ни было, во мне бурлили такие чувства, что я сам себя не узнавал.

Когда-то давно я читал мангу, в которой говорили о берсерках — людях, которые в бою сильно возбуждаются и жаждут убивать. Возможно, со мной происходит нечто похожее.

Прикрикнув на гарем Такта, я вернулся к натиску и продолжил колоть мерзавца.

— Это всё, на что ты способен при поддержке семи Звёздных Оружий? Не смеши.

— Брат, мы продолжаем? Я уже хочу его добить.

— Прости, Фоур, но он должен страдать. Мир не простит, если он умрёт слишком легко. Вернее, может, и простит, но не прощу я. Его смерть… должна быть ужаснее. Понимаешь, о чём я?

— Ага!

Мы позволили Такту грохнуться ничком. Я продолжил колоть его, а Фоур начал топтать.

— На, на! Страдай! Твоя боль не идёт ни в какое сравнение с болью тех, кого ты убил!

Что он знает о боли, которая выжигает тело изнутри?!

— Гха-а-а-а-а-а! Больно! А-а-а-а! Хватит! Спасите! Я так умру!

Что он знает об отчаянии тех, кому приходилось смотреть на гибель возлюбленных от ран?!

Что он знает о чувствах тех, кто жертвовал собой ради других?!

— Брат, тебе нужно успокоиться, пока ты его не убил.

— Ха-а… ха-а… ты прав.

Я так разошёлся, что у меня сбилось дыхание. Пока у меня был Посох, я атаковал издалека и имел большой запас по силе атаки. Без этого я слегка растерял хладнокровие.

Всё-таки у меня получается сражаться даже без Легендарного Оружия. Я всё ещё вижу все вражеские атаки. Даже не верится, что у Такта 350 Уровень и восемь Оружий. По сравнению с Кё он просто ничтожество, которое только и может, что хвастаться Уровнем и арсеналом.

— Гх… ты слишком много возомнил о себе!

Как только мы прервались, Такт поднялся и снова начал лаять.

— Не ты ли только что кричал “Хватит! Спасите! Я так умру!”, а?

— Заткни-и-и-и-ись! Лайтнинг Вип!

Кажется, я и правда его задел. Такт взял Кнут и использовал навык, бьющий по площади. Я пригнулся, Фоур прыгнул, и мы оба успешно увернулись от атаки. Фоур не приземляясь ударил Такта ногой, а я схватил меч двумя руками и вонзил в плечо врага.

— ГХА-А-А-А-А-А-А!

Да, мечом его колоть сложнее, чем Посохом… может, дело в том, что он убрал Щит, против которого Точка работает особенно эффективно?

— Это тебе за королеву! Это за жителей моей деревни! Это за солдат альянса!

Я щёлкнул застёжкой на рукояти меча. Особенность Меча Фэнхуана в том, что это меч-ножницы. Это два клинка, которые могут разделяться в бою. Интересно, сработает ли это, пока меч в плече Такта? По крайней мере, клинок вспыхнул и обжёг его кожу.

— У-У-У-У-У-У!

Никогда не сражался двумя клинками. Не знаю, получится ли. Я раскрыл меч как гигантские ножницы, разрубая грудь Такта изнутри.

— А это…

— За Атлу!

Я снова соединил клинки воедино, нанося сокрушительный удар одновременно с Фоуром.

Кажется, вся одежда Такта уже пропиталась кровью. И это сильнейший Звёздный Герой? Ха-ха, не смешите.

Пора заканчивать.

— Дритт Дикей! И кстати… Меч Гниения!

— Пылающий Кулак Драконобойца!

Я вложил в Меч Гниения столько Маны и Духа, сколько получилось, и изо всех сил обрушил Меч Фэнхуана на врага. Одновременно со мной Фоур провёл умопомрачительно быструю комбинацию ударов.

Наконец, наши с ним удары пересеклись, словно сливаясь в один.

— ГА-А-А-А-А-А-А!

Рана Такта истекала даже не кровью, а гноем. Ну и мерзкая же эта атака… зато сильная. Ещё бы ей не быть сильной, когда я влил в неё все достижения стиля непобедимых адаптаций. В каком-то смысле это предел силы обычного человека, но этот предел недалеко ушёл от возможностей Героя. Как и у Фоура. Он использовал удар, который в точности повторял один из навыков Рукавицы. Именно им он убил дракона, с которым только что сражался.

— Кха… ха…

Такт упал на пол от двойного натиска.

— Уф… что-то мне… не стало легче, — сплюнул я, пиная лежачего Такта.

— Это точно. Хочется только одного — поскорее прикончить его.

— Полегче. Он ещё не расплатился за убийство Атлы, королевы и жителей деревни.

— Да, брат, я понимаю…

Ладно, как там дела у наших? Первым делом я посмотрел туда, где по-прежнему грохотал гром и сверкали искры.

— Ну что ты? Я же совсем не наигралась.

Садина уже зажарила своего противника до хрустящей корочки, но удерживала её в воздухе с помощью молний и продолжала атаковать. Не мне об этом говорить после того, что мы сделали с Тактом, но она зашла слишком далеко. Понимаю, что она пытается вымещать на ней мой гнев, но… Видимо, сказывается прежняя работа жрицей Аквадракона и палачом.

Кажется, она… уже убила акулу. Ну вот, не хватало нам ещё казни электричеством.

— Наофуми-тян, я хочу ещё поразвлекаться.

— Ну ты даёшь. Заканчивай уже. Хорош тратить мою Ману.

— О-о, меня ругают.

После моих слов Садина отменила озверение и осталась в облике зверочеловека-касатки. Разумеется, она тут же начала паясничать, но мне не до смеха.

— Я тоже была очень недовольна из-за того, что случилось с Атлой-тян и с тобой, но теперь мне полегчало.

С этими словами она направила искрящийся гарпун на Такта. Что бы она ни говорила, я понимаю, что она по-прежнему вне себя от злости. Она из тех, кто широко улыбаются, даже когда сердятся.

И ещё бы ей не злиться — будучи самой старшей деревней она отыгрывала роль мамочки. Разумеется, она в ярости из-за смерти Атлы.

Затем Садина направила гарпун на женщин, за которыми присматривала Сэйн.

— Не издевайся ~~~~.

— Мы не любим издеваться над слабыми, но их бессмысленное сопротивление раздражает.

— Хорошо, Сэйн-тян, я помогу тебе сдерживать их.

Садина посмотрела на обугленную девушку, затем снова на баб. Так вот для чего она зажарила акулу?

— Никаких резких движений, или будете выглядеть как она.

— Ай!

Да уж, они точно будут вести себя осторожнее, увидев, чем кончают противники Садины. Избитый Такт, оторванная голова аотацуобразной, а теперь ещё и убийство электрическим током. На их месте меня бы, наверное, тоже парализовало.

— Получа-а-а-а-ай!

— Кюа-а-а-а-а-а!

— А-а-а-а-а-а!

Хм? Я слышу какие-то крики со стороны Рена и Гаэлиона.

Я поднял голову и как раз увидел, как огромная императрица драконов падает на землю перед крепостью. Гаэлион грыз её шею, а Рен вонзал Меч в лоб.

От падения содрогнулась земля.

— Ку-у-уа-а-а! — гулко взревел Гаэлион.

— Ч-что это за шутка?! Конечно, я не отдам тебе осколки императора драконов! Как ты смеешь даже говорить об этом, никчёмный осколыш, который даже не может сражаться со мной без помощи Героя?!

Императрица попыталась вырваться, но Рен вонзил Меч ещё глубже, заставив её взвыть от боли. Тут уже очевидно, кто побеждает.

— Я скорее умру, чем отдам осколки!

— Гау… — прорычал Гаэлион другим голосом.

Кажется, это уже Гаэлион-отец. Я уверен, что он и по ходу битвы несколько раз подменял Гаэлиона-сына и помогал Рену в битве.

Кстати, это были последние слова императрицы, потому что затем раздался громкий хруст.

— Гф…

Это Гаэлион сломал ей шею.

Когда конвульсии прекратились, Рен вытащил Меч и ловко взбежал на балкон по выступающим камням стены.

— Вы закончили?

— Вроде бы.

Кстати, где Гаэлион? А… кажется, занят каннибализмом. Гаэлион остервенело кусал останки императрицы, выпуская в воздух фонтаны крови. Я уже видел, как Фиро поедает диких зверей, но это зрелище было ещё кошмарнее. Рену даже пришлось закрыть рот ладонью, чтобы не стошнило.

— Ч-что он… делает?

— Ты слышал, как она говорила про осколки императора и осколыша?

— Ага.

— Император драконов — это дракон, который собрал множество осколков. По крайней мере, Гаэлион говорил, что в его старых воспоминаниях есть поиски осколков…

— Не очень понимаю, о чём речь, но если короче: и у Гаэлиона, и у этой императрицы есть какие-то осколки?

— Типа того. Она отказалась делиться, так что Гаэлион убил её, чтобы забрать.

Я долго недоумевал, почему драконы этого мира не слетаются к Гаэлиону — неужели нависшая над миром угроза не пробудила в них инстинкт единства? Но, скорее всего, настоящая причина в том, что Такт просто уничтожил всех остальных драконов.

Гаэлион тем временем кусал где-то в районе сердца императрицы. Видимо, осколки хранятся именно там.

— Думаю, Такт узнал способ развивать союзников выше сотого Уровня именно от императрицы драконов. Если повезёт, сейчас этот секрет узнает и Гаэлион.

— Правда?! Тогда мы сможем сделать сильнее и деревню, и всю страну!

— Это пока на уровне предположения.

Кстати, это ещё одна из причин, по которой Такта нельзя убивать прямо сейчас. Мы должны сначала узнать, как именно он пробил стену сотого Уровня, иначе рано или поздно пожалеем.

Я посмотрел в небо и увидел, что бой Фиро и грифонихи всё ещё продолжается.

— А ты… неплохо дерёшься.

— Я не проиграю!

Но с первого взгляда ясно, кто побеждает. Движения Фиро быстрее и увереннее. Грифониха летала на последнем издыхании, вся израненная.

— Но я не…

— Нет, это конец, я уже готова, — раздался другой голос.

— Что?!

— Ой! — Фиро вдруг сдуло порывом ветра, словно кто-то специально оттащил её от врага.

Тем временем грифониху окружило воздушным пузырём. Это какая-то магия оставшейся на земле Силдины? Правда, я вижу молнии на поверхности пузыря.

— О-о, это же молнии моей сестры.

— Кх! Не влезай в нашу битву!

— Я и не влезала, мы с божественной птицей с самого начала сражались вдвоём. Это ты слишком зациклилась.

— Жалкая воздушная клетка! Я мигом из неё выберусь!

— Не выберешься. До свидания.

Силдина вытянула руку к грифонихе и сжала кулак. Воздушный пузырь резко сжался.

— Гхнн… Гха-а-а-а-а-а-а!

Вслед за истошным воплем грифониху разорвало на мелкие лоскуты, распустившиеся в воздухе алой розой.

— Вот сила нынешней кровожадной жрицы. Как тебе, Садина? Видишь, у меня красивее.

— О-о.

Силдина повернулась ко мне и гордо выпятила грудь. В ту же секунду полился кровавый дождь. Основная часть останков грифонихи упала точно на обжаренную рыбу. Получилось яркое и сочное блюдо, которое, однако, совсем не вызывало аппетита.

— Силдина-тян, ты ужасна! — Фиро плавно приземлилась на Силдину. Ничего себе фокус.

Кто там остался, повелительница из прошлого? Судя по тому, что я вижу, она переговаривается с Раф-тян взглядами и продолжает наседать на лисицу.

— Раф! Раф-раф! — Раф-тян показала на мой меч и кивнула, словно прося перебросить ей.

Видимо, собственного оружия ей недостаточно. Раф-тян здорово выросла, раз научилась так думать. Хорошо, внесу свой вклад в битву иллюзий.

— Лови! — крикнул я, бросая Меч Фэнхуана Раф-тян.

— Рафу! — она подпрыгнула и поймала оружие.

— Так это ты настоящая?! — лисица тут же напала на Раф-тян, но та остановила атаку мечом. — Ха-ха-ха, уродливая енотиха. Твоим жалким иллюзиям меня не… гф?!

Пока лисица ухмылялась и хвасталась, повелительница из прошлого подкралась к ней сзади и ударила молотом.

Она клюнула на обман как миленькая. Видимо, не зря говорят, что у лисы семь лиц, а у тануки восемь[✱]Японская поговорка: у лисы семь форм, у тануки восемь. Тануки в понимании японцев более искусные обманщики, чем лисы.. Раф-тян и повелительница из прошлого сильнее своего врага.

— Тебя обманули.

— Рафу.

— Невозможно… Как иллюзия может быть материальной? У неё даже запах правильный!

— Мы не раскрываем наши секреты. Именно поэтому мы тебя и обманули.

— Мерзкие енотихи… Так вы обманываете святилища драконов и грифонов с помощью иллюзий?..

Видимо, Рафталия тоже успешно боролась с Санкчуари, когда была в плену Такта.

Поскольку Раф-тян тоже сумела обмануть очень устойчивую к иллюзиям девушку, неудивительно, что лисица считает её представительницей той же расы. На самом деле, у них и правда одинаковые гены, а в этом облике, видимо, и запах. Насчёт голоса и мягкости кожи пока не знаю — надо будет проверить.

— Мне жаль тебя. А теперь пора заканчивать.

— Рафу.

Повелительница из прошлого и Раф-тян напали на лисицу одинаковыми движениями, словно зеркальные отражения друг друга. Одна отвлекала, другая находила слабые места, и в конце концов…

— Делай как я и не отставай. Нужно плотно окружить её.

— Рафу!

Повелительница из прошлого создала пять шаров. Раф-тян сделала то же самое.

А затем повлеительница обрушила на лисицу серию безжалостных ударов.

— Чт… гх… у…

Прямой удар, горизонтальный, Великое землетрясение, пинок, Пятиэлементный небесный сокрушитель, Дерево бьёт землю, Земля бьёт воду, Вода бьёт огонь, Огонь бьёт металл, Металл бьёт дерево — она один за другим использовала навыки, знакомые по битве с Рафталией.

Раф-тян послушно подражала каждому. Их комбо напомнило одного демона из известного файтинга.

Наконец, они обе подняли клинки, повернулись спиной к лисице и смахнули кровь.

— Иллюзорное зеркало!

— Рафу!

Раф-тян снова превратилась в маленького тануки.

— Нет… я ещё… не проиграла… — заявила окровавленная лисица, отказываясь падать.

Мне казалось, что она не устоит на ногах… но лисица начала превращаться на моих глазах. Казалось, будто это таяла её главная иллюзия. Скоро на месте девушки была настоящая крупная лиса.

Может, им потребуется моя помощь?