Том 10: Глава 11. Охотники за рабами

Наша первая задача — наскрести денег на ставку.

Очевидно, поставить нужно как можно больше.

Кроме того, нужно скрывать, что я Герой Щита, иначе много за мою победу не дадут.

Правда, нам в любом случае не хватает денег, чтобы быстро разбогатеть на победе…

Я подумывал над тем, чтобы подзаработать на перевозке людей в Мелромарк.

Помнится, в свое время некоторые игроки в онлайне так зарабатывали.

Наверняка кому-то да захочется в мгновение ока оказаться в Мелромарке, до которого в противном случае плыть целых две недели.

Вопрос в ценнике… даже если сильно заломить цену, придется остановиться на стоимости билета в районе от одного до пяти золотых.

У разных пассажиров разные возможности, к тому же важно разрекламировать себя.

Трудность с этим планом в том, что такое перемещение между странами незаконно, но этот вопрос можно решить с таможенниками Мелромарка. Другой минус в том, что пока я буду так зарабатывать, стану слишком известным.

И плюс есть ограничение Щита — за один час можно переместить не более шести человек.

По возможности я бы не хотел прибегать к этому методу.

Мы вернулись на подземный рынок рабов.

— Что такое?

— Уа-а-а.

Лисия никак не могла успокоиться, так что я покачал головой.

— Успокойся, Лисия. Тебя я в это втягивать не собираюсь.

— М-м-м…

К слову, Фиро выглядит довольно кисло. Видимо, ей не нравится, как здесь пахнет.

— Даже если мы попробуем сделать ставку на редкостях из мира Кидзуны, нам потребуется время, чтобы эффективно продавать их.

В свое время нам потребовалось немало усилий, чтобы доказать чудодейственную эффективность лекарства восстановления духа.

Сейчас у меня есть Манускрипты Возврата, но их не так много, к тому же если учесть, что эта вещь всего лишь позволяет перемещаться к Песочным Часам, много на них не заработать, даже наладив производство.

Еще есть устройство для просмотра дропа, но мы все еще исследуем его.

Нам нужно научиться производить его, и хотя технология нам известна, ее еще нужно воплотить в этом мире.

— Что же, тогда я подаю документы на участие в турнире. О да.

— Да, опасность меня не пугает. Подписывай на самое прибыльное.

— Мне уже не терпится узнать, к чему приведет ваше решение, Герой Щита-сама. О да.

— Я сейчас не в духе. Проваливай, пока я помалкиваю.

— Невероятно, что ваш взгляд так быстро стал демоническим… я в восторге.

— Надо бы навестить деревню.

Ситуация изменилась. Я должен вернуться, чтобы что-нибудь придумать.

— Действительно. Кил-куну и остальным нужно объяснить происходящее.

— И это будет нелегко.

Они все с горящими глазами работают, надеясь отстроить деревню, и мне не хочется им объяснять, что на спасение односельчан уйдет огромная сумма.

Правда, из односельчан в деревне сейчас только четыре человека, включая Кил.

— В любом случае, сходить придется. До скорого, работорговец.

— Буду с нетерпением ждать нашей завтрашней встречи. О да.

Как бы мне ни хотелось больше никогда его не видеть, иначе деревне не помочь. Кое-как заставив себя помахать рукой, я применил навык портала и переместился в деревню.

И тут же обомлел.

— Ч-что за?!

— Что здесь происходит?!

Ровно то же самое произошло и с Рафталией, и с Фиро, и с Лисией, и с Раф-тян.

Первым, что я увидел, было горящее здание. Вторым — размещавшихся в деревне солдат из замка, которые куда-то бежали с оружием наперевес.

— Эй! Что случилось?!

— А! Герой Щита-сама! Охотники за рабами! Они напали на нашу деревню!

Когда солдаты увидели меня, им сразу полегчало.

Охотники за рабами?! Они даже сейчас не могут успокоиться?!

Вот сволочи!

Как я уже говорил работорговцу, я сейчас не в духе. Я их в клочья порву.

— Не может…

— Рафталия!

Рафталия уже выхватила катану и побежала в сторону шума.

— Фиро! Присоединись к Рафталии, истребите всех охотников! Лисия, лечи всех раненых и охраняй тех, кто не может сражаться. Солдаты, добегите до города и сообщите Эклер и остальным!

— Е-есть!

— Уа-а-а-а!

— Мы уже отправили человека!

Ответ солдат меня успокоил. Они отреагировали лучше, чем я ожидал.

Я бросился следом за Рафталией.

Тут я заметил, что охотники окружили деревню со всех сторон.

В деревне десять рабов. Еще есть гарнизон из стражей, но в ночное время им не уследить за таким количеством охотников.

И тем не менее… мы должны победить.

— Сдавайся, крошка!

— Ха-а!

Рафталия в мгновение ока сразила напавшего охотника.

— Гха…

Тот тут же упал лицом в землю, отплевываясь кровью.

…Кажется, через Повышение Класса он не проходил.

Или проходил, но против клинка Рафталии оно совершенно бесполезно.

— Защитим деревню! Впере-е-е-е-ед! — послышался голос Кил.

Одетая в доспехи, она как могла сражалась против охотников вместе с другими рабами.

Я волновался за них, но воспитание под моим началом дало эффект. Сражаться они могут.

Сейчас они примерно на уровне Рафталии до того, как она прошла через Повышение Класса.

Хочется верить, что по характеристикам они не уступают охотникам за рабами и прочим бандитам.

— Кончайте сопротивляться, или мы начнем сражаться всерьез! А-а…

Один из охотников собирался замахнуться на Кил мечом… но вдруг под его ногами открылась яма, и он оказался по шею в земле.

“Что за?” — только и успел, что подумать я, и тут из земли показалась Имия.

— Спасибо, Имия-тян! — бросила ей Кил и показала большой палец.

А-а, так Имия выкопала в земле яму?

— Гва-а-а-а!

Подданная-Фиро-номер-один яростно пинала охотников, стараясь защитить рабов.

Остальные монстры тоже сражались как могли.

— Сейчас!

Заметив возможность напасть на Кил и Имию, оставшиеся охотники бросились в атаку.

— Эрст Шилд!

Однако я помешал им навыком.

— Щит Метеора!

Затем тут же создал барьер, который оградил Кил от опасности.

— Братец!

— Вижу, сражаетесь вы неплохо.

— Ага! В этот раз… мы обязательно защитим нашу деревню!

Глаза Кил горели решимостью.

Правильно. Вы больше не никчемные рабы, которые не могут постоять за себя.

Теперь у вас есть сила дать отпор мерзким охотникам за рабами и защитить деревню.

— Мы научились сражаться благодаря тебе, братец!

— Ясно-ясно. Имия, как я погляжу, тоже старается.

— А… да!.. — с гордостью отозвалась она.

— Ха-а-а-а-а-а!

В Рафталию тем временем словно бес вселился. Она горела яростью и истребляла нападавших охотников одного за другим.

Била она их не насмерть, но продолжать бой сраженные уже не могли.

— Рафу-у-у-у-у…

У Раф-тян вся шерсть дыбом встала. Она подстраивалась под Рафталию и помогала чем могла.

Порой она кусала охотников, порой шлепала хвостом по лицу, а иногда сбивала их с толку иллюзиями.

— Отлично! Так, народ! Теперь, когда я здесь, бояться нечего! Пусть эти твари послужат примером всем остальным!

— Да-а! — воскликнули в ответ рабы. Монстры тоже что-то провыли.

— Кх… какого черта Герой Щита вернулся? Разве ты не в отъезде?! — проворчал один из охотников, как раз скрестивший клинки с Рафталией.

Видимо, он сражаться умел и чередовал атаки мечом с магией.

Он довольно силен…

— Наверное, вы специально рассчитывали напасть в мое отсутствие, но увы, с Героями это не сработает. Мы умеем телепортироваться.

Наивно полагали, что раз я уехал, то в деревне появляться не буду?

— Рафталия!

— Что?!

— Можешь создать столько света, чтобы всю деревню осветить? Я хочу пересчитать охотников, к тому же так мы подадим сигнал городу.

— Есть.

Рафталия оттолкнула от себя врага, отскочила ко мне, зачехлила Катану и начала читать заклинание.

— Фиро!

— Угу! Я всех защищу!

Фиро тем временем принялась распинывать охотников.

Боевой отряд из Кила и остальных рабов тоже старался сражаться с ними.

Правда, затем им попался тот умелый охотник за рабами, и против него явно нужна Фиро, поскольку рабы не справляются.

— Щит Метеора! Эрст Шилд! Секанд Шилд! Аттак Саппорт!

Я встал на передовую и защитил как рабов, так и Фиро несколькими навыками, чтобы выиграть достаточно времени.

Затем схватил надоедливого охотника за руки и толкнул его к Фиро.

— Гха!

Конечно же, ее пинка ему хватило.

— Рафу!

Раф-тян распушила хвост, словно поддерживая заклинание Рафталии.

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и освети округу!» Дритт Лайт!

Рафталия создала шар света и запустила его в небо.

Магический свет осветил деревню, словно сигнальная ракета. Думаю, он послужит хорошим ориентиром солдатам из города.

Пока свет горел, я считал охотников.

Раз, два, три… много.

Даже тех, кого удалось подсветить, немало.

Их тут не пара десятков.

Пожалуй, в одной только деревне человек пятьдесят.

Вообще, здесь сейчас только пять выходцев из этой деревни, включая Рафталию. Зачем же собирать такую большую толпу?

Меня поражает их бесчестность.

Впрочем… если учесть, что каждого из этих рабов можно продать в Зельтбуль не меньше чем за 30 золотых, еще бы тут не собралось любителей быстрой наживы.

— Ха-а!

Закончив читать заклинание, Рафталия тут же снова бросилась в бой.

Сражается, словно обезумевшая — это как раз про нее.

Еще бы, ведь она защищает дорогое ей место.

— Крепкие Клинки: Размытый Крест!

Рафталия уже выхватила вторую катану и безжалостно громила охотников.

И что-то мне подсказывает, что не одного меня завораживает красота ее смертоносного танца.

— Вот это Рафталия-тян дает…

— Она словно танцует.

Другие обитатели деревни тоже засматривались на нее.

— Не отвлекайтесь! — крикнула Рафталия.

Рабы опомнились и вернулись к отражению атак.

— Кх…

И тут появился, по всей видимости, главарь охотников — тип в немного закопченном доспехе.

— Что за балаган?!

— Это же!

И Рафталия, и Кил, и другие выходцы из деревни потеряли дар речи.

Они что, знают его?

— Если будете так долго мешкать, ничего у нас не выйдет! Ну, что там? Сколько наловили?

— П-понимаете… — замялся один из охотников.

Внутрь деревни вошли и другие опытные бойцы из их числа.

— Тц! — главарь звучно цокнул. — Да уж, с тем, что Герой Щита не вернется в деревню, мы просчитались! Но все-таки, это всего лишь Щит. Подгадайте момент и схватите парочку!

Он, видимо, из тех начальников, что требуют от подчиненных невозможного?

Впрочем, куда больше меня волновала реакция Рафталии и остальных.

— Это они! Они!

Лицо Кил исказилось от ярости еще сильнее.

Рафталия сохраняла рассудок, но я знал, что и она на самом деле злится.

Ее с потрохами выдавал вздыбившийся хвост.

— Рафталия, Кил, вы знаете их? — спросил я и выставил Щит в сторону главаря.

— Да. Они… солдаты Мелромарка, которые пришли в нашу деревню и убили всех взрослых!

— О?.. Вот уж не думал, что сбежавшая енотообразная малявка объединится с Героем Щита, — бывший солдат Мелромарка, а ныне главарь охотников на рабов, видимо, вспомнил Рафталию и медленно перехватил меч.

Похоже, обращаться с ним он умеет.

Не думаю, что Кил и прочие рабы смогут с ним совладать.

— Иватани-сама! Вы в порядке?! — Тут подоспели Эклер и остальные солдаты. — Вы?!

— Как сказала Рафталия, он бывший солдат. Эклер, ты знаешь его?

— Да, это охотники на полулюдей, которые пришли разорять регион после того, как он пострадал от волны. Я слышала, они бежали из страны после того, как вы доказали вашу невиновность.

— Ясненько. Значит, сбежавшие от правосудия солдаты? — сказал я и поймал на себе недовольные взгляды солдат-охотников.

Итак, что дальше?

Сложность ситуации в том, что рядом Кил и другие рабы, не прошедшие Повышение Класса.

К счастью, никто пока не угодил в плен охотников.

С другой стороны, охотники нападают внушительной толпой. Я-то выживу, а вот уцелеют ли остальные — сказать сложно.

Я физически не смогу удерживать на месте больше трех-четырех человек.

Поэтому защитить Кила и остальных от пятидесяти с лишним охотников будет непросто.

Впрочем, среди них не так много Повысивших Класс, к тому же все они на передовой. Может… удастся с ними расправиться?

Кстати, Рафталия и Кил давно ждали такой возможности.

Источник их бедствий пришел к ним сам.

Охотники начали понимать, что ситуация складывается не в их пользу, и потихоньку готовились бежать.

Зато ни Кил, ни Рафталия, ни остальные даже не думали об отступлении.

— Тц! Возомнил тут о себе из-за Щита. Это из-за тебя нас начали преследовать!

— Жалость-то какая. Что-то не верится мне, что начавшие порабощать жителей региона просто потому, что погиб его аристократ, поступали по справедливости.

— Как раз по справедливости! Неужели ты не понимаешь?!

О? Что-то коса на камень нашла.

…А-а, понял.

— По убеждениям еретической Церкви Трех Героев? Увы, они больше не действуют.

— Ах ты-ы-ы-ы!

Кричать-то они кричат, причем громко, а вот в атаку не спешат.

Понимают, что на меня нападать совершенно бесполезно?

Хотя, нет, я по их глазам вижу, что они что-то задумали.

— Вот вам!

Охотники дружно начали стрелять в здания зажженными стрелами.

Вот сволочи…

— Немедленно тушите!

Черт, вот поэтому неприятно сражаться в меньшинстве.

И все же мы не собираемся стоять и молчать.

— Рафталия… и Кил. Вы справитесь с ними?

— Да… — Рафталия кивнула.

— Я всех спасу! — ответила Кил полным уверенности голосом.

— Хорошо… тогда отомстите им! — я тихонько прочитал заклинание и усилил Рафталию и Кил: — Цвайт Аура!

Получив прибавки ко всем характеристикам, Рафталия и Кил побежали прямо на главаря охотников.

— Фиро — распинывай всех в окрестностях деревни! Подданной это тоже касается!

— Е-есть!

— Гва!

Фиро и подданную-Фиро-номер-один я отправил бегать вокруг деревни и заниматься засевшими там охотниками.

— Иватани-доно!

— Я понимаю, что они твои бывшие соратники, Эклер, но сдерживаться не позволю! Вали мразей!

— Так точно!

Эклер кивнула, за ней кивнули солдаты и встали в стойки.

— Вы, ребята, наверное, надеялись на легкую наживу, но, увы, просчитались. Вы думали, что втопчете в грязь тех, кто живет здесь… но втаптывать будут вас, — бросил я, подбежав к Рафталии.

— Тц! Народ! Отступаем!

Главарь поднял меч и приказал отступать, а Рафталия и Кил бросились в атаку.

Главарь остановил клинок Рафталии мечом, а от Кил попытался отбиться пинком.

Однако она разглядела намерения противника и увернулась, сместившись на полшага вбок.

— Терья-а-а-а-а!

— Кх!

Главарь пытался оттолкнуть Рафталию вместе с ее Катаной, но не смог. Меч Кил оцарапал ему доспех.

— Черт! Не зарывайся, полукровка-а-а-а-а!

В точке соприкосновения мечей прогремел небольшой взрыв.

Магия?! Как он ловко придумал.

Я заметил притаившегося позади охотника, читавшего заклинания.

— Это еще не конец!

Рафталию взрыв нисколько не смутил. Она прокрутилась на месте и попыталась срубить врага.

— Оп!

Но у того со зрением оказалось все в порядке.

Правда, он забыл одну важную деталь.

— Увы, ты ошибся с выбором цели. Если бы в твою дурную голову не пришло напасть на деревню, которую защищает Герой Щита, ты прожил бы подольше.

Он забыл про меня.

Я схватил его за грудки и подтащил к себе.

— Кх… отпусти!

— Еще чего… ты у меня больше не будешь уворачиваться и почувствуешь каждый удар. Так сражается Герой Щита!

Я подал знак Рафталии и Кил взглядом.

— Идем.

Рафталия убрала Катану в ножны и в следующий раз извлекла ее, уже нанося окончательный удар:

— Быстрый Клинок: Размытый Штрих!

— Это тебе за всех!

Клинок Кил попал в цель немного позднее.

— Гха-а-а-а-а-а-а!

Брызги крови долетали до меня, но мне было все равно.

Он должен понести наказание.

Я толкнул обмякшего главаря, и тот упал на землю, чуть не потеряв проломленный доспех.

— Ик! — испуганно воскликнули остальные налётчики, понимая, что не на тех напали.

Хоть я и не переключался на Гневный Щит, им я все равно наверняка кажусь чудовищем.

— Пора искупать грехи… Месть.

Дальше они, можно сказать, и не сопротивлялись.

Большую часть охотников повязали.

Главарь чудом выжил после атак Рафталии и Кила.

Я полагал, они его убили, но, видимо, добивать не стали.

— Добьете?

— Нет…

Видимо, Рафталия хотела сдать его стране, чтобы тот предстал перед судом.

— Итак…

Я окинул взглядом повязанных охотников за рабами, сваленных посреди деревни.

Они собрали такую толпу… из отъявленных мразей.

— Черт! Они какие-то монстры!

— Мы слышали, что они набрали несколько уровней, но мы должны были победить!

Младшие охотники вовсю ругали старших.

Да уж, точно мрази. В том, что они проиграли, виновато, конечно, начальство, ага.

— Увы вам, ребятки. Покровительство Героя подразумевает и такую защиту.

— Кх…

— Победа… мы победили!

“Уо-о-о-о-о-о!”

И Кил, и остальные рабы радостно заголосили.

Одинаково радовались и Имия, и девочка, любившая монстров.

Было уже неважно, кто родился здесь, а кто нет.

Их все равно объединяли одни и те же душевные травмы.

Наверняка им потом будет приятно вспомнить, что они одержали победу над подлыми охотниками за рабами.

— Да, мы победили… у меня такое чувство… что теперь мы вернули себе тот флаг, — прошептала Рафталия, крепко сжимая рукоять меча и глядя куда-то вдаль.

— Флаг?.. Он так тебе нужен?

— Нет, я не имела в виду, что…

— Эх ты, Рафталия…

— Прошу прощения, — виновато обратилась к Рафталии Эклер. — Я не покидала регион, но не смогла предотвратить атаку…

— Не бери в голову. Лучше скажи, Эклер, в этой деревне когда-то был флаг?

— М? Если мне не изменяет память, мой отец в свое время подарил ей свой флаг.

Понятно. Вот о чем говорила Рафталия.

— Эклер, ты можешь наградить их за победу, установив в деревне флаг?

— Наофуми-сама?

— Ваши усилия после возвращения наконец-то принесли плоды. Теперь ваша деревня заживет, не так ли, Рафталия?

Рафталия закрыла глаза, словно погружаясь в воспоминания. Наконец, она снова открыла их и кивнула.

— Хорошо. Будьте любезны.

Вроде как Кил и остальные тоже к этому флагу привязались.

Я помню, как они радовались, когда я для разнообразия решил приготовить им тот детский обед с флажками.

Рабы очень берегли те флаги.

И теперь я разобрался, почему.

— Итак… — я прервал разговор Рафталии и остальных и вновь посмотрел на повязанных охотников. — Что с ними будем делать?

— Как правило, в таких случаях преступников конвоируют в замок, где им назначают достойное наказание.

— Хм… сдается мне, тут на преступный сговор тянет.

— Разумеется, я согласна с тем, что они совершили тяжкие преступления. Вероятно, их ожидает сброс Уровня, а затем принудительные работы.

— Не казнь?

— Их главаря мог бы ждать смертный приговор, однако… — Эклер вгляделась в лицо главаря охотников. — Он из рода, который состоит в Мелромарке на хорошем счету. Чтобы казнить его, уйдет много сил и времени.

— А если мы его сами убьем, это вызовет недовольство знати и пошатнет власть королевы? — спросил я.

Эклер кивнула.

Даже в монархической стране без сложностей не обходится.

Солдаты, видимо, тоже все понимали и потому слегка ухмылялись.

Вы что… не понимаете, в каком положении оказались?

— Родословные требуют уважения. В худшем случае, он может превратиться в очень удобную фигуру, которой будут играть кровные родственники королевы. Поскольку власть растеряла значительную часть силы после инцидента с Лингуем, я не могу исключить такого варианта.

— Дальние родственники королевы?..

Ну да. Королевская кровь течет ведь не только в королеве и ее дочерях.

Есть, в конце концов, какие-нибудь приближенные к ней семьи. Если у них появится хороший символ движения, они могут устроить революцию, захватить замок и сместить монарха.

— Вероятно, они будут настаивать, что “пропавшие в результате волнений в стране солдаты наконец-то отыскались, но на них навесили безосновательные обвинения”.

— В то время как он однозначно виноват, ага. Мне не хочется проблем, так что, может, стереть его с лица земли и сказать, что он оказал сопротивление?

Оставлять их в живых вредно. Это нам потом однозначно аукнется.

В разы лучше каким-либо образом избавить от них мир.

— Возможно, ваш авторитет как Героя допускает успех такого мероприятия, однако я хотела бы посоветовать не идти против правил страны.

— И согласиться на принудительные работы вместо затянутого смертного приговора?

С учетом того, что они напали на земли отца Эклер, пострадавшие нас за такое не простят.

— Я понимаю… и сама не хочу их прощать. Однако…

— Казалось бы, почему их не может судить местный аристократ?

— На самом деле такое допускается. Например, мы можем самостоятельно определить судьбу его подчиненных.

— Казнить, однозначно.

Можно даже королеве не сообщать.

— Однако я не могу понять, откуда вдруг взялось столько охотников на рабов. Мы не можем казнить их, пока они не сознаются.

— А. Кстати, об этом… Ну, раз такое дело, надо бы сказать остальным. Всем собраться!

Я поднял руку и собрал вокруг себя жителей деревни.

И объяснил им, как в Зельтбуле видят их деревню.

— Вы хотите сказать… они задумали напасть на жителей этой деревни и продать их в Зельтбуль, пользуясь ажиотажем?!

Эклер посмотрела на охотников еще более суровым взглядом.

— Но ведь… получается, сюда больше никто не вернется? — обратилась ко мне обеспокоенная Кил.

— Не волнуйся. Я собираюсь что-нибудь придумать, чтобы всех их скупить. Вопрос, однако, в том, что подобные нападения могут повториться.

Подумать только, что ажиотаж прибавит нам хлопот таким вот образом.

Я должен придумать, как остановить рост цен на рабов этой деревни.

Вот и еще одна головная боль появилась.

Нужно будет поставить тренировку рабов на первое место.

Пока что им еще не хватает Уровня на Повышение Класса.

— Братец! Если ты будешь выступать в колизее, будем и мы!

Кил, окрыленная победой, шагнула вперед. К ней присоединились другие добровольцы.

— Хм-м… я был бы не против, но слишком уж рискованно.

Да, взять их с собой — вариант, но я опасаюсь худшего из сценариев: что в них после прибытия в Зельтбуль опознают детей Рулороны.

Если их похитят в таком людном городе, вряд ли я смогу их отыскать.

Конечно, есть рабская печать, но и Зельтбуль не олухи населяют. Перепишут и будут жить припеваючи.

Моя цель — выиграть много денег и скупить рабов.

Дело настолько срочное, что я уже не гнушаюсь сбором денег через участие в битвах колизея.

Однако чтобы план дал плоды, мне нужны деньги на ставку.

Ставка и сама по себе должна быть крупной.

Безусловно, я, как Герой, считаю, что ни я, ни мои подопечные ни за что не проиграют, но надеяться на множество битв не выйдет — постоянные победы быстро обесценят участие в тотализаторе.

Может, я почти никогда и не ставил на скачки, но знаю, что если поставить на выигрышную лошадь, много не заработаешь.

Заработать на колизее можно лишь пока я не успел прославиться.

С этими мыслями я посмотрел на охотников, и тут мне в голову пришла идея.

— У меня отличная мысль.

Я широко улыбнулся.

Рафталия заметила это, все поняла и вздохнула.

— Вы собираетесь сделать нечто сомнительное, да, Наофуми-сама?

— Да. Я их кое-куда свожу. Буду через час.

Я применил портал и переместился в Зельтбуль один.

Где…

— О? Разве вы не собирались вернуться в деревню, Герой Щита-сама?

— Да, но у меня появилось дело. Давай со мной.

Как только прошел час и портал перезарядился, я переместил в деревню себя, работорговца и его помощников.

— Наофуми-сама? А-а… куда вы… — Рафталия посмотрела на работорговца и склонила голову.

Остальные жители деревни смотрели с интересом и ждали, что будет. Эклер и солдаты при виде работорговца нахмурились.

— Так, Эклер, мы их стране еще не отдали, верно?

— Верно, но… что вы задумали, Иватани-доно?

— Помолчи и смотри. Я придумал, куда их деть.

— Будьте осторожны, Эклер-сан. Как правило, подобные сцены заканчивается тем, что Наофуми-сама произносит нечто невероятное.

И куда только подевалось доверие Рафталии ко мне?

Хотя, я и сам согласен с тем, что в такие моменты предлагаю нехорошие вещи.

Я помню, как она сокрушалась после рассказов о торговле лекарством восстановления духа.

Правда, виду старалась не подавать, потому что Кидзуна тем случаем гордилась.

— Ты понимаешь, что будет, если нас хоть пальцем тронут? — пригрозил мне главарь охотников.

Кажется, он наивно полагает, что смерть ему не грозит.

Убедил, небось, себя в том, что я ни в коем случае не поставлю власть королевы под угрозу.

— Можешь не волноваться. Я исполню ваше желание и оставлю вас в живых.

Младшие охотники вздохнули с облегчением. Главарь недоуменно покрутил головой.

Видимо, он поумнее.

— Ты можешь поработить их, работорговец?

— Конечно, могу. О да.

— Неужели вы задумали сделать из них рабов, чтобы они помогали с восстановлением деревни и защищали жителей от других охотников?

До чего же ты наивная, Эклер.

Конечно, это тоже вариант. Никто не мешает выставить в печати строгие ограничения, которые убьют их при непослушании.

Но у ее предложения есть фатальный недостаток:

— Что, если их дружки подгадают момент и освободят их? Так легко они у меня не отделаются.

Видимо, охотники рассчитывали именно на это. Улыбки пропали с их лиц, на их место пришло недоумение.

— Это просто затем, чтобы заставить их оказаться со мной в группе. Так будет проще сделать то, что я хочу.

— Ч-что вы задумали? — спросила дрожащая Лисия.

Ты все еще здесь? Ну ты и незаметная.

— Я отправлю их в Зельтбуль. А там продам. Как рабов.

— Что?! — воскликнула Эклер и потеряла дар речи.

Рафталия устало вздохнула.

Наша задача — наскрести как можно больше денег на ставку для колизея.

Другими словами, не просто необходимый минимум, а сколько вообще удастся.

Однако если я продам охотников в качестве рабов, их может выкупить знать Мелромарка, чтобы спасти. Если не повезет, знать попросту отпустит их, и они сбегут.

Именно это вообразили себе охотники, поскольку вновь успокоились.

Видимо, надеются, что много денег за них все равно никто просить не будет.

Но я не собираюсь ограничиваться легким наказанием.

— Так, работорговец. У тебя ведь есть родня в Шильтвельте?

— О да, разумеется, есть.

— Ясно. Вот им и продадим. И распишем как… “охотников за рабами, охотившихся на полулюдей в бывшем Сеавете, но пойманных Героем Щита”.

Охотники дружно побледнели.

Зато работорговец улыбнулся от уха до уха.

Во-первых, рабы, “пойманные Героем Щита”, сразу заинтересуют покупателей из стран, где Героя Щита почитают как бога. Во-вторых, Сеавет служил мостом дружбы между Мелромарком и Шильтвельтом. Таким образом, убийцы полулюдей из этого региона — порабощенные преступники с дурнейшей репутацией.

Как они выглядят в глазах жителей Шильтвельта?

Как воплощение зла, не дающее покоя.

А если это самое воплощение попадет на рынок в качестве рабов… что с ним станет?

Уж понятно, что — их купят для вымещения гнева, чтобы они страдали так же, как в руках рабовладельцев страдали Рафталия и ее односельчане.

Другими словами — они в буквальном смысле будут расплачиваться жизнью.

— Ч-что за?! Продать нас Шильтвельту?! Разве может Герой так поступить?! — закричал главарь охотников.

— Во всяком случае, я поступаю лучше, чем государственные солдаты, которые убивают местных жителей и продают их в рабство. Или вы хотите сказать, что не знаете, через какой ад приходится проходить рабам?

— Это другое! Мы ничего не сделали, чтобы с нами так поступать!

— Чего? С другими так поступать — это пожалуйста, а с вами — уже нельзя?

Я так удивлен, что слова с трудом в голову приходят.

Вроде бы солдаты должны знать, что могут умереть на войне… а эти боятся того, что попадут в рабство и будут проходить через пытки и муки? Что за бред?

— Подарю ка я вам одну из моих любимых поговорок из моего мира: “Стрелять могут только готовые к тому, что стрелять будут в ответ”.

На самом деле это цитата из одного крутого детектива[1].

Не готовым самим вкусить мучений нельзя причинять их другим.

— Что за чушь?! От страданий и смерти полулюдей есть толк! Не смей ставить их в один ряд с нами, настоящими благородными лю-м-м-м!

Он меня достал, так что я заткнул его кляпом.

Приятно посмотреть на их лица, скованные страхом.

Не так приятно, как на поклоны Суки и Подонка, но все равно отомстил я достаточно.

Это из-за вас мои подопечные стали рабами.

А теперь пришел уже ваш черед побыть в их шкуре.

— Эклер. Я знаю, ты серьезный человек, и наверняка не одобришь мое решение, но они должны получить по заслугам. А затем я на вырученные деньги верну деревне ее жителей.

— Кх… — с досадой протянула Эклер, но как-либо еще возражать, видимо, не собиралась.

Она должна понимать, что если мы сдадим охотников стране, они могут отделаться слишком легко.

— И еще, Эклер… это будет показательным примером. Другие охотники на рабов будут знать, что с ними станет, если они сунутся сюда.

Без сурового наказания они продолжат нападать и дальше.

Возможно, среди охотников есть отчаянные типы, которые готовы напасть, рискуя быть убитыми.

Но сколько из них готовы рискнуть попаданием в рабство и долгими мучениями?

Наверняка нападения охотников прекратятся, как только они поймут, что смерть — далеко не самое страшное, что ждет их в этом мире. И как только осознают, что деревня под защитой Героя Щита.

— Наофуми-сама…

— Может, ты и разочарована во мне, Рафталия, но я не отступлю. Я пойду на все, чтобы спасти твоих односельчан.

Возможно, ей не понравится, что ее новый дом будет построен на грязные деньги.

Конечно, мне тоже хотелось бы повести себя как заправский главный герой и заработать деньги честно.

Но сейчас у нас нет времени выбирать методы.

Пока мы сидим, сложа руки, где-то умирают от голода бывшие жители деревни.

Мне нельзя останавливаться… хотя бы ради поверившей в меня Рафталии.

И пусть даже сама она этого не хочет.

— Братец… — робко обратилась ко мне Кил.

— Прониклась ко мне презрением? Но помни, что он — их главарь. Я хочу похвалить тебя за желание поучаствовать в битвах колизея, но пока ты должна ждать и тренироваться. Грязную работу оставь на меня.

Я повернулся к подопечным спиной и зашагал вперед.

Вот именно — всю грязь я беру на себя.

— Вам пока рано подвергать себя опасности. Вы ведь хотите защищать деревню, да?

— Да…

Думаю, продав такую толпу рабов, заработаю я немало.

Внезапное нападение — штука неприятная, но в итоге благодаря ему мы сделаем шаг вперед.

Я стоял и молча смотрел на тикающий таймер восстановления портала.

Примечания
↑ ”Глубокий сон” Рэймонда Чандлера.