Том 12: Глава 3. Филориалы и драконы

На выходе из деревни нас встретила гора деревянных ящиков.

— Откуда они? Вчера их тут не было.

— Для начала внутрь загляни.

Я открыл один из ящиков и заглянул внутрь.

В ящике было много всего. Оружие, яйца монстров и ещё куча всяких разностей.

— Что это? Рабы накупили ерунды на деньги, которые я им давал? Кто-то оставил груз рядом с деревней? Или это всё, что ты награбил непосильным трудом, Рен?

Ещё недавно он был главарём банды разбойников. Я посмотрел на Рена, но тот замотал головой.

— Нет. У моих такого никогда не было.

Хм… даже у Рена никаких догадок.

…Неужели Мотоясу? Может, это он так решил сделать Фиро подарок?

С него станется.

— Прочитать не забудь.

— В смысле?

Я еще раз осмотрел крышку открытого ящика. Потом на остальные. Похоже, они все исписаны. Почерк до ужаса корявый.

«Герою Щита-саме. Отдайте это несчастным рабам».

— И как это понимать?

— По-моему, это пожертвование. Я уже посмотрел, некоторое оружие очень качественное. А среди прочего есть хорошие травы, камни и древесина.

— …Кому это могло понадобиться?

— Вероятно, Шильтвельту или Шильдфридену. Особенно если судить по качеству чернил и тому, что писавший явно незнаком с местной письменностью.

— Нам ничего не будет, если мы возьмем?

— Отыскать, кто это сделал, всё равно невозможно. Все меры предосторожности приняли, даже отметки на оружии уничтожили. И даже если мы вдруг найдем “негодяя”, вряд ли сможем наказать.

Сдаётся мне, посылка как-то связана с тем, что мы продали в Шильтвельт охотников за рабами.

Короче, это посылка, чтобы меня умаслить? Вряд ли от меня что-то требуется взамен.

— Любой, кто доставляет неудобства Наофуми-саме, заслуживает тысячи смертей. Давайте казним их всех!

— Атла, ты перегибаешь. Да и какие это неудобства?

Можно взять и сделать вид, что так и надо.

— Вот это нам в буквальном смысле привалило, — сказал Рен.

— Это точно. Так, а что насчет яиц? Можешь распознать, Рато?

— Здесь всё подряд, начиная от кролепиров и заканчивая редчайшими монстрами. Но главное…

Ух ты. С первого взгляда?

— Вот это.

Рато указала на крупное яйцо в одном из ящиков.

Интересно, что это? Яйцо чудовища уровня Лингуя?

— Чьё оно?

— Летающего ездового дракона. Причем редкого, сильного и дорогого, как полагается.

Вот тебе раз… даже как-то неловко такие подарки получать.

— Дракон? Круто же.

— Ага! Ой… — Долинка сгоряча поддержала Рена, но тут же опомнилась, замолкла и отвернулась.

Чего это с ней?

Впрочем, уже скоро она вновь заулыбалась.

Зато Рато не в духе. Не любит драконов?

— Как здорово, что у нас в деревне будет дракон!

— Ты, Долинка, как я погляжу, драконов любишь? А вот Рато нет.

— “Долинка”?!

— Наофуми-сама придумал ещё одно великолепное имя! Я так завидую!

Опять Атла ерунду говорит.

Не буду обращать внимания. Я ей иногда говорю, чтобы помалкивала, но она опять начинает.

Рабыня, которую я назвал Долинкой, посмотрела на меня.

— Почему?

— Потому что я твоего имени не знаю.

— Ты её в честь аниме назвал, да?

— Именно.

Настаивала, что никакого гусеницанда нет, вот и заработала кличку. Пусть ещё спасибо скажет.

— Наофуми-сама и дальше будет тебя так называть, пока не скажешь своё имя. Лучше представься сейчас! — поторопила её Рафталия.

— …Виндия, — сказала Долинка.

— Ага, ясно. Хочешь быть Долинкой?

— Нет!

— Разумеется, не хочет, Наофуми. И не жалко её тебе? — вступился за неё Рен, однако Долинка-Виндия посмотрела на него недобро.

— Ну ладно…

— Нужно попросить всех представиться… А то мало ли какие вы ещё имена выдумаете, Наофуми-сама, — добавила Рафталия.

— Разве это так плохо?

Мне казалось, в прозвищах ничего такого нет.

— Что-то мы отвлеклись. Вернёмся к теме.

— В следующий раз будьте внимательнее… И да. Что будем делать? — невесело откликнулась Рафталия.

Дракон… наверняка Фиро будет против.

Мне его никто не навязывает, но если возьму, может до истерики дойти.

Как же сложно получать дорогие подарки.

Однако вернуть его невозможно, а выбросить жалко. Только и остаётся, что смириться и взять.

— Короче, давайте возьмём. Будет кто жаловаться — сделаем морду кирпичом. Кстати, как там у ездовых драконов с регистрацией и печатью?

— Нужна высокоуровневая печать монстра. В ящик даже положили все необходимые инструменты… Если хочешь, я могу сама на тебя записать, Граф…

— Давай… Кстати, почему ты так не любишь драконов?

Рато раздраженно поморщилась.

— В брачный период высший дракон кидается на всё подряд.

— Чего?

— Ты знаешь, что многие земли, где живут драконы, заражены порчей? Туда очень опасно ходить.

— Правда?

Я в горах драконов бывал… когда на востоке избавлялся от забытого Реном трупа. И ещё когда мы ходили гонять разбойников.

Там и правда была куча драконьих трупов, распространявших заразу.

Вот уж действительно, “заражённая порчей земля”.

— Понимаешь, драконам всё равно с кем спариваться. Поэтому там, где они живут, сразу появляются существа с примесью драконьей крови.

— Видимо, ничем хорошим это не заканчивается.

В фэнтезийных играх часто встречаются дракониды и прочие полудраконы. Довольно неприятные создания…

— Ага, драконы не любят покидать свои владения, поэтому вся экосистема катится к чертям. Даже ездовые драконы, если на то пошло — грязнокровки, гибрид с более слабыми монстрами.

Хм… помнится, Япония тоже в свое время пострадала от вторжения иностранных видов.

Когда в японские озёра выпустили чёрных окуней, они чуть не истребили несколько видов рыб, которые за пределами страны не встречаются. Видимо, в этом мире похожие проблемы. На которые накладывается то, что гибриды истребляют или доводят до полного вымирания некоторые виды монстров.

— Но хуже всех — чистокровные драконы, известные как Императоры. Вот этим действительно совершенно всё равно. Они даже людей насилуют.

— Какие мерзкие твари.

Хм? Виндия вдруг надулась.

— Нет, они благородные!

Чего это ты за драконов вступаешься? Хотя она вообще о любых монстрах без конца трещит.

— Отсюда и появилась одна из ныне существующих рас полулюдей: аотацуобразные.

“Аотацу”… Ао — синий, тацу — год дракона… А, нет, просто дракон тоже может быть “тацу”… Синий дракон… Сэйрю?

У нас уже есть “хакуко” вместо Бякко, так что почему бы и нет? Наверняка опять какой-то Герой придумал.

— Ну, это да. Пока брачный сезон не настал, чистокровные драконы благородные и тихие.

— Ясно. Короче, тебе это яйцо не нравится, потому что оно драконье?

— Вроде того. В настройках печати, которую наносят на драконов, есть пункт про запрет размножения — обязательно поставь галочку. Иначе он всю деревню заразит.

Что-то я озадачен.

Как человек, который за свою игровую карьеру уничтожил тьму драконов, я никак не могу понять — если они настолько плодовиты, то почему еще не уничтожили всех людей и полулюдей?..

— Император драконов вам этого не простит! — возмутилась Виндия.

Император драконов. Впервые я услышал этот термин от Фитории, но и потом он периодически всплывал.

Причем даже в мире Кидзуны было дело.

— Да, разумеется, король всея драконов сойдет со страниц сказок и нас накажет. Тот самый, который сражался с Королевой Филориалов.

— Я слышал о нём в параллельном мире, здесь он тоже есть?

— Это просто легенда. Хотя про него, как и про Королеву Филориалов, поговаривают, что они действительно существуют… А-а, и последняя вроде как остановила Лингуя, да?

Видимо, суть легенды в том, что когда легендарный дракон будет угрожать людям и полулюдям, явится Королева Филориалов и убьёт его.

— И всё-таки… странно, что драконы такие плодовитые, но нам до сих пор ни разу не попадались. Кроме, разве что, Тиранодракона Рекса.

— Ну и битва же тогда была! — поддакнула Рафталия. — Но мы потом с ним ещё раз встретились, в колизее.

А. Ну, да, но там бой за секунду кончился, в голове не остался.

— Драконы как правило обитают в малолюдных пограничных регионах. Может, ты там просто не бываешь, Граф?

Я бываю там, куда ведут основные торговые маршруты… Так что действительно, в горы и пещеры я почти не забирался.

Ну вот сходил разок перед тем, как за Реном погнаться.

И как раз тогда нам довелось сразиться против полудраконов.

— А ты, Рен?.. Хотя, ты точно видел.

— Ага… положился на знания из игр, прикончил… и в результате столько ущерба. Даже не знаю, как возмещать…

Рен теперь настолько серьёзно раскаивается, что сразу приуныл. Чувства ответственности у него с избытком.

— Зато я знаю — просто продолжай честно трудиться, чтобы спасти мир!

— Понимаю, но всё-таки…

— Ты ведь понимаешь, что расплатиться жизнью у тебя не выйдет?

Если хоть кто-то из Четырёх Священных Героев умрёт, мне же будет хуже.

Я не только слышал об этом от Фитории, но и в некоторой степени ощутил в мире Кидзуны.

Нельзя, чтобы Рен умер.

— … — Виндия без конца сверлила Рена взглядом.

— Ничего удивительного, — сказала Рато. — Драконы не любят покидать свои владения, поэтому их не встретить, если специально к ним не ходить.

— Ясно. Как бы там ни было, я стараюсь не упускать такие возможности, так что вырастить попробуем.

— Чем дальше мы отстраиваем деревню, тем меньше она похожа на мою родину! — воскликнула Рафталия.

Хм. Рато разбирается и в монстрах, и в растениях… она всё больше и больше напоминает мне фермера.

Кстати, если её назначить ответственной за сельское хозяйство… начать собирать урожай с Биорастения… и получать какой-нибудь доход с монстров… у нас тут получится полный аналог одной известной игры про фермера.

— Выращивать драконов очень тяжело. Поймёшь все тяготы, через которые проходят наездники.

— А-а, наездники, помню, видел во время битвы с Лингуем. Не очень-то они сильные были.

Вспоминается, как они с воплями падали на землю после залпов фамилиаров Лингуя.

— Я не знаю, чем всё кончится, если ты начнёшь выращивать дракона, Граф. Особенно если посмотреть на развитие твоего Филориала.

— Хм… Да, действительно. Это надо учесть.

В общем, мы решили вырастить ездового дракона.

Но оказалось, он вылупится не сразу после ритуала печати — нужно подождать.

Рато наотрез отказалась ухаживать за яйцом до рождения, так что забота о нём свалилась на меня.

— Какого чёрта я должен таскаться с этим яйцом?!

Теперь мне приходится носить яйцо на себе, чтобы греть.

— Почему не Рен?! — выпалил я и уставился на Рена.

— Не… я его испортить могу, если притронусь.

Ах да, на нём же проклятие. Нельзя забывать, что из-за Проклятой Серии он теперь портит все, к чему прикасается. И поэтому старается лишний раз ни к чему не притрагиваться.

— Нет! Только не Герой Меча! Герой Щита, ухаживайте сами! — настойчиво попросила Виндия.

Не понимаю я, откуда в ней столько враждебности к Рену… но пусть.

Буду считать это одной из тягот на пути к получению дорогого дракона.

— Где Раф-тян?!

— Зачем тебе здесь Раф-тян?

— Хочу погладить, чтобы развеяться.

Раф-тян в такие минуты — лучшее лекарство.

Но почему её нет?! Как потом оказалось, она дремала в деревне.

— А-ха-ха-ха! Ну ты даешь, братец! — захохотала Кил, тыча в меня пальцем.

— Ах ты! Чёрт побери! Не, я отказываюсь! Хватит ведь и одной печати?!

— Нет, только так можно стать монстру родителем. Без этих приготовлений он будет иногда игнорировать приказы, так что терпи! — раздражающим тоном ответила Рато.

Неужели с драконами столько мороки? Мне тут же захотелось от него избавиться.

— Ты уверена?

— Да! Верь мне, я учёный.

— Когда ты так говоришь, я как раз перестаю верить…

— Чего-чего?

— Ничего. Ясно, говорю.

Как же меня всё это задолбало.

И надо же было именно сейчас вернуться Фиро… причем вместе с Мелти.

В самый неподходящий момент. Такое ощущение, будто главный школьный задира меня в одних трусах увидел.

— А-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Ты чего, Наофуми?

— Заткнись, вторая принцесса!

— Ты обещал, что не будешь меня так называть!

— Сначала прекрати смеяться, дура!

— Дура?! Ты назвал меня дурой?!

— Мелти… — удрученно протянула Рафталия.

От её жалости мне ещё больнее.

Тут еще и Атла подключилась:

— Я не знаю, кто ты, но я уничтожу любого, кто досаждает Наофуми-саме.

— Ну уж нет, это нам слишком дорого обойдется!

Дерьмо… как я до этого докатился?

— Кстати, Граф, какого пола нужен дракон?

— Чего?

— Пол можно выбирать по своему усмотрению с помощью температуры окружающей среды яйца. Тебе лучше самец или самка?

Кажется, припоминаю, что у некоторых пресмыкающихся примерно так пол и определяется.

Значит, и драконов это касается?

— Зная тебя… самку? Она ведь потом может мутировать, как Филориал, и научиться превращаться в человека.

— Ты это к чему? По примеру Кил решила, что я себя специально женщинами окружаю?

Я покосился на Фиро.

— Что-о?

Как же поступить с учетом того, что развитие дракона может пойти по особому пути?

Что, если дракон обратится человеком с характером как у Фиро? Тогда с началом брачного сезона у меня появится еще одна головная боль.

Поэтому, чтобы оградить себя от возможных последствий…

— Самца.

— Даже не знаю, стоит ли спрашивать, почему ты так ответил, глядя на Фиро-тян, — пробурчала Мелти.

А то ты не догадываешься. Самого себя обезопасить пытаюсь.

— Хорошо. Этим я сама займусь, неси себе спокойно. Еще денька два-три так проходишь, он и вылупится.

— Ну-ну. Дерьмо! Пусть только кто-нибудь попробует засмеяться!

— Удачи тебе, Граф.

Мы вернулись в деревню и поселили в ней алхимика.

Обычно днем у нас достаточно времени, чтобы сходить на охоту, если не случается непредвиденных событий.

Сегодня же я ходил в город, знакомился с Рато и разбирался с подарками. Так что времени не осталось.

Ближе к вечеру я приготовил ужин и накормил подопечных.

— Братец, братец! Добавки!

— Если останется.

— Ясно ведь, что не останется! Приготовь ещё!

Приготовить достаточно еды для Кил и других прожорливых растущих рабов — тяжкий труд.

Когда ужин закончился, на улице совсем стемнело.

— Ох, брат! Отпусти.

— Нет.

— Короче, Фоур, Атла на тебе. Надеюсь, хотя бы сегодня она не сбежит.

— Ага…

Как только Фоур вернулся с тренировки, я отдал ему Атлу.

— Наофуми-сама-а! Тебе не удержать меня, брат, вот увидишь!

— Не отпущу!

Даже не знаю, считать их отношения хорошими или плохими…

Но свято место пусто не бывает. Как только брат с сестрой ушли, на плечо запрыгнула Раф-тян и сразу же объявилась Садина.

— Наофуми-тян! Давай развлечемся.

— Опять ты, пьянчуга?

— Добрый вечер, сестрёнка Садина.

— Ох, Рафталия, тебе уже скоро спать пора.

— Кстати, да. Детям лучше ложиться пораньше.

— Хватит считать меня ребёнком!

Вот такими разговорами мы и коротаем вечера.

Я занимаюсь накопившейся работой, а Рафталия и Садина ошиваются рядом, пока, наконец, не уходят укладывать боящихся темноты рабов.

— Наофуми-тян, а как насчет того, чтобы хорошо провести время после того, как детишки уснут?

— Вот ещё!

— Да ла-адно тебе, — протянула Садина, начиная раздеваться, но тут Рафталия вцепилась в её плечо и посмотрела зловещим взглядом.

— Сестрёнка Садина?

— Вот тебе раз.

Садина хихикнула. Всё-таки, ей когда-нибудь надоест?

— Какая жалость. Но помни, я всегда готова.

— Валите спать!

Достала… Кстати, Садина очень быстро набирает Уровень и уже достигла 62-го. Кажется, её методы даже эффективнее, чем привязывание рабов к Фиро.

Во всяком случае, сбросившийся в один с ней день Фоур пока еще 39 Уровня.

— Идём уже, сестрёнка Садина.

— Ну ла-адно. Пока, Наофуми-тян.

— Ну-ну.

Ну и денёк выдался. Встал пораньше, успел поиграть с монстрами, а потом всё дела. Где же тут время на прокачку взять?

…Можно ходить на охоту с невероятно шустрой Садиной, хотя сдаётся мне, это всё равно что дьяволу душу продать.

Может, попробовать Рена с ней отправить? Правда, он плавать не умеет.

Я подумал закруглиться на сегодня и пойти спать, но тут в дверь постучали.

— Наофуми, ты тут?

Только ушли Рафталия с Садиной, как заявился Рен.

— Чего тебе?

— Ну… когда мы днём со всем разобрались, я всё-таки сходил на охоту с Эклер и рабами. Кажется, я понял, какое проклятие оставило чревоугодие.

— М? Разобрался всё-таки?

По окну характеристик Рен так и не смог выяснить, в чем состоит это проклятие.

Мы прорабатывали варианты по очереди… но на это ушло время.

— Как мы с тобой и думали, проклятие чревоугодия… не даёт набирать опыт.

— Ух…

Поскольку чревоугодие требовало расплачиваться за навыки очками опыта, нам сразу показалось, что оно могло запретить набирать очки.

— Ты точно не слишком близко сражался?

— Точно.

В своё время мы выяснили, что если Священные Герои будут сражаться бок о бок, то опыт не получат.

Чтобы этого не происходило, Герои должны сражаться не меньше чем в километре друг от друга.

Не слишком большое расстояние, но всё же немаленькое. Если нечаянно перейти границу — будешь без опыта.

Но если Рен и снаружи не получал опыта, скорее всего, дело как раз в проклятии.

Вот Рен даёт. Умудрился обвешаться как раз теми проклятиями, которые мешают развиваться.

Мы должны хоть частично снять его, потому что сейчас Рен по сути оказался в тупике.

— Что-то ещё, или ты только поэтому зашёл?

— Ещё я хотел, чтобы ты оценил мою писанину…

С учетом того, что нам предстоит, я решил научить Рена здешней письменности. Так он сможет читать книги заклинаний и изучать магию. Сложность в том, что проверять знания Рена могу только я, как знающий японский.

Интересно, а Лисию можно научить японскому? В параллельном мире она довольно быстро освоила язык.

— Иди спать, с утра рано вставать. Результаты завтра скажу.

— Хорошо. Ты бы тоже отдохнул, Наофуми. Устал, наверное.

— Эх…

Может, отправить его с кем-нибудь на Кальмиру, чтобы полечился в горячих источниках?

На нас с Фиро и Рафталией слишком мощное проклятие, нам не поможет, но у Рена Проклятое оружие не столь сильное.

Надо бы выкроить время и отправить его на острова, например, с Эклер.

Сейчас, после конца Оживления, там наверняка работают порталы, и даже если не работают, можно отправить Рафталию зарегистрироваться в подводном храме, а затем пусть переправит группу Линией Возврата.

— Думаю, в ближайшее время я тебя с Эклер и Бабулькой отправлю лечиться и тренироваться.

Тут недалеко, день на корабле. Послать с ним Эклер и Бабульку тоже будет нелишним. Тренировки, все дела.

Потерять всего день при изучении языка и магии не так уж страшно.

Тем более, учу его я. Будет слушаться — освоит быстрее меня.

— Хорошо, если ты настаиваешь.

— Постоять за себя сам сможешь, если про методы усиления не забудешь.

Рен не только усердно тренируется, но и воплощает в жизнь методы усиления, о которых я ему рассказал.

Эффект проклятия не мешает ему просто сражаться, так что надеюсь, случайное столкновение с охотниками за Героями его не убьёт… ключевое слово “надеюсь”. Как раз на всякий случай я и отправляю его с Эклер и Бабулькой.

— В общем, готовься, скоро отправлю.

— Ладно, Наофуми.

Рен ушёл, а я лёг спать.

Вот так я и живу.

События, может, и меняются, но обычно жизнь у меня всегда такая напряженная.

Эх… надо бы найти время на прокачку Уровня. Кстати, спать с яйцом на спине очень неудобно.

Спустя два дня, днём.

— Наофуми-сама, — Рафталия смотрела на меня негодующим взглядом.

Мне тоже кажется, я немного переборщил.

— Неплохо у тебя получилось.

— Ага. Всего два дня — и такой успех. Все-таки я гений.

Мы с Рато поработали над Биорастением.

Результат превзошёл все ожидания. Всё-таки сказывается работа со специалистом.

Рато уже превратилась в мою рабыню. Я тут же настроил печать так, чтобы она не могла врать.

Печать, кстати, высокоуровневая. Сбежать она не сможет. Предаст — умрёт.

Я всё ещё отношусь к Рато настороженно, однако сама она с головой ушла в исследования и условиями вроде бы довольна.

Но не об этом речь.

Мы с ней занимались разработкой Биорастений, которые могли бы использоваться в качестве нехитрого жилья.

Мне хотелось расширить деревню, чтобы в будущем она могла принять новых рабов.

Так мне и пришла в голову забавная идея привлечь для решения задачи Биорастение.

Эксперимент удался. У нас появилось замечательное Биорастение, из которого прорастает дом.

Мы назвали его плющ-палаткой.

Знаю, что название смешное, но с тем, что растение работает, не поспоришь.

Бонусом идёт то, что растение фотосинтезирует и за день накапливает энергию. Ночью его цветы загораются, так что даже освещение есть.

Мои рабы быстро адаптируются ко всему. Даже на первый взгляд опасные плющ-палатки легко нашли жильцов.

Еще один плюс в том, что если дом мешает, от него легко избавиться с помощью гербицида.

Короче говоря, у нас появилось крайне удобное и крайне дешёвое жильё.

И теперь Рафталии не нравится то, что вся деревня по периметру обросла домами.

— Прости.

— За что вы извиняетесь?

— Ты ведь злишься на то, что твоя деревня превратилась в обитель зла, к которой обычный человек не подойдёт?

— Ну… я всё понимаю… это было неизбежно.

Что же касается Рато, ей очень понравились мои методы работы с Биорастением.

Она даже назвала их “революционными”.

Не знаю насчет “революционности”, но вся суть в том, что я просто перераспределяю характеристики с помощью Щита.

Как я понял, Щит оказывает огромное влияние на растение, поэтому наше с Рато сотрудничество состоит в том, что я по её указаниям примерно раскидываю характеристики, а дальше уже она сама занимается точной настройкой.

Прямо сейчас мы заняты разработкой Биорастения, с которого можно получать лекарственные травы.

В идеале я бы не отказался получать с них сразу лекарства, но Рато сказала, что это будет сложновато.

Разумеется, мы уже успели повидать множество неудач.

Например, наш первый прототип плющ-палатки оказался домом-людоедом.

Рато сразу предупредила, что дом опасный и что заходить нельзя, но Виндия и Фиро всё равно с горящими глазами побежали внутрь. Растение схватило их, однако мы на пару Рафталией сумели уничтожить его и освободили пленниц.

На нас весь день деревня странно косилась.

Кроме того я успел с помощью Рато оценить яйца монстров.

Она первым делом обратила внимание на то, что все мои монстры отлично развиваются, и спросила, в чём мой секрет. Я объяснил про прибавки Щита Монстровладельца. Рато пришла в восторг и ещё долго сверлила Щит взглядом.

— Вот оно как. Я уже слышала, что у Героев отлично получается выращивать монстров. Так вот в чём ваш секрет?

— Видимо. Кстати, остальных Героев это тоже касается?

Поскольку у нас есть Рен, я решил проверить. Действительно, соответствующее Оружие у него тоже открылось.

— Я уже говорила с Героем, но он мне про это не рассказывал.

— Вот как?

Видимо, не любит он тебя.

Как мне рассказывали, Звёздный Герой Фобрея — человек традиционных взглядов.

Наверняка он недолюбливает выходящие за общепринятые рамки исследования, работу над монстрами и особенно алхимиков вроде Рато, которые этим занимаются.

Рато на тему Героя распространяться не хочет, так что знаю я о нём по-прежнему мало.

Хотя мы его вроде приглашали обсудить важные темы. Хотелось бы, чтобы он не задерживался.

Помимо всего прочего мы вовсю придумываем новые разновидности Биорастения со съедобными плодами.

Вкус получается прекрасный, и сдаётся мне, разработку других съедобных разновидностей можно полностью оставить на Рато.

Воспитание монстров я доверил рабам, и уже в скором времени они смогут всерьёз заняться разъездной торговлей.

— Никак не нарадуюсь этим семенам. Благодаря им у меня уже и лаборатория есть.

Лаборатория Рато — крупное здание, модифицированная плющ-палатка.

Рато натаскала туда неизвестно откуда взявшиеся резервуары и объявила своей лабораторией.

Внутри резервуаров булькает жидкость и плавают монстры, похожие на тварей из какой-нибудь научно-фантастической книги.

От их вида у меня появились сомнения в том, стоило ли Рато у нас селить.

Замечу, что прошло всего два дня. Её подопытные мутируют очень быстро.

К тому же и лабораторию она построила за эти же два дня…

К слову, Виндия и Рато постоянно спорят на тему монстров.

Виндия полагает, что монстры должны становиться сильнее в битвах, а Рато полагает, что их нужно усиливать научными методами. Впрочем, я не скажу, что у них прямо ненависть друг к другу — обе считают, что монстров необходимо усиливать, и часто обсуждают различные методы.

Правда, поскольку Виндии не хватает ума, Рато над ней зачастую просто издевается.

— Что же, если ты не против, я буду заниматься работой над Биорастением, пока не надоест. Если понадобится помощь — скажи.

— Ага, мне ещё от тебя понадобится работа над монстрами.

Мне очень, прямо даже жизненно необходимо набрать сильных союзников.

Битва с Лингуем хорошо показала, что сражаться удобнее толпой. Поэтому, выражаясь проще, сильные монстры — это хорошо.

Щёлк, щёлк…

За спиной послышался звук. Кажется, дракончик скоро вылупится.

— Я чувствую биение жизни.

— О, Атла, ты и такое чуять умеешь?

Я спустил яйцо со спины и осмотрел.

— Он вылупляется? — поинтересовалась Рафталия.

— Видимо.

У дракона яйцо куда больше, чем было у Фиро.

Скорлупа растрескалась, дракон уже рвётся наружу.

— Кстати, чем кормят драконов?

— Может быть, мясом? — предположила Рафталия.

— А у нас оно есть?

Надеюсь, на деревенском складе еще осталось копченое или вяленое мясо…

— Зависит от дракона, — вмешалась Рато. — Этот всеядный.

Это радует.

Будем кормить плодами Биорастения — в последнее время мы их собираем в огромных количествах, поскольку я надеюсь в будущем экспортировать в основном их.

— Кюа-а-а-а-а! — заголосил дракончик, высунувшись из яйца.

Давненько я не видел, как рождаются монстры. Когда-то и Фиро такой была… хотя, нет, она была поживее.

Размером дракончик примерно с мою голову. Явно больше, чем новорождённая Фиро.

— Ну и странно же он выглядит.

Он такой пузатый, что похож на тыкву, а из спины у него тянутся до смешного маленькие крылышки.

Хвост толстый. Пара рогов на месте, а вот чешуёй дракончик пока не оброс.

Я поднял детёныша на руки и отметил, что он довольно горячий.

— Кюа! — дракончик заморгал и посмотрел на меня. — Кюа-а! — поприветствовал он меня, поднимая лапу.

Да, кстати, надо бы впитать Щитом скорлупу. Я поднес Оружие к остаткам яйца…

…Щёлк!

Что за? По Щиту искры пробежали.

Нечто подобное я уже видел в мире Кидзуны.

Случилось это, когда я открывал Щит Магического Дракона. В тот раз Щит реагировал так же.

— Хи-хи… надо же, какой миленький, — Рафталия тыкала в дракончика пальцем. — Вспоминается маленькая Фиро.

Дракончик слабо укусил Рафталию за палец.

И это существо — воплощение похоти?

— Значит, вот он какой, дракон? Он очень теплый, и я чувствую, как в нём пульсирует жизнь, — заметила Атла, тоже начавшая играть с дракончиком.

Я думал, что тигр с драконом не должны быть в ладах.

А оказалось, ничего подобного.

— Ну что, давайте-ка я его осмотрю, — Рато внимательно посмотрела на дракончика и слегка ощупала. — Ага. Здоровый детёныш без серьезных отклонений. И у меня всё-таки получилось — это самец.

— Вот и славно.

Может, он тоже разовьётся как-то по-хитрому и научится превращаться в человека, но с самцом проблем не будет.

Точнее, будут, когда только-только научится.

Рато отпустила дракончика. Тот сразу вцепился в меня и начал карабкаться. Чего это с ним?

— Не думаю, что с его воспитанием будут какие-либо сложности.

— Ясно.

— Советую как можно скорее начать брать его на охоту. И учти, у растущих драконов ужасный аппетит.

— …Ты забыла, с кем разговариваешь?

— Ах да, Граф, у тебя же вокруг сплошь детишки с драконьими аппетитами, — Рато кивнула, признавая поражение.

Что ж ты поглумиться не дала? Все усилия насмарку.

— И что за подвид дракона нам подсунули?

— Выр. Это на редкость верные и ценящие верность создания даже по меркам драконов. Выры — гибрид между чистокровными драконами и тирэлями.

— Тирэлями?

— Тирэли — это большие монстры-ящеры. Летать не умеют, но скакуны из них отличные. Правда, встречаются редко.

— О как…

Не слышал о таких. И не видел. Да и драконов я пока почти не встречал.

— Вряд ли ты слышал о тирэлях, граф, ведь в Мелромарке они не водятся. Не думаю, что их тут кто-то держит.

— И где они тогда водятся?

— В основном в Фобрее, Шильдфридене и Шильтвельте.

— Ага…

— Это и есть вылупившийся дракон?! — воскликнула примчавшаяся Виндия и тут же потянулась к детёнышу.

— Кюа! — тот не смутился и приветливо помахал лапой.

— Я собираюсь его потом с вами на охоту посылать, вы готовы?

— Ага! Правда, Фиро-тян наверняка будет против, — согласилась Виндия, тиская дракончика.

Как ни странно, послушалась она беспрекословно.

Виндия не стала ныть, что ей жаль монстров, и отказываться от охоты. Да что там, она согласилась с рвением настоящего хищника. Что у неё на уме?

И в то же время… Фиро будет против? Ну, ничего не поделать, ведь драконы и филориалы — заклятые враги.

— Тебя зовут Гаэлион.

— А ну, не придумывать имена без меня!

— Наофуми-сама, это имя выбрала вся деревня, — ответила Рафталия.

— Так и есть, — подтвердила Атла. — Я слышала, как они это обсуждали.

— Серьезно? Ну тогда… ай, ладно, пусть будет.

Всё равно лень имя придумывать. К тому же меня вряд ли хватит на что-то умнее “Дран”.

Уж лучше пусть его зовут Гаэлион…

— Я покажу его остальным!

Виндия взяла уход за Гаэлионом на себя. Тем же днём дети отправились на охоту вместе с дракончиком.

Надеюсь, уже скоро он вырастет и станет бойцом.

— Как же я скучаю по Раф-тян.

В последнее время Раф-тян часто катается на голове Фиро.

Похоже, ей на голове Фиро очень нравится, поэтому звать её стало бесполезно.

— Кстати, давно хотела спросить. А тот монстр у тебя откуда? — спросила Рато.

Я покосился на Рафталию.

Та сильно поморщилась.

И что теперь? Что-то мне очень не хочется подробно рассказывать о том, откуда взялась Раф-тян…

Но с другой стороны, она моя любимица. Я хочу сделать её сильнее, чтобы она приносила больше пользы. И для этого лучше рассказать о ней Рато.

— Раф-тян — сикигами… по-местному фамилиар, которого я создал в параллельном мире. Основой послужил волос Рафталии.

— Наофуми-сама! Я догадывалась, но неужели вы и правда?!.

Разумеется, правда.

— Она очень похожа на Биорастение тем, что через Щит её можно всячески усиливать. Однако для этого требуются различные материалы и энергия.

Я провожу в её меню очень много времени.

На прибавки уходят ресурсы, но я всё равно постепенно развиваю её.

Можно сказать, Раф-тян работает по тем же принципам, что и сам Щит.

— Надо же, какие бывают фамилиары. Я думала, новый вид монстра.

— Моя цель — развить её до нового вида монстра.

— Что?! Впервые слышу! Как это понимать, Наофуми-сама?!

А, чёрт. Проговорился о наполеоновских планах перед Рафталией.

— Значит, вот, что вы задумали?

— Пф. Учти, Рафталия, на одном я буду стоять до победного: я не остановлюсь на достигнутом с Раф-тян.

— Я не понимаю, откуда в вас такая напористость.

Как бы мы с Рафталией ни ладили, в чём-то мы друг друга до сих пор не понимаем.

Но это по-моему даже хорошо.

Это значит, что Раф-тян нравится мне не за сходство с Рафталией, а за сговорчивость.

— Что вас не устраивает, Рафталия-сан? Если так желает Наофуми-сан, вы должны покориться воле хозяина.

— Потому что это из тех вопросов, где нельзя покоряться! Подумайте сами, Атла-сан. Что, если бы из вашего волоса сделали фамилиара?

— Я с радостью отдам его Наофуми-саме, если он согласится с ним играть.

Сикигами, тьфу, фамилиар из волоса Атлы? Я сразу представил маленького белого тигра.

В принципе, существо бы вышло миленьким, но я не уверен, что оно смогло бы потягаться с Раф-тян.

— Наофуми-сама, у вас мысли на лбу написаны. Я не понимаю, почему вы настолько привязались к Раф-тян.

Гм… опять Рафталия мысли читает.

— Мне не удалось разгадать мысли Наофуми-самы, но в следующий раз я не проиграю.

У них что, соревнование?

Атла, хочешь научиться читать мои мысли по лицу? Ты же его не видишь.

— Раз так, Граф, почему бы тебе не повысить самоизменяемость характеристик фамилиара?

— Я на примере Биорастения знаю, к чему приводят мутации, поэтому хотелось бы без этого…

— Но мутации не обязательно заканчиваются плохо. Если ты действительно веришь ей, Граф, стоит постепенно давать ей свободу.

Хм… логично.

— По легенде Филориалов создали Герои. Возможно, твоей любимице суждено внести такой же вклад в историю.

Отличная мысль. И как раз вяжется с планами Рато по созданию легендарного создания, которое встало бы в один ряд с Филориалами.

Мы так сразу двух зайцев поймаем.

У меня будет сильная Раф-тян. У Рато — успешный Филориал-номер-два.

Отлично, значит буду впредь постепенно вкладываться в изменяемость Раф-тян.

Сделаем монстра из фамилиара.

— Наофуми-сама, прекратите.

— Даже тебе не остановить нашего с Раф-тян светлого будущего, Рафталия.

— Эх… — Рафталия не стала настаивать. Видимо, ощутила, насколько я серьёзен.

— Ну, ладно… разговоры разговорами, а нам ещё сегодня к Дяде-оружейнику сходить надо.

Удастся, наконец, уйти от щекотливой темы? Кстати, нам действительно стоит наведаться к Дяде, который наверняка доделал катану.

— …Хорошо. Идёмте.

Чем мне нравится Рафталия — она знает, когда не надо упираться.

Мы оставили Рато работать дальше, а сами порталом переместились к магазину Дяди-оружейника.