Том 12: Глава 5. Дятел

За завтраком я собрал рабов, поставил нужную галочку в настройках печатей и заявил:

— Пусть назовётся тот, кто разыгрывает меня, пока я сижу дома.

…Никто не вызывается. Печать тоже не сработала.

Значит, не раб? Тогда остаются… Я перевел взгляд на командированных солдат и Рена.

Они дружно замотали головами… что происходит?

— Гм-м…

— Что случилось, господин-сама?

— Рафу?

Сегодня Фиро завтракала у нас.

Раф-тян, как обычно, сидит у неё на макушке. Неужели ей там так нравится?

— Да вот кто-то стучит в дверь, пока я дома, и убегает.

Поймать никак не удаётся — значит, негодяй быстрый. Даже до укрытия нужно сначала добежать…

Конечно, можно попытаться поставить караулить Рафталию или Атлу, но преступник проницательный и вряд ли появится, пока они следят. Что самое плохое, он может и посреди ночи явиться.

— М-м-м. Господин-сама, хотите, послежу?

— Рафу?

— Он не придёт, если кто-то будет следить. Короче, не бери в голову, я его всё равно поймаю.

Фиро я тоже попробовал задать строгий вопрос, но её печать не среагировала. Это не она.

— Ла-адно.

— Короче, Рафталия, Атла. Сегодня днём буду его ловить, после обеда держитесь от меня подальше.

— Как скажете. Я как раз собиралась наведаться к учителю и задать пару вопросов относительно использования Ци.

— Ах, Наофуми-сама. Я хочу вам помочь.

— Ещё раз, не берите в голову. Чтобы никто из вас сегодня ко мне не стучался, ясно?

— Есть!

Если и после этого преступник не отыщется, значит, это кто-то из них.

Итак, после окончания утренних тренировок я засел дома в ожидании негодяя.

Тук-тук.

Утром я предупреждал, чтобы никто не стучал. Значит, там преступник.

И сегодня он не уйдёт. Кто бы ты ни был, я тебя поймаю!

— Шилд Призон!

Я поймал незваного гостя в клетку, затем открыл дверь и выглянул наружу.

— Чем ты тут занимаешься, Граф?

— Рато? Тебе-то от меня в такой час что нужно?

— Погулять решила. Так всё-таки?

— Помнишь, я утром рассказывал про Дятла-шутника?

— Помню. Так это он в клетке? Интересно, кто там.

Мы дождались, пока время жизни темницы истечёт, и увидели узника.

— Кюа-а-а-а-а?!

…Думаю, у меня вид был не менее удивлённый, чем у Рато.

Да уж. Надо было сразу подумать, что раз не раб, значит, монстр.

Просто я не верил, что кому-то из монстров такое взбредет в голову.

Дятел, он же Гаэлион, вырвался на свободу и попытался улететь.

Я немедленно вызвал печать монстра и приказал наказать беглеца.

— Кюа-а-а-а-а-а?!

Гаэлион рухнул на землю и принялся извиваться.

Кстати, с учётом хвоста Гаэлион теперь двухметровый и совсем похож на дракона. Однако глаза большие и всё ещё очаровательные. До сих пор пузатый.

Рост в последнее время замедлился. Какой-то на удивление маленький дракон получился.

На крики Гаэлиона тут же примчалась Виндия.

— Что с Гаэлионом?!

— Он оказался утренним шутником. Пойман с поличным.

— Что? Гаэлион — преступник?! — разумеется, Виндия посмотрела на меня с недоверием, пытаясь вступиться за Гаэлиона.

— Не спорь. Он должен быть наказан.

— Хорошо. Нельзя, Гаэлион. Проказничать нельзя, фу!

— Кюа-а-а…

— Что случилось, господин-сама?

На шумиху прибежала Фиро с Раф-тян на макушке.

Ты разве не убежала к Мелти? Или тебя утренний разговор так заинтриговал, что сегодня решила в деревне побыть?

— Ага-а, его руга-ают!

Фиро увидела, что мы сердимся на Гаэлиона, и начала выплясывать от счастья.

— Ха-ха-а, страда-ай, Гаэлион, попа-ался! Только мне-е можно катать господина-саму-у!

— ГЯУ-У-У-У-У-У! — в неприкрытом гневе зарычал Гаэлион.

— Раф, раф-раф-раф!

Раф-тян пыталась остановить Фиро и стучала по её голове лапами и хвостом, но Фиро не обращала никакого внимания и продолжала танцевать.

Поэтому я и её наказал.

— Акья-а-а-а-а-а-а! З-за что?

— Не смейся.

— Н-но вы тоже смеялись.

Хм… да, не поспоришь. Я немедленно отключил печать.

— Почему ты с ней согласился, Граф?!

— Я смеялся над чужими бедами. У меня нет права ругать других.

— Рафу, — поддержала меня Раф-тян.

Да, я буду с гордостью заявлять, что не имею права ругать других.

— Ну ты даёшь… — протянула Рато, приложив руку ко лбу.

Я смеялся над неудачами Ссуки и Подонка. Смеялся, когда Кидзуна ругала Грасс.

Мне нечем ответить на справедливые замечания.

— А-а-а… — протянула Виндия. — Может, вы и соперники, но так делать не надо.

— Бу-у.

— Угадай, что будет, если я рассержусь, — вставила Рато.

— Не-ет!

Чего они тут комедию ломают?

— Ну что же ты. Почему так поступил? — спросила Виндия у Гаэлиона, поглаживая дракона по голове.

— Кюа-а-а… — тихо протянул тот.

— Говорит, вы с ним не играете, Герой Щита-сама.

— А?

— Вы уделяете ему слишком мало внимания. В отличие от птицы.

— М-м! — Фиро недобро уставилась на Виндию.

— Стоп-стоп… он что, будет и дальше так делать, если я не начну с ним играть?!

— Кюа!

Еще и кивает, мерзавец. Не может жить без внимания? Мда… Я посмотрел на Рато.

— Важно проводить время вместе. Это вам обоим на пользу пойдёт.

Ясно. Но как же лениво.

Почему-то Раф-тян так не капризничает.

— Ладно. Фиро, Гаэлион. Я буду по очереди выделять вам время каждый день. Будете друг другу мешать — будете сидеть без игр.

— М-м!

— Кюа!

Оба возмутились и злобно посмотрели друг на друга.

— Ясно, значит, оба без игр.

— Л-ла-адно.

— Кюа-кюа.

Оба согласились.

Но с Раф-тян я всё равно буду играть больше вас. Хоть каждый день, если ей захочется.

— Сегодня очередь Гаэлиона.

— Кюа!

— Э-э!

— А я думал, ты взрослее.

— М-м… Ладно. Тогда я побежала. Идем, Виндия-тян.

— Угу.

Фиро забрала Виндию с собой на охоту.

— Итак, Гаэлион. Во что поиграем? Я с тобой до конца обеда.

— Кюа! — Гаэлион обрадовался и завилял хвостом.

Раз он такой бодрый, поиграем в метание диска.

Я выбрал более-менее похожий на диск щит и метнул. Гаэлион взлетел и пулей метнулся за ним.

Закрою глаза на нарушение физических законов в фэнтезийном мире и скажу, что летает он неплохо.

Он мигом схватил брошенный диск. Диск тут же исчез и через мгновение снова оказался у меня в руке.

Радостный Гаэлион немедленно прилетел ко мне и полез лизать лицо.

В отличие от одной говорящей птицы, он очень искренний и милый.

Ещё какое-то время я развлекался с Гаэлионом.

Наконец, вернулись Рафталия и Атла.

— Вы нашли преступника, Наофуми-сама? — спросила Рафталия.

— Ага, вот он.

— Кюа!

— Что? Но ведь это Гаэлион? — переспросила Рафталия.

— Он заскучал, потому что я с ним не играл.

— Ну, вы и правда свалили его воспитание на Виндию-тян и Рато-сан.

— Я его прекрасно понимаю! — поддакнула Атла.

— Кюа!

Атла пожала Гаэлиону лапу.

Что вы тут за взаимопонимание развели?

— Раз Рафталия и Атла вернулись, то обеденному перерыву конец.

— Кюа… — тоскливо провыл Гаэлион.

Зря стараешься, всё равно не сжалюсь.

Рафталия погладила Гаэлиона по голове и обратилась ко мне:

— Почему бы ему не отправиться на тренировку вместе с нами? Участвовать не будет, но хоть посмотрит.

— Ты уверена, что его стоит так баловать?

— Вы правы, иначе никак. До скорого, дракон.

— Кюа?! — Гаэлион посмотрел на Атлу словно на предательницу.

А ведь только недавно руки пожимали.

— Почему вас всегда в крайности бросает?.. — удивилась Рафталия.

Значит, не только я так думаю.

Рафталия ещё немного подумала и повернулась к Гаэлиону:

— Тогда как насчёт сидеть на наших тренировках, но потом навёрстывать упущенный опыт?

— Кюа! — Гаэлион уверенно закивал.

Хм-м… может, он не разговаривает, но голова у него работает.

Конечно, Раф-тян всё равно милее, однако Гаэлиона стоит похвалить уже за сообразительность.

— Ну… пока что для него качаться — это работа. Если от зрелищ он возьмется за неё с новыми силами, то почему бы и нет?

— Так решил Наофуми-сама.

— О чем Вы, Атла-сан? Вы ведь только что ведь с ним попрощалась?

— Во-во.

— Кюа-кюа!

Таким образом после обеда Гаэлион внимательно следил за нашей тренировкой.

Он не играть пришёл, так что данное Фиро обещание я не нарушил.

Наступил вечер, но Гаэлион продолжал ошиваться рядом со мной.

— Темно уже…

Он даже ко мне домой залез. С ним тут неудобно, он слишком огромный.

С самого рождения Гаэлиона я почти им не занимался и смотрел на его выходки сквозь пальцы, но теперь он меня достал.

— Ну что вы, разве Гаэлион не отличное решение проблемы?

— Какой?

— Атлы-сан. Почему бы Гаэлиону не прогонять её до того, как она залезет в вашу постель?

Предлагаешь из него сторожевую собаку сделать? В принципе, я бы мог и Фиро посадить…

А вообще, отличная идея, Рафталия.

— Наофуми-тян! Я пришла за Рафталией-тян! — заявилась Садина.

— Это ты, Садина?

— О, что тут вас? Гаэлион-тян в доме?

— Он за мной весь день таскается. Рафталия только что предложила сделать из него сторожевого пса, чтобы Атлу гонял.

— Ясненько… Многие рабы, которых сильно потрепало набором опыта и быстрым ростом, идут на поправку, так что уже скоро Рафталия-тян сможет ночевать тут. А пока что можешь действительно защищаться от Атлы-тян с помощью сторожа.

Значит, Садина тоже так думает?

— А вообще, может, проще поговорить с Атлой-тян?

— Мы ведь уже с ней говорили, сестрёнка Садина.

— И правда. Как она нас поразила — сказала, что собирается выйти замуж за Наофуми-тян.

Эх… настырная всё-таки…

Я уверен, что у неё просто помутнение рассудка после выздоровления. Да и я не извращенец, чтобы жениться на маленькой девочке.

— Поэтому я ей так и сказала: Наофуми-тян такой никчёмный, что ни к какой девочке не притронется.

— Никч… эй, ты!

Вот взяла и никчёмным обозвала!

— Атла-сан тоже не лучше. Она ответила: “Ничего страшного, Наофуми-сама из тех, кто поступает правильно, когда приходит время”.

Теперь оказывается, у Атлы в отношении меня какие-то искажённые убеждения!

А-а, как вы все меня достали! Хочется свалить куда подальше.

— Лучше всего будет, если ты её бросишь.

— Да я уже вроде как.

Я говорил, что между нами ничего нет, но у Атлы стальные нервы, и её это не смутило.

Она всё сильнее в бою и прилежно исполняет все приказы.

Поэтому я делаю вид, что чрезмерную привязанность ко мне можно и потерпеть.

— Остаётся надеяться, что однажды Фоур сможет её одолеть, и она перестанет сюда ходить.

Конечно, мне приходило в голову продать её и выгнать с концами, но Атле ведь даже на боль от рабской печати наплевать. Она вполне может сбежать и снова прийти ко мне.

К тому же продавать я её не хочу… так что придётся выкручиваться как-то иначе.

Пока я обсуждал с Рафталией и Садиной планы противодействия Атле, заскучавший Гаэлион начал изучать интерьер дома. Потом начал шмыгать носом, будто что-то вынюхивая.

Наконец, он засунул голову в мешок с оружием, доспехами и ресурсами.

— Ну-ка не лезь!

Какой Гаэлион любопытный. Впрочем, Фиро тоже любопытной была, и я уже знаю,что совладать с этим не сложно.

Вот только…

Мне и в голову не могло прийти, во что выльется это казалось бы безобидное происшествие…