Том 14: Глава 5. Информация о врагах

Вскоре подошли лидеры мятежников, и мы начали обсуждать дальнейшие планы.

— Старая столица уже совсем рядом. Когда мы возьмём её, наше преимущество станет неоспоримым.

— Да, это я уже слышал.

Если я правильно помню, в старой столице можно провести ритуал, в ходе которого Рафталия официально вступит в должность повелительницы.

— С помощью благословений госпожи Рафталии наши воины станут в тысячу раз сильнее.

— Понятно.

— Правда, есть одна сложность. В хрониках прошлых войн сказано что барьеры разных Камней Воли Сакуры мешают друг другу. Враги наверняка воспользуются этим, чтобы мешать благословениям.

— Это они постоянно сражаются со включенными барьерами, так что это мы с радостью их отключим. Правда, им уже сейчас благословения не особенно помогают, поскольку Рафталия научилась их отключать.

В принципе, мы уже можем сражаться с позиции силы, главное — следить за вражеским оружием, очень эффективным против Героев. С непривычки было неприятно, но теперь стало гораздо легче.

— Но я что-то не понимаю… — продолжил я. — Зачем они решили бросить такую важную базу и засесть в восточной столице?

— На самом деле восточная столица тоже стратегически важное место. В прошлом повелительницы уже пользовались ей во время битв за наследство, поэтому не стоит переоценивать их потери…

Хм-м… что-то мне всё это напоминает историю Японии. Старая столица — это Киото, новая — Токио. Ну, не совсем, конечно, но суть похожая. Эти параллели я провожу далеко не в первый раз, хотя карты у стран совсем разные.

— Во многом наши ошеломительные успехи объясняются тем, что до сих пор мы сражались вдали от дома повелительницы. Настоящая война начнётся после захвата старой столицы.

— Возможно, но это ничего не меняет, — напомнил я. — Мы продолжим наступление.

— Есть… — поддакнула Рафталия с немного виноватым видом.

Видимо, она винит себя за то, что развязала такую масштабную войну.

Эх, ты. Да, это мы вторглись в страну, но из-за того, что они напали на тебя и пообещали нападать и дальше.

— Никаких переговоров о перемирии они вести не собираются, да?

— Да. По всей видимости, вражеская верхушка ни во что нас не ставит.

— Они потеряли связь с реальностью?

— Вероятно, они просто презирают госпожу Рафталию, ведь в ней меньше крови повелительницы. Вероятно, это тоже козни злодейки Макины, советницы повелительницы.

— Да, вы уже говорили об этой злодейке. Я так понимаю, она довольно глупая.

Командиры мятежа закивали в ответ, а люди из Шильтвельта почему-то посмотрели с сочувствием.

— Макина прибыла сюда как миссионер из Шильтвельта. Позапрошлый правитель, дед госпожи Рафталии, взял её в любовницы, и она начала давать ему политические советы. В конце концов она фактически захватила власть.

— Несмотря на своё происхождение, она не питает никакой любви к Шильтвельту и обложила торговлю с этой страной огромными пошлинами.

М-да… неприятная женщина. Понятно, почему Шильтвельт её тоже не одобряет.

— Поговаривают, что она стояла за убийством родственников повелительницы, но доказательств нет… факт в том, что она единственная уцелела и стала нянькой нынешней повелительницы…

— Также говорят, что именно её решением столицу перенесли на восток. Якобы ей не нравился воздух в старой столице.

— Да, кстати, нынешняя повелительница это её дочка или внучка?

— Нет, дети Макины тоже были отравлены… поэтому многие считают, что она не причастна…

— Извините, конечно, но ей надо было вырезать семью до конца, чтобы такого не случилось.

— Наофуми-сама! — Рафталия стрельнула в меня взглядом.

Видимо, Макине не хотелось, чтобы страна открыла границы после смерти всех правителей? Да и вряд ли бы ей удалось спокойно править — она бы не смогла спать от кошмаров, в которых семья Рафталии возвращается и требует права на престол.

Ну да ладно, не буду пытаться вникнуть в разум придурков.

— О да, она меня никогда не переносила. Я её хорошо помню, она и раньше тайно управляла страной, — вставила Садина. Видимо, они знакомы.

— Ещё один вопрос связан с нынешней жрицей Аквадракона.

А, ну да, Садина ведь теперь “бывшая”.

— Жрицу Аквадракона благословила повелительница, её тоже называют кровожадной жрицей. Рано или поздно она обязательно нападёт на нас.

— О-о? — протянула бывшая жрица Аквадракона.

— Что скажешь, Садина? Кстати, как на неё повлияло то, что Аквадракон принял нашу сторону?

— Разумеется, она в ярости и считает, что её предал собственный бог.

То есть, думает, что к ней самой это не относится.

— Тем не менее, — продолжила Садина, — она очень хорошая жрица, раз заслужила благословение повелительницы. У меня его не было.

О как… Садину ни разу не благословляли? Правда, с учётом поведения нынешней повелительницы, завидовать тут нечему.

— Мы что-нибудь знаем об этой жрице?

— Да, конечно. По слухам, нынешняя жрица Аквадракона — младшая сестра бывшей.

— О-о? — Садина недоумённо наклонила голову. — Впервые слышу. Значит, эти люди сделали мне сестрёнку?

“Эти люди”… Видимо, у неё с родителями не самые близкие отношения.

— Она родилась уже после изгнания бывшей жрицы из страны. Увы, у нас очень мало сведений о её родине… Всё, что мы знаем — её родители прибегли к аморальным методам, пытаясь создать воина, способного сравниться с предшественницей…

— Понятно, эти люди хорошо потрудились.

“Хорошо потрудились”… Грустно, что так выглядит реакция Садины на новость о том, что у неё есть сестра.

Что у неё за семья такая? Хотя, секунду. Я примерно так же относился к своему младшему брату. Ну, он, правда, хорошо учился и всегда был любимчиком родителей.

— Младшая не должна обходить старшую, — заявила Атла.

Нет, её я не слушаю, она только с мысли сбивает. Сейчас нужно думать только о сестре Садины.

— Ей пытаются заменить на редкость сильную сестру?

Какая ужасная семья. Хотя, им наверняка недолго осталось после предательства Аквадракона.

— Говорят, она делает всё возможное, чтобы не уступать бывшей жрице Аквадракона по силе.

— Хм-м…

По возрасту она, наверное, примерно ровесница Рафталии. Надо будет уточнить у Садины.

— Но Садина ведь всё равно опытнее?

— С точки зрения военных заслуг перед страной бывшая жрица действительно впереди. Однако новую уже сейчас считают более умелой в божественных делах.

— О-о.

— И что это значит?

— Она успешно вывела на чистую воду придворных оракулов и священников, которые, как оказалось, выдумывали все предсказания. Она одна из немногих истинных одарённых.

— О-о, какая прелесть. Моя последовательница оказалась одарённой.

— Одарённой — это как?

Этот термин пока ещё не всплывал.

— Думаю, лучше всего описать это как… особое чутье, которое бывает у жриц и священников.

— Верно. В Кутенро к обладателям этого дара относятся с большим уважением. Но у бывшей жрицы его, видимо, не было…

— Мне говорили, это умение слышать голоса предков и так далее, — продолжила Садина. — Как правило, жрицы и священники на службе повелительницы обладают этим даром, и я довольно долго стыдилась того, что у меня его нет.

— А-а… способность видеть духов, что ли?

Это и я умею, нужно только Раф-тян на голову посадить.

— Выпив алкоголь, жрица впадает в мистический транс, в котором может подчинить себе невероятные силы. В этом состоянии она даже в одиночку способна применять сложнейшие составные заклинания.

Это, конечно, здорово, но к способности видеть духов отношения не имеет. И странно как-то, что у Садины такого таланта нет.

— Это уже бред какой-то. Разве что жрица напивается, у неё срывает крышу, и она случайно применяет мощное заклинание.

Алкоголь восстанавливает Ману. Наверняка среди жрецов прошлого были какие-то типы, которые по какой-то причине сознательно доводили себя до такого состояния.

— Зачем мы вообще обсуждаем эту непонятную силу? — спросила Рафталия, поморщившись.

— Рафу?

— Я полностью поддерживаю Наофуми-саму, — продолжила Рафталия. — По-моему, речь просто о состоянии сильного опьянения, в котором у человека развязывается язык.

— О-о, ну надо же, Рафталия-тян. Твой отец говорил точно так же.

— Я думаю, мнению наследницы лучше доверять, — сказал я.

— Это, конечно, обнадёживает, — ответила Садина.

Значит, идеальная жрица, обладающая таинственной силой, которой нет у Садины. Но судя по словам наших врагов, Садина тоже была весьма известной жрицей.

С другой стороны, я удивился тому, что Рафталия тоже не поверила Садине… Кажется, она становится такой же мнительной, как и я.

Вроде и приятно, что она берёт с меня пример, а вроде и грустно, что я её порчу. Чувствую себя Фоуром, который вынужден смотреть на меняющийся характер Атлы.

— Почему вы смотрите на меня с болью в глазах, Наофуми-сама?!

— Вот так и бывает, когда дети вырастают.

— Что я не так сказала?!

Рафталия выросла мнительной. Надо бы мне браться за ум. Правда, я всё равно не буду никому так просто доверять.

— В любом случае, нам придётся сразиться с этой жрицей.

— Да. Пожалуйста, будьте осторожны.

— Я уже жду не дождусь, — весело заметила Садина.

— Надеюсь, с ней удастся договориться, — добавил я.

Буду молиться, что её тоже огорчает разложение страны, и она согласится помочь нам. Или что она не злится на Аквадракона за предательство, а тайно помогает ему.

— Ну ладно. Поехали дальше. Всё равно другого пути нет.

Сейчас к нам присоединилось так много союзников, что мне даже учёт вести лень. Ветер дует в спину. Наши противники — форменные придурки.

— Я ожидал, что придётся осаждать города, а вместо этого чаще всего они восстают и впускают нас сами.

Народ и местные землевладельцы не хотят воевать, но верхушка страны освобождает запечатанных монстров и теряет доверие населения. Как можно быть такими идиотами?

Если бы они вместо этого укрепились и пытались тянуть время, нам бы пришлось прорываться с большим трудом, чтобы успеть к следующей волне.

— Пока что мы не встретили ни одного врага, кто мог бы сравниться с дуэтом Рафталии и Фиро. Хотя сестру Садины, конечно, стоит опасаться.

— Но, Наофуми-тян, дальше будет намного труднее, и это не шутки.

— Знаю. Но нам всё равно идти в старую столицу, да?

— Да. Там много памятных мест, связанных с родителями Рафталии-тян. Сходить туда точно стоит.

— Связанных с папой и мамой…

Ну, что бы ни происходило, познакомить Рафталию с её истоками — дело хорошее. Тем более, что я рассчитываю оставить эту страну Рафталии после того, как наступит мир. Если она захочет, конечно.

— Ну что, до вечера тренировки, а потом устроим ночной парад, чтобы народ получше понял величие Рафталии. Атла, после возвращения Фоура пойдёшь с ним за покупками. Это приказ.

— Кх… надеюсь, брат упустит кузнеца и будет ещё долго за ним гоняться, чтобы я смогла побольше времени провести с Наофуми-самой.

Неприятно смотреть, как сестра желает брату неудачи. У меня есть младший брат, так что меня такие вещи задевают. Ну, правда брат у меня тот ещё любитель показухи.

Итак, совещание закончилось, мы приступили к тренировкам.