Том 14: Пролог. Совещание по захвату Кутенро

— Начнём с оценки ситуации. Так…

На следующее утро после праздника по случаю победы я собрал всех причастных в особняке порта Кутенро, чтобы обсудить дальнейшие планы.

Вчерашний праздник состоял из пьянки, песен и шума, так что в особняке повсюду бардак и мусор.

Напоминает японский парк после дня любования сакурой — видимо, сказывается восточная стилистика страны.

— У-у…

И если мои спутники держатся хорошо, то все остальные как-то раскисли.

— Что такое? Вы же вроде собирались устроить революцию и поставить Рафталию во главе?

Наши союзники стонут, их лица цвета земли. С трудом верится, что это они вчера ночью так веселились.

— В-воды…

— Всё потому, что они пытались вчера перепить сестрёнку Садину, Наофуми-сама.

— О-о?

— Слухи… не врали, когда сулили гибель тому, кто попытается перепить бывшую кровожадную жрицу… — хрипло протянул один из тех, кто пил с Садиной вчера вечером.

Вид у него такой, будто он прямо тут сейчас и помрёт.

Вчера с вечеринки четверо ушли проблеваться… и до сих пор не вернулись.

Валяются где-нибудь с похемельем, наверное… Надеюсь, живы.

М-да. Кажется, совещание придётся проводить со спутниками, а не с местными бойцами.

Кутенро — страна с прогнившим правительством, которое не даёт жить простым людям.

Кто-то из этих высокопоставленных мразей распорядился подослать к Рафталии убийц.

Мы вторглись в Кутенро и вскоре наткнулись на движение мятежников.

Местные жители настолько обрадовались освобождению от многолетнего гнёта, что после захвата порта по всему городу прокатился праздник

Он и сейчас продолжается, судя по звукам, которые иногда доносятся снаружи.

— Поговаривали, что она — возлюбленная бога вина. Все считали, что она и по сей день где-то пьёт…

— Так что обнаружить её рядом с чудовищем, способным съесть основу для пойла, от которого в ужасе сбежит даже бог вина… более чем логично.

Чего все на меня смотрят? Не нравится, что я ем коголевые ягоды?

— До сих пор не понимаю, почему всем так нравится называть меня чудовищем.

Меня зовут Иватани Наофуми. Я бывший японец и нынешний Герой Щита в параллельном мире.

Вообще, правильно ли призывать человека из другого мира и назначать его против воли Героем Щита?

Как доходчиво показали недавние события, отношение к Герою Щита во многом зависит от страны.

Но прежде чем говорить о тех событиях надо бы вкратце рассказать о мире, в который меня призвало.

В нём, как и в играх, есть Уровень, а за победу над монстрами начисляют очки опыта. Помимо них есть и окно статуса, так что современному японскому геймеру в принципах работы мира разобраться проще простого.

При желании можно даже просмотреть числовые показатели своих характеристик, поэтому по незнанию призванный Герой легко может решить, что оказался в мире игры.

Впрочем, простота и понятность могут сыграть злую шутку.

Меня призвали в этот мир, чтобы я защищал его от волн — катастроф, которые грозят разрушить его.

Поскольку я хорошо знаком с произведениями о попаданцах и избранных героях, спасающих мир, то сразу проникся большими надеждами, однако в Мелромарке, призвавшей меня стране, государственная религия выставляла Героя Щита демоном.

Из-за этого я оказался целью многочисленных заговоров. Из-за трудностей и лишений у меня настолько испортился характер, что я и сам это замечаю.

Иногда я задумываюсь, как сложилась бы моя жизнь, попади я вместо этого в Шильтвельт, где Героя Щита почитают как бога.

Шильтвельт — страна полулюдей и зверолюдей.

Если бы я с самого начала оказался там… меня бы берегли и почитали как бога, но в то же время я ещё не забыл, как мне пытались навязать гарем из толпы женщин, мечтающих завести от меня детей.

Что лучше — быть вышвырнутым на улицу без гроша в кармане или жить быком-осеменителем?

Если честно, мне оба варианта не по душе… Ненавижу такие сюжеты.

Как бы там ни было, я отбился от козней и заговоров и дожил до сегодняшнего дня.

— Какое жалкое зрелище.

— Эх…

Атла и Фоур вздыхали, глядя на мучающихся от похмелья бойцов.

Эти двое — рабы, которых я себе купил. Они относятся к хакукообразным, которые считаются в Шильтвельте элитной расой.

Атла на первый взгляд кажется маленькой девочкой, хотя на самом деле она неутомимый воин. Когда мы были в Шильтвельте, она продемонстрировала такую силу, что склонила на нашу сторону многие горячие головы той страны. Хотел бы я сказать ей, что так себя вести нельзя, но пока молчу — закончилось-то всё хорошо.

По словам правителей Шильтвельта, Атла — моральный образец для всех жителей их страны. Хотя лично меня её чрезмерная преданность нисколько не привлекает.

Ну а Фоур — бесплатный довесок к Атле. Или нет?

В своё время он изо всех сил ухаживал за больной сестрёнкой, но теперь она поправилась и помыкает им как хочет.

Когда я покупал Фоура, он казался мне полезным приобретением, но в конце концов именно Атла, которую я взял к нему в довесок, оказалась намного сильнее.

Правда, в последнее время разрыв между ними сокращается. Фоур вырос, окреп, возмужал и научился превращаться в белого тигра-зверочеловека.

К тому же ему доступен режим озверения, но в нём я пока не разобрался. Нужны опыты.

Дорога в Кутенро провела нас сквозь Шильтвельт, где Фоур и Атла показали себя во всей красе. В принципе, в Шильтвельте о них неплохо отзывались. Пожалуй, когда я разберусь здесь со всеми делами и вернусь в Японию, они вполне смогут войти в правительство той страны.

— Разумеется, вас, малолеток, я никому не дам споить.

— Наофуми-сама, по вашему совету я готова выпить хоть яд.

— Что?! Не смей советовать Атле отраву!

— И не собирался, включи голову.

С ними так постоянно.

— Кстати, куда подевался Ицуки?

Кавасуми Ицуки — Герой Лука, призванный из какой-то другой Японии. Ему, как и мне, многое пришлось пережить… и пострадать от женщины, которую я называю Ссукой. Из-за неё у него теперь не всё в порядке с головой. Его бы на лечение отправить, однако сражаться он пока может, так что я продолжаю использовать его огневую мощь.

— Они с Лисией-сан изучают материалы по Кутенро, — пояснила Рафталия. — Думаю, скоро вернутся.

Хм-м. Значит, ничего страшного, что их тут нет.

Лисия — девушка серьёзная, в запой не уйдёт. Сейчас она присматривает за Ицуки, хотя в своё время он жестоко выгнал её из своего отряда. Позднее в Лисии проснулся талант бойца, она победила поддавшегося тьме Ицуки и уговорила его исправиться. Другими словами, у неё подвиги, как у главного героя произведения. В последнее время она ведёт себя тихо, но это потому, что ей лучше даётся умственный труд, а не битвы. Её характера и способностей вполне хватает, чтобы я ей доверился.

— В любом случае нам нужно поскорее избавить наших от похмелья. Мы не можем терять время.

И как мы только докатились до такого?

Вообще, всё началось из-за Рафталии. Она моя правая рука, поклявшаяся сражаться вместе со мной. Правда, поначалу я был хозяином, а она моей рабыней. Сейчас я отношусь к ней как к дочери.

Вся шумиха началась оттого, что Рафталия переоделась в одежду жрицы. Я попросил её примерить эту одежду, поскольку она очень подошла ей, когда мы были в мире Кидзуны. Но оказалось, что в стране Кутенро, откуда родом её родители, эта одежда означает кое-что другое. Благодаря тому случаю я узнал, что посланники Кутенро всегда следили за Рафталией, но не вмешивались даже когда она сталкивалась с ужасными злоключениями. В конце концов они заявили, что будут теперь постоянно подсылать к ней убийц.

Я не настолько толерантен, чтобы спускать такие заявления с рук. А главное, я очень дорожу Рафталией. В самую трудную минуту только она была на моей стороне, и поэтому я заставлю мразей из Кутенро пожалеть.

С этой мыслью я и устремился в их логово. Поскольку Кутенро окружен морем и барьером, попасть в него очень тяжело. Мы взяли в Шильтвельте торговый корабль и поплыли на нём. Сначала на нас напали убийцы, но мы отбились, затем мы добрались до барьера, где Аквадракон, морской защитник Кутенро, утащил в море меня, Рафталию и Садину. С его помощью мы успешно проникли в страну.

На суше мы встретились с Ральвой — градоначальником порта и предводителем восстания против нынешней повелительницы. После переговоров с ним мы уничтожили всех её наместников и захватили порт.

По ходу дела мы также встретились со знакомым Дяди-оружейника… но не буду о нём.

Как бы там ни было, мы всё ещё не наказали гадов, работы полно. Наша главная цель — родственница Рафталии, известная как Повелительница. Пока мы не сбросим её с трона и не назначим Рафталию на должность нового правителя, убийцы не успокоятся.

Таким образом мы сейчас засели в захваченном порту и планируем наступление. На наше счастье правительница Кутенро издала аналог указа о жалости к живому, карающий за убийство монстров. Из-за него она растеряла поддержку народа. Пожалуй, сейчас лучшее время, чтобы её сместить. Насколько люди от неё устали — легко понять хотя бы по тому, как они празднуют захват города.

— Кюа-а-а-а-а.

— Кажется, праздник до сих пор продолжается. Может тоже пойти поиграть?

— Кюа-кюа, кюа-а-а.

— Бу-у! Господин-сама будет играть только со мной!

Тем временем во дворе особняка Фиро и Гаэлион испепеляют друг друга взглядами.

Фиро относится к Филориалам, похожим на птиц монстрам, которые развиваются по-особому, если их выращивают Герои. Прямо сейчас она выглядит как белокурая девочка-ангелочек с крылышками на спине и голубыми глазами, но её истинный облик совсем другой.

Вообще, наше с ней знакомство началось с того, что я купил её яйцо в лотерее.

Некоторое время назад Фиро пережила череду неудач, но не так давно королева Филориалов Фитория нашла её и благословила, так что теперь она стала намного сильнее.

Гаэлион же — дракон. Драконы с Филориалами давние враги.

Хотя обычно Гаэлион выглядит как младенец-дракон, в бою он сражается в форме взрослого дракона. Можно сказать, что у него раздвоение личности… но это не совсем так. У него не одна раздвоенная личность, а две разных, живущих в одном теле. Сейчас активна первая — Гаэлион-малыш, настоящий хозяина тела. Вторая — скрытая, но готова прийти по первому зову: Гаэлион-отец, личность зомбидракона, с которым я когда-то сражался.

Хотя хозяин Гаэлиона — я, в деревне за ним ухаживает Виндия, одна из моих рабынь. Прямо сейчас Виндия находится в Шильтвельте на пару с Рато, алхимиком из Фобрея, где они изучают биологию тамошних обитателей. Ну а Гаэлион путешествует со мной.

Хотя и Фиро, и Гаэлион — верные союзники в трудных битвах, у них видовая неприязнь друг к другу, так что они постоянно ссорятся.

Но можно не вмешиваться, ничего плохого не случится.

— Если мы не определимся в ближайшее время, потеряем инициативу.

— Вы совершенно правы, — поддакнула Рафталия.

— Уф… — очнулся Ральва, градоначальник порта Кутенро. Он замотал головой, пытаясь прогнать похмелье.

— Вот, отлично. Итак, где искать эту вашу повелительницу? Я бы лучше поскорее прихлопнул её, чтобы поскорее со всем разобраться, — сказал я ему, разворачивая карту Кутенро.

Эта страна не такая большая как Мелромарк или Шильтвельт, но очень “плотная”, прямо как современная Япония. Мы сейчас находимся в порту на самом западе.

— Действующая повелительница находится в столице, это вот здесь, — ответил Ральва, показывая на восток Кутенро.

Если опять проводить условные параллели с Японией, то мы сейчас засели в Кагосиме, а палец Ральвы указывал на Токио… даже, скорее, на Тибу. Опять же, это очень условное сравнение.

— О? — Садина наклонила голову. — В моё время столица была не там.

Садина в прошлом — жительница Кутенро, сбежавшая из страны в Мелромарк вместе с родителями Рафталии. В деревне она отыгрывает роль заботливой нянечки и строит из себя старшую сестру Рафталии.

Садина на редкость устойчива к алкоголю, так что её собутыльники как правило упиваются вдрызг. Она очень активная и инициативная. Меня она, если честно, раздражает.

В бою она… чудовищно сильна. В общем — японская красотка, умеющая превращаться в косатку.

— Действующая повелительница выбрала новую столицу, когда взошла на престол. Поэтому первым делом нам стоит захватить старую столицу. Она выгодно расположена и внесёт большой вклад в успех кампании.

— Надо же, ей хватило наглости перенести традиционную столицу, — вставила Садина.

Ральва согласно кивнул.

— Многие были не согласны, но она настояла на своём. Даже сейчас новая столица вовсю застраивается.

Сначала указ о жалости к живому, теперь это. Всё у этой бедовой хозяйки выходит боком. Даже Мелромарком управляли лучше.

— Поговаривают, что за переносом стоит обогащение приближённой.

— Значит, злодейка, дружившая с предыдущими повелительницами, всё-таки добилась своего? Она частенько говорила, что старая столица ей не по нраву.

— Так, вы сейчас о ком? Кто-то тайно дёргает повелительницу за ниточки?

— Да, — подтвердил мою догадку Ральва. — Злодейка по имени Макина фактически захватила власть в стране.

Ух ты, угадал. Видимо, из-за этой гнили в верхах народ легко увидел в Рафталии настоящую повелительницу.

Старая столица. Город, утративший былую славу из-за испорченного правительства.

— Есть ещё одна причина, по которой нам стоит захватить старую столицу. Оттуда Рафталия-сама может пользоваться силой повелительницы.

Если слова Ральвы о стратегической выгоде я ещё понял, то эти — не очень.

— Ты так говоришь, что Наофуми-тян ничего не понимает. Речь о том, что Рафталия-тян тоже сможет использовать благословения, доступные нашим врагам. Другими словами, если повезёт, мы получим их силу.

— Вот оно что.

Благословение повелительницы включает Камни Воли Сакуры, которые разворачивают барьеры, ослабляют Священных Героев и усиливают союзников. Кроме того, оно даёт доступ к Астрал Энчанту, с помощью которого можно прибавлять характеристики союзников к своим. Возможно, скоро эти способности будут доступны и нам.

— В старой столице есть место, где повелительницы вступали в должность. Возможно, если Рафталия-тян проведёт там ритуал, силы появятся и у неё.

— Значит, наши планы на ближайшее время — добраться до старой столицы…

Повелительница сама виновата, что переместила столицу на восток. Глупо было бросать такую важную базу.

Как ни крути, захват старой столицы — хороший шаг. Заодно многое узнаем об этой непонятной стране.

Ещё надо продумать маршрут. Тут нам может пригодится информация, которую Аквадракон оставил в кристалле, подаренном Гаэлиону.

— Теперь нам нужен план, — заявил я. — Прямо сейчас все наши силы сосредоточены здесь, в порту.

— Но я уверен, что скоро весть о разгоне чиновников долетит до соседних поселений, и они заявят о нашей поддержке.

— Это хорошо, но мы не можем сидеть и ждать, пока власть сама упадёт в руки. Нам нужна быстрая стратегия.

— Действительно, нам ведь ещё нужно заниматься восстановлением деревни… И готовиться к борьбе со следующими врагами, — вспомнила Рафталия.

— Ага, я не собираюсь торчать тут вечно.

С этими словами я положил листок бумаги рядом с картой и начал рисовать на нём.

— Вариант номер один. Поскольку захватывать страну постепенно мне не хочется, то можно попробовать быстренько сместить повелительницу.

По словам Садины, эта страна продолжит преследователь Рафталию, пока не падёт. Но у меня нет времени постепенно отвоёвывать территорию у местного правительства. Поэтому я предлагаю не мешкать и сразу выкорчевать корень зла.

— Однако у врагов есть оружие, созданное специально чтобы противостоять нам, — заметил я.

В этой стране есть какие-то уникальные технологии. По ним создаётся крайне неприятное оружие, которое ослабляет Священных Героев… мой Щит — не исключение.

Местные противники не только отключают мои методы усиления, но и умеют усиливать себя, поэтому в бою приходится продавливать Уровнем и характеристиками, а это непросто. Недавно у меня появилось оружие, которое частично восстанавливает усиления, однако я всё ещё не знаю, как не дать врагам усилить себя.

Поэтому я опасаюсь, что они могут дать нам отпор.

— Опять ты за своё, Наофуми-тян.

— Главный минус моего плана в том, что в таком виде он вряд ли сработает.

Нужно придумать, как сделать так, чтобы враги не отбили нашу поспешную атаку.

— Я уже подумываю над тем, чтобы заказать оружие у учителя Дяди-оружейника.

Именно учитель Дяди создал сильное оружие, которым сейчас пользуется армия Кутенро. Он страшный бабник, поэтому я называю его Мотоясу-2.

Поскольку ему многое известно о технологиях этой страны, возможно, он придумает оружие, которое станет ключом к победе.

Прямо сейчас он крепко засел в кузнице вместе с Дядей-оружейником.

Тяжело признавать, но пока мы многого не знаем, идти напролом слишком рискованно.

— Великолепный план, Наофуми-сама. Вы достойны называться богом, Наофуми-сама. Вы должны избавиться от родственницы Рафталии-сан и показать этому сброду, кто здесь истинный бог.

В принципе, в Шильтвельте я так и сделал, но не буду слушать Атлу. Не до неё сейчас.

— Вариант два: при помощи Рафталии собираем союзников и захватываем страну. Мы можем использовать торговые корабли Шильтвельта, чтобы ввозить ресурсы и войска. Если на местах есть несогласные с политикой правительницы, то в принципе этот вариант безопаснее первого, хоть и займёт больше времени.

— Трудный выбор… — проговорил Фоур, складывая руки на груди.

Я полагал, он предпочитает думать кулаками. Ошибся, значит?

— Ах, моя кровь кипит от одной мысли о захвате страны. Нам непременно следует прислать сюда воинов Шильтвельта, чтобы продемонстрировать этому сброду вашу власть, Наофуми-сама.

Атла уже загорелась. У неё буквально варварское мышление, но я уже привык.

— Мне тоже хотелось бы разобраться со всем побыстрее, но пока трудно сказать, принесёт ли быстрое вторжение победу.

— Во-во, — согласился я с Рафталией.

Победа над правительницей решила бы все проблемы, но разного рода непоняток слишком много.

— Рафу-у?

Пришла зевающая Раф-тян — сикигами… вернее, фамильяр, созданный из волоса Рафталии. Правильнее всего было бы описать её как монстра в виде тануки или енота. Я её просто обожаю. И ценю гораздо больше, чем ссорящихся во дворе питомцев.

Раф-тян знает много разных фокусов, которые очень помогают в битвах. Во вчерашней она, правда, не участвовала.

— Я тоже сначала рассчитывала на быструю победу, но если жители страны так страдают, по-моему лучше захватить власть основательно.

Вообще, Рафталия говорит дело. Если заручиться поддержкой местных жителей, она может очень пригодиться во время битв с будущими волнами.

— Но это дело небыстрое.

Сломить нужно не только силу противника, но и дух, иначе какая это победа? Можно даже сказать, что свержение правителя — ещё не захват страны.

Вспоминается переворот, который как-то организовал Ицуки. В своё время он участвовал в смене власти в одной из соседних с Мелромарком стран. Он успешно возглавил мятежников и сверг короля, но жители так и остались нищими и голодными, так что смысла в перевороте не было.

Нужно видеть суть проблемы. Казалось бы, если во всём виновато прогнившее руководство, то смена правительства всё исправит. Но действительно ли народ станет жить лучше при новых политиках?

— Наверное, я забегаю вперёд. Всё-таки мы тут только второй день.

— Пожалуй, вы правы… — согласилась Рафталия.

— С другой стороны, этот вопрос из тех, с которыми лучше не затягивать. Держите мои слова в голове.

— Есть! — дружно ответили собравшиеся.

— Ральва, сообщи стране, что мы захватили порт, и готовь войска на случай если я скомандую нападение. Армия понадобится нам в любом случае — хоть для войны, хоть для свержения.

Думаю, он это понимает не хуже меня. Он тут профессиональный военный, а не я.

— Так точно!

— Ещё неплохо бы сегодня Рафталии пройтись по городу в костюме жрицы, поднять народу мораль.

Нам не хватает ни войск, ни известности. Поэтому надо бы во всеуслышание заявить, что появилась вторая повелительница. Рафталия яркая и привлекательная; это замечательно подстегнёт народ.

Новая повелительница, пришедшая покарать старую за издевательства над подданными. С учётом наших планов, эту мысль нужно распространить на всю страну.

— Всё-таки без этого никак, Наофуми-сама? Почему вы так любите одевать меня в костюм жрицы?

— Он тебе идёт, — не раздумывая ответил я.

Рафталия, ты просто неотразима в одежде жрицы. Хакама не просто идёт тебе, в ней ты прямо очаровываешь других. Возможно, это тоже доказательство того, что ты рождена быть повелительницей.

— Рафу, — поддержала меня Раф-тян.

Когда-нибудь я и ей сделаю такой же наряд.

— Но ведь всё началось именно с того, что вы решили одеть меня в костюм жрицы, Наофуми-сама.

— Ну и что? Эти люди смотрели на твоё горе и ничего не делали. Этого достаточно.

Я не пытаюсь сваливать на них всю вину, но и прощать их не собираюсь.

— Эх…

— Рафталия-сан. Я так завидую и ревную, ведь у вас есть наряд, который нравится Наофуми-саме.

— Если бы я могла, уже отдала бы его вам, — удручённо ответила Рафталия, поворачиваясь к Атле.

— Вы слишком заносчивы, вас нужно поставить на место! Брат, у хакуко есть похожие одеяния?

Что ещё за спор? И что это — неужели Атла начала обращаться за помощью к брату?

— Есть! В следующий раз прихвачу!

О, как Фоур заулыбался. Ему понравилось, что сестрёнка обратилась к нему. Да уж, такое случается редко. Кажется, она ни разу не просила его о чём-то с тех самых пор как поправилась.

— Я обязательно завоюю сердце Наофуми-самы!

— Удачи, — поддержала её Садина.

Как достали. Мне срочно нужно отдохнуть и насладиться зрелищем Рафталии в костюме жрицы.

— Гм?! — Гаэлион вдруг прекратил спорить с Фиро и посмотрел вдаль.

— М-м? — Фиро сделала то же самое.

— Р-рафу?

— Чего такое? — спросил я, обращаясь к трём питомцам.

И вдруг где-то вдалеке раздался мощный взрыв.