Том 3: Глава 16. В розыске

— Хм-м-м…

Я рассматривал округу, спрятавшись в кустах.

Прошло несколько часов после того, как к нам присоединилась вторая принцесса — мы прятались в ближайшей деревне и оценивали обстановку. Деревня находилась неподалёку от той, которая пострадала от трупа дракона.

Оказалось, что рыцари не блефовали.

— Демон Щита, Наофуми Иватани расправился с рыцарями-гвардейцами, похитил при этом вторую принцессу и бежал. Объявлен в розыск живым или мёртвым. Награда…

Повсюду в деревне развешаны объявления, обещающие за мою голову круглую сумму, а солдаты из замка громко зачитывают их.

И всё это за несколько часов? Уж больно они к такому случаю хорошо подготовились.

Впрочем, те трое говорили о том, что это часть плана. Передовой отряд, догнавший нас, с самого начала ожидал, что мы их либо поймаем, либо убьём. Вспоминаются новости моего мира о фанатиках, привязывающих к себе бомбы, которым обещают после смерти гарантированное попадание в рай.

— Вот изображение с кристалла, хранящее память о последних секундах жизни стражи принцессы! Рыцарь, донёсший кристалл до замка, погиб героем.

Дальше — больше. Из кристалла спроецировали мою голограмму.

На сцене, которую она изображает, стою окровавленный я с перекошенным от злобы лицом, и держу за шею вторую принцессу.

…Так их ещё и подделывать можно?

Это «последние секунды жизни» тех типов, которые удирали от меня, точно перепуганные зайцы?

Больно бодрыми они были для умирающих, я вам скажу.

Впрочем, похоже, что подделать можно не всё. Приглядевшись, нетрудно увидеть, что лицо пойманной принцессы изображает не ужас, а удивление. Кстати, если изображения можно подделывать, то зачем было пытаться убивать её на моих глазах? Ничего не понимаю.

— Он передвигается на повозке, которую тянет демоническая птица необычной внешности. Любой, кто увидит его, должен немедленно сообщить.

На голограмме виднелась и Фиро, но лицо ей сделали похищнее и научили плеваться ядом. Поздравляю, Фиро — твоя фальшивка, как ты и мечтала, может им плеваться.

Впрочем, если они записали в кристалл облик Фиро, то перемещаться мне будет сложно. Возможно, стоит использовать её, чтобы отвлечь внимание противников.

— Таким образом, Фиро, теперь мы будем действовать порознь.

— Не хочу-у!

Вернувшись после разведки, я объяснил Фиро, что она привлекает слишком много внимания, и поэтому нам нужно разделиться.

Фиро с повозкой будет отвлекать внимание врагов, а мы за это время сбежим. Затем Фиро бросит повозку и догонит нас. С учётом того, что повозка всё это время будет пуста, скорость у неё будет огромной.

Но хоть я и объяснил это ей, она никак не соглашалась.

— Мы ничего не можем с этим поделать. Ты слишком выделяешься.

В том смысле, что она редкий монстр. Её даже называют божественной птицей святого.

— Мне ведь просто нужно выглядеть по-другому, когда рядом люди, правда? Это я могу!

— И как же ты…

Не успел я договорить, как она засветилась и начала превращаться.

Наверняка же собирается тянуть повозку в облике человека. И тогда её шея и лапы вдруг удлинились.

— Гуэ-э-э!

Фиро превратилась в крупного страуса — вернее, в обычного Филориала.

Однако по размеру она, пожалуй, всё равно значительно превосходит прочих.

— Так ты и такое умеешь?

— Гуэ-э-э!

Кивок.

— А с голосом у тебя что?

— Гуэ!

— Ясно, так в этой форме ты разговаривать не можешь.

Видимо, эту форму она принимать не очень любит.

— Фиро-тян, ну ты даёшь!

Глаза принцессы засверкали, и та принялась играть с Фиро.

— Гуэ-э-э!

Ну, по крайней мере, я её резкий пронзительный голос слышать не буду, и на том спасибо.

— В этой форме и оставайся. Так ты тише.

— Гуэ!

И она схватила лапой мою голову. Поскольку Рафталия и Фиро редко нарушают правила, она наверняка забыла, что атаковать меня строго запрещено. Не успела она сделать хоть что-то, как печать дала о себе знать и заставила её повалиться на землю.

— Гуэ-э-э?!

— Фиро-тян?!

— Что ты возмущалась-то?

— Не мучайте Фиро-тян!

— Я и не мучал. Просто она атаковала меня, и сработала рабская печать.

Я ведь просто сказал ей, что так мне она нравится больше, чем когда несёт чепуху в форме человека. Не знаю, как Фиро, а мне эта её форма по душе. От домашних питомцев на душе становится легко как раз потому, что они не умеют разговаривать. Если животное превратится в ребёнка и начнёт капризничать, то будет только раздражать. Ну, ухаживать за ней я, правда, всё равно не перестану.

— Ей же больно!

— Сама виновата.

— У-у…

Как удивительно, что вторая принцесса так беспокоится о ней. Может, это потому, что они и правда подруги, сумевшие найти общий язык?

— Значит так: сейчас слегка замаскируемся и посмотрим, что получится.

В конце концов, я ведь уже много времени скрываюсь под личиной святого, так что как-нибудь справимся.

— Рафталия… можешь нарядиться во что-нибудь ветхое и надеть шляпу?

Вот так мы с принцессой укрылись в глубине повозки, которую повезла перекинувшаяся Фиро и повела переодетая Рафталия.

Часть, не вошедшая в ранобэ
— А…

Рафталия встретилась глазами с селянином.

— …

— …

Мы молча проходим мимо.

— …

— …

Металлическая повозка ехала по деревне, наполненной солдатами-часовыми.

— Стойте.

Мы остановились.

К нашему разоблачению я уже подготовился, но местные вояки не станут для нас проблемой.

— З-здравствуйте. В чём дело?

— Подозрительно качественная повозка. Правда, демонической птицы я не вижу…

— Н-нет, ничего такого. Я просто торговка.

— Хо… Могу я проверить, что внутри?

Опасно.

Солдат положил ладонь на дверь повозки.

Как быть? Меня, может, и пронесёт — я в обычной одежде, а Щит в форме книги — но принцессу распознают незамедлительно.

— Ах! — вдруг обронил селянин, который обменялся с Рафталией взглядами.

— Что такое?! — повернулся к нему солдат.

— Кажется, я только что видел вон там Демона Щита.

— Правда?!

Все селяне вокруг закивали.

Солдаты всей толпой умчались в указанном направлении.

— За мной, — селянин постучал по повозке, — торопитесь, пока не поздно.

Кажется, он собрался нас укрыть.

Как быть… если он обманет нас, то наверняка заведёт в целую толпу солдат.

— Пожалуйста, идите. Я задержу их.

Рафталия уловила мои колебания и решила всё за меня.

— Но…

— Если нас обманут, я сразу закричу.

Вот как?

Я накинул на вторую принцессу плащ, после чего мы тихонько сошли с телеги и быстро проследовали за селянином.

— Там никого.

— А? Неужели я ошибся?

— Нет, ты правильно сделал, что доложил. Если увидишь ещё раз — обязательно скажи.

— Хорошо.

Селянин закончил пудрить мозги солдату, и тот проверили повозку.

— Хм-м… здесь только всякая всячина на продажу. Это лекарства?

— Угу, везу заказные вещи авантюристам. Хи-хи, — ответила замаскированная Рафталия, натянуто улыбаясь.

— Ясно, ну что ж, простите за беспокойство.

— Ничего страшного.

Солдат отошёл от повозки и принялся смотреть по сторонам.

Селянин указал Рафталии в сторону гостиницы, и она послушно повернула туда.

— Хм…

Мы наблюдали из окна частного дома.

Я весь на нервах.

Мы чуть не попались. Если бы не помощь селянина, шумихи было бы не миновать.

— Святой-сама, вы в порядке?

— А, ага… более-менее.

— Вскоре после того, как вы спасли деревню, мы догадались, что на самом деле вы Герой Щита-сама.

— И никто на меня зуб не точит?

— Зуб?! Ещё чего. Святой-сама спас всё население деревни. Ни за что мы не станем отвечать на добрый поступок враждой.

— …Мы здесь в безопасности? — тревожно вопросила вторая принцесса.

— Так вы не против встать на сторону Демона?

— Церковь Трёх Героев учит нас не оставаться в долгу. А Демон Щита любезно спас нас от катастрофы, которую учинил Бог Меча.

Битва здесь выдалась суровой. И я тоже кое-чему в этой деревне научился.

Судя по увиденному, деревня всё ещё оправляется от последствий чумы.

— Пускай вас зовут демоном, но если мы не отплатим долг, как сможем ставить себя выше этого «демона»? Вы ведь здесь явно не просто так, да? — спросил селянин, указывая на вторую принцессу.

— У нас тут просто обнаружился небольшой заговор.

— Если уж принцесса-сама добровольно следует за вами, явно что-то случилось.

Принцесса кивнула положительно.

— Сейчас кое-кто в этой стране желает мне смерти. Герой Щита-сама спас меня…

Селянин понимающе закивал.

— Понимаю. Но возможно, что среди нас есть неблагодарные. Вам лучше поскорее исчезнуть.

— …Знаю.

— За домом стоит телега, доверху заваленная соломой. Спрячьтесь в ней, пожалуйста, и наши отвезут её к вашей спутнице, в гостиницу.

— Спасибо.

Благодаря жителям, отвлёкшим внимание солдат и перетащившим телегу, в которой мы укрылись, к гостинице, мы воссоединились с Рафталией.

— Как я и думал, с этой повозкой мы в большой опасности. Надо спрятать её и взять что-нибудь ещё.

— Гуэ-э-э?!

Филориал Фиро известила о своём несогласии, мотая головой, словно маятник.

— Гуэ! Гуэ!

— Иначе никак! Ты хочешь, чтобы нас нашли и поймали? Младшую принцессу, Мел-тян, убьют.

— Гу…

При упоминании факта, что жизнь принцессы в опасности, Фиро неохотно смолкла.

Похоже, она стала ей очень близкой подругой, раз она так о ней заботится…

— Это дорогого стоит, Фиро. Не каждый может сделать правильный выбор между вещами и другом.

— Гуэ?

Я ласково погладил её.

Может, она и не поняла моих слов, но решение приняла верное.

— Когда всё это закончится, мы вернёмся за ней.

— Гуэ!

Даже я понял, что так она согласилась со мной.

— Простите. Не могли бы вы приглядеть за нашей повозкой?

— …Конечно.

Селянин проникся ситуацией и согласился.

— Когда-нибудь я обязательно отплачу вам.

— Вы и так для нас достаточно сделали.

— Ясно. Ладно, вторая принцесса, давай сюда. Тебе нужно переодеться — с таким барским нарядом нас точно раскроют.

— М… ладно.

Идея носить лохмотья вторую принцессу, понятное дело, не привлекала, но в сложившихся обстоятельствах выбора у неё нет.

У селянина как раз нашлась детская одежда, причём довольно старая.

Поскольку детей я у него не заметил, видимо, эти вещи носил ребёнком сам селянин.

Она потертая, и, хоть принцесса и осталась выглядеть так же, мне кажется, что теперь она вполне может сойти за крестьянку.

Вот только не знаю, виновато ли воспитание или хорошее питание, но её синие волосы — редкость в здешних местах — и стать всё равно выделяются.

Издалека они не так заметны, но вблизи её опознать не составит труда. Тем не менее, бросить мы её не можем.

Что-то у нас всё не слава богу.

— Весь прочий хлам сложите в мешки.

Я сложил все ценности в телегу и укрыл их соломой.

Всё громоздкое осталось на попечении жителей деревни.

В конце концов, нам предстоит идти ещё пару недель. А остальное пригодится им, чтобы восстановить деревню.

— Хорошо, отправляемся.

— Есть.

Мы покинули деревню, жители видели наш отъезд.

Ну, про нас прознал ещё один селянин.

Теперь нам стоит избегать любых поселений, насколько это вообще возможно.

Надеюсь, что деревню не накажут за пособничество.

Конец веб-части
И затем мы вместе с телегой, гружёной соломой[1], поехали на северо-восток.

Примечания
↑ Юсаги так торопливо резала, что отсюда и далее постоянно будет всплывать телега с соломой, хотя в ранобэ они едут на своей повозке.