Том 3: Побочная история. Пока я не встречу своего первого друга

Меня зовут Мелти Мелромарк. Я вторая принцесса и первая наследница королевства Мелромарк.

Моя мать берёт меня с собой в путешествия, чтобы расширять мой кругозор.

Её работа — вести переговоры с другими странами, чтобы в Мелромарке не было войны.

Я часто езжу вместе с ней, чтобы учиться премудростям её работы.

В один прекрасный день я изнывала от предвкушения — мать сказала, что у неё есть для меня новая работа.

Я поняла, что именно она поручит мне, ещё тогда, когда ей пришло письмо от отца.

Если честно, что-то мне в моем отце не нравится, хотя о ненависти речи не идёт. Говорят, когда-то он был великим воином, одержавшим множество побед, но сейчас он так обожает мою старшую сестру, что выполняет все её капризы, и я разочаровалась в нем.

Никто не поверит в эти рассказы, если увидит моего отца сейчас.

Но поскольку я видела, как они с матерью играют в настольные игры, то и сама признаю, что воевать он умеет.

Как бы ни ломала голову мать, он лишь позёвывал и с лёгкостью обыгрывал её.

При этом моя мать — отнюдь не слабый игрок. Я никогда не видела, чтобы она проигрывала кому-то, кроме отца.

Меня немного изумляет, как отец умудряется обыгрывать мать, которую я не могу победить, сколько ни тренируюсь.

Я очень люблю своего отца. Он всегда заботится о нашей семье, но я не понимаю, почему он никогда ни в чём не упрекает мою капризную сестру.

Кстати говоря, хуже всего среди нас играет сестра. Она очень радуется, когда обыгрывает поддающегося ей отца, но только начинает играть против кого-то посильнее, как в ход идут угрозы, подкуп и жульничество.

Игра, в которую мы играем, в разных странах называется по-разному. Говорят, что её правила впервые поведал Герой из параллельного мира. Мать рассказывала, что он называл эту игру «шахматами».

Поскольку на меня ни угрозы, ни подкуп не действуют, наши с ней партии проходят примерно так:

— У пешек есть особая способность — их всех можно двигать одновременно!

С этими словами она, к моему удивлению, передвинула все свои пешки сразу.

Но даже после этого она начала проигрывать, и в итоге развернула доску.

— Способность ферзя! Враги и союзники меняются местами! При этом ход остаётся за мной!

Это я тоже пережила. Но затем, когда я попыталась взять её ферзя…

— Фигура обманула противника и прыгнула к королю!

С этими словами она поставила ферзя недалеко от короля.

— Хорошо… тогда я использую переворот доски.

Она не подумала, что я могу поступить точно также?

— Тогда я…

— Ход всё ещё мой, помнишь?

После этого я взяла её ферзя, чтобы она не перевернула доску опять.

— …

Сестра смотрела на меня крайне недовольно.

А что, я ведь просто использовала придуманное тобой правило.

— Так могу делать только я! Верни всё как было.

— Тогда это уже нечестная игра. В такое, пожалуйста, играй с отцом.

Я встала и вышла, а сестра от злости швырнула доску в сторону.

Интересно, о чём она думает?

Я не могу не беспокоиться, когда думаю о том, что мы оставляем нашу страну на них.

Хотя, конечно, они в управлении страны играют символическую роль — на самом деле всем занимаются куда более толковые люди.

Впрочем, я отвлеклась.

Примерно два месяца назад этому миру начали угрожать бедствия, известные как волны.

Это произошло как раз во время очередной дипломатической поездки моей матери.

В результате была созвана всемирная конференция, на которую мы и отправились вместо возвращения в Мелромарк.

Мы с мамой приехали в королевство Фобрей, где и собралась конференция.

Я принимала участие как наследница королевства, которой нужно наблюдать за работой матери.

Так называемый призыв Героев не просто демонстрирует мощь государства, это ещё и серьёзный аргумент в дипломатических спорах.

На конференции обсуждался порядок, в котором страны будут проводить ритуал призыва.

Наконец… было решено, что во время ритуала будут обязаны присутствовать главы всех государств.

Первыми провести ритуал попыталось королевство Фобрей.

Но ритуал провалился. Герои не появились.

— Мама… почему мы не созываем конференцию уже после призыва?

— В отношениях между людьми и странами много тонких моментов, которые не объяснить одной лишь логикой.

Я и сама хоть немного, но всё же участвовала в ритуале.

А затем неожиданно выяснилось, что наша страна, Мелромарк, провела ритуал призыва, не получив на то разрешения.

И даже несмотря на опасность, грозящую миру, в результате всё равно разразился международный скандал.

Стало очень тяжело. К матери подсылали убийц, а на каждой конференции её критиковали все, кому не лень.

Возможно, на самом деле на это преступление пошли мой отец и главные люди Церкви. Наверняка и сестра в этом замешана.

— Лисица Мелромарка! Ты присвоила себе всех Героев! Что ты задумала?!

Больше всего меня удивило, что в ответ на такие возгласы мать не отступала, а отвечала, прикрывая рот веером:

— Интересно, что будет… если я отвечу «захват мира»?

— Что?!

— Хм? Вы задумали пойти войной на страну, в распоряжении которой находятся Четыре Священных Героя?

— Гх…

Я знаю, что на самом деле моя мать сильно волнуется.

Волнуется до того, что у неё портится здоровье, поднимается температура и пропадает аппетит.

Но она никогда не подавала вида и уверенно отстаивала честь страны, чтобы защитить её.

Я… глубоко уважаю свою мать за её силу воли.

— Впрочем, при соблюдении условий мы будем не против поделиться Героями с вами. Но только при их соблюдении.

— Вы сами не планируете их соблюдать!

— Что я слышу? Мне кажется, или вы думаете лишь об интересах своей страны, когда угроза нависла над всем миром? Может, вы ещё скажете, что мы — единственная страна, которая пыталась вызвать Героев в обход соглашений?

Ответ матери заставил оппонента замолчать.

Дело в том, что вместе с этими словами мать предъявила пачку документов, описывающих закулисные дела их страны.

— Что скажете, король Фобрей? — обратилась моя мать к Фобрею.

Если честно, король Фобрей-сама мне противен.

Он подобен ожившему куску мяса… разумной свинье, к которой не хочется приближаться.

— Бу-хе-хе-хе, королева Мелромарк… вы ведь уже знаете, чего я желаю?

— …Да. Нам достаточно выполнить лишь это условие?

От выставленного им условия воздух застрял в горле у всех участников конференции.

Мне хорошо известно, что мать соглашалась на это с очень тяжёлым сердцем.

Переговоры давались нам с огромным трудом.

— Что же, господа, тогда мы будем ждать визита ваших послов в Мелромарк, если вы согласны уважать волю Героев.

В ответ на слова матери главы стран покивали.

Этот разговор состоялся через несколько дней после призыва Мелромарком Героев.

Я и не думала, что уже через неделю… придёт сообщение о том, что все Четыре Героя отказались что-либо обсуждать.

— О таком мы не договаривались!

Главы собравшихся пригласить к себе Героев стран дружно накинулись на мою мать.

Кроме того, нам предъявили обвинение в чудовищно несправедливом отношении к Герою Щита-саме.

По их мнению, Мелромарк прикладывал все силы для того, чтобы сделать Героя Щита-саму изгоем.

— …Похоже, что Герои разглядели порчу нашего королевства и прикладывают усилия к тому, чтобы избавить нас от неё. Приношу искренние извинения, но вам придётся немного подождать.

— Подлая лисица! Это наглая ложь! — воскликнул, вскочив, правитель Шильтвельта, страны полулюдей, молившейся на Героя Щита-саму.

— Вот как? Но ведь Герой Щита-сама потребовал от вас не приближаться к нему, не так ли?

— Гх…

— Бу-хе-хе-хе… я не вижу проблемы. Пусть делают, что хотят. Разве вы не слышали, что Герои сейчас в самом разгаре работы над собой? — поддержал мою мать король Фобрей. — Шильтвельт. Ты же не думаешь, что в хрониках не сохранилось записей о том, сколько дней прошлый Герой Щита прожил в вашей стране?

Правитель Шильтвельта нервно сжал кулак.

К Героям следует относиться с почтением. Так было решено ещё в глубокой древности.

Однако прошлый Герой Щита, которого призвал Шильтвельт, умер через несколько месяцев после призыва.

Неизвестно, как это случилось — несчастный случай, заговор или же слабость самого Героя — но теперь Шильтвельту напоминают об этом постоянно.

— Вам остаётся лишь ждать, пока придёт время. Если вы так готовы к тому, чтобы принять их… значит, готовы к тому, что на поверхность вылезут все тёмные секреты ваших стран?

— Кх…

Правители стран посмотрели на нас с такой злобой, что у меня подкосились ноги.

Нас критиковали все. Напряжённость стояла такая, словно мы были на пороге войны.

Ещё два месяца моя мать изо всех сил убеждала остальных правителей и успокаивала их.

Я не понимаю, почему Герой Щита-сама отказывался от таких выгодных предложений.

Ведь в Мелромарке к нему так плохо относились…

Когда моя мать читала доклады, она тоже выглядела удручённой.

— Мелти, у меня есть для тебя задание.

— Хорошо! Какое?

— Я хочу, чтобы ты вернулась в Мелромарк и тайно сообщила Олткрею о том, чтобы он прекратил дискриминацию Героя Щита-самы.

Вот что я слышала о происходящем:

Отец и сестра сговорились и несправедливо издеваются над Героем Щита-самой. Судя по всему, они задумали поставить Героя Щита-саму в невыгодное положение.

Они наложили на него столько запретов, что и не сосчитать.

Мать постоянно посылала в страну гонцов, но всех их игнорировали, и в итоге донести до отца её мнение поручили мне.

Прошлой ночью моя мать уничтожила портрет отца с помощью магии.

Такими темпами безрассудные поступки моего отца приведут к тому, что терпение матери лопнет, и они окончательно рассорятся.

Но я… ни за что не допущу этого.

— Так точно! — ответила я, вытягиваясь по струнке.

— Я рассчитываю на тебя.

— Есть.

После этого я села в повозку и отправилась в Мелромарк.

По пути в домой мы сделали остановку.

Людям, а также тянувшему повозку Филориалу нужен отдых, а я, пользуясь этим, написала промежуточный доклад матери.

— Я есть доставлю ваш доклад, и ненадолго, но всё же покину вас. Принцесса Мелти, вам есть ни за что нельзя двигаться дальше.

— Да, я понимаю.

С нами пошла одна Тень, чтобы охранять меня.

Тень — название отряда, который выполняет всевозможные тайные работы. Его оперативники могут работать секретными телохранителями.

Обычно со мной ходило две Тени, чтобы работать посменно, но сейчас в силу занятости со мной смогли отправить лишь одну.

Поэтому Тени пришлось оставить меня, чтобы доставить доклад.

— Фух…

Мне нравится путешествовать в повозках, но это скучно.

Ждать возвращения Тени так скучно, что я начала зевать.

Чтобы хоть немного развеяться, я высунулась в окно повозки и вдруг заметила кое-какое существо.

— А!

— Ч-что там?!

Мой возглас перепугал слуг.

Я сошла с повозки и пошла по лугу, раздвигая перед собой траву.

— Гва-гва.

Я увидела дикого Филориала, тянувшего голубую повозку.

Филориалы — похожие на птиц монстры, которых запрягают в повозки.

В этом мире они считаются божественными созданиями, поскольку на них ездят Герои.

Я слышала от мамы множество легенд о Героях, и среди всех монстров, о которых она рассказывала, Филориалы нравились мне больше всего.

Общая черта, объединяющая всех Филориалов — любовь к повозкам. Я не очень в этом разбираюсь, но говорят, что Филориал не успокоится, пока ему не дадут что-то тянуть.

За время моих поездок мне выпадало немало возможностей поиграть с Филориалами. В результате я их очень полюбила.

— Что это за порода? Никогда такой не видела.

Я смотрела на Филориала, спрятавшись в траве.

У него небесно-голубое оперение.

Я различаю различные породы Филориалов с первого взгляда, но такой цвет вижу впервые.

К тому же оперение у него немного другое, да и фактура тела слегка отличается.

Но ещё сильнее в глаза бросалось крупное, похожее на корону, перо на голове. Наверняка это какой-то очень редкий Филориал.

Может, я смогу с ним познакомиться? Я хочу подружиться с редким Филориалом.

Я хочу покататься у него на спине!

Дикие Филориалы — монстры весьма пугливые.

Но при этом они ещё и обжоры, и с ними можно подружиться, если предложить сушёного мяса или сена.

Поэтому я всегда ношу с собой кусочек сушёного мяса.

Достав его, я выглянула из травы.

— Гва?

Филориал заметил меня.

Я медленно, чтобы не спугнуть, зашагала, держа в вытянутой руке мясо.

— Это вам, Филориал-сан.

Филориал с опаской приблизился ко мне.

Затем принюхался к протянутому мясу.

Но…

— Гва!

Филориал с громким топотом сбежал.

— А, стой!

Я во что бы то ни стало хочу подружиться с этим редким Филориалом.

Некоторые Филориалы любят бегать настолько, что признают лишь тех, кто может их догнать.

Я вернулась к повозке и скомандовала слуге:

— В погоню за тем Филориалом!

— Н-но!

— Умоляю!

Слуга ещё какое-то время сомневался, но затем кивнул и потянул поводья.

Нашу повозку тоже тянул Филориал.

— Гва-а! — воскликнул он и помчался вслед за Филориалом небесного цвета.

— Сто-ой!

Наша повозка продолжала преследовать убегающего Филориала.

В конце концов, дорога завела нас в лес, а затем и в горы.

— Стой! Прошу тебя, стой!

Небесный Филориал бежал бодро и стремительно.

Он невероятно быстр. Наши уже начали спотыкаться.

— Стоп.

— Э? А, есть!

— Гва… гва…

Я сошла с повозки, напоила Филориала и остудила водной магией.

— Ты в порядке?

— Гва!

Возможно, я попросила от него невозможного. Наверное, мне стоит оставить мысли о погоне.

И тогда я посмотрела вслед убежавшему Филориалу.

Но тот остановился и смотрел на нас издалека, словно ожидая, что мы вновь погонимся.

Он выглядел радостно — похоже, он играл с нами.

— Бежать можешь?

— Гва! — бодро ответил наш Филориал.

— Тогда вперёд! — скомандовала я, вновь забравшись в повозку.

Мы продолжили погоню.

Небесный Филориал бодро бежал вперёд.

Он такой быстрый, что мы едва поспевали за ним. Такая скорость встречается крайне редко.

— …О, нет!

И тут я поняла, что допустила ошибку.

Мы спускались по горному серпантину. Дорога постоянно петляла.

Небесный Филориал бежал вниз по склону горы.

Там, впереди — земля, где людям лучше не появляться. Там много монстров, которыми правят злобные драконы.

А Филориалы с драконами очень не ладят.

— Если он не остановится… придётся так!

Хоть это немного нечестно, но я выпрыгнула из повозки, а затем спрыгнула со скалы в сторону небесного Филориала.

Да, это опасно, но моей магии хватит, чтобы не разбиться.

— Мелти-сама! — послышались голоса слуг, но я уже прыгнула.

Пролетев по прямой, я зацепилась за небесного Филориала.

— Гва?!

— Прости меня, Филориал-сан! Но дальше — территория драконов!

— Гва!

Филориал сразу попытался затормозить.

Но мы уже опоздали.

— Гра-а-а-а-а-а!

С небес на нас опустился дракон.

Размером он куда огромнее нашей повозки.

В ответ на рёв дракона Филориал тоже что-то пронзительно прокричал.

А затем он напрягся.

Драконы — сильные злобные чешуйчатые монстры. Они умеют летать, их чешуя настолько крепка, что её тяжело ранить даже мечом, а сами они обладают мощными когтями и клыками.

К тому же они пользуются особой магией, которую не могут применять даже сильнейшие маги.

И сейчас один такой дракон оказался перед нами.

Что же делать? Я решила выйти вперёд, чтобы защитить Филориала.

— Я-я поборюсь с ним.

Я всего лишь 18-го Уровня, но знаю сильную водную магию.

К тому же скоро подъедут слуги, а у нас в повозке есть кое-что для таких случаев.

Дракон с явным нетерпением оценивал расстояние между нами и готовился напасть.

Если я атакую неудачно, он тут же набросится на нас. Нужно сохранять хладнокровие… и действовать по плану.

— А, а-а-а-а-а!

Слуги испугались и сбежали.

Как же так? Если слуги сбежали, то кто принесёт мне оружие для битвы с драконами из повозки?

— Гва!

Тянувший повозку Филориал подбежал ко мне, чтобы защитить от дракона.

Я считала, что мы с этим Филориалом будем дружить, пока моя поездка не закончится. И я очень рада, что он разделяет мои чувства.

Филориалы прикрыли меня…

— Гв… а…

Но после этого… зубы дракона глубоко впились в его шею… нет, только не наш Филориал!

— Не-е-ет!

Я вспыхнула от ярости и, стараясь унять дрожь, зачитала заклинание:

— «Как источник силы, я повелеваю: расшифруй законы мироздания и переруби сие водой, аки клинком!» Цвайт Акваслэш!

Из моих рук вылетел водный клинок и попал по дракону.

Хоть я смогла слегка ранить его, смертельным это ранение никак не назвать.

Я просто слегка оцарапала ему чешую.

Неужели я настолько слабая?

— Гва!

Небесный Филориал пнул дракона. Но он явно сдержался и ударил слабо, чтобы не поранить Филориала в его зубах.

Я начала зачитывать следующее заклинание:

— «Как источник силы, я…»

— Гра-а-а-а!

— А…

Дракон смахнул меня хвостом, словно назойливую муху.

— Кья!

Мне показалось, что дракон задел меня лишь легонько, но я отлетела очень далеко и повалилась на землю. В том месте, где меня задел дракон, тут же появился огромный синяк.

— У… у-у…

Я напрягла все оставшиеся силы, чтобы подняться на ноги.

— Гва…

Небесный Филориал вновь пнул дракона, из-за чего тот пошатнулся и выпустил, наконец, схваченного Филориала.

— Гра-а-а-а-а!

Дракон так увлёкся погоней за небесным Филориалом, что совершенно не обращал на меня внимания.

Я осторожно подбежала к упавшему на землю Филориалу.

Раны глубокие. Он может умереть в любой момент.

Нужно как можно быстрее вернуться к повозке…

— Гра-а-а-а!

Появился ещё один дракон и сразу же замахнулся когтями на лежавшего на земле Филориала.

Он ведь его так убьёт.

Я тут же сосредоточилась до предела, чтобы зачитать заклинание.

— Не смей…

Я попыталась прикрыть Филориала собой. Но дракон хлопнул крыльями, и порыв ветра сдул меня.

— Кья!

Отлетая, я ударилась о дерево, и моё сознание словно заволокло пеленой.

Этим же порывом дракон разбил нашу повозку.

Если бы я не двигалась и не вмешивалась, то смогла бы сбежать.

Но я не могу бросить своего Филориала.

С самого детства, с той самой поры, когда вечно занятая мать стала брать меня с собой в поездки, Филориалы стали моими друзьями. Я не могу бросить своего друга.

— У… а…

Тело скрипело, сознание заволокло дымкой, но я всё тянула руку.

Пусть я ничего не могу… но должна хотя бы спасти Филориала…

— «Как источник… силы, я… повелеваю: расшифруй… законы мироздания и переруби сие… водой, аки клинком!» Цвайт Акваслэш!

Я вложила в заклинание столько Маны, сколько смогла, и выпустила его в дракона.

И, как только я сделала это, силы покинули меня, и я упала лицом в землю.

— Гра-а-а-а…

Затухающим сознанием я слышала драконий рёв.

Я молилась… чтобы моя магия всё же… прогнала его.

— Спасибо, что защитила меня.

Я услышала чей-то голос. Я не знаю, чей он.

Мне показалось я… ощутила на себе какое-то приятное дуновение, а после этого… моё сознание провалилось во тьму.

— Гва!

— А… э?

Когда я очнулась, на меня смотрел небесный Филориал.

А затем я увидела внутри его повозки своего раненого Филориала.

Он выжил.

Я огляделась по сторонам и поняла, что мы уже не в горах, а на каком-то лугу.

— Ты спас меня?

— Гва!

Небесный Филориал кивнул.

Похоже, он смог сбежать от драконов, прихватив с собой меня и раненого Филориала.

— Спасибо тебе.

— Гва! — бодро ответил небесный Филориал, а затем лизнул меня.

Я в ответ погладила его.

Филориал прищурился от удовольствия.

Затем я оценила свои раны.

Ничего серьёзного нет. Одежда тоже в порядке. Я опасалась за то место, в которое меня ударили… но тут небесный Филориал указал крылом на шею раненого Филориала.

Похоже, он умеет использовать исцеляющие заклинания. Вот здорово.

В благодарность я дала обоим Филориалам сушёного мяса.

Затем небесный Филориал немного покатал меня. Но потом я опомнилась:

— Ах да… я же…

Тень сказала мне ждать на том же самом месте.

Что же делать? Наша повозка сломана… а Филориал ранен, и я не могу на нём поехать. Его печать монстра закреплена не за мной, но я бы и не собиралась заставлять его работать, невзирая на боль.

— Гва?

— Прости. Но мне уже пора.

Я немного сбилась с пути, но мне всё ещё нужно встретиться с Тенью, а затем поспешить в Мелромарк.

— Гва-гва, — заголосил мой Филориал.

— Гва-а-а! — отозвался небесный, несколько раз кивнув.

И тут к нам со всех сторон вышла целая толпа Филориалов.

Как же их много. У меня нет слов.

А потом к небесному Филориалу подошли три других.

Они словно подчинялись его приказам, но мне, наверное, просто кажется. Наверняка этот небесный Филориал — просто вожак их стаи, как моя мать — правительница королевства.

— Гва!

— Гва!

Небесный Филориал подал мне знак крылом, чтобы я пошла вместе с тройкой его собратьев.

— Эт-то.

Я слезла со спины небесного и подошла к тройке.

Тройка Филориалов села и пригласила меня оседлать их.

— Вы отвезёте меня?

— Гва! — тройка дружно кивнула.

— Гва! — небесный Филориал взмахнул крыльями.

— Спасибо!

Я от всего сердца поблагодарила их, а затем они повезли меня на себе.

Этот случай с Филориалами — совершенно удивительное приключение. Наверняка я буду помнить о нём всю жизнь.

Тройка Филориалов знала, куда мне нужно. Мы пересекли границу Мелромарка и поехали дальше.

По пути они устали и остановились отдохнуть. Кажется, мы сейчас на лугу возле одной из деревень на востоке Мелромарка.

— Гва?! — испуганно воскликнула тройка, как только мне показалось, что к нам кто-то приближается.

И не успела я даже посмотреть, кто идёт, как они тут же убежали.

— А…

Они покинули меня? Но ведь мне будет тяжело, если меня здесь бросят… правда, с другой стороны, до замка уже недалеко… если найду какую-нибудь повозку, то доеду без проблем.

Вдруг я услышала голоса.

— Эти птички выглядят так вку-усно. Как увижу, каждый раз слюнки текут.

— Это твои сородичи, если что.

— Если мы кинемся в погоню, то ещё успеем поймать их, господин-сама-а.

Голоса приближались ко мне.

И я увидела… похожее на Филориала, но в то же время странное создание.

Очень большое, очень широкое, с мягкими бело-розоватыми перьями.

Прозрачные синие глаза… и радостное выражение лица. Наверняка это очень искренний Филориал.

Если небесный Филориал показался мне редким, то такое я вообще вижу впервые в жизни.

Я забыла обо всём и подошла к нему.

— Ух ты… Филориал-сан?

— Фхэ? Ты обо мне?

— Вы умеете говорить?

Я и мечтать не могла о том, что встречу говорящего Филориала!

Вот таким вот удивительным образом мы с Фиро-тян и познакомились.

Между нашей встречей с Фиро-тян и тем, когда я вновь встретила своего первого друга, случилось ещё много разного, но это уже совсем другая история.