Том 4: Глава 1. Город авантюристов-полулюдей

Отделавшись от Мотоясу и спустившись с гор, мы задумались над тем, что делать дальше.

— И вообще, «на юго-запад» — это, собственно, куда?

Прямо сейчас мы ехали на юго-запад, чтобы покинуть Мелромарк и встретиться с королевой, находящейся в соседней стране, но куда конкретно на юго-запад ехать никто не уточнял.

План, конечно, расплывчатый, но с учётом того, что мы едем в другую страну, первым делом, видимо, надо пересечь границу.

Кстати, а как Мотоясу смог нас отыскать?

Единственное, что приходит на ум — что он действует по сообщениям очевидцев.

…Может, это работа вражеских Теней?

«Тень» — название тайного разведотряда, подчиняющегося королеве, который уже несколько раз приходил нам на помощь.

Однако Тень — не отряд единомышленников, и, похоже, среди них есть те, кто действует против нас.

Как я понимаю, в настоящее время отряд разделился на две противоборствующие стороны — одна служит королеве и помогает нам, а другая служит Церкви Трёх Героев, пытается обвинить нас в похищении принцессы Мелти и стремится в конечном счёте от нас избавиться. Если они специализируются на разведке, то для них не составит никакого труда держать Мотоясу в курсе того, где мы находимся.

Тени-союзники, которых я пока видел, одеваются как ниндзя. Они занимаются разведкой, секретными операциями и ещё много чем.

— Ни минуты передышки не дают. Если мы не найдём, где можно переждать, пока отряд Мотоясу уйдёт куда подальше, то так и будем день за днём от них убегать.

Из-за этого придурка наше путешествие на юго-запад Мелромарка сильно осложнилось.

Мы не успели оглянуться, как оказалось, что сильно сбились с курса.

— Фиро.

— Что-о?

— Ты не чуешь этих Теней?

— М-м… но ведь поиски прячущихся людей — специальность сестрёнки Рафталии?

— Ты так думаешь?

— Это правда, Рафталия-сан?

Мы с Мелти дружно обратились к Рафталии.

— Мне неловко оттого, что вы возлагаете на меня такие надежды. Конечно, иногда я ощущаю какое-то беспокойство… но это происходит, лишь когда мы подъезжаем совсем близко к наблюдателю.

— Действительно. Мне тоже порой кажется, что за нами наблюдают издалека, но, боюсь, спрятаться от них мы вряд ли сможем.

Видимо, Мелти имеет в виду, что укрыться от взгляда Тени практически невозможно. Однако нам тоже помогают Тени, и благодаря их отвлекающим манёврам нам удаётся сбрасывать Мотоясу с хвоста.

К тому же… он не преследует нас по ночам. Скорее всего, дело в том, что сука не выносит ночных битв. Небось, жалуется, что бессонница — враг красивой кожи. Чёртова поджигательница.

Впрочем, лучше было бы, если бы они вовсе перестали за нами гнаться.

— А, — Мелти явно пришла в голову мысль, и она перевела взгляд на меня.

— Что?

— Тут неподалёку живёт один аристократ, мой хороший знакомый. Возможно, он согласится нас спрятать. Как насчёт того, чтобы переждать у него и бежать уже после того, как Герой Копья-сама окончательно потеряет след?

— Ты предлагаешь нам войти в город? Нам с тобой? В последнее время ещё и Фиро примелькалась.

Начнём с того, что меня знают все. Особенно после того, как всему Мелромарку показали моё лицо с помощью кристаллов, играющих в этом мире роль трёхмерных проекторов.

К тому же, на нас настучат и при виде Фиро. Поскольку недавно мы раскрыли противникам, что она умеет превращаться в обычного Филориала, теперь доносить будут и на подозрительных розовых Филориалов.

Я разглядел вдалеке деревню, а в ней — солдат Мелромарка.

— К тому же… аристократ, говоришь?

Мой вопрос отнюдь не риторический.

Знать Мелромарка питает глубокую ненависть к Герою Щита. Если прислушаться к словам Мелти и Церкви Трёх Героев, то окажется, что Герой Щита — национальный враг Мелромарка. Сколько бы доверия я ни отвоевал в ходе своих путешествий, на ненависти знати это, скорее всего, никак не сказалось.

— Думаю, мы будем в порядке.

— С чего бы?

— Он разделяет взгляды человека, которого моя мать считала своей правой рукой.

— И что это значит?

— Он пытался наладить отношения людей и полулюдей внутри Мелромарка.

— Так почему бы ему не заткнуть пасть твоему отцу и Церкви Трёх Героев?

Если в этой стране есть такие люди, то почему они не расправятся с навешанными на меня подозрениями?

Или он, как правая рука королевы, всегда с ней и поэтому не знает, что происходит внутри страны?

— Он правил районом, известным как Сеавет… но погиб на волне.

— Ух…

Насколько же жесток этот мир, если самые лучшие люди в нём умирают первыми?

— Волна застала его, когда он отдыхал на территории района. Говорят, он бился до последнего, защищая своих подопечных.

— Так вот оно как…

— Ага. Эта человек принёс себя в жертву первой волне Мелромарка.

Хм? Первой волне?

Я посмотрел на Рафталию. Если я правильно помню, она тоже под неё попала.

И Рафталия кивнула.

— Деревня, в которой я жила, находилась под протекцией правителя. Но когда он умер, и мы попытались восстановить деревню…

Ага, значит, так и есть.

— После гибели того феодала в Мелромарке начались гонения на всех, кто ратовал за налаживание отношений с полулюдьми. Говорят, отец лишил титула всех людей, которые разделяли мнение того человека. Ещё я слышала, что жители Сеавета столкнулись с ужасным насилием.

— …Государственные войска проявили инициативу, — с крайней неохотой отозвалась Рафталия.

Мелти тихонько кивнула. Она прекрасно поняла смысл этих слов.

— Когда мама вернётся, мы накажем их по всей строгости закона. Вообще, она уже просила об этом в письме, но эффекта, видимо, не добилась. Когда всё уляжется, расскажи мне о тех солдатах, Рафталия-сан.

— Хорошо.

— Всё-таки твой отец ничего хорошего не делает.

— Отец…

От моих слов Мелти пала духом.

Неудивительно, ведь и отец, и сестра Мелти стремились убить её.

Мелти уверяла, что её отца просто используют, однако трудно сказать, действительно ли король-подонок к этому непричастен.

Но что заинтересовало меня куда больше — что в Мелромарке, стране, исповедующей неприятие полулюдей, есть и знать, и королева, выступающие за улучшение отношений с ними. Я слишком мало знаю о том, чего именно они добиваются, и поэтому не могу даже строить догадок.

…Что-то я отвлёкся. Вернёмся к теме.

— Ты хочешь сказать, что здесь поблизости живёт кто-то, кто дружил с тем аристократом?

— Скорее всего. Я не видела его рядом с отцом, поэтому предположила, что его изгнали в особняк.

— Мы рискуем.

Похоже, у этого человека много врагов. С другой стороны, эти земли я немного знаю.

Можно сказать, что за время путешествий на повозке Фиро побывала в каждом уголке страны. Более того: я даже видел того человека, о котором говорила Мелти.

Я задорого продал ему дешёвое украшение — конечно, не как Герой Щита, а как святой с божественной птицей.

Помню этого интеллигентного знатного юношу. Умел блеснуть изяществом. Значит, буду его про себя называть красавчиком.

В тот раз я мысленно посмеялся над ним, но, быть может, он торговал со мной, зная, что я Герой Щита?

…Вполне возможно. Вёл он себя прилично. А ещё мне запомнилось, что в городе много авантюристов-полулюдей. Возможно, Рафталия сможет проникнуть в город, не вызвав подозрений.

— А вот в город входить слишком рискованно. Особенно вам, Мелти и Фиро.

— Почему? — Мелти удивлённо наклонила голову. Так, Фиро, а ты не повторяй за ней.

— Больно у тебя цвет волос заметный.

У Мелти очень характерные тёмно-синие волосы.

Они встречаются так редко, что её узнают даже переодетую.

А Фиро и в человеческом облике, и в облике Филориала, и в форме Королевы слишком заметна. И, что ещё хуже, — даже если мы все закутаемся в плащи, то всё равно будем привлекать внимание.

— Но ведь это и к тебе относится, Наофуми.

— Ну, тут не поспоришь.

— Слушайте, господин-сама-а. А что если вы на меня сядете, и я ночью перепрыгну через городскую сте-ену?

— Идея, может, и неплохая, но нас сразу же засекут дозорные.

— Однако если Рафталия-сан применит магию… правда, нас в любом случае смогут найти поисковым заклинанием.

— Что же нам делать? Ведь на этого человека и правда хочется положиться.

Можно, конечно, просто побежать дальше, но ежедневные битвы с Мотоясу быстро возобновятся.

К тому же я понимаю, что начал уставать. Мы воюем не только с Мотоясу. Бывает, что приходится отбиваться от авантюристов и солдат, пытающихся получить за нас награду. Хочется выдохнуть.

— Можно?.. — Рафталия подняла руку.

— Что такое?

— А что, если они сами догадываются, что мы попытаемся зайти в город?

Хм… очень может быть.

Похоже, что мнений о Герое Щита в этой стране два.

— Кстати, да. К тому же, Наофуми, возможно, авантюристы-полулюди согласятся нас выслушать.

— Это ещё почему?

— Ты забыл? Если Герой Щита — враг Мелромарка, королевства, исповедующего принцип главенства людей, то как к нему относятся полулюди?

Ах да. Да и среди недружественных Мелромарку стран есть страна полулюдей.

Поскольку Церковь Трёх Героев — фактически государственная религия Мелромарка, то весьма вероятно, что недружественная страна относится к Герою Щита гораздо лучше.

Возможно, полулюди даже согласятся нас выслушать.

Ещё можно вспомнить, что авантюристы-полулюди закупались у меня, даже когда я только начинал торговать. Что ж, попытка не пытка.

— Хорошо, как доедем до города, попытаемся обратиться к кому-нибудь из них.

— Есть.

— Надеюсь, у нас получится.

— Пое-ехали.

Таким образом, мы насколько могли осторожно двинулись в сторону ближайшего города, продолжая скрываться.

— П-простите пожалуйста!

— Э-эй!

Когда мы добрались до города, в котором, как мы предполагали, есть аристократ, который нас спрячет, мы встретили очередного авантюриста и попытались обратиться к нему из укрытия.

— Ну во-от… уже десятый. Что ты им сделал, Наофуми?

— Да откуда я знаю!

Стоит полулюдям заметить моё лицо, как они громко извиняются и убегают.

Что такое? Неужели дурная слава Героя Щита докатилась и до них?

Так у нас ничего не выйдет…

— Не похоже… чтобы он побежал стучать на нас.

— И правда. Он сбежал так же быстро, как остальные, но за нами так и не увязался ни один солдат.

Я ожидал, что они сообщат городской страже о том, что нашли нас, и будет погоня, но этого не происходило.

Ещё добавлю, что даже проходящие мимо авантюристы-полулюди при виде нас сразу пытались свернуть на другую дорогу, словно убегая.

— Может, я с ними поговорю?

— Ты справишься, Рафталия?

— Да.

— Если что — кричи, прибежим на помощь.

— Вас поняла.

— Сестрица, пока-а.

Так Рафталия пошла разговаривать с полулюдьми вместо нас.

Я немного волнуюсь. Местные явно нервничают, даже по походке видно.

Похоже, им очень неуютно в Мелромарке, пропитанном духом дискриминации такого рода.

Мне непонятно, что они здесь делают, но должна быть какая-то причина, по которой все они собрались здесь.

Наконец, Рафталия договорила и вернулась.

— Я снова с вами.

— И как успехи?

— Эт-то… я спросила, почему они убегают от вас, Наофуми-сама. Похоже, их предупредили о том, чтобы они не разговаривали с Героем Щита-самой.

— Что это значит?

— Я тоже подумала, что это звучит странно, переспросила, чтобы уточнить… и мне ответили, что это слова самого Героя Щита.

Это что, прошлый Герой Щита им такое наговорил? Вот тебе и раз.

Что же получается, Рафталия разговаривает со мной просто потому, что не слышала о Герое Щита или сама маловато знает о полулюдях?! Ну почему этот мир так несправедлив ко мне?

— Наофуми, ты не говорил полулюдям не приближаться к тебе?

— Не помню такого.

— Как странно. А мама рассказывала, что Герой Щита приказал не приближаться к себе, и молящиеся на него полулюди действуют в соответствии с этими словами.

…Чего?

— Потому что господин-сама сказал им не приближаться?

— Разве нет?

— Да не помню я такого. Может, это Герой Щита прошлого говорил?

— Точно нет. Значит, кто-то распространил ложную информацию?

Опять проделки Церкви?!

— Это произошло через несколько дней после того, как ты пришёл в этот мир, Наофуми…

…Это были такие тяжёлые времена, что я почти ничего не помню о них.

Я твёрдо вбил себе в голову, что все вокруг — обманщики, и не доверял никому из тех, кто пытался ко мне обратиться.

Возможно, я бросил эти слова кому-то, кто искренне предложил стать моим спутником?

— Наофуми? Неужели ты…

— …Так что? Мы сможем попасть в город?

Сменю тему. В противном случае я не вынесу взгляда Мелти.

— Да. У меня сложилось впечатление, что к нам относятся доброжелательно. Они считают, что Мелромарк творит глупости. Что дни Церкви Трёх Героев сочтены.

— Никто нас не сдаст?

— Я спросила нескольких полулюдей, все они сказали, что ни за что не будут доносить на Героя Щита-саму, если он будет рядом.

— Хм… конечно, опасность по-прежнему есть, но, может, попробуем?

В крайнем случае, быстроногая Фиро нас оттуда унесёт.

Надо только закутаться в плащи…

— Извините?

— Хм?

Кто-то обратился к нам, пока мы прячемся в кустах?

Я увидел, что неподалёку остановилась дорогая повозка, из которой к нам обратился галантный молодой человек в очках.

Ага, я помню его. Это тот самый красавчик… аристократ из города.

— Это ведь вы, принцесса Мелти и Герой Щита-сама?

— А, ага.

— Именно.

— Разговаривать прямо здесь неудобно, вы не согласитесь поговорить в моем особняке?

Видать, почуял наше приближение и сам выехал встречать. Надо же, какой вежливый.

— Если попытаешься выдать нас другим Героям — мало не покажется.

— Наофуми, при всём уважении…

— Мои подчинённые и варварская принцесса такое устроят…

— Что ты сказал?! — Мелти смерила меня испепеляющим взглядом. — Варвар здесь ты!

— О чём ты? Во всём мире не сыскать Героя интеллигентнее меня.

— Кстати, я хочу поблагодарить вас за то украшение, что вы продали. Несмотря на простоту материалов, я уверен, что дизайн самого Героя-самы оправдывает цену. Хоть я и заплатил в пять раз больше рыночной цены, это всё равно прекрасное приобретение.

…Взгляд Мелти жжётся.

— Приношу глубочайшие извинения, — Рафталия схватилась за голову.

— Ладно, Наофуми, идём. Но потом я во всех подробностях расспрошу тебя о том, что ты наделал.

— С чего я должен тебе о чём-то рассказывать?

— Для того чтобы впредь не повторять подобных ошибок. Тебя ведь и Демоном Щита называют по твоей вине, не так ли?

— Я слышал лишь сказания о моих славных подвигах.

— Перестань гордиться тем, что тебя считают преступником!

Хмпф. Я отнюдь не ощущаю вины за то, что обманывал своих врагов.

В конце концов, с их точки зрения любой умный поступок выглядит нечестным приёмом.

— Ну хватит вам, если вы будете шуметь, сюда прибежит Герой Копья.

М-м… Рафталия права. Я нехотя согласился поехать на повозке красавчика.

Я смотрел наружу из окна повозки. Хотя прошло только несколько дней, я уже успел соскучиться по городам. Пусть от этого и веет провинцией.

Как я и думал, здесь живёт много полулюдей. Авантюристов тоже порядочно.

Нас подвезли к особняку, мы спустились с повозки и вошли внутрь.

— Простите за вторжение, — Мелти поклонилась и пошла вперёд.

В официальной обстановке она соблюдает все правила этикета. Так же вежливо она разговаривает и в присутствии других Героев.

Лишь в разговоре со мной у неё портятся манеры. Меня это каждый раз озадачивает.

Хотя её, наверное, можно понять — я хорошего впечатления точно не произвожу.

— Наверняка вам тяжело постоянно бегать. Пожалуйста, отдохните здесь какое-то время.

Нас провели в столовую, где красавчик предложил отобедать.

Конечно, столовый этикет Фиро оставлял желать лучшего, но красавчик смотрел на неё с улыбкой.

— Как я понимаю, вы решили добраться до города после того, как отступление привело вас в мои земли?

— Ага. Мы думали где-нибудь укрыться, чтобы избавиться от Мотоясу… от преследования Героя Копья.

— Разрешите поинтересоваться. Неподалёку в горном лесу вспыхнул пожар, и, по сообщениям, его устроила цель Героя Копья, чтобы бежать от преследователей. Что произошло на самом деле?

Вот сука. Сама подожгла, но, как я и думал, всё свалила на нас.

Мелти схватилась за голову.

— Да уж, у твоей сестры даже рука не дрогнула. Она действует именно так, как мы и думали.

— Сестра… я и не думала, что она пойдёт на такое.

— Как я понимаю, настоящее положение дел отличается от донесений?

— Да, в пожаре виноват не я. Это дело рук принцессы, спутницы Героя Копья. Мы спрятались, чтобы подождать, пока они пройдут, и увидели, как она подожгла лес.

Красавчик испустил протяжный вздох. Как же далеко готова зайти эта женщина?

— Я вас понял. Постараюсь помочь вам, чем смогу… вам нужно ещё что-нибудь?

— Мы пытаемся придумать, как можно встретиться с королевой. Хоть нам и удаётся бегать от Мотоясу, эта погоня отнимает слишком много времени.

Красавчик какое-то время думал, а затем кивнул.

— Хорошо, я понял вашу ситуацию. Мы постараемся содействовать вам во всем, в чем возможно. Но… моё положение несколько шаткое, и сложно предположить, насколько я смогу вам помочь.

— Мы не ожидаем многого. Просто сделай всё, что в твоих силах.

Во-первых, я и сейчас не могу доверять ему, во-вторых, надолго оставаться не планирую.

— Я хочу немного отдохнуть. Ты ничего не можешь разузнать о передвижениях других Героев?

Мои враги — не только люди Мотоясу. Я не знаю, когда нас могут атаковать Рен и Ицуки, но если он может выяснить это, лучше положиться на него.

Естественно, есть немаленькая вероятность того, что за этим красавчиком наблюдает Тень от Церкви Трёх Героев. Как только мы соберём информацию и пополним запасы, нужно побыстрее сматываться отсюда.

Нам предстоит пересечь границу… и, по возможности, неплохо бы узнать, как этот путь максимально обезопасить.

— Я понял вас. Думаю, мне не составит труда выяснить, чем занимаются другие Герои, если вы согласны немного подождать.

— Не слишком усердствуй. Я собираюсь уехать уже завтра.

— Мы уезжаем так рано? Разве нам не стоит отдохнуть чуть подольше? — предложила Мелти, не соглашаясь со мной.

— Слишком высок риск, что о нас узнают. Если сейчас задержимся, возможно хлопот потом не оберемся.

— Т-так-то ты прав, но…

— Что же, тогда я прошу вас чувствовать себя как дома. В скором времени я доложу о перемещениях других Героев.

— Благодарю.

— Эх, а я так хотела отдохнуть…

— …Похоже, путешествие с Героем Щита-самой немного изменило вас, Мелти-сама.

— О-о чём это ты?

— Раньше вы всегда скрывали свои чувства и ставили официальные дела превыше всего. Полагаю, люди обрадуются тому, какой вы стали теперь.

С этими словами красавчик улыбнулся Мелти, словно его это действительно приятно удивило.

— Э-это вовсе не так.

— Что такое, Мел-тян?

— Не обращай внимания, Фиро-тян. Этот человек оценивает меня непонятно как.

— Хм-м.

— А как Мелти-тян вела себя раньше? — спросила красавчика Рафталия.

— Она всегда общалась подчёркнуто официально и заставляла себя разговаривать и действовать хладнокровно. Королева-сама очень переживала из-за этого, но, похоже, что дружба с Героем Щита-самой помогла ей вырасти как личности, и меня это несказанно радует.

— М-молчать!

— Подчёркнуто официально, говоришь?.. Кстати, во время нашей первой встречи она так с нами и разговаривала. Интересно, как она докатилась до нынешнего состояния?

— Вы не думаете, что это из-за вас, Наофуми-сама?

— Из-за меня? Да не может этого быть.

Дело не в том, что её изменило наше путешествие — сейчас она та, кто есть на самом деле. Она просто сбросила маску.

Впрочем, Мелти в любом случае осталась куда более приятным человеком, чем король-подонок или самовлюблённая принцесса-поджигательница.

— Всё из-за тебя, Наофуми!

— Не сваливай на меня вину, младшая сестра поджигательницы. У вас что, стервозность в крови?

— Что ты сказал?! Ты посмел сравнить меня с моей сестрой?! Я страшно оскорблена!

Мелти посмотрела на меня испепеляющим взглядом.

Похоже, она всё-таки ненавидит поджигательницу. Впрочем, полюбить её трудно.

С этой точки зрения Мотоясу — потрясающий человек. Правда, это отнюдь не похвала.

Однако Мелти, будучи её младшей сестрой, наверняка обладает некоторыми её чертами.

Может, она просто ещё ни разу не ощущала удовольствия от унижения других людей. Пожалуй, этого лучше вслух не произносить.

— Забери свои слова обратно, сейчас же.

— Ладно-ладно. Мелти, ты не похожа на поджигательницу. Сойдёт?

— Я не чувствую ни крупицы искренности!

— Ещё бы.

— Что ты сказал?!

Кажется, эта фраза прочно вошла в её лексикон.

— Ну-ну, хватит уже. Что бы ни сказал Наофуми-сама, это ничего не меняет, — успокоила её Рафталия, видимо, о чём-то догадавшись.

Фиро кивнула в ответ на эти слова. Какая у них странная взаимовыручка.

— Что же, раз вы доели, можете отдохнуть в вашей комнате. Я постараюсь собрать к завтрашнему дню как можно больше информации.

Нас провели в гостевую комнату, где мы и устроились.

Однако поскольку разговор прошёл слишком уж гладко, я то и дело проверял, что происходит за окном.

В еде не оказалось яда, но пока неизвестно, насколько мы можем доверять ему.

— Наофуми, расслабься хоть немного.

— Увы, но после того, как я оказался в этом мире, я твёрдо решил, что в такие моменты ни за что не стану просто отдыхать.

— Но ведь… тогда твоя усталость никогда не пройдёт.

— Меня уже как-то раз ограбили во сне. Если по неосторожности уснуть, нас могут и предать.

— О господи… ну почему ты настолько не доверяешь другим?

— Скажи спасибо своей сестре и отцу!

— Да знаю я, просто говорю тебе: пора начать хоть немного верить людям!

— И слышать ничего не хочу. Я буду отдыхать так, как считаю нужным.

— Ты не единственный, кто сердится на сестру и отца, Наофуми, так что успокойся!

— Кто ещё?

— Моя мать. Перед тем, как отправить меня сюда, она уничтожила фигурки и портреты отца с сестрой.

— Ого… ну, так ей и надо, раз не умеет выбирать мужчин и воспитывать дочерей.

— Ты смеешь оскорблять мою мать?!

Оказавшись с Мелти в одной комнате, мы начали вот так переругиваться.

Вот только её жизнь висит на волоске. Если она не будет осторожна, её и убить могут.

— Итак, Наофуми-сама, мы возьмём дозор на себя, так что ложитесь спать пораньше.

— М? А-а… ладно.

— Почему к словам Рафталии-сан ты прислушиваешься сразу?!

— Потому что Рафталия заслужила моё доверие.

— Значит, я его не заслуживаю?!

— Не то чтобы совсем не заслуживаешь…

Предавать меня ты не станешь.

Во-первых, твоей жизни угрожают, во-вторых, ты помогала нам в битве. Поэтому отрицать факт некоторого доверия к тебе я не могу.

Твои действия достойны титула второй принцессы и первой наследницы.

С этой точки зрения ты, возможно, и заслуживаешь доверия.

Но сейчас речь не об этом.

Помимо того, что Рафталию я знаю дольше, мы с ней вместе пережили гораздо больше всего, нежели с тобой.

Наверное, в этом и состоит секрет доверия.

— Мел-тян, я хочу побродить по этому дому, — вдруг заговорила Фиро. Её слова никак не связаны с нашим разговором.

— А-а, ну ладно. Давай сходим, развеемся. Рафталия-сан, мы с Фиро-тян погуляем по особняку.

— Побро-одим, — попыталась поправить её Фиро, но Мелти с улыбкой махнула рукой, после чего они вышли из комнаты.

Наконец-то стало тихо.

И я тут же ощутил весь груз усталости.

Я прилёг на постель, чтобы отдохнуть, доверив наблюдение Рафталии.

М-м… чутьё подсказало мне, что кто-то приближается. Сколько времени я проспал?

С тех пор как меня обманула сука, я даже сквозь сон чувствую, когда кто-то подходит ко мне, и сразу просыпаюсь.

— Если вы подойдёте ещё ближе, то разбудите Наофуми-саму.

— Э-э, но я хочу поспать с господином-самой.

Фиро, что ли? Видимо, вернулась с прогулки по особняку.

Наверняка она вместе с Мелти, раз они вместе ходили.

Опять стало шумно. А ведь мне только удалось заснуть…

— Нельзя. Я ведь тебе только что объяснила, почему.

— Э-э, но ведь ты рассказывала, что спала с господином-самой, сестрёнка Рафталия.

— Потому что если быть рядом с ним, когда он засыпает, то не потревожишь его.

— Значит, попрошу его, когда он проснётся.

— …Думаю, он не захочет.

А ты отлично меня понимаешь, Рафталия.

Я не смогу спокойно спать, если кто-то подойдёт ко мне во время сна.

Вот и сейчас меня разбудила подошедшая Фиро.

— Фха-а… — послышался сонный зевок Рафталии.

— Рафталия-сан, вам тоже стоит немного отдохнуть. Я побуду на часах.

— Тебе не трудно?

— Доверьтесь мне.

— Хорошо, тогда спокойной ночи.

Рафталия улеглась на соседнюю кровать и практически сразу заснула.

После этого Мелти с Фиро какое-то время тихо разговаривали о всякой чепухе.

Мелти всё пыталась заставить Фиро говорить тише.

— Слушай, Фиро-тян, — вдруг Мелти заговорила особенно тихим шёпотом.

— Что-о?

— Помнишь, мне только что сказали, что я всегда разговаривала с людьми официальным тоном?

А-а, это слова красавчика.

И правда, Мелти поначалу разговаривала с нами почтительно. Она собирается сказать, что это и есть её настоящая речь?

— Но… почему-то, чем больше я разговаривала с Наофуми, тем грубее становилась моя речь. К тому же если поначалу я общалась с ним нормально, то теперь только жалуюсь.

Голос её почему-то звучал очень печально.

Э? Неужели ей так тяжело?

— Когда Наофуми сегодня унизил меня, я и сама удивилась тому, как истерично заголосила… я словно перестала быть сама собой! Фиро-тян, я ведь правильно думаю, что со мной что-то не так?

— Эт-то-о…

Редко бывало, чтобы Фиро так задумывалась над ответом.

Думаю, Мелти ошиблась с выбором собеседницы. Ну что Фиро может ей ответить? Рафталия, может, и смогла бы. Возможно, тут стоило бы подняться мне и объяснить, что к чему, да только Мелти может ещё пуще истерику закатить, узнав, что я слышал их разговор.

«Ты подслушивал нас, притворяясь спящим?!»

Что-то в таком духе. Душу она отвести не сможет и отложит всё на потом.

Я не знаю, почему, но из-за того, что Мелти связалась со мной, в ней проснулось нечто, похожее на чувство справедливости, из-за чего она то и дело жалуется. Пожалуй, мне лучше не вмешиваться, а то ещё окажется, что я разворошил осиное гнездо.

— Мел-тян… что ты думаешь о господине-саме?

— Э? Что ты имеешь в виду?

— Ты ведь капризничаешь, только когда разговариваешь с ним?

— В-видимо, да.

— Получается, ты считаешь господина-саму тем, кому можно высказать всё, что угодно?

— Э? Д-даже не знаю.

— Знаешь, Мел-тян, я отлично вижу, насколько ты оживляешься, когда разговариваешь с господином-самой.

Ну и научилась ты задвигать, Фиро.

Собираешься сказать Мелти, что её мерзкая стервозная личность — это то, кто она и есть на самом деле?

Похоже, Фиро говорит о том, что хоть родительское воспитание привило ей почтительную речь, серьёзность и манеры, в разговорах со мной у младшей сестры суки расцветает её истинная натура.

— В-вовсе нет… это определённо не так! Не говори глупости, Фиро-тян.

— Я не думаю, что говорю глупости, Мел-тян. Давай просто позволим господину-саме ухаживать за нами.

— Зачем? Мне это не нужно!

— Э? Разве нет?

Вот о чём они спорят, а?..

Наверное… это мой сон. Мелти не стала бы разговаривать так тихо.

На этом я и остановился.

Когда я проснулся в следующий раз, Фиро спала на соседней с Рафталией кровати, а Мелти созерцала закат через окно.

Я поднялся с постели, и она перевела взгляд на меня.

Смотрела отчего-то робко, из-за чего мне вспомнился только что увиденный сон.

— Вижу, ты проснулся.

— Ага. Меняемся?

— …Не обязательно, не так уж мне и хочется спать.

— Ясно.

Впрочем, молча смотреть вместе с Мелти в окно странновато. В комнате повисла тишина.

— …Ты знаешь, Наофуми.

— Чего?

— Я много думала об этом с того самого момента, как мы пришли сюда. Я ведь могу заручиться помощью хозяина особняка и вернуться к отцу.

— Ты уверена?

Действительно, нас подозревают лишь в том, что мы похитили Мелти.

Пусть этого красавчика и понизили, если он доставит Мелти подонку, с ней всё будет в порядке… наверное.

Если он, конечно, сможет доставить её прямо к замку.

Но у него наверняка выйдет лучше, чем если бы вернуть её попытались мы.

— Более-менее… я не хочу доставлять вам излишние неудобства, к тому же мне кажется, что у меня осталось какое-то важное незаконченное дело.

Хоть она и маленькая, но голова у неё работает. Надо бы относиться к ней получше. Похоже, она хочет вернуться к королю-подонку, чтобы доказать нашу невиновность…

— Если сможешь гарантировать свою безопасность, это вполне разумный вариант.

— Конечно, я осознаю риск. Но это всё равно лучше, чем путешествовать вместе с людьми, в затылок которым дышит моя сестра.

С точки зрения Мелти, все люди суки — убийцы, посланные по её душу. А путешествие с нами — сплошная череда битв против них.

Значит, возможно, нам стоит отвлечь внимание противников, а Мелти в это время сбежит.

В конце концов, никто не говорил, что на встрече с королевой должна присутствовать ещё и она.

— Но это только идея. Я просто хочу, чтобы ты учитывал её.

— Понимаю. Я удивлён, что ты так тщательно все обдумала.

— Ты что, думаешь, что я ребёнок?!

— Я не об этом. Наоборот, я изменил своё отношение к тебе.

— Так, значит, раньше ты…

В итоге мы опять поссорились. Но я и представить не мог, что предложенный ею план воплотится в реальность так скоро.