Том 4: Веб-главы 74-78.

Наказание и разговор с королевой
(Главы: 74. Королева, 75. Выговор, 76. Сука и подонок, 77. Падение ниц и 78. Соглашение)

— Ясно. Значит, он уже может пойти со мной?

— Куда ты собралась?

— В замок, куда же ещё.

Королева раскрыла веер и спрятала за ним лицо, приобретя вид удивительно грозный.

— Мама страшна в гневе… — Мелти дрожала и пряталась за моей спиной.

Я чувствую её неприязнь. Значит, она вызвана злостью?

— Собираешься меня казнить?

— Ни в коем случае, Иватани-сама.

Её скрытая веером улыбка разрядила атмосферу.

Ну, раз меня во сне не убили, значит, наверное, можно не опасаться?

— Мне хочется, чтобы вы присутствовали, когда это произойдёт. Хо-хо-хо.

— Что ты задумала?

— Это сюрприз, который ожидает вас по прибытии в замок. Нам о многом нужно поговорить, но я предпочту ответить на вопросы после, Иватани-сама.

Кажется, она создала ситуацию, в которой я не смогу отвертеться от похода в замок.

Без неё мне свою невиновность не доказать, так что придётся последовать за ней.

Да и у меня нет причин отказываться.

— Позволь кое-что спросить.

— Я предпочла бы ответить уже после визита в замок, но… что вы хотели?

— Это правда, что… ты послала Мелти в эту страну, зная, что всё так обернётся?

Этот вопрос меня сейчас волнует больше всего.

Может статься, что всё случившееся подстроила королева, и к тому же, что по приезду в замок всех Героев поймают и убьют.

— …Правильно будет сказать, что я рассматривала такую возможность и опасалась её.

— Э?!

Мелти, продолжая дрожать, перевела взгляд на мать.

— Я не рассказывала об этом Мелти, но я отправила её не из-за того, что она хотела повидаться с отцом, а потому, что он сам истерично просил о встрече с ней. У него много навязчивых идей.

Он… подонок хотел встречи. И королева, несмотря на все подозрения, всё же позволила ей поехать?

— Если бы ничего не случилось, то ладно. А если нет… на подобный случай я проинструктировала Тень.

— Проинструктировала?

— Да, о том, что если он попытается убить Мелти и обвинить в этом Героя Щита, то её надо Герою Щита и доверить.

Королева щёлкнула пальцами.

Вокруг, откуда ни возьмись, появилась группа Теней.

— Печально слышать.

— …Прошу прощения за причинённые неудобства. Однако благодаря этому мы решили множество проблем.

— Я не о том. Что бы ты делала, если бы Мелти всё-таки убили?! — заявил я, тем самым раскрыв своё к ней сочувствие.

Сама Мелти стояла грустная, опустив глаза.

— За ней всегда следовали двое телохранителей, они же различными способами помогали вам, Иватани-сама.

— Понятно…

— Например, один из рыцарей, которые покушались на неё.

Одна из Теней вдруг превратилась в рыцаря, прямо как в аниме про неуловимого вора!

— Селянин.

Другая — в одного из жителей восточной деревни, что помогали нам.

— Торговец из соседней страны.

И даже тот чужестранец, что меня благодарил…

А ведь если подумать, с чего бы в таком месте появляться людям из соседней страны.

— Подробности объясню позже. К тому же, как я понимаю, когда над Мелти нависла угроза, Тени вмешались напрямую?

А ведь и правда… Тень была с нами и тогда, когда Церковь организовала на нас засаду.

Когда я думаю об этом сейчас, то понимаю, что тогда ситуация была действительно опасной.

Пусть нам с Фиро и не был страшен яд Теней на стороне Церкви Трёх Героев…

— Мама… ты знала, что меня могли убить?

— Всего лишь возможность, — категорично ответила королева, и Мелти повесила голову.

Конечно, чего ещё ожидать от родителя суки и жены подонка. Ей по определению не положено быть хорошим человеком.

— И вы называете себя родителями?

— Я не вправе это оспаривать, пусть биологически я и её мать. Оправдываться можно сколько угодно, но ведь это лишь слова… И всё же. Понимаете ли вы, как отразились на мне долгие годы жизни в качестве королевы этой страны?

Ух… её критикуют, а она совсем не поддаётся.

Могу только сказать, что они с подонком — два сапога пара.

— Но… Я верила в вас, Иватани-сама. Такой ответ вас устроит?

— …Беспринципная.

— В противном случае я не смогла бы защитить эту страну.

— Эх… тебе просто нужно, чтобы я пошёл с тобой?

— Наофуми-сама?! — обеспокоенно воскликнула Рафталия.

— Я не думаю, что нам позволят отказаться. Придётся сходить. С учётом того, что королева помогла с лечением, я не думаю, что она нам враг.

— Да, я очень хочу, чтобы вы присутствовали при этом.

Она явно из тех, кто может помочь, если наши пути совпадут.

Я не знаю её целей, но если она захочет пойти против нас — что ж, придётся воспользоваться Гневным Щитом ещё раз.

— Повозка божественной птицы также находится у меня. Я возвращаю её вам вместе со всем багажом.

— Правда?!

После слов королевы Фиро выскочила вперёд.

— Да. Она стоит перед госпиталем, можете убедиться в этом сами.

— Ура-а! Мел-тян, пошли!

— Ага!

Фиро и Мелти тут же выбежали из палаты.

Любят же они повозки.

Проводив их взглядом, я посмотрел на королеву.

— Что-то меня немного смущает.

Я никак не могу отделаться от чувства, что за её необоснованной добротой ко мне что-то стоит.

Она обратила против себя Церковь Трёх Героев — более того, благосклонно отнеслась к Демону Щита — и хотелось бы узнать почему.

А что за этим стоит — об этом я вообще не имею представления.

По крайней мере, не верится, что она действует из высоких побуждений, вроде совместного противостояния волнам.

Или я ещё чего-то не знаю?

— У меня есть цель. И я ничем не поскуплюсь на пути к ней. Возможно, наши взгляды на вещи отличаются, но я верю, что по отношению к тем двоим разделяю ваши чувства, Иватани-сама.

Разделяет мои чувства…

Хоть я и не знаю, о ком она, но у меня в голове сразу всплыли их лица.

После прихода в этот мир мне пришлось многое узнать.

И, по крайней мере, могу с уверенностью сказать, что женщина передо мной думает о том же, о чём и я.

— Хорошо, пока что я тебе доверюсь.

— Благодарю, Иватани-сама.

Получив моё согласие, королева улыбнулась.

И даже за этой её улыбкой чувствовалась сильная воля.

— Олткрей… Малти… это ещё далеко не конец…

* * *
— Что же, а теперь пришла пора заново представиться. Я — королева Мелромарка, Мирелия Q Мелромарк. Прошу любить и жаловать.

— А… ага…

— Приятно… познакомиться…

— Да уж… ничего себе…

Обронили в ответ Герои.

Их такое совершенно ошарашило.

— Герой Щита-сама, я хотела бы попросить вас сегодня уделить мне немного времени.

— Зачем?

— Обсудим за столом. Остальных же Героев попрошу ожидать в гостевой.

— А что насчёт Майн? — спросил Мотоясу, с тревогой глядя на суку, кляп которой по-прежнему не позволял ей говорить.

— Нам предстоит небольшой разговор о её нынешнем положении в этой стране. В зависимости от того, как сложатся обстоятельства, будьте готовы к тому, что вам понадобится новый спутник.

— Л-ладно…

Как того пожелала королева, троицу выпроводили из тронного зала.

Остались только Рафталия, Фиро, Мелти да я.

— Уф… — с облегчением протянул подонок: похоже, его сильно беспокоило то, что остальные Герои за всем этим наблюдают.

— Что ещё за «уф», а?! Мы ещё не договорили!

— Я не виноват! Это всё Щит!

— Вот-вот! — поддержала сука подонка, едва её развязали.

Раздражает.

— Мам! Этот извращенец меня чуть не изнасиловал!

— И что с того?

— Что с того?! Мама, он хотел украсть мою невинность! По-твоему, это пустяк?!

— А ты была девственницей? Думаешь, я ничего не знаю? Невинность ты свою потеряла ещё…

О, так она с самого начала никакой девой непорочной не была?

Если подумать, то на момент объявления меня насильником она прикидывалась авантюристкой, а принцессой представилась позже, ведь изнасилование… — вернее, попытка изнасилования принцессы, поскольку её спас Герой Копья — плохо сказалась бы на её репутации.

В таком случае, видимо, следует считать, что история о спасении Героем Копья относилась к авантюристке, а принцессу в обществе выставляли совсем другим человеком?

В общем, на деле сука и правда той ещё стервой оказалась.

Зашибись.

— К-как, откуда ты знаешь?!

— Как наивно полагать, будто я не в курсе твоих дел. К тому же, если бы между тобой и Героем Щита — то есть, Иватани-самой — действительно что-то было, от тебя было бы больше проку…

* * *
Ну и я, конечно, тем более ради процветания этой страны и пальцем о палец не ударю.

Оставь надежды уже.

— О? А Тень мне рассказывала, что у вас с Мелти есть шансы.

— Плохо смотрела.

— М!..

— Чего? А-а… настолько неприятно, когда тебя держат за ребёнка?

Ох уж этот переходный возраст.

— Как погляжу, надежда ещё есть. Что думаете? Мелти ведь будущая королева. Не хорошая ли перспектива — сломить эту страну изнутри своей марионеткой?

— При таком раскладе я и сам рискую стать твоей куклой. И вообще, больше всего я хочу поскорее убраться из этого мира.

— Это тоже не проблема… Просто позвольте Мелти родить от вас ребёнка, Иватани-сама.

(Допроса суки через рабскую печать не было ввиду отсутствия остальных Героев в зале.)

* * *
— Думаешь, я простил бы их?

— Я много думала над тем, как доказать вам их искренность так, чтобы вы это сделали.

Искренность… это, конечно, неплохо, но то, что происходит сейчас радует куда больше.

— Что станет с этой страной, если я перестану быть принцессой?!

— Останется Мелти. Она бесконечно достойнее тебя, страна с ней будет процветать.

Ежу понятно, что Мелти королевский престол заслужила куда больше суки.

И кажется, что в ходе наших злоключений она заметно выросла.

* * *
— С наместниками проблем не прогнозировалось. Когда случилась первая волна, я была в поездке по дипломатическим делам. Наши же внутренние я привела в порядок, а страну оставила на человека, которого заслуженно считала своей правой рукой, но…

— Но?

— Он погиб с волной… Этого человек был в глубоком почёте среди полулюдей…

Не повезло ему… Так поэтому за главных в стране остались только подонок и прочая ничего не смыслящая в политике шушера?

…И правда, не могли же в стране жить одни только бестолочи.

До сих поря считал, что на места назначены неопытные кадры.

Или, в крайнем случае, что им затыкал рот Подонок с помощью своей власти.

— В результате, сообщение об этом поступило ко мне одновременно с новостью о призыве Героев!

Королева отвесила подонку пощёчину.

— Фгх…

А-а, она вне себя от злости. Наверное потому, что несмотря на многочисленные проблемы не могла вернуться в страну.

* * *
— А я ведь сказала тебе не препятствовать Герою Щита! Ты хоть понимаешь, сколько раз мы из-за этого чуть не оказались втянуты в войну?!

— Гхо!

— И о чём ты думал, когда после окончания второй волны пытался конфисковать рабыню Героя Щита, которую я с таким трудом ему предоставила?!

Что?!

Что она только что сказала?

— Постой-постой, ты устроила мне встречу с Рафталией?

— Подробности потом. Я с ним ещё не договорила.

Ух… она сейчас совсем бешеная.

— Из-за твоих личных решений дворяне начали строить заговоры за твоей спиной в надежде взять власть в свои руки, по Шильтвельту прошла волна бунтов, а Шильдфриден начал готовиться к войне!

Что-то мне… стало немного жаль королеву.

* * *
Видимо, вдоволь отчитав и избив подонка, королева спустила пар, поскольку затем она вновь повернулась ко мне и прикрыла рот веером.

— Я хочу рассказать ещё… многое, но об этом мы поговорим с Иватани-самой позже.

— Нет, спасибо… обойдусь без пересказов эпосов.

— Это необходимо. Потому как Иватани-сама тоже послужил причиной многих проблем.

Ох… И каких же, интересно? Хотя, лучше не знать.

Если честно, я-то тоже не безгрешен.

Ну, я в поступках никогда не раскаивался, да и сейчас не намерен.

— Например, то, как вы спустили монстров на торговца.

— Хм…

— Тот скандал в таверне.

Надо же, сколько интересного она обо мне знает.

— И кто же замял всё это прежде, чем слухи добрались до моего мужа?

— Мне что, тоже выговор полагается? Спешу огорчить, но я не такой, как он.

— Нет-нет… Я просто хочу, чтобы вы выслушали.

— Я не считаю, что поступал неправильно.

— В этом я согласна. Благодаря вашим стараниям у меня получилось выкроить пару минуток на отдых. Глобальных проблем вы не создали.

— Хм-м…

— Как бы там ни было, мои муж и дочь заслуживают куда более серьёзного наказания.

* * *
— «Прошу вас, Герой Щита-сама! Одолжите нам вашу силу!»

— «Герой Щита-сама, пожалуйста, сражайтесь за нашу страну!»

Сказали Тени, имитируя их голоса.

— Как вам такое?

— Как мне? Ну…

Приятно, конечно, что их силой приклонили к земле и заставляют меня умолять, но…

Приятно, но… это не совсем то, чего я хотел.

— Тогда можете, например, наступить им на головы?

— О!

Чёрт, и как я сам не догадался.

— Наофуми-сама!

Пропустив слова Рафталии мимо ушей, я принялся втаптывать их головы в пол.

Возможно, Рафталия просила меня отказаться и стать в глазах общества показательным Героем.

Прости, но я не такой.

Да и не хочу я, чтобы народ ошибочно почитал меня за святого. Ну, с другой стороны, и обыкновенным человека, топчущегося на голове короля, вряд ли назовёшь.

Я не понимаю Рафталию. Унижение, что они сейчас испытывают, — ничто по сравнению с тем, что вытерпел я.

Поэтому позволь мне довольствоваться хотя бы этим.

Кстати, в итоге она так и не стала меня останавливать.

Наверняка и у Рафталии есть к Суке претензии.

Если подумать обо всех тяготах, которые мы испытали из-за Суки и Подонка, у неё нет причин вступаться за них. Так что результат предсказуем.

— М-м-м-м-м-м-м-м-м-м!

— Фм-м-м-м-м-м-м-м!

Сколько я их давлю и унижаю, а они всё не оставляют попыток сопротивления.

Через некоторое время Подонок всё же успокоился, и его отпустили.

Что-то он… выглядит шокированным, словно изнасилованная девушка, а из глаз его почему-то текут слёзы.

* * *
— Прежде всего, вы ведь хотели задать мне какой-то вопрос?

— Я хочу, чтобы ты рассказала мне о ритуале призыва Героев и Церкви Четырёх Святых, о прошлых Легендарных Героях и истории этой страны, обо всём твоём вмешательстве в покупку Рафталии и о том, почему ты до последнего скрывалась в тени.

У меня ещё другие вопросы есть, но интересны в первую очередь эти.

— Понятно. В таком случае, начну с разговора о Легендарных Героях.

* * *
— Теперь вернёмся к легенде. Когда на мир обрушилась первая волна, правители всего мира собрались на конференцию, темой которой стал призыв Героев.

Королева отлучалась в другую страну, представляя на всемирной конференции Мелромарк, и на ней же постановили, что стране выпадет шанс призвать их четвёртой.

Согласно традиции, Легендарные Герои призываются сильнейшими из стран, и первым должен был стать Фобрей.

Сколько Героев призовётся за раз — неведомо никому. Но страна, у которой это получалось, значительно возвышалась в глазах остальных.

Однако Четверо Легендарных Героев на призыв не отвечали.

И это неудивительно. В ходе расследования выяснилось, что святую реликвию подменили фальшивкой, а что ещё важнее — пришло сообщение о том, что Мелромарк призвал всех Четырёх Героев сразу.

Новость стала неожиданностью даже для самой королевы. Её страна проигнорировала порядок, определённый всем миром, каким-то образом подменила реликвию и провела ритуал самостоятельно.

— В результате расследования мне удалось узнать, что всему виной заговор Церкви Трёх Героев. Если вы не против, я опущу рассказ обо всех трудностях, с которыми пришлось столкнуться до этого момента.

— Могу только посочувствовать.

— Премного благодарна.

— Так что у них за реликвия была?

— На первый взгляд — обычный кусок металла. Но как мы ни старались, а определить, что это за металл, не смогли…

— Другими словами, люди из разных стран собираются вместе, используют реликвию и призывают нас?

— Да…

А если бы призыв провалился, реликвией воспользовалась бы другая страна, и так до положительного результата?

— Но самая главная проблема состоит в том, что призыв Четырёх Священных Героев служит ещё и церемонией, позволяющей оценить опасность возникшей ситуации.

— …И вы призвали всех четырёх за раз?

— Да… и это означает, что ситуация предельно серьёзная.

— Раз всё настолько серьёзно, почему другие страны попросту не напали на Мелромарк?

— Благодаря моим переговорам… и не только. Большую роль сыграли и вы, Иватани-сама, и остальные Герои. С ними нам тоже не помешает кое-что обсудить, только немного позже.

— А почему Церковь Трёх Героев тянула до последнего, чтобы попытаться убить меня?

— Вы нужны были живым, чтобы не разгорелась война. Возможно, они… надеялись, что о вас позаботятся волны.

Понятно, даже Церковь не верила, что мне хватит упорства выжить, если против меня ополчится весь мир.

— Или, как вариант, они ждали, пока другие Герои станут сильнее.

— Возможно и так.

Если меня быстро убить, разгорится война. Возможно, они опасались, что в таком случае пойдут прахом все их усилия по облапошиванию Трёх Героев.

— Плохо, так говорить, но Герои… не слишком думают о последствиях, поэтому Церковь сочла, что сможет ими манипулировать.

— Ну, тут не поспоришь.

Они до сих пор не избавились от ощущения, что играют в игру. Они видят зло, которое должно быть наказано, лишь перед собой, да ещё и через надетые на глаза розовые очки, и не сомневаются в своих союзниках.

— Разумеется, мы пытались действовать. Многие страны приглашали Героев к себе, особенно вас, Иватани-сама. Героям отправляли немало пожертвований. Но вы отвергли их все до единого.

— Чего?!

Мне этот абсурд не послышался?

— Вы не можете вспомнить, как от всего отказались? Это произошло на третий день после призыва.

— А?

Я попытался вспомнить третий день своего пребывания в этом мире.

В ту пору меня как раз обвинили, я был в смятении и слал к чертям всех, кто пытался ко мне приблизиться.

Неужели…

…среди них затесались и люди с благими намерениями?

Тогда для меня каждый, кто бы ни предложил что-нибудь хорошее, казался обманщиком, что лестью пытался втереться мне в доверие…

«Отвалите от меня!»

По-моему, ко мне подходили некоторые, кто вежливо приветствовали и говорили, что понимают, как мне тяжело…

Да ладно?

Получается, своими приказами отвалить я прогнал всех Шильтвельтских послов?!

Из-за того, что отвергал окружающих?..

А-а-а-а-а-а-а-а-а!!

Я упал на колени и схватился за голову.

— Вот и меня это озадачило. К тому же следом вы стали преступать закон и доставлять сплошные неудобства.

— Угх…

Королева посчитала меня какой-то шпаной. В её голосе явственно чувствовался укор.

— Впрочем, благодаря этому мне удалось уладить ситуацию при помощи большого количества заведомо ложной информации.

Другие герои создавали проблемы, а я носился по всей стране и как заправский уборщик прибирался за ними. Это и пошатнуло веру жителей страны.

— Теперь, когда Церковь Трёх Героев лишилась остатков влияния, мы обратимся за помощью к Церкви Четырёх Святых, чтобы они восстановили доброе имя Героя Щита в легенде.

Что тут сказать, Церковь Трёх Героев явно не страдала излишней избирательностью в методах.

* * *
— Идём дальше, с Рафталией… тьфу, с Работорговцем меня познакомила тоже ты?

— Вернее сказать, я поручила это Тени. Ведь я не знаю, что он за человек.

Кстати, ведь при нашей первой встрече он сказал слова, которые теперь кажутся мне странными.

«Был один клиент, который изъявил желание иметь в качестве раба героя, и я подошёл к Герою-саме в том числе потому, что рассматривал такую возможность, но затем передумал. О да.»

Так он сказал на нашей первой встрече.

Клиент, который хотел Героя-раба. Звучит странно, хотя есть ли в этой стране такие типы — отдельный вопрос.

— О деталях я наслышана. Вспомните, пожалуйста, и подумайте хорошенько. Разве может кто-нибудь в здравом уме продать раба за какие-то двадцать серебрянников?

— Ну-у… наверное, нет.

Если подумать над тем, что он сторговался на цену, которая не вызвала бы подозрений, то наверняка изначальна цена раба была повыше.

Но подозреваю, что и цену за того Вервольфа он назвал ненастоящую.

По крайней мере, в его шатре всё оказалось намного дешевле, чем я того ожидал, побывав в прочих не связанных с работорговлей магазинах.

Да уж, вот от кого, а от Работорговца такого точно не ожидал.

Помогает мне у меня за спиной.

— В каких бы обстоятельствах мы с Наофуми-самой ни повстречались, я всё равно вам благодарна, — с улыбкой сказала Рафталия.

…Согласен. Что бы там ни творилось за сценой, оно не меняет того факта, что я выкупил Рафталию из рабства.

Если у Рафталии нет тёмных секретов, то всё нормально.

А самое главное, не доведись ей встретиться со мной, и она бы, скорее всего, там и умерла.

Наверняка тех рабов, включая Рафталию, продавали на убой.

К тому моменту я смог поднакопить денег, а работорговец выставил рабов, от которых хотел избавиться.

Ведь я бы что-то заподозрил, если бы мне с порога предложили отличного раба за бесценок.

Однако Рафталия превзошла все ожидания и выросла… в товар высшего сорта.

Если как следует подумать, Работорговец меня очень здорово выручил.

— Хорошо, следующий вопрос. Что не давало тебе вернуться в страну?

— Думаю, из прошлых разговоров вы уже поняли. Когда моё терпение практически иссякло, Олт… Подонок вдруг попросил о встрече с Мелти, а я воспользовалась этим шансом и растянула сети. Одновременно я готовилась поймать на горячем Церковь Трёх Героев.

И благодаря принятым ею мерам… победа оказалась за нами.

— Я не допускала мысли, что в распоряжении Церкви Трёх Героев есть дубликат Четырёх Священных Орудий.

* * *
— Кстати, вы помните авантюристов, которые пытались навязаться к вам в группу?

— Ага…

Это случилось немногим после того, как я пришёл в этот мир.

— Спустя несколько дней обнаружили их обезображенные трупы.

— Гхе?!

— А ещё помните солдата, который просил вас расписаться на его одежде?

(Если кто-то пропустил этот отрывок в Становлении Перевода, первоначально парнишка-маг из добровольцев попросил Наофуми расписаться.)

— Да.

Он попросил, я расписался. Неужели…

— Его убили?!

Парень всего лишь честно выполнял свою работу. Не хочу, чтобы его постиг такой конец.

— Нет… Но одежду с вашей росписью украли. Насколько мне известно, его преследовали каждый день, пока не добились своего.

Вот же ж… Очень неприятная история.

— Добавлю напоследок, что, как оказалось, одежду продали на чёрном рынке за баснословную цену.

Надо будет извиниться перед ним при следующей встрече.

— За тех солдат, что помогали вам, вступилась я, Иватани-сама.

— А-а, так вот почему их не наказали?

— А ещё несколько дней назад кто-то напал на капитана рыцарского корпуса и убил. Преступника ещё не поймали, но мы полагаем, что это…

Да уж, Шильтвельт и правда те ещё радикалы.

* * *
— Один раз я тебе поверю. Но в следующий — нет, ни при каких обстоятельствах.

— Большое вам спасибо, — отозвалась королева и снова низко поклонилась в знак признательности.

Возможно, я был слишком мягок.

Однако, если я буду сомневаться абсолютно во всём, то не смогу двигаться вперёд.

Я… никто не совершенен.

Враги Героев — не страны, а волны.

Если в следующий раз Грасс атакует и застанет сражающиеся друг с другом страны, ей ничего не будет стоить уничтожение всех нас.

Нельзя забывать, что на прошлой волне она разом разобралась с тремя Героями.

Мне незачем наживать себе ещё врагов.

До сих пор меня атаковали с двух фронтов, но теперь расклад изменится.

Одолею волны — смогу вернуться в свой мир.

Поэтому теперь я сосредоточусь на подготовке к волнам… и битве с Грасс.

Честно говоря, это довольно большой шаг вперёд.

— В дипломатическом плане нам ничто не угрожает?

— Если вы и правда согласны на условия, это решает большую часть проблем… и в настоящее время угрозы, пожалуй, нет. К тому же когда проблемы были, именно вы стали тем Героем-самой, на которого можно положиться. Я буду действовать в соответствии со своей клятвой вам, Иватани-сама, и поэтому надеюсь на сотрудничество.

— Ты полагаешься на меня во всем, но остальных Героев не накажешь?

— Верно. В конце концов, наказание Четырёх Героев только добавит критики в адрес нашего государства… к тому же, распространяя идею о вашем объединении, чтобы одолеть Церковь Трёх Героев, наказать их будет трудно.

— Понятно… какая досада.

Я-то надеялся, что ребята на своей шкуре ад прочувствуют. Но что ж, получат своё в другой раз, уж я прослежу.

Нам ещё многое нужно обсудить, но на сегодня, пожалуй, достаточно.

— Вы не могли бы сохранить наш разговор в тайне от других Героев? Они всё ещё дети.

* * *
— Ты будешь моим другом даже после того, как мы расстанемся?!

— Ага! Я навсегда останусь твоим другом, Фиро-тян.

Это всё, конечно, трогательно, но прощание… не рановато ли, если мы сегодня из замка уезжать не собираемся?

Да и с королевой мы ни о каких встречах не договаривались.

Но вслух я этого не скажу.

Так их дружба станет только крепче.

Они обе обзавелись верными друзьями.

Глядя на их разговор, Рафталия взяла меня за руку.

Я молча сжал её ладонь в ответ.

Примечания
↑ Мошенник.
↑ Wind Flasher, Ветряной Проявитель.