Том 9: Эпилог. Связь двух миров

Как только мы уничтожили хранившее силу тело после победы над Кё, энергия хлынула наружу и впиталась в Щит.

Пришлось даже подождать немного, пока она вся в него войдет.

Тем временем Кидзуна и остальные, по всей видимости, разобрались с волной, поскольку наши Уровни вернулись к прежним.

Похожий на кристалл элемент Щита Души Лингуя ослепительно засиял.

[Задание выполнено. Сила Лингуя возвращена.

Время до истечения исключительного разрешения и возврата: 71:55]

Перед глазами появился текст.

Похоже, работу я полностью закончил.

И после возвращения энергии Лингуя мне дозволено остаться в этом мире лишь на три дня.

Полагаю, как только время истечет, меня насильно переместит обратно.

— Ну что, давайте обратно.

— Есть…

— Я так уста-ала, мне так тяжело-о.

Мы так вымотались, что мне стало грустно от одной мысли об обратной дороге.

— Ч-что с вами всеми такое?!

— Мы прокляты. Не приближайся к нам, если тебе жизнь дорога.

Может, я переборщил с пафосом, но побочный эффект у Сакрифайс Ауры действительно оказался. Открыв окно Статуса, я увидел, что наши характеристики резко упали.

К счастью, защиту проклятие пощадило, зато пострадало все остальное.

Ну что за дела, мы стали процентов на 30 слабее обычного.

Если бы досталось одному только мне, получилось бы как с Блад Сакрифайсом, но в этот раз под раздачу попали и Рафталия с Фиро. Теперь нам сражаться будет тяжеловато…

— Наофуми-сама, на обратном пути ведь монстры?..

— А… точно же.

Если честно, я не уверен, что мы вернемся живыми.

Может, прямо тут и засесть, пока часы не дотикают?

И стоило об этом подумать, как ко мне подплыли Клановая Книга и Клановое Зеркало, до того подвластные Кё.

И показалось мне, что они пытаются нас поблагодарить.

Они не хотят улететь в поисках следующего хозяина или воткнуться куда-нибудь на манер Экскалибура?

Когда мы решили покинуть комнату, они полетели перед нами, будто указывая дорогу.

Иногда они еще и перед дверями возникали, словно не пуская дальше.

Почему-то клоны священных зверей нам не встречались.

Мы выбрались на поверхность и осторожно пошли по особняку.

— Интересно, портал сработает?

Попытался применить, но не сработало — помехи.

Мы решили, что слишком быстро ходить опасно, так что перемещались медленно.

Спустя где-то два часа Клановое Зеркало вошло в зеркало в одной из комнат и исчезло.

А затем…

— Н-Наофуми?!

Из зеркала вдруг выпрыгнули Кидзуна и ее товарищи.

Это их сюда Клановое Зеркало переместило?

— Перед нами вдруг появилось зеркало и… это что, лаборатория Кё? Где он?!

— Э-э… сама подумай, если бы мы проиграли, вы бы уже с ним сражались.

— Точно. Но вы сами-то как? У вас вид усталый.

— Применили проклятую силу и расплатились усталостью. Не хочу много говорить.

— Т-ты точно в порядке?

— Нет, конечно. У меня все характеристики снижены, кошмар полный. Пока вы не пришли, я подумывал даже засесть здесь и дожидаться телепортации.

Я завалился на бок, но меня подхватил Ларк.

Рафталии помогли Терис и Грасс.

Фиро из-за ее роста пришлось довольствоваться Кидзуной и Эснобартом.

— А вы молодцы, что сумели без нас одолеть Кё, паренек.

— Он столько подлых приемов проводил, что нам пришлось изрядно попотеть.

— Где Кё? — тихонько спросила Ёмоги.

— Сдох в той комнате. Душу его мы тоже прикончили. Как я и думал, он заготовил запасное тело.

— Ясно. Я хотела добить его сама, но… спасибо, что победили его.

Витавшая рядом со мной Клановая Книга описала большой круг, затем прошла сквозь стену и улетела.

— Кажется, Книга и Зеркало оберегали вас до встречи с нами, — заметила Грасс.

Мне остается только согласиться с ней. У их отряда должно было уйти много времени, чтобы добраться сюда, однако Оружие умудрилось телепортировать их.

— Да, похоже что так. К тому же мы не задели ни одной ловушки и не повстречались с клонами священных зверей.

— Защитный туман тоже развеялся. Собственно, поэтому нам и удалось так быстро приблизиться.

Вот помогли-то… мы их, получается, от оков Кё освободили?

Хороши Клановые Оружия, бесполезный Щит рядом и близко не стоял.

— Ну что, давайте обратно? Вам дали время до телепортации?

— Да, но немного… три дня.

— Ясно. Значит, еще немного и придется прощаться, паренек.

— Ага.

— Здесь разговаривать не очень приятно. Давайте сядем на мою Лодку и поскорее вернемся домой, — предложил Эснобарт, стукнув посохом об пол.

…Значит, ты все-таки выжил?

И это после того, как обронил прощальное “доверьтесь мне”?

Хотя, конечно, хорошо, что ты жив.

Ну да ладно, я скорейшее возвращение всецело одобряю.

Если честно, хочется поскорее отсюда уйти и хорошенько отдохнуть.

У нас столько битв подряд было.

Я уж и не помню, сколько раз оказывался на волоске от смерти после попадания в параллельный мир.

Мы сразу же отправились обратно и добрались до безопасной страны.

Стоило приземлиться, как Клановое Зеркало тоже куда-то улетело.

Интересно, отправилось ли оно искать нового хозяина или же воткнулось в какой-нибудь камень ждать смельчака?

К слову о стране, с которой мы с подачи Кё вступили в войну: в тот же день туда отправилась Ёмоги и сорвала покровы с его нечеловеческих экспериментов.

Доказательства его преступлений собирала Цугуми с товарками, в конце концов им даже удалось призвать иллюзию самого Кё и воспроизвести с ее помощью слова, которые он произносил во время нашей битвы.

Смерть Кё резко отбросила технологии той страны назад.

Ну а клоны священных зверей, использовавшиеся как секретное оружие, вышли из-под контроля одновременно со смертью Кё, и той стране пришлось с ними хорошенько попотеть.

Прочие возлюбленные Кё пытались ему верить, однако Ёмоги как бывшая верная соратница столько наговорила и представила столько доказательств, что им пришлось замолчать.

Также мы получили довольно путаные и сложные доклады о том, что страна таким образом утратила внятный повод для развязывания войны, чем воспользовались вассалы и радостно восстали, устроив еще больший хаос.

Зная характер Кидзуны и остальных, мне нетрудно представить, что они и без нас смогут заставить страны Клановых Книги, Зеркала и Катаны волей-неволей заключить альянс с королевством Ларка.

Но это все ерунда, куда важнее наше проклятье.

Когда нас осмотрел медик, посланный лично Ларком…

— Сильное проклятье.

Припоминаю, что нечто похожее мне говорили и после Блад Сакрифайса.

Но когда я вернусь в тот мир, попрошу, чтобы меня вылечили, так что ничего стра…

— Снять его может только время. Если повезет — два, но я предполагаю, что все три месяца.

— А? Ну-ка стоп. Разве горячие источники и всякая там святая вода не помогают исцелять проклятия? — спросил я в ответ, но врач покачал головой.

— Это проклятие совсем иного класса. Если оно вновь наложится до полного исцеления, я не могу обещать, что вы выживете.

Чего?!

Вот так подарочек мне убитый Кё на прощание оставил.

И Рафталия, и Фиро выглядят изможденными и еле двигаются.

Если бы я наложил Сакрифайс Ауру на Лисию, с ней бы ужас что случилось.

Она, поди, умерла бы. Хорошо хоть меня интуиция спасла.

— Да-а… с учетом того, что там было, тебя нельзя винить, но вляпался ты знатно, — заключила Кидзуна так, словно ее это никак не касалось.

А ведь это по-хорошему была ваша задача!

Впрочем, я знал, что рискую, так что ничего не попишешь.

— Такова судьба тех, кто просит силы у проклятого оружия… Но вы молодцы, что устранили результат недосмотра нашего мира. Я бесконечно благодарна вам.

— Хочешь нас поблагодарить, Грасс, — убедись, что еще одного такого дурня не появится. В нашем мире осталось еще трое зверей-защитников, и если объявится второй Кё и захватит одного из них, будет не до шуток.

— Разумеется, мы вместе с Кидзуной и остальными будем сражаться ради того, чтобы такое не повторилось вновь.

— Ага. Впрочем, паренек, когда вы вернетесь с энергией Лингуя, какое-то время вам ничего не будет угрожать.

— Ты уверен? — переспросил я, и Ларк уверенно кивнул.

— Да, когда мы в свое время победили первого зверя-защитника, потом до следующего волн не было.

— А что если до моего возвращения какой-нибудь обладатель Кланового Оружия вторгнется в мой мир?

Никак не могу успокоиться.

— Ну, придется тебе довольствоваться тем, что без волн пришельцев из других миров у вас какое-то время не будет, а значит, и волноваться практически не придется.

Успокоиться я не могу, но… наверняка в моем мире и без меня все ушки на макушке держат.

Полагаю, королева Мелромарка рассказала о перехвате Лингуя всему миру.

— Значит, Лингуй… а за ним, как я полагаю, Фэнхуан, Цилинь и Инлун? Выходит, нам не о чем волноваться, пока не вскроются все печати?

— Меня не спрашивай, паренек. Мы ведь всего про ваш мир не знаем.

Это да. Ларк и остальные мне ответить не смогут.

— Остается молиться, чтобы не появилось второго Кё.

Я не знаю, сколько времени энергия Лингуя сможет сдерживать волны.

Тем не менее, нам нужно воспользоваться паузой, чтобы тщательно ко всему подготовиться.

И спутников, и армию нужно снарядить так, чтобы мы могли противостоять волнам всего мира.

Благодаря путешествию в мир Грасс я многое узнал о методах противостояния волнам.

Обязательно попробую ими воспользоваться.

Как я понимаю, в моем мире всеми волнами, до которых мы не дотягиваемся, занимается Фитория, однако нашему миру нужно объединиться, если мы хотим облегчить нашу работу.

Как подумаю о том, чем придется заниматься — все настроение пропадает.

К тому же все еще может случиться такое, что из волны появятся люди вроде Грасс.

Не знаю, когда эта война закончится, но мне остается только сражаться.

А как только все останется позади, я тут же вернусь домой.

Уж на чем, а на этом я стою твердо.

Но только после того, как обеспечу хотя бы Рафталии мирную жизнь в том прогнившем мире…

— Ну ладно, паренек! Давай отметим победу! — Ларк почти детским жестом выставил большой палец.

— Опять ты за свое…

— Ну а что такого? Позади большая битва, войны удалось избежать. Сплошь приятные новости.

— Рафу! — Раф-тян обрадованно вскочила на задние лапы.

Ну, не поспоришь.

— Ладно-ладно. Ты все равно отметишь, даже если я против буду, так что поступай как знаешь. А мы отдыхать.

— Ага! Тут у всей страны уже эйфория от победы. Так что поступаю как знаю!

С этими словами Ларк куда-то ушел.

Ну и ладно.

После этого мы потратили оставшееся до возвращения время вместе с Кидзуной и ее товарищами, и вместе напились отличного вина… Хотя я, правда, не опьянел.

Наконец, время почти подошло.

Мы готовились к телепортации во дворе замка. Провожать нас пришли и Кидзуна, и Грасс, и Ларк с Терис, и Эснобарт, и Альт, и Ромина, и так далее. Все они стояли молча.

Кидзуна подняла руку и подошла поближе.

— Кажется, будто мы с тобой только вчера познакомились.

— А на самом деле сколько прошло? Месяц где-то?

— Где-то да… совсем немного.

— Это да.

Священные Герои разных миров. Встреча, которая не должна была состояться из-за ограничений Оружия.

Сам порой дивлюсь, каким чудом мы познакомились.

— Может, мы и будем жить в разных мирах, но давай ради них стараться. Я хочу, чтобы наш с твоим миром заключили союз.

— Ага, ну-ну. Ты тоже рыбачь в меру. А насчет союза — могу только пообещать, но сам-то я обещание в принципе не смогу нарушить.

Я могу лишь защищать.

Мнение Грасс и ее товарищей о волнах сильно изменилось.

Но оно и ясно — россказни о том, что своему миру можно продлить жизнь, погубив чужой, с самого начала отдавали бредом.

— А ты не слишком упивайся недоверием к людям, Наофуми.

— Помолчи.

— Береги Наофуми, Рафталия-сан. Надеюсь, вы станете такими же друзьями, как мы с Грасс.

— Хорошо, я постараюсь.

— Фиро-тян и Лисия-сан, вам тоже удачи.

— Угу. Я в этом мире столько песен выучила. Как вернусь, буду их петь.

— А я много чего узнала.

Кидзуна пожала всем руки и отступила.

Настал черед Грасс.

— Мы встретились врагами, затем сразились снова… а теперь стали товарищами и делаем одно дело. Какой поворот судьбы.

— Это да.

Грасс посмотрела на меня очень серьезным взглядом, затем поклонилась.

— Премного благодарю за спасение без вести пропавшей Кидзуны. Что бы ни случилось, я буду работать над тем, чтобы отплатить этот долг.

— Если по той или иной причине соберешься с нами сразиться, сначала внятно эту причину объясни.

— Опять вы за свое? — вставила Рафталия.

— Что-нибудь может случиться, и все изменится. Ты ведь не хочешь сражаться непонятно зачем, если все так обернется? Когда я сражаюсь, я хочу хотя бы понимать, ради чего.

Просто я уже столько раз попадал в передряги, причин которых не понимал.

Тут в разговор непринужденно вмешались самопровозглашенный авантюрист и по совместительству юный господин Ларкберг, а также Терис.

— В общем, паренек, надеюсь, мы с вами и дальше будем ладить. С нетерпением буду ждать нашей следующей встречи.

— А я буду надеяться, что ее не будет.

Потому что если такое и произойдет, то только во время волны.

Мы тут пытаемся волны подавлять, а ты, получается, их с нетерпением ждешь?

— Ах… созданные вами камни так сожалеют о разлуке.

Терис пришла вся обвешанная украшениями, которые я создавал для тренировки, и камни в них блестели один другого ярче.

Глазам больно! Прекрати меня солнечными зайчиками обстреливать! Мне сейчас плохо станет!

— Ларк, я тебе за эти три дня объяснил всю суть, так что ты тренируйся и станешь лучше меня.

Ларк окинул разодетую Терис самым серьезным взглядом и несколько раз кивнул.

— Ладно. И вообще, если я так не сделаю, Терис сбежит во время следующей же волны, которая соединит наши миры.

— …Я не думаю, что она настолько бессердечная.

Эх, и почему с твоей девушкой всегда так сложно?

Хотя, она сильно нам помогла.

— Удачи вам всем, Рафталия-тян, Фиро-тян и Лисия-тян.

— Вам тоже, Ларк-сан и остальные.

Ларк пожал руку Рафталии как главной из моих спутниц.

— Кстати, юный господин, я тебя давно спросить хотел.

— Ты опять меня так называешь, паренек?

— Хорошо, Нобунага… ты почти всех девушек, в том числе Рафталию, называешь через имя плюс “тян”. Ты их всех детьми назвать пытаешься?

— Кстати, похоже на правду, — согласилась со мной Кидзуна.

— Ну да-да. Не могу я девушек младше себя называть по одному только имени! И в то же время их вокруг меня много, одним только “тян” не обойдешься, вот я на этом и остановился. Устроит такое объяснение?!

Думаю, нет.

Впрочем, придется смириться с тем, что такая уж у него привычка.

— И вообще, хватит мне клички придумывать, паренек!

— Сам такой.

— Ну ладно, Наофуми, но и ты прекрати.

— Наконец-то ты понял, Ларк.

Следующим к нам подошел Эснобарт.

— Спасибо, что спасли Кидзуну, Грасс и Ларка.

Мне кажется, или он как-то слишком проникновенно на меня смотрит?.. Нет, не кажется.

На самом деле этот красавчик — здоровенный кролик. Он существо уровня Фитории, и потому со мной очень ласков.

А, Фиро ко мне прижалась, и Раф-тян на плечо запрыгнула.

— М-м!

— Не волнуйтесь, Фиро-сан. Я ничего не имел в виду, — с улыбкой произнес Эснобарт.

Обычно он кажется мне очень умным парнем.

Развитие его идет в другую сторону, чем у Фитории. Кто знает, может, и у него в будущем талант раскроется?

— Я постараюсь не допустить, чтобы опыт сражений плечом к плечу с вами прошел впустую.

— Ага, удачи, — ответил я, и Эснобарт повернулся к Лисии:

— Лисия-сан, я слышал о ваших подвигах. Я буду трудиться над тем, чтобы стать как вы.

— Уа-а-а-а…

Лисия вся засмущалась.

Наверняка она не привыкла к тому, что ее хвалят.

— Я не возражаю, если вы возьмете с собой и копию той книги, найденной в древней библиотеке-лабиринте. Надеюсь, она вам пригодится.

— Спасибо! Постараюсь прочитать.

Ну, отличница Лисия наверняка сможет ее расшифровать.

— Еще у меня… — Эснобарт снял с Лодки небольшое украшение в виде якоря и дал его мне.

— Что это?

— Украшение, о котором я прочитал в недавно найденной книге. Возьмите его с собой. Возможно… оно вам еще пригодится.

— Ясно…

Ну, дареному коню в зубы не смотрят.

— Ты и правда торговец, берешь все что предлагают.

— А то. О торговле я могу говорить вечно.

— А-а, Наофуми-сама, вы Герой, а не купец, — вмешалась Рафталия, когда присоединились Ромина и Альт.

— В общем, вот тебе на прощанье.

Ромина с Альтом передали мне мешок со всякой всячиной.

Внутри я увидел и уникальное изобретение этого мира — украшения с функцией дропа, и другие удивительные украшения, которые воспроизводят функцию телепортацию к волне.

И еще много чего другого.

Действительно, такие артефакты чужой культуры мне в том мире сильно пригодятся.

— Мы знаем, что ты по карманам подобные штуковины распихивал. Решили вот помочь.

Выходит, Ромина заметила?

Мне, правда, не дает покоя само то, что Альт мне что-то добровольно отдает.

— Вижу, ты считаешь меня скупердяем, но это не так.

— Врет.

— Да, врет.

Кидзуна и Грасс отреагировали одновременно.

Однако Альт не сдался:

— Я неплохо заработал благодаря шумихе, которую вы подняли. Считайте это моей благодарностью.

— Ах, вот оно что.

Он прямо как Работорговец, который на моих подвигах наживался?

Альта часто называют скупым торговцем. И, видимо, правила торговли он знает.

— А, вспомнил. Грасс, — я вручил Грасс книгу с рецептами на японском.

— Что это?

— Я изучил инструменты и ингредиенты вашего мира, обобщил знания и расписал здесь рецепты всего, что вы сможете повторить. Пусть тебе Кидзуна читает.

Даже я не путешествовал по неизведанным землям просто так.

Я собирал информацию о разнице между экипировкой, у которой сбилась кодировка, и той, что сохранила свойства.

Как я понимаю, кодировка сбивается у вещей, которые создается из несуществующих в этом мире материалов и металлов.

Зато всевозможные лекарства восстановления духа работают.

Другими словами, их можно сделать с помощью материалов этого мира.

И я полагаю, что в грядущих битвах лекарство восстановления духа будет им нужно как вода.

Поэтому я разработал местный аналог рецепта.

— Тут есть лекарство с похожими свойствами. Попробуйте сварить.

— Ого… ну ты даешь, Наофуми.

— Ты тоже круглый год не рыбачь, а сама что-нибудь исследуй. Впрочем, для рецепта аналога понадобится рыба, так что тебе работа найдется.

Чтобы в этом мире добиться эффекта, аналогичного лекарству восстановления духа, понадобится одна редкая рыба.

Я и сам удивился, когда пришел к такому выводу, изучая рыбу, которую так радостно наловила Кидзуна.

— Угу! Не ударю в грязь лицом!

— И не дайте умереть вашим сбежавшим Священным Героям.

— У… точно. Придется им помочь.

Нам обоим придется несладко. Я пожал Кидзуне руку.

— И посматривай за глазками Альта.

Больно они у него блестят.

Остались, значит… Ёмоги, Цугуми и ее товарки.

— Кё совершил непростительные вещи. Мы возьмем последствия на себя.

— Скажу то же, что сказал Кидзуне. Мы заставили его за все расплатиться. От него, как и от остальных… не осталось даже души.

— Мы знаем…

Цугуми смотрит на нас с ненавистью во взгляде, но мне кажется, ее стало меньше, чем раньше.

— Если бы вы не пришли, ничего бы не произошло.

— Мы больше никогда не увидимся. Можешь хоть всю жизнь нас ненавидеть.

Вот ты пришла сюда, чтобы желчью плюнуть?

— Но я не могу спорить с тем, что вы спасли нас. Спасибо за то, что освободили ~~~~, которого он использовал даже после смерти.

Некстати подул ветер, и я в очередной раз не услышал имя Подонка-номер-два.

Похоже, на его имя проще махнуть рукой.

Цугуми наверняка взбесится, если я переспрошу, а я в очередной раз не расслышу.

Спрошу потом у Рафталии.

— Узнаем ли мы когда-нибудь, почему он так сходил с ума по Клановой Катане?..

— Кстати, тебе рассказали о тех спиритах, что были в вашем отряде?

— … — Цугуми молча кивнула.

В одной из подземных комнат особняка Кё нашли останки тел.

Как я и подозревал, Кё перехватил душу Подонка-номер-два и скормил ее Душеедам.

А спиритов из его отряда, которые обо всем узнали, он переубивал.

Жертв было довольно много. То же самое касается и окружении Альберта, обладателя Кланового Зеркала.

— Безусловно, Клановая Катана — символ могущества страны… но мы уже никогда не узнаем, почему он был настолько уверен в том, что она изберет именно его…

После этих слов Рафталия положила Клановую Катану на руки и протянула Цугуми.

— Я… возвращаю вам Клановое Оружие.

Ну, я не удивлен. Пусть Катана и выбрала Рафталию, не можем же мы уйти и забрать с собой Клановое Оружие этого мира.

Пусть даже оно какое-то время сильно нам помогало.

— Легко сказать… но она тебя покидать не хочет.

— К тому же она отказалась переносить тебя к волне…

И Грасс и Терис, которая хоть и не обладатель Оружия, но джевел, пытались заговорить с Катаной, но та им не ответила.

Кидзуна тоже ее трогать пыталась, но ничего не добилась.

— …Не могу узнать, почему, — сказала Рафталия. — Не знаю, как объяснить. Я чувствую, что у нее есть какие-то сложные мысли, похожие на чувство долга, но она отказывается отвечать.

— Простого и ясного мотива нет, что ли?

— Самое большее, что я могу — улавливать ее намерения, поэтому нет.

Э-э… получается, Рафталия возвращается вместе с Катаной?

— Возможно, она чувствует ответственность за преступления Кё и потому желает сражаться за мир Наофуми, пока угроза нашему миру не станет по-настоящему серьезной, — предположила Кидзуна, и Катана будто бы на мгновение вспыхнула.

— Кажется, Кидзуна предположила правильно, — заметила Грасс.

— Хм…

За разговором оставшееся время почти истекло.

Еще немного и мы вернемся домой.

— Ну что, — я зловеще улыбнулся. — Таким образом, мы забираем Клановую Катану с собой! А вы страдайте и оплакивайте утрату!

— А-а, опять злодея из себя строит.

— Дурная у паренька привычка.

— А ведь на самом деле он хороший человек

Со вздохами отозвались Кидзуна с товарищами.

Рафталия сокрушенно качала головой, Фиро недоумевала.

Лисия робела и озиралась по сторонам, Раф-тян сидела у меня на плече и махала на прощанье лапой.

— Что же, вот теперь точно прощайте.

Осталось всего несколько секунд.

А затем мы наверняка вернемся в тот мир.

— Зная свойства оружия, мы наверняка больше не увидимся, но было весело рядом с вами. Приятно было познакомиться.

— Угу. Прощай, Наофуми. Спасибо, что помог. Не будь тебя, я бы наверняка все еще торчала в том лабиринте. Продолжим же работать Героями, пусть и в разных мирах.

На прощанье я помахал всем рукой.

— Наофуми! — громко крикнул Ларк.

Все они дружно помахали в ответ и воскликнули:

— Спасибо!

И словно в ответ на их слова таймер показал цифру “0” и переместил нас обратно.

Всего за какое-то мгновение мы пересекли тоннель из чистого света…

И вернулись в мир, в который меня призвало изначально.