Глава 246

В это время, сидящий в Феррари Цзюн Вэн, хмуро убрал телефон.

«Что такое? Цзюн Вэн?» Сидящий на пассажирском сидении Ван Чун, с сомнением спросил.

«Мой папа только что звонил мне. И просил убежать, как можно дальше. Покинуть Нанкин, а лучше Цзяннань.» Цзюн Вэн говорил, опустив голову. Его брови нахмурились.

«А? Что дядя имел в виду?» Ван Чун не понимал.

«Я сам не понял. Мой отец был встревожен. Только сказал несколько фраз и связь оборвалась.»  Цзюн Вэн сомневался: «Мне кажется послышалось, что он в конце сказал мастер Чэн…»

«Мастер Чэн? Чэн Фэн? Разве он уже не убит Тяньша?» Ван Чун с сомнением спрашивал. Против семьи Чэн, семья Шэн уже сделала три хода. Семья Гао отвечает за политические круги, семья Шэн направила людей, чтобы устранить Ван Сяо Юн, потом Лин Бо собирался позаботиться о Чэн Фэне.

«Брат Чун, у меня плохое предчувствие. Может у Тяньша возникли проблемы.» Цзюн Вэн нахмурил брови. Он достал телефон и начал звонить Лин Бо, но никто не отвечал. Он сразу стал звонить другим, кто должен был собраться на вилле. Но никто не отвечал.

В это время, даже Ван Чун стал беспокоиться.

Два человека молчали, и внезапно зазвонил телефон.

После того, как Цзюн Вэн положил телефон, он молчал, и только через некоторое время сказал: «Только что звонил Сян Хуан. В одном из зданий на берегу реки умер Шэн Цзюн Лин.»

«А? Цзюн Лин умер» Ван Чун поменялся в лице.

Это же младший братик Цзюн Вэна, племянник Шэн Рон Хуа. Значит произошло что-то.

«К тому же, Сяо Хуан говорит, что он был сожжен красным пламенем, словно унес его в пустоту.» Говорил мрачно Цзюн Вэн.

«Сожжен пламенем?» Ван Чун не понимал.

«Плохо. Мне нужно быстро покинуть это место. Похоже, действительно что-то случилось. Неужели Чэн Фэн нашел их?»

Цзюн Вэн успокоился и нажал на газ. Цзюн Вэн отлично водил машину. Он выехал на встречную полосу, и обгонял машины. Хорошо, что была глубокая ночь и поток машин был не интенсивный, иначе бы, уже была бы авария.

Ван Чун тоже сидел и молчал. Сейчас, положение в семье Шэн скверное. Лучше всего будет — покинуть это место.

Но, очень быстро стали приходить звонки из старых офисов, вилл, компаний головных управлений, даже из Чжужоу. И по телефону говорили, что множество братьев, сестер, дядей, дедов, бабушек, тетей — всех родственников Шэн Цзюн Вэна были убиты. И все они были сожжены дотла.

«Как такое возможно!»

Но потом, он получил последний телефонный звонок. Позвонили с Англии. И сказали, что Шэн Цзюн Тин погибла. Ван Чун полностью поменялся в лице. Он ощутил, как застучало у него сердце.

«Ах.»

Цзюн Вэн вздохнул. У него в глазах было не примирение и угрызение совести.

«Брат Чун, мы были не правы. С самого начала не правы.»

«Истинная опора семьи Чэн — не Чин Хуа, Ван Сяо Юн, а мастер Чэн. Знаменитый мастер Чэн из Чунциня.»

«Ты думаешь, неужели, это все сделал Чэн Фэн?» Ван Чун не смел верить.

Он не смел верить, что простой молодой человек, которого он видел на собрании в Чжужоу, окажется таким могущественным демоном. Что даже сможет убить людей семьи Шэн за границей.

«Если не это, то как объяснить.?» Шэн Цзюн Вэн, словно плакал и словно улыбался.

«Мастер Чэн, мастер Чэн.. Я изначально не понимал, почему тебя все называют мастером Чэн. И наконец понял. Только жаль, что поздно.»

«Я не примирюсь с этим!»

Но, в зрачках Ван Чуна появился блеск.

От груди Цзюн Вэна стал исходить огонь, он был кроваво-красный, и постепенно охватил все тело Цзюн Вэна. Не только Ван Чун, но и другие увидели это. И Феррари, потеряв управление, столкнулся об барьер моста, загорелся и взорвался.

75, Шэн Цзюн Вэн погиб!

…………….

Вот таким образом, погибли 75 человек. Все, вышестоящие люди семьи Шэн, были начисто стерты с лица земли. Теперь, нет больше могущественной семьи Шэн из Чунциня.

После того, как действие огненного заклятья перестало действовать, Шэн Рон Хуа сделал последний вдох. Он с безмерным сожалением и бездонной ненавистью умер.

Чэн Фэн, после того, как уничтожил всю семью Шэн, был спокоен. Словно для него — это было пустячным делом. Когда Чэн Фэн услышал, что мать попала в аварию, семья Шэн уже подписала себе приговор. Не было человека на земле, кто мог бы остановить его. Он взял большой огненный шар, и сжег весь дом.

После всего этого, его взор упал, на стоящего вдалеке, Тан Юань Чина.

Тан Юань Чин застыл. Он ощутил, как его душа заледенела от этого взгляда.

«Плюх!»

Этот могущественный авторитет Цзяннаня пал на колени и благоговейно сказал:

«Тан Юань Чин почитает мастера Чэна!»

Чэн Фэн, в мгновение, убивает великого мастера, да и еще, с помощью магии, полностью уничтожил семью Шэн. Что у него, тогда есть против Чэн Фэна? Семья Тан — для Чэн Фэна ничего не стоит.

Он уже не думал о каком-либо могуществе семьи Тан. Только бы остаться живым.

Появился яркий огненный свет, свирепый ветер засвистел на реке Янцзы. Так, Тан Юань Чин просидел четверть часа. И потом осмелился поднять голову. Он обнаружил, что Чэн Фэн уже давно исчез.

«Фууууф. Все же оставил мне жизнь.»

Он уже как старец поднялся и заметил, что на его спине выступил холодный пот.

«Вернувшись. Я выясню, кто сказал, что мастер Чэн только на пике нэй чи или в полушаге от хуа чи?» Он строго сказал.

……………

Весь Нанкин был потрясен.

За одну ночь, прошёлся ураган. Могущественная и выдающаяся семья Шэн была полностью истреблена. Их шикарную виллу сравнял с землей огненный шар. Сын Шэн Рон Хуа на спорткаре попал в аварию на мосту. А множество других членов семьи Шэн просто исчезли. Теперь, компания Ван Рон была, как множество драконов без главарей.

Но еще более ошеломительная новость была, что все люди семьи Шэн были просто сожжены странным огнем.

Эти новости распространялись среди верхов Нанкина. Многие полагали, что этот ход — был ходом семьи Чэн из Нанкина. И немало людей думали, что именно этот ход был сделан мастером Чэном.

Множество следов вело, к этому выдающемуся человеку из Чунциня, *мастеру Чэну*.

В этот раз, имя Чэн Фэна просто потрясло весь Нанкин.

Если ранее говорили, что он — первый человек Чунциня, был головой дракона подпольного мира этой территории. То теперь, он уже стал, наподобие мифа. С помощью магии, он уничтожил всю семью Шэн, и даже его заклятья преодолели тысячи километров.

Как такого человека не бояться? И не поражаться ему?

Любой клан, при упоминании Чэн Фэна, приходил в дрожь. Даже, этот выдающийся Гао Тян Мин, сразу прекратил сражаться. Ведь у него не получилось защитить невестку.

Ранее, имя Чэн Фэна удивляло Нанкин.

Но теперь, оно потрясает Нанкин!

«Что бы делал или не делал мастер Чэн, с этих пор, нельзя задевать семью Чэн.»

Семья Цяо, Сун, Хуа и другие могущественные семьи Нанкина, издали такой приказ.

Они не знали точно, уничтожение семьи Шэн — дело рук Чэн Фэна или нет. Даже если на десятую долю к этому причастен Чэн Фэн, они не посмеют его раздражать. В нынешнем мире, кто посмеет задевать того, кто может уничтожать кланы?

Семья Шэн уничтожена, Ван Рон пришла в упадок, Гао Тян Мин отступил.

В этом противостоянии, очевидно, семья Чэн одержала победу.

Только прошлой ночью, семья Чэн выглядела мрачно. Компания была закрыта, Ван Сяо Юн попала в аварию, главную опору семьи Чэн арестовали. Но теперь, семья Чэн, за одну ночь, исправила ситуацию.

«Сяо Юн, это действительно, Чэн Фэн сделал?»

«Верно, я слышала, что вилла Шэн Рон Хуа была полностью сожжена большим огненным шаром. И никто не знает, как умер Шэн Рон Хуа.»

«Более того, я слышал, что множество людей семьи Шэн за ночь пропали. Говорят, это все магия Чэн Фэна. Он просто сжег их…»

Все обступили Ван Сяо Юн и взволнованно говорили.

Чэн Нин скрючила рот, она не могла поверить. Этот маленький двоюродный брат, все же, настолько могущественный. Можно сказать, бог. Неудивительно, почему его в Чунцине прозвали мастером Чэн. Он, действительно, обладает сверхъестественными навыками.

А Чэн Ан молчал. Он был хмур.

Этот парень — действительно могуществен. Неудивительно, что на новый год, он вел себя так.

«Замолчать. С этих пор, любой, кто еще раз затронет эту тему, будет наказан в соответствии с правилами семьи!»

Чэн Хуай Ань гневно сказал.

Все замолчали, как цикады зимой, и не смели что-либо сказать. И только умные понимали, что, если это действительно сделал Чэн Фэн, то уничтожение всего клана может устрашить не провинцию, а всю страну.

Ван Сяо Юн и Чэн Хуай Ань переглянулись и, словно поняли друг друга.

Если Чэн Фэн убил — то это громкое дело. Семья Шэн — не какая-нибудь пешка, а первая семья в Чунцине. Если убить одного из этой семьи, то уже будет громкое дело. Но всю семью?

Только Чэн Хуай Ань про себя немного успокаивался.

Чэн Фэн, раз генерал-майор. То это уже, что-то значит. И не стоит сильно беспокоиться об этом.

Не только он, все могущественные кланы Нанкина ждали, включая Гао Тян Мина. Они ждали вести. Они не верили, что, если Чэн Фэну, который так уничтожает клан, дадут волю. Иначе, кто тогда, во всей стране, не будет бояться его?

На третий день пришла одна ошеломительная новость.

Гао Тян Мин был человеком сверху снят с занимаемого поста. Чэн Чжэн Хан спокойно и в безопасности вернулся в семью.

В один момент, Нанкин изменился.

Все знали, что одна семья будет стремительно и с блеском подниматься в верх.

Имя мастера Чэна ошеломило Нанкин!