Глава 253

Когда Чэн Фэн крикнул что даст 35 млн, даже аукционист на сцене удивился.

В Гонконге часто на аукционах выставляют ритуальные сосуды, поэтому он более-менее разбирался в ценах ритуальных сосудов. Но за такую нефритовую тыкву, которая хорошо влияет на тело организма, дух, и магнитное поле, обычно дают более 10-20 млн. 25 млн — это уже наценка. Но 35 млн — это просто прожигание денег. Кто будет отдавать такую сумму.

Чжэн Ан Пин был спокоен, но огорчен. Семья Чжэн в Гонконге хоть и богата, но он только выходит из одной линии. Сейчас, главные финансовые средства находятся у отца Чжэн Ан Ци — Чжэн Хао Чана. Он руководит всеми 9 ответвлениями. А Чжэн Ан Пин, только с одной. У него самого есть один роскошный особняк и несколько дорогих машин. А эти 25 млн дал ему отец, чтобы он купил деду подарок. Если бы не это, то отец не дал бы ему так много денег.

Если его отец узнает, что он за ритуальный сосуд отдаст более 30 млн, то он просто убьет его, скорее всего.

Увидев, что Чжэн Ан Пин молчит, другие люди, конечно, не стали продолжать поднимать цену. И все посмотрели на Чэн Фэна.

«Господин, у вас есть карта?»

Очевидно, аукционная компания не доверяла Чэн Фэну. Все же, он так молод. Разве может такой молодой человек ходить с такой суммой. В 2008 году, за 35 млн можно было купить неплохой дом в мегаполисе.

Чэн Фэн ничего не сказал, а просто протянул карту промышленного банка Китая.

Эта карта выглядела довольно обычно, на ней не было ничего особенного. Обычная карта для хранения денег. Аукционист после того, как взял эту карту, сразу проверил.

Он сразу увидел множество нулей, очевидно на карте было более млрд.

«35 млн раз!»

«35 млн два!»

«35 млн три! Продано. Этот ритуальный сосуд получает господин Чэн.»

И как только раздался гонг, все начали шептаться. Они сразу увидели, как один молодой человек подавил молодого господина семьи Чжэн. Это, все же, малый аукцион, не Сотбис и не Кристис. Обычно здесь совершаются сделки не более нескольких миллионов.

«Жена, а мы приехали в Гонконг не зря.»

«На материке оказывается есть спрятавшийся дракон, который подавил молодого господина из семьи Чжэн. Интересно, с какой он семьи?»

Множество людей стали разговаривать.

Цянь Лу Лу и другие глаз не сводили с Чэн Фэна. Обычно, они с болью покупают сумки за несколько тысяч. А Чэн Фэн, одетый на несколько сот юаней, выглядит довольно просто, а держит с собой 30 млн. От этого, они сильно удивились. Это, действительно, сын влиятельной семьи.

Даже Цю И Лунь был поражен. В его семье есть сотни миллионов, но этим заведует его отец. И у Цю И Луня только сотни тысяч, постоянно есть на карманные расходы.

Только Цин Ван Сун был спокоен.

А Чжоу Цин Я была потрясена, она постоянно о чем-то думала.

В этот момент, ритуальный сосуд уже убрали в серебряный чемодан с кодом. И начали нести. Все устремили свои взоры на этот чемодан. Там находилось сокровище в 30 млн.

Чэн Фэн не обращал внимания, он взял чемодан и собирался уходить, как, в этот момент, раздался смех. Подошла группа людей и преградила ему дорогу. Во главе стоял молодой человек:

«Этот молодой человек действительно богат. Позвольте представиться вам, простолюдин Чжэн Ан Пин.»

И рядом стоящий секретарь, добавил: «Управляющий Чжэн – директор ювелирной компании. Прямой внук господина Чжэн Жон Мина.»

Чжэн Ан Пин улыбнулся. Он был доволен.

Хоть он проиграл, но он был могущественным. Во всем Гонконге, можно только найти несколько людей, кто будет выше его по положению. Клан Чжэн — одна из 10 могущественных семей Гонконга. Знаменитые китайские богачи.

«М.» Чэн Фэн был спокоен и равнодушно ответил: «Есть дело?»

«Управляющий Чжэн хотел бы с вами поговорить, на счет ритуального сосуда.»

Чжэн Ан Пин молчал, а рядом красивая секретарша постоянно говорила звонким голосом.

«Не интересно.»

Чэн Фэн спокойно ответил и повернулся, чтобы уйти.

Репутация семьи Чжэн подавляет многих людей, но для Чэн Фэна это не имело значение. К тому же, семья Чжэн должна ему 10 миллиардов. Хоть приняла такое решение Чжэн Ан Ци, но выплачивать будет вся семья Чжэн.

«Подождите господин.» Чжэн Ан Пин увидев эту ситуацию, нахмурился, но, сразу улыбаясь, сказал: «Господин Чэн, похоже, недавно прибыл в Гонконг и не сильно разбирается в ритуальных сосудах. Хорошо, что со мной есть гуру Фэншуй. Он может помочь вам проверить достоверный ли это ритуальный сосуд или нет?»

Чжэн Ан Пин сказал, а Цю И Лунь и другие застыли.

«Да, брат. Ты потратил столько денег, и не знаешь истинен ли этот ритуальный сосуд или нет. Можно попросить гуру посмотреть.» Сказал Цю И Лунь.

Цин Ван Сун тоже сказал:

«Ритуальный сосуд сложнее отличить от старинной вещи, без специалиста сложно определить.»

Остальные тоже стали уговаривать Чэн Фэна. Всем было любопытно, за что Чэн Фэн отдал 30 млн.

Чэн Фэн, увидев все это, нахмурил брови, но ответил им: «Ладно.»

Так с Чжэн Ан Пином, они вышли из Хилтона и сели в автомобили отеля. Они направились в один ресторан Гонконга.

«Это ресторан Испанской кухни. Этот ресторан удостоился звезды Мишлен. Там шеф-повар Мартин, любимый ученик Бела Сади. Его блюда Хамон, запеченные молочные поросята и каракатица, знаменитые на весь мир. Чтобы поесть у него, нужно как минимум 290 американских долларов. И нужно заранее заказывать, если не забронируешь, то не удастся заполучить место.»

Чжэн Ан Пин, будучи богачом из Гонконга, довольно говорил о кулинарии. Он показывал свои манеры и изящество, доказывая свою принадлежность к сливкам общества.

Гонконг получил большое влияние от Англии. Поэтому, в каждой большой семье — детям нанимали репетиторов, чтобы воспитывать в них манеры. Пусть даже ты будешь грязный душой, но у тебя должны быть превосходные манеры. Цянь Лу Лу, Чжоу Цин Я и остальные восхищенно смотрели на него.

Ведь, в сравнении с Цю И Лунем, Чжэн Ан Пин выглядел мужчиной со вкусом. Ведь сейчас, он вступил в самую лучшую мужскую пору. Иначе, как бы он мог, добиться знаменитой кинозвезды.

«Я знаком с шеф-поваром. И временами, он лично готовит нам еду.»

Когда они заходили в отдельный кабинет, Чжэн Ан Пин по-джентельменски отодвинул стул девушкам, и затем сказал Чэн Фэну: «Гуру Юань, скоро придет. А пока, братик может покажет нам вещь с аукциона?»

Он, своими манерами, сбил с толку Цю И Луня и других. И затем, подстрекнул Чэн Фэна достать этот ритуальный сосуд.

Чэн Фэн особо не придавал этому значения. Что же могут эти примитивные мастера разглядеть в этой нефритовой тыкве.

Он ввел пароль и достал нефритовую тыкву. И как только достал, сразу стал внимательнее разглядывать ее. Этот молодой человек, держа в руках нефритовую тыкву, увидел на ней множество мистических узоров. Там, словно были заклятья и не были. Словно, там была защита и не была. Материал был немного грубоватым, но работа над ним была довольно искусной. А сам нефрит, как оказалось, был мягким. Он мог соперничать с первоклассным белым нефритом.

Все осторожно и внимательно смотрели на эту вещь. Но не видели, что в ней было на 30 млн.

Цю И Лунь не выдержал и сказал:

«Брат, ты отдал 30 млн за это? Похоже напрасно, самое большее за нее можно отдать несколько сотен, максимум тысячу.»

Чэн Фэн ничего не ответил, а Чжэн Ан Пин, смеясь, сказал:

«Похоже, И Лунь не знает про ритуальные сосуды. Обычные ритуальные сосуды может быть стоят несколько сотен или тысячу. Но эта нефритовая тыква оказывает влияние на тело человека. Она подпитывает дух. И для нее нормально потратить 20 млн, но 30 млн — это уже слишком.»

Сказал Чжэн Ан Пин и потом покачал головой, словно был раздосадован Чэн Фэном, что он так много денег потратил.

Но Чэн Фэн, словно не слышал его. И медленно убрал обратно эту тыкву. Чжэн Ан Пин, увидев это, про себя рассердился. И в этот момент, гуру Юань пришел с опозданием.

Многие удивились, они ожидали увидеть старика с сединой и манерами бессмертного. Но увидели мужчину среднего возраста в суньятсеновке.

«Молодой господин Чжэн. Слышал, вы достали ритуальный сосуд и хотите, чтобы я посмотрел.»

Рассмеялся тот гуру.

«Гуру Юань, вы ошиблись. В этот раз, не я, а братец, который сидит рядом со мной. Он отдал 30 млн.»

Чжэн Ан Пин спокойно ответил, словно не придавал значения, что он проиграл Чэн Фэну.

«М? 30 млн, за ритуальный сосуд. Это немного больше обычного.»

Гуру Юань сказал, нахмурив брови. И серьезно сказал: «Братик, надо было бы попросить сначала меня посмотреть, вдруг, это не истинный ритуальный сосуд.»

Чжэн Ан Пин добавил:

«Гуру Юань Хуань — знаменитый гуру в Гонконге. Он — постоянный член международного сообщества ученых по Фэншуй. Он когда-то учился у самого Гуру Чжоу, Чжоу Дао Цзи.»

«Не преувеличивайте, господин Чжэн. Я, только однажды, услышал несколько слов от гуру Чжоу. И все.»

Юань Хуань слегка улыбнулся и скромно ответил. Однако, в его глазах был довольный блеск.

Чжоу Дао Цзи — это признанный первый гуру Гонконга. Говорят, он познал заклинания, Фэншуй, даосскую магию, так, на протяжении 50 лет. И добился успеха в мире Фэншуй южной части Китая. Получить от него наставления — это честь для многих.

Чжэн Ан Пин говорил это, Цю И Лунь и другие не знали верить или не верить. Все же, они в Фэншуй не были так сильны.

Впрочем, Чэн Фэн ощутил, что этот Юань Хуань Гуру — довольно просвещённый человек. И находится на среднем этапе просветления. Он, можно сказать, схож с У Шан Хэ. Конечно, сейчас У Шан Хэ намного превосходит его.