Глава 261

Формация «Оковы дракона» — это популярная формация знаменитого гуру Гонконга, Чжоу Дао Цзи.  Он смог получить ее, совмещая техники Фэншуй: метеор имперского дворца, касание дракона, 8 триграмм инцзина и тд. Таким образом, он создал секретную технику. Этой техникой можно создать формацию, которая по силе дотягивает до небес. Она обладает беспредельной свирепой ци. В итоге, образуются мощные цепи, которые окутывают все. Они, словно сталь, которую нельзя разорвать.

Обычный просвещенный может выпустить только одну цепь, но Нин Тянь Шэн — это гений, который уже был на пике просветления. И он, за раз, мог выпускать три оковы дракона. Это уже превосходит воображение людей. Его учитель — Чжоу Дао Цзи в технике «оковы Цан-Луна» может, за раз, выпускать 9 оков дракона. Противнику, в этом случае, смерти не избежать.

Один великий мастер из юго-восточной Азии как-то прибыл в Гонконг, но от одной атаки 9 оков дракона, он сразу погиб. С тех пор, Чжоу Дао Цзи считается первым гуру в Гонконге и южных школ чародейства.

Нин Тянь Шэн верил, что даже если он не настолько силен, как его учитель, но его сил достаточно, чтобы одолеть мастера в полушаге от хуа чи.

Но он не думал, что Чэн Фэн, слегка надавив на них, сразу разобьет. Раздался треск, и невидимые оковы стали рушиться.

«Слишком силен.»

Нин Тянь Шэн поменялся в лице. Он, однажды, одного мастера пика нэй чи сковал двумя оковами, и этого уже было достаточно.

«Неудивительно, что я неправильно полагал. Он не в полушаге, он — уже великий мастер?»

Нин Тянь Шэй поразился этой мысли.

Даже его учитель не хотел бы лишний раз задевать великого мастера. Ведь каждый великий мастер обладает разными способностями. И, убив одного, не факт, что потом сможешь убить другого.

Нин Тянь Шэн хоть и думал так, но не стал мешкаться.

Он сразу достал из-за спины старинный нож. Этот нож был 3,9 дюйма. Он полностью был черным, только на нем были начерчены красным цветом мистические заклинания. От них исходила древняя ци. Рукоятка этого ножа была сделана из какого-то животного. Он выглядел довольно свирепым. Нин Тянь Шэн приложил его к груди и начал скапливать магическую силу. Он взмахнул им.

«Треск!»

Пространство, словно было разорвано на два. На полу появилась глубокая щель, и она шла от Нин Тянь Шэна до Чэн Фэна.

«Нож Чун Шэн, маленький совершенный человек, всерьез стал сражаться.?»

Знающий опознал этот нож.

Нож Чуншэн, говорят, ранее был ритуальным сосудом Чжоу Дао Цзи. Он мог им просто прорезать пополам легковую машину. А когда стал совершенным человеком, то отдал этот сосуд Нин Тянь Шэну. Он ему уже не был нужен.

Говорят, этот нож был драгоценностью среди шаманов. И в руках чародея, он может выпустить силу, не уступающую силе мастера хуа чи.

Но Чэн Фэн, словно не обращал внимания на острую ци этого ножа. Великий мастер может выпускать ган ци своего тела. Эта собственная ци может создать крепкую защиту. А этот нож, он только вбирал силу из окружающего пространства, высасывал некоторую жизненную ци. Он немного напоминал *меч деревянной ци* Чэн Фэна.

Однако этому ножу, было по-прежнему далеко до меча деревянной ци.

«Ах.»

Чэн Фэн вздохнул и выпустил руку. Он выпустил свою белую, как нефрит руку, и ударил по этой ци ножа.

«Щелчки!»

Ци ножа резко разбилась, и появился ураган, который разошелся во все стороны и оставил на полу повсюду трещины.

«плохо!»

Нин Тянь Шэн сузил зрачки. Как он получил этот нож, он как-то испытывал его. И этот нож разрезал пополам дерево, которое могли обхватить только два человека. И он полагал, что великого мастера этот нож тоже может сразить. Только Чэн Фэн легко пробил его оковы дракона, и теперь, ладонью отбил его нож. Видимо, он не показывал свою силу, но однозначно, она была чудовищной.

«Этот парень — сверхчеловек уровня s? Или гуру древней Йоги? Или великий мастер Хэнлянь?» Нин Тянь Шэн ощутил, как множество мыслей появилось у него в голове. Он топнул ногой и легко вздохнул.

В его поясе были игральные кости, они стали взрываться.

И в пространстве появился огненный шар, он парил в пространстве. А около него скопилась ци ножа. Этот огонь был особенным, от него исходил зеленый свет. В костях также пылал огонь темного-зеленого цвета. Все пространство озарилось темно-зелеными лучами, и три огненных лезвия направились со всех сторон на Чэн Фэна.

В этот раз, Нин Тянь Шэн уже не переживал о жизни Ан Ци. Он полностью выпустил всю силу ножа. Хоть он и говорил, что любит Ан Ци, но еще больше — он любит себя. Перед таким могущественным противником, он не мог отвлекаться на что-то другое.

«Проклятые демонические огни?»

Господин Ши поменялся в лице.

Он слышал, что Чжоу Дао Цзи, когда заполучил этот нож Чуншэн, он также унаследовал кое-что от шаманов древних сект.

Нынешние секты Хэй У Цзяо, Сье У Цзяо, Гвэй У Цзяо — все пришли из шаманов древних сект. Шаманы сильны в изгнании демонов, управлении насекомыми, пресмыкающимися, проклятии людей. Этот зеленый огонь — совсем не простой огонь. Он содержит в себе ядовитое проклятье. Если он соприкоснется с телом, то его водой уже не потушишь. Он сразу сожжет до костей, даже и их не останется. Человека может превратить в ничто.

Нин Тянь Шэн уже подписывал Чэн Фэну смертный приговор.

Только Нин Тянь Шэн, хоть и выпустил такую мощную атаку, но не факт, что мастер в полушаге от хуа чи погибнет от нее. Только господин Ши знал, что этот молодой человек — могущественный великий мастер. Что для него ритуальные сосуды шаманов — детские забавы и только.

Действительно, глаза Чэн Фэна похолодели. Он поднял руку и, со всех сторон, со всего помещения, со всех свечей вечеринки, огонь стал застилать небо, и затем скопился в огромный огненный шар на ладони Чэн Фэна. Он освещал все здесь.

«Как такое возможно!»

В этот раз, Нин Тянь Шэн побледнел.

Он, оказывается, кардинально ошибся. Он думал, что этот молодой человек — просто мастер нэй чи, который был в полушаге от хуа чи или может великий мастер хэнлянь. Но после того, как он увидел, что Чэн Фэн призвал огонь, да так легко скопил в нем огненную ци, ему стало очевидно, что он — первоклассный гуру огня.

«Просветленный! Он — совершенный человек на пути просветления!»

Нин Тянь Шэн про себя, не веря, проговорил.

Хоть ты высшего уровня на пути просветления, тебе нужно еще время, чтобы с помощью печатей, заклятий достигающих небес, достичь высших техник в магии. И чтобы делать, как Чэн Фэн, не проронив ни слова, вызвать огонь и управлять им — это может только совершенный человек.

«Иди!»

Чэн Фэн легко толкнул, и этот красный огненный шар стал превращаться в огненного дракона. И эти три огненных, зеленых лезвия были поглощены драконом. От этого, на теле дракона появились три зеленые полоски.

«Черт!»

Нин Тянь Шэн стал отходить, он безумно махал ножом, оставляя защитный экран за собой. На запястьях, у него были Буддийские четки, и они все сразу разорвались, оставляя за ним защитный черный дым. Только все это, разве могло остановить этот мощный огненный шар.

«Бах!»

В главном зале раздался взрыв, подобный молнии. Тело Нин Тянь Шэна было поглощено. Во все стороны стал расходиться огонь. Богачи стали разбегаться во все стороны. На их телах стали появляться волдыри от огня.

Как только огонь рассеялся, в центре появилось тело Нин Тянь Шэна.

Уже не было того надменного, с манерами отреченного от мирских сует, не закомплексованного гения. Его бело-серебристый фрак сжегся дотла. Волосы поджарены. По всему телу оставались следы огня. Если бы не защитный талисман, который дал ему Чжоу Дао Цзи, то от него сейчас ничего бы не осталось.

Даже так, у него уже не было сил, чтобы поднять палец. Он получил тяжелое ранение.

«Тук, тук, тук.»

Чэн Фэн держа Ан Ци, спокойно подошел к нему. Здесь было много богатых и влиятельных людей, но сейчас, никто не смел что-либо сказать. Личный ученик Чжоу Дао Цзи не выдержал одной атаки Чэн Фэна. Куда им — обычным людям?

Чэн Фэн подошел к нему. Посмотрел на черное обугленное тело и легко щелкнул пальцем, пробивая насквозь лоб Нин Тянь Шэна.

«Ууу!»

Нин Тянь Шэн вытаращил глаза, он не мог поверить, что Чэн Фэн посмеет убить его!

Не только он, но Ан Ци и все остальные, не могли себе это вообразить.

Нин Тянь Шэн — личный ученик первого гуру Гонконга. Чэн Фэн, убив его, становится заклятым врагом Чжоу Дао Цзи. Разве можно недооценивать Чжоу Дао Цзи, который, на протяжении десятков лет, прославлен в Гонконге.

«Скажите клану Чжэн, что они должны вернуть мне долг. Иначе смерть!» Чэн Фэн равнодушно сказал. После сказанного, он, держа Чжэн Ан Ци, стал уходить. Никто не смел преградить ему дорогу.

Он пришел один, убил Нин Тянь Шэна и ушел с пленницей — старшей дочерью клана Чжэн.

Чэн Фэн, в этот раз, показал этим сильным мира сего, силу совершенного человека и великого мастера.

«Ах, семья Чжэн не слушала меня. А теперь, терпит бедствия.»

Стоявший в стороне, господин Ши вздыхал.

Только стоявший в углу Чжэн Ан Пин, смотрел на это все, с улыбкой в глазах.