Глава 286

Сознание — это высшее проявление духовных сил.

Обычный человек обладает малыми духовными силами, и их можно загасить, как огонь свечи. Поэтому Чэн Фэн с такой легкостью разрушил душу Шэ Шуэ Чэна. Душа культиваторов еще мощнее и огромнее. Она может покидать тело и ее очень сложно разрушить даже Чэн Фэну. Ходят слухи, что души великих культиваторов могут гипнотизировать, покидать тело, убивать и так далее. Что касается секретных техник духовных сил, то на Земле в каждой семье, каждой секте, каждой стране — они разные.

Например, искусство третьего глаза Кун Луна открывает технику глаза души, исключая зрение двух его глаз, и собирает вместе, под большим давлением, его духовные силы. Эти собранные в одном месте духовные силы, принимают вид золотого светового столба, почти ощутимой субстанции. Внутри этого золотого столба света собраны огромные духовные силы – проекция души Кун Луна. С его помощью, можно раздробить душу соперника, если его душа оказывается слабее. И неважно насколько сильна физическая оболочка Чэн Фэна, если он слаб душой, то он уже мертвец. Однако Кун Лун не знал, что духовные силы Чэн Фэна намного превосходят магические, и сейчас он находится на подуровне Тонсюан, а его сверхъестественное прозрение сильнее техники, находящейся на пике Тонсюан, которой владеет Кун Лун. Чэн Фэн уже превратил свои духовные силы в сознание.

Сознание и духовные силы можно сравнить со стальным и деревянным мечом соответственно. Твой деревянный меч хорош, но будет разрублен стальным мечом лучшей закалки. Более того, с тех пор, как Чэн Фэн получил золотую статуэтку, силы его сознания возросли в десятки раз, и стали ничуть не хуже подуровня Шэнхай.

«Бух!»

Кун Лун открыл золотой глаз и световой столб вознесся вверх, словно сам Эрлан-шэнь (п.п. божество китайского даосско-буддистского пантеона, бог-драконоборец, контролирующий разлив рек, и величайший воин Небес) стоял здесь. Его духовные силы скопились в почти ощутимую субстанцию с силой, равной монахам начальной ступени подуровня Тонсюан. Однако он не ожидал, что в то же мгновение, глаза Чэн Фэна засветятся зеленым светом. Свет этот был еще мощнее и больше, чем у соперника.

Зеленый свет не только стал походить на субстанцию, но и начал принимать вид пламени.

Безграничный зеленый огонь резко увеличивался в размерах, все больше и больше распространяясь, в пространстве начали летать зеленые молнии.

Обычный человек мог ослепнуть, взглянув на это пламя сознания, исходившее из глаз Чэн Фэна. Просвещённый человек испугался бы такой духовной силы. А Кун Лун в это время выпустил не менее огромный столб духовных сил, совсем не защищая физическую оболочку, он своими глазами уставился на яркое солнце.

Две духовные силы с грохотом столкнулись друг с другом, в пустоте прозвучал громкий удар.

«А!»

Кун Лун резко закричал.

Если бы он не выпустил свои духовные силы, то Чэн Фэн не смог бы добраться до него, поскольку сил его сознания было недостаточно, чтобы с легкостью сразить мастера заклинаний, находившегося на пике просветления. Однако Кун Лун полностью раскрыл технику зрачка, так что сознание Чэн Фэна могло напрямую попасть в него.

Тогда Чэн Фэн вошел в световой столб, излучаемый зрачком, и своим острым зеленым сознанием разбил его. Силы зеленого сознания хватило, чтобы проникнуть внутрь золотого зрачка и разбить его мгновенно так, что он снова стал красной нитью.

Кун Лун внезапно отступил на несколько шагов и с грохотом упал на стул. Стул, выполненный из знаменитого дерева земляного ананаса, лопнул под ним, и он упал на пол. Из его глаз текли кровавые слезы.

В тот момент, широкое и огромное сознание Чэн Фэна просто уничтожило его технику зрачка, ударило в душу и давило на все тело. Его душа была повреждена. Он больше не мог использовать заклинания и мог быть убит обычным человеком.

Сражение своими душами — очень опасный вид битвы. Оно отличается от битвы с использованием заклинаний. Во время сражения душами, мастера достают самое хрупкое и ценное. Все также знали, что нельзя было давить на душу, а иначе могли пострадать обе стороны. В следствие чего, такие битвы встречались очень редко среди просветленных.

«Как…как….ты можешь быть настолько силен?» — из глаз Кун Луна текли слезы, третий глаз был закрыт, руки его тряслись.

В момент соприкосновения, он мог почувствовать громадную духовную силу Чэн Фэна, превосходящую его силы в десятки раз. К тому же, они были сконцентрированы настолько, что казалось, он наносит удар железным молотом, который и победил его. Используя хрупкую физическую оболочку, он уверенно двигал железным молотом так, что Кун Лун мог тут же умереть, но благодаря его высоко развитой энергии, он смог выжить. Только его зрачок был уничтожен, душа получила травму, что он несколько лет не сможет снова заниматься совершенствованием.

Кун Лун не мог поверить, что настолько молодой Чэн Фэн уже смог овладеть боевыми искусствами, заклинаниями, сильной физической оболочкой и сильными духовными силами. Все это не поддавалось логическому рассуждению, даже просто одарённый с рождения, не мог быть настолько сильным.

«Просто ты очень слаб.» — махнул рукой Чэн Фэн и посмотрел на всех членов семьи Лун.

Зеленый свет в его глазах начал потихоньку угасать, однако все еще виднелись языки пламени. Его сознание в одно мгновение распространилось во все стороны. Все члены семьи Лун были обычными людьми, они не могли быть удостоены его внимания, для них — он был недосягаемым и уважаемым божеством, смотрящим на все с высоты. Невидимая огромная волна нахлынула на них. Их тела и души задрожали и, один за другим, они упали на колени.

«Чэн…Бэй Сюан, Я…Я не могу подчиниться.» — только Лун Цюн, сильно сжав зубы, стоял из всех сил, сдерживая желание упасть на колени. Несмотря на то, что из десен начала течь кровь, он упорно смотрел на Чэн Фэна.

«Ты можешь говорить, только на коленях.» — тихо произнес Чэн Фэн, в его глазах снова начал подниматься огонь сознания.

«Бум!» — Лун Цюн не смог больше устоять и упал на колени. Голова его низко опустилась, зарываясь в ковер, он пал ниц.

Слишком сильный, это и есть великая мощь Чэн Бэй Сюана?

Вся семья Лун дрожала от страха. Они никогда не думали, что столкнутся с такой силой. Перед тем, как лично встретиться с Чэн Фэном, как они могли понять, насколько он силен из предоставленных материалов? Только после встречи, по-настоящему начинаешь страшиться.

Пока не увидишь гору Тайшань, не узнаешь ее высоты.

Не увидев восточно-китайского моря, не узнаешь его широту. После того, как лично увидели Чэн Фэна, они поняли, что все их мысли были просто смешны, по сравнению с реальностью. Чэн Фэн мог убить их в одно мгновение. По сравнению с этим, несколько десятков миллиардов средств — всего лишь пустяк? Они готовы были отдать все свои деньги, ведь это всего лишь бумага.

«Ты служащий?» — Чэн Фэн дошел до Лун Цюна, взглянул на него свысока. Этот человек был финансовой акулой, крупный специалист в коммерческих кругах, контролирующий финансовую группу с активами свыше десяти миллиардов. Он, как лягушка стоял на коленях, с трудом ворочая языком.

«Я на службе, я работаю.» — он отвечал, а изо рта капала кровь.

Начиная с самого рождения, Лун Цюн держал золотую ложку и никогда не подвергался такому позору. Однако все вокруг, все его дяди, тети и остальные, даже его отец Лун Цзянь Син — стояли на коленях перед лицом этого могущественного демона в обличии молодого юноши. Его сердце больше не могло противостоять ему.

«Начиная с сегодняшнего дня, если у корпорации «Чжэнши» появятся какие-то проблемы, то я приду к вам сносить головы. Если падет корпорация «Чжэнши», то я приду уничтожить всю семью Лун.» — Чэн Фэн холодно говорил, стоя посередине гостиной. Его голос холодный, как морозный ветер Сибири, доносился до всех уголков души членов семьи Лун, окутывая их льдом.

* Что он несет? Мы теперь должны стать няньками корпорации «Чжэнши»?*

Эта мысль пришла в голову почти всем присутствующим.

Однако, никто не осмеливался ничего сказать, только дедушка Лун Цзянь Син медленно поклонился и произнес: «Прошу вас, господин Чэн, не волнуйтесь. Семья Лун будет внимательно заботиться о корпорации «Чжэнши», мы не допустим никаких трудностей.»

Чэн Фэн больше не обращал на них никакого внимания, а посмотрел на Кун Луна.

Он приехал к семье Лун и собирался лишь угрожать Чэн Фэну, а не убивать. Как никак, один за другим, семья Шэн, семья Чжэн были уничтожены, а если еще и погаснет семья Лун. Даже командующий Ли, скорее всего, не смог бы помочь избежать ответственности. И Китай не позволил бы ему это сделать.

Но обстоятельства Кун Луна были другими. Он был таиландец, поэтому было совершенно не важно — убьет его Чэн Фэн или оставит в живых.

Кун Лун был достойным, гибким в отношениях человеком. С огромным трудом он поднялся и, почтенно поклонившись, произнес:

«Мои праздные глаза не разглядели всей мощи небожителя Чэн. Смею надеяться, что небожитель Чэн простит мне мою жалкую жизнь. Ваш покорный ученик желает вступить на путь вашего последователя и ждать ваших указаний. Если оступлюсь, вы уничтожите мою душу.» — он почтенно поклонился, все его тело дрожало. Спустя некоторое время, которое, как показалось ему, длилось целую вечность, Чэн Фэн ответил, кивнув головой:

«Добро!»

…..

Пока Чжэн Ан Ци, задыхаясь, бежала до особняка Лун, уже прошло больше десяти минут.

Хоть она была супермоделью международного класса, но частенько занималась физическими упражнениями, ее голые ноги двигались очень быстро. Только колготки уже протёрлись, и появились кровавые следы на нежных ступнях.

Чжэн Ан Ци не обращала на это внимание, она из последних сил добежала до особняка и ворвалась внутрь.

Перед ее глазами предстала картина, где в гостиной Чэн Фэн сидел на главном месте хозяина, а дедушка Лун, Лун Цюн, старик с закрытыми глазами и остальные были в стороне.

«Это…» -Чжэн Ан Ци вытаращила глаза, она не понимала, что происходит.

Разве не говорили, что приехал какой-то великий мастер из Таиланда для битвы? Почему они спокойно сидят.

Прибежавшие за ней господин Ши и Цю Ю Лин, увидев худощавого старика, машинально изменились в лице и воскликнули: «Король Дулун, Дашава Кун Лун?»

«Начиная с сегодняшнего дня, уже не король Дулун, а лишь старый слуга небожителя Чэн, теперь меня зовут Чжан Цин Хуан.» — Кун Лун наклонился всем телом. Хотя он ничего не видел, однако перед лицом Чэн Фэна, он и почитал его и боялся одновременно.

Это небожитель уровня Юйшен!

Кроме как небожителя уровня Юйшен, больше ни  один человек не мог обладать такими духовными силами. Даже самый известный мастер духовных сил во всем мире, не достиг и десятой доли сил Чэн Фэна.

Кун Лун, поняв, что Чэн Фэн обладает такими безграничными возможностями, что он мог сосредоточить свое сознание, как сталь, в его душе появилось еще больше уважения и почтения к Чэн Фэну.

Ему посчастливилось лично увидеть небожителя уровня Юйшен, да еще такого молодого и такого могучего.

Столкнувшись с таким сильным мастером Шэнчи, Кун Лун считал, что должен был благоговейно преклониться перед ним, так и должно быть. В конце концов, так выглядят в действительности эти два иероглифа Шэн Чи.

«Ан Ци, господин Ши, Ю Лин. Вы пришли.»

Чэн Фэн сидел выше всех, в его руках была чашка с зеленым чаем Маоцзянь высшего сорта из городского округа Синьянь. Он холодно произнес: «Сегодня, я уеду из Гонконга, теперь семья Лун являются союзниками с корпорацией «Чжэнши». Если у вас будут какие-то дела или проблемы, то обращайтесь к семье Лун.»

«Хорошо….хозяин.» — несмотря на сомнения, которые возникли у трех вновь прибывших, они смиренно поклонились.

Никто из семьи Лун не осмелился показать своего недовольства, но в душе все они были охвачены горем. Они пытались укрась курицу, а в итоге рассыпали горсть риса и не получили желаемого результата.

Чэн Фэн все также гордо попивал чай, в уме он уже давно переместился в Нанкин, за тысячи километров отсюда. После окончания дел с семьей Лун, он должен вернуться назад.