Глава 296

Как только они вышли из «Ползущего плюща», Сюэ Дай Ша села в тойота лэнд крузер. Она сидела на заднем сидении и была недовольна. А Хэ Шан Жай, немного с извиняющимся видом, сидел напротив нее. Она думала, что сможет подавить клан Тан, но не думала, что сами выйдут ошарашенными.

«Господин Хэ, как вы думаете, эта девушка говорит правду или нет?» Сюэ Дай Ша спросила медленно.

«Скорее всего, все неправда.» Хэ Шан Жай держал в руках меч и, нахмурив брови, сказал:

«Чэн Бэй Сюан — первый мастер Китая, и зачем ему приезжать в Нанкин учиться в университете? Вы можете вообразить, чтобы наш мастер кэндо поступил в университет Осаки.?»

«Скорее всего, эта девушка, чтобы не уронить лицо клана Тан перед нами, сказала так. Поэтому, она назвала имя Чэн Бэй Сюана и намекнула, что у нее есть связь с ним, чтобы мы высоко оценили семью Тан.» — Говорил пренебрежённо Хэ Шан Жай.

«Семья Тан, находясь в Нанкине, не может охватить весь Цзяннань. Куда им тягаться с нашей семьей Сюэ Дай. Во всем Кюсю, кто не знает госпожу Сюэ Дай?»

Сюэ Дай Ша молчала, но на лице у нее появилась улыбка:

«Господин Хэ, вы — не девушка, и поэтому не можете ощутить. Когда она упоминала Чэн Бэй Сюана, ее рука задрожала, а зрачки сузились. Обычно, это реакция на ненавистного человека или на бывшего парня. Похоже, она уже видела этого Чэн Бэй Сюана.»

«Вот оно как.» Хэ Шан Жай наклонил голову.

Хоть он — мастер меча, но человеческие чувства ему сложно понять. Поэтому, он так трепетно относился к той девушке в белом кимоно. Она была во главе семьи Сюэ Дай не из-за одного положения. Уже множество людей плавают в Тихом океане и кормят рыб, благодаря ей. Ее глаза могут разглядеть многое в людях, в том числе их настроения.

«Эта жалкая девушка сама не поняла, что попала в сети любви. Если семьей Тан будет управлять такой человек, то семья Тан обречена.» Сюэ Дай Ша покачала головой.

Она ранее полагала, что они с Тан И Фэй похожи, также в молодом возрасте управляют компаниями, действуют исходя из разума. Но она не думала, что так огорчится.

«Кроме того, я хочу увидеть этого Чэн Бэй Сюана. Какой этот человек, раз Тан И Фэй не может его забыть.» — Сюэ Дай Ша, сказала улыбаясь.

Хэ Шан Жай поменялся в лице: «Госпожа, прошу вас быть очень острожной. Чэн Бэй Сюан — это первый великий мастер Китая. Перед ним, как перед тигром — очень опасно.»

«Разве со мной не будет тебя?» Сюэ Дай Ша сказала улыбаясь.

Обычно она была холодной и непроницательной. Но когда она улыбается, то появляется ощущение, словно снежное поле расцветает. Даже Хэ Шан Жай не выдерживает эту обворожительную красоту. Он наклонил голову и сказал:

«Мой меч далек в мастерстве от Чэн Бэй Сюана. Разве, что мой учитель сможет ему противостоять.»

«Бэй Тин Чуан?» Сюэ Дай Ша немного нахмурила брови и перестала улыбаться.

Семью Сюэ Дай бояться не из-за ее обжоры-отца, и не из-за постоянно хищно смотрящих на нее дядей или стариков. А именно, из-за постоянно носящего меч, одевающегося в белую одежду, как монах, мастера Бэй Тин Чуана.

Этого выдающегося мастера боятся во всем Кюсю и Сикоку. Даже в Нагасаки и Фукуоке слышали о нем. И некоторые члены парламента почтенно относятся к этому мастеру меча.

В Японии, уезды схожи с провинциями. И каждый начальник уезда находится в довольно высокой должности. Помимо Токио и кабинета министров, мало кто-может посоперничать с ним. А положение Бэй Тин Чуана, можно сказать, равное им. На самом деле, Сюэ Дай Ша благодаря только словам Бэй Тин Чуана, сидит на месте управляющей семьи Сюэ Дай. Благодаря ее природному таланту — разглядывать людей и их настроения. Но она, сколько бы раз, не видела Бэй Тин Чуана, всегда у нее было ощущение, что она смотрела в озеро, где нельзя было что-либо разглядеть.

«Чэн Бэй Сюан — определенно силен, но наш учитель, не должен уступить ему.» — Хэ Шан Жай сказал, подняв голову. В его глазах был огонь, он похоже верил в Бэй Тин Чуана. И что, если перед ним будет первый великий мастер?

Сюэ Дай Ша молчала. Ее взгляд становился все более хмурым.

Она не думала, что в этот раз, ее поездка будет настолько тяжелой. Хоть даже, если она не знала, информация о Чэн Бэй Сюане достоверна или нет, это уже было достаточно, чтобы она забеспокоилась.

………..

О произошедшим в ползучем плюще, Чэн Фэн не знал.

Он был занят совсем другими делами.

«Уже четвертый раз, темный отдел семьи Ли проявляет активность. Они постоянно пытаются пробраться в базу жидкости Минюань. И одного шпиона поймали на 4-м этапе, что даже побеспокоили отряд Цан-Лун.»

В одном красивом саду, Юй Цин с бледным лицом докладывала, напротив спокойно сидящему Чэн Фэну.

Но тот даже и бровью не повел: «Люди самсунга — настолько тупые? Они же знают, что эта база под контролем военных. Зачем так смело кидаются туда?»

В этот момент, у Юй Цин появилось неловкое выражение лица:

«Вы знаете, что в последнее время, политика нашей страны идет на сближение с Южной Кореей, в противовес Японии. А семья Ли поддерживается Южной Кореей…»

Юй Цин еще не закончила разговор, как Чэн Фэн уже все понял и кивнул.

Внутри страны Самсунг уже получил поддержку заинтересованных сторон. Даже в других военных округах, скорее всего, у них есть свои люди. Поэтому, они так осмелели.

«Ли Бин Сюан быстро взялся за дело. Лаборатория уже распущена, Цинфу учреждена, широкомасштабное производство уже налажено. Все доказывает, что жидкость Минюань уже готова для выхода на рынок сбыта. И если так будет, то Самсунг в медицинской сфере, будет вытеснен нашими компаниями. Этого, как раз, семья Ли и Самсунг не может позволить.» — Юй Цин говорила холодным тоном.

«Кто может поделиться таким лакомым кусочком? В истории запада, было много ярких примеров, когда сражались за право выйти на рынок. Как можно позволить самсунгу вступить в этот рынок?» — Чэн Фэн сказал, улыбаясь.

«Кроме того, компания Айдэ посмела нанять Ин Ху Сю Сы. Тогда им не видать права на продажу жидкости Минюань.» Чэн Фэн сказал, улыбаясь.

«Господин Чэн, нужно ли нам сделать предупреждение Ли Бин Сюаню?» Юй Цин спросила.

«Не стоит. Если он посмеет приложить руку, то я разрублю ее. Дадим всем понять, что нельзя трогать все, что принадлежит мне — Чэн Бэй Сюану.»  — довольно сказал  Чэн Фэн.

Он встал: «Госпожа Юй, спасибо за чай.»

После сказанного, он заложил руки за спину и ушел вольготно.

Чэн Фэн был полностью спокоен по этому делу, но Юй Цин нет. Семья Ли — только начало. А что Хунмэнь, черный тотем и другие. Неизвестно, в какую ночь они нападут, и кто нападет. Чэн Фэн один, а врагов много. И они давят со всех сторон.

В это время, Чэн Фэн собирался готовиться к факультативному предмету.

С его положением Чэн Бэй Сюана, с его красивыми чертами, он каждую неделю проводил один урок. И благодаря всему этому, на его урок приходило множество людей. Каждый раз, класс был заполнен. Даже приходили люди с других заведений. Многие хотели посмотреть на знаменитого приглашенного красавчика профессора.

«…Сегодня, я расскажу вам о генах и их эволюции. Точнее некоторые гипотезы.»

Чэн Фэн стоял на сцене и говорил.

А перед ним за партой сидела накрашенная Яо Яо. Только в этот раз, рядом с ней была не Фан Цюн, а нежный красавец Ли Бин Сюан.

Прошел урок, люди, нехотя, стали расходиться. Чэн Фэн собирал учебные материалы, а масса народа уже разошлась, к Чэн Фэну подошел Ли Бин Сюан. Он протянул руку и сказал: «Профессор Чэн, здравствуйте. Я давно восхищаюсь вами.»

Рядом стоящая Яо Яо, поспешно добавила: «Профессор Чэн, это недавно переведенный из Кореи студент, Ли Бин Сюан. У него еще одно положение, он — один из управляющих компании Самсунг.»

«М? правда?» Чэн Фэн равнодушно сказал.

«Не знаю, для чего искал меня управляющий Ли?»

«Меня интересует жидкость Минюань. Я представляю отдел биологии в Самсунг. Мы могли бы об этом деле детально поговорить.» Ли Бин Сюан сказал, улыбаясь.

Только Чэн Фэн сразу отказал ему: «Прошу прощения. Жидкость Минюань принадлежит нашей лаборатории. К тому же, право на продажу вручены компании Айдэ и другим фармацевтическим компаниям. Если у вас есть желание, то вы можете договориться с компанией Айдэ.»

Услышав слова Чэн Фэна, Ли Бин Сюан похолодел.

Если бы дело шло только о праве продажи, стал бы он приезжать в Китай. К тому же, разве право продажи удовлетворит аппетит семьи Ли. Им нужен рецепт изготовления.

Подумав об этом, у Ли Бин Сюана появился черный блеск в глазах, и он улыбнулся:

«Профессор Чэн, может вы еще раз подумаете?»

В его глазах черный блеск стал вращаться, словно воронка. Они были наполнены мистической силой, а рядом стоявшая Яо Яо, словно немного отупела от этой силы. Сила действовала на ее душу.

Чэн Фэн нахмурил брови и с натянутой улыбкой сказал:

«Ты посмел передо мной использовать заклинания?»