Глава 307

Су Сусу – мать Фан Цюн и жена Фан Мин Дэ.

Чэн Фэн помнил, что на городской телевизионной станции ее назначили помощником начальника, а также руководителем департамента. Она отвечала за контроль эстрадной программы, телесериалов и всех программ. В ее руках, городская станция развивалась и росла в течении больше десяти лет. Были организованы несколько известных эстрадных программ, и зародились 1 или 2 яркие звезды. Даже начальник городской станции добился всего благодаря руководителю департамента Су.

Сегодня Су Сусу была совсем не похожа на ту томную домохозяйку из Цзяннань, а совсем наоборот: она заплела волосы в косу, надела очки в черной оправе, официальный рабочий костюм. Она сидела с каменным лицом, создавая образ хитроумной женщины.

Увидев Чэн Фэна, она произнесла:

«Ты встречаешься с моей дочерью?»

«Да.» — лаконично кивнул головой Чэн Фэн.

Если бы сейчас здесь был Чэн Фэн из прошлой жизни, то он бы не знал, как поступить. Он бы возможно колебался, под ее острым как меч взглядом, он мог просто струсить. Но перед ней стоял теперешний Чэн Фэн, который прошел через бесчисленное количество событий, он уже давно взял на себя всю ответственность и был готов ко всему.

«Я против.» — также лаконично ответила Су Сусу.

Она немного подождала и увидела, что Чэн Фэн молчит и слегка наморщила брови: «Ты не спросишь почему?»

«Тетя Су, в итоге — вы против, естественно у вас есть на это причины. Мои расспросы не имеют смысла, лучше уж не спрашивать.» — безразлично ответил Чэн Фэн и расправил плечи.

Эти причины он уже слышал в прошлой жизни.

Социальное происхождение, его характер, умения, его внешний вид – ничего особенного. По сравнению с Шэн Цзюнь Веном, прежний Чэн Фэн проигрывал ему с любой стороны и в любой сфере. Но в этой жизни Шэн Цзюнь Вен уже мертв, семья Чэн из Нанкина развивается каждый день, корпорация Цзинь Сю быстро развивается благодаря введению больших денежных средств. Чэн Фэну все-таки хотелось послушать, какие причины Су Сусу нашла в этот раз.

Су Сусу изумленно посмотрела на Чэн Фэна.

В ее памяти Чэн Фэн был молчаливым мальчиком, и ее впечатление совсем не изменилось даже после тех нескольких раз, когда она виделась с ним за последние три месяца. Однако, они снова встретились, и Су Сусу смогла четко понять, что за спокойным видом Чэн Фэна кроется гордость и пренебрежение.

Подумав, она обратилась к нему с уже более проникновенным видом:

«Сяо Фэн, я наблюдала, как ты растешь с самого детства. Я прекрасно знаю твой характер. У тебя замечательные родители, особенно Ван Сяо Юн. Многие мои друзья из Жонхайя говорят, что они поражаются той энергии и поступкам, которые совершает компания Цзинь Сю. Компания пошла против основного течения рынка недвижимости и приобрела большое количество земли. И сейчас, когда цена на жилье сильно возросла, можно быть уверенным на сто процентов, что компания получит резкий скачок в развитии в ближайшем будущем, и даже обгонит по положению твоего дядю Фан.»

Су Сусу продолжала болтать, но при этом пристально исследовала Чэн Фэна.

Когда наступил 2009 год, цены на жилье в Китае начали резко подниматься с огромной скоростью и больше не падали. В особенности, в таких крупных городах, как Жонхай. Там люди теряли всякую надежду при виде такой цены. После того, как Чэн Фэн вложил средства в компанию Цзинь Сю, он ускорил покупку земельных участков. Сейчас для компании настал удобный случай, главное не ошибиться, и тогда Ван Сяо Юн станет владелицей первоклассной фирмы недвижимости в Жонхайе.

«Однако…» — продолжала Су Сусу: «Ты знаешь что-то о нашем с дядей Фан прошлом?»

«Знаю совсем немного, тетя Су родом из Учжоу, а родной дом дяди Фан находится в Чжужоу. После этого, он учился в университете Пекина.» — вспоминал Чэн Фэн.

В прошлой жизни Чэн Фэн знал про семью Фан Цюн совсем немного. В конце концов, это было делом не его поколения, да к тому же Сяо Фан неохотно поднимала эту тему.

«Я родилась в семье Су в Учжоу.» — спокойно произнесла Су Сусу.

«Семья Су?» — Чэн Фэн чуть нахмурил брови, кажется он что-то начал вспоминать.

«Это та семья Су, имевшая половину Цзяннаня?»

Говоря о первом богаче Цзяннаня, прежде всего вспоминают про Жан Дун Хайя. Он основал корпорацию Дунхай, и с тех пор навсегда занял свою позицию в десятке богатейших людей Китая. Электроприборы Дунхай распространились по всей стране, их активы исчислялись десятками миллиардов.

Однако, говоря о самой богатой семье в Цзяннань, то многие из старшего поколения ответят: * семья Су из Учжоу.*

Предки семьи Су организовали ткацкое дело в Цзяннань, и стали поставлять шелковую и хлопчатобумажную ткань, а также головные украшения во дворец императора. Спустя более 10 поколений, они монополизировали это теплое местечко, и заслуженно назывались самым изобильным денежным кланом в Цзяннань. Даже после наступления периода республики 1912-1949 года и бесконечных военных смут, богатства семьи Су никогда не иссякали.

Во время китайской республики, крупный китайский промышленник Чжан Цзян, чтобы правильно основать производственную и коммерческую деятельность и образовать хлопчатобумажную фабрику, направился во дворец Су за советом и занял крупную сумму серебра. По-видимому, семья Су была богатой и знатной и в те времена.

После образования государства, они все также оставались богатыми, поскольку несколько людей из семьи Су получили высокие должности чиновников, а сама семья Су неоднократно сотрудничала с правительством. И сейчас половина хлопчатобумажного, текстильного рынка и рынка аксессуаров в Китае принадлежала в основном семье Су. В дальнейшем, они решили не ограничивать себя только индустрией одежды и аксессуаров, но начали заниматься банковским и финансовым сектором. А глава семьи Су сейчас занимает должность председателя торгового общества в Учжоу. Даже первый богач Цзяннаня — Жан Дун Хай при личной встрече с главой семьи Су, откладывает все остальные дела на потом.

* Это семья славится своим богатством вот уже триста лет, теперь понятно почему Шэн Цзюнь Вен больше всего на свете хотел выйти за Сяо Цюн.* — в глубине души Чэн Фэн с темной улыбкой качал головой.

В прошлой жизни у Шэн Цзюнь Вена все складывалось, как нельзя гладко: была постоянная защита Гао Тян Мина, за спиной была поддержка семьи Су, к тому же, он был сыном Шэн Рон Хуа и имел соответствующие возможности, поэтому он быстро пробился в первые богачи Цзяннаня и даже забрался в первые богачи всего Китая.

«Мои родители принадлежат к боковой линии семьи Су. Мы не получаем радостных улыбок от деда.» — в тонкой, белой руке Су Сусу была зажата серебрянная ложка, которой она непрерывно помешивала кофе: «Я с пеленок, старалась изо всех сил, надеялась, что смогу превзойти всех по способностям, заставлю всю нашу семью смотреть на нас с завистью.»

«Поэтому тетя Су решила выйти замуж за дядю Фан, увидев его перспективы.» — заговорил Чэн Фэн.

«В то время, твой отец появился в моей жизни вместе с Мин Дэ. Он превосходил Мин Дэ по социальному происхождению, по характеру, по внешности и знаниям. Однако, он был слишком педантичным, слишком аккуратным, выбрав его, я бы прожила очень тяжелую жизнь.» — спокойно говорила Су Сусу.

Чэн Фэн был удивлен.

Неожиданно для него появились новые факты прошлого. Теперь понятно, почему с самого детства, каждый раз, когда отец приводил его в гости к семье Фан, и он встречал тетю Су, то чувствовал себя очень неловко.

«Я выбрала Мин Дэ, и он оправдал мои надежды. 20 лет назад он начал расти и развиваться в Нанкине, таких богачей как он — можно по пальцам посчитать. А семейная ветвь моего отца смогла наконец выпрямить спину и иметь голос в семье. С малых лет Сяо Цюн получала благосклонность и радость нашего деда.» — холодно вспоминала Су Сусу. На ее лице появилось некоторое огорчение и грусть, от этого она стала выглядеть еще более томно.

Только вот Чэн Фэн знал, что все это был лишь спектакль.

Ее истинная природа и характер намного отличался от Фан Мин Дэ, от ее собственных родителей – она была еще упорнее, еще жёстче, и она не останавливалась ни перед чем.

«Пусть оно и так, но корпорация Миндэ была очень маленькой, по сравнению с семьей Су. Они накапливали силы и средства в течение нескольких столетий. Разве мог Мин Дэ достичь их высот всего за 20 лет? Все мои надежды от Мин Дэ перешли теперь на Сяо Цюн.» — покачала головой Су Сусу. Она смотрела на Чэн Фэна, не отводя взгляда: «Ты понимаешь, что я хочу сказать?»

Чэн Фэн помолчал немного и кивнул головой:

«Я понимаю.»

Ее образ мыслей был схож с Ван Сяо Юн. Обе хотели добиться чего-то и доказать своим семьям, что они на что-то способны. Перед лицом высоко стоявшей семьи Ван, какие были различия между корпорацией Цзинь Сю и компанией Миндэ.

Всего-навсего то, что Ван Сяо Юн сама шла вперед несмотря на трудности, а не оказывала давление на мужа или детей. А Су Сусу, как раз, свои надежды возложила на плечи Фан Мин Дэ. После того, как он не смог все претворить в жизнь, она стала давить на дочь – Фан Цюн.

Вся эта ситуация определяет 2 вида женщин в Китае.

Первые — опираются на собственные силы, а вторые — поручают всю работу мужу и детям.

Чэн Фэн не мог сказать, что Су Сусу, таким образом, совершает ошибку. Как женщина, она несомненно превосходит его маму. Однако с точки зрения Чэн Фэна, Ван Сяо Цюн была по-настоящему сильна.

«Наши семьи имеют одинаковое положение в обществе. И вы с Сяо Цюн дружили с самого детства, возможно, ты был бы лучшим кандидатом. Но я не смогу принять в семью Су кого-то, кто будет тянуть мою Фан Цюн на дно.» — она не сводила своего острого, как меч взгляда с Чэн Фэна.

«В этом поколении семьи Су, нет особо выделяющихся детей. К тому же, дед ее любит. Скорее всего, Сяо Цюн станет помощником в семье Су. Тогда-то ей и понадобится сильная опора рядом, с которым она пройдет все трудности рука об руку. А ты, Чэн Фэн…»

Су Сусу без капли вежливости продолжила фразу: «Я в тебе не вижу ни характера, ни умений, ни образования. Я не вижу, что ты сможешь помочь Сяо Цюн в будущем.»

Чэн Фэн, от таких слов, режущих ножом по сердцу, даже не дрогнул:

«Поэтому ты выбрала Шэн Цзюнь Вена для нее?»

Су Сусу остолбенела. Она никак не ожидала, что Чэн Фэн поднимет эту тему. Между ее бровей появилась недовольная складка, однако она быстро опомнилась и расслабила лицо.

«Шэн Цзюнь Вен уже в прошлом. Я знаю, что ваша семья Чэн в последнее время процветает. Вы разгромили семью Шэн, силы у вас много. Однако перед лицом семьи Су, что компания Цзинь Сю, что семья Чэн — слишком слабы.»

Су Сусу встала, она кинула взгляд на Чэн Фэна:

«Наш дом существует несколько сотен лет, вы даже не сможете себе вообразить, какими сокровищами и силой мы обладаем.»

Закончив говорить, она взяла сумку, поднялась на свои каблуки и уже хотела уходить.

Когда она уже спешно выходила, за ее спиной внезапно донесся спокойный голос Чэн Фэна:

«Тетя Су, если бы я сказал, что обладаю силой и возможностями, перед которыми вся семья Су смиренно склонит головы, тогда вы позволите Фан Цюн выйти за меня?»

Фигура Су Сусу остановилась, она холодно ответила:

«Когда ты будешь располагать такими способностями, то я буду умолять о вашей свадьбе.» — после этой фразы, она резко повернула голову, сделала кокетливое выражение лица и показала холодную улыбку:

«Однако, ты никогда и за всю жизнь не достигнешь этого.» — она толкнула дверь и вышла.

Чэн Фэн спокойно продолжал сидеть в кофейне, вспоминая некоторые моменты из их с Су Сусу разговора. То, что было непонятно в прошлой жизни, например, что он ничем не уступал Шэн Цзюнь Вену по социальному происхождению. Цзинь Сю не уступала Ван Рон, семьи Фан и Чэн дружили намного больше, между ним и Сяо Цюн была настоящая любовь, и зачем Су Сусу так яростно мешала их счастью?

Сегодня, он все понял.

Фан Цюн была надеждой на светлое будущее Су Сусу. Она дала своей дочери самое лучшее образование, надеясь, что она достигнет больших высот в будущем, прославит свои корни. Именно поэтому, она не желала, чтобы такая грязь, как Чэн Фэн тянул ее на дно.

«Только жаль, что твои мирские глаза не смогли увидеть моих способностей.»

Чэн Фэн холодно ухмыльнулся.