Глава 39

Все богачи сразу опомнились.

Действительно, что делать с деревянной тарелкой инзциня?

Они все ради нее и пришли, ради нее и боролись. Сегодня Син Жон отдавал самую большую цену за нее, 45 млн, однако, были люди готовые отдать и больше. В 2007 году, на эту сумму, можно было купить обычный жилой комплекс или трехзвездочную гостиницу.

Сейчас, хоть они и узнали, что она сломана, но ее и выбросить жалко, и особо не попользуешься.

Чэн Фэн сказал холодным тоном:

«Её…, самое большое, можно использовать два раза.»

Они видели эффект его действия, конечно он не такой эффектный, как молнии Чэн Фэна, но все же, у них по-прежнему был к нему интерес. В конце концов, сверхъестественные навыки для посторонних, ритуальный сосуд, для своей семьи. Ведь он может влиять на благоденствие и здоровье.

«Этот Син Жон, сукин сын, взял этот предмет, и хотел одурачить нас. В следующий раз, я его так просто не отпущу.» Говорил злобно Вэй Сан Е.

Все посмотрели на этот сосуд, они по-прежнему хотели его.

Здоровья многих было испорчено, благодаря их образу жизни. (вино, сигареты и тд.) Особенно он неплохо повлияет на старика Чжэна.

«Как хотите.» Сказал холодным голосом Чэн Фэн:

«Внутри этого сосуда, очень грубое заклинание, ее эффект будет очень слабым. Заклинание моего сосуда, неизвестно во сколько раз лучше.»

Как только сказал Чэн Фэн все изумились.

Глава Ян сказал: «Мастер Чэн, вы хотите сказать, что вы тоже можете сделать ритуальный сосуд?»

Чэн Фэн улыбнулся, снял с груди нефрит Юсвэй, и положил на стол.

Все сразу жадно посмотрели на него. С помощью этого предмета, Чэн Фэн одолел тучи мастера У, отчего тот сбежал в панике. Это поистине сокровище.

Особенно, эти заклинания. По нефриту переливались золотые лучи. Это было так неестественно. Как только Чэн Фэн, открыл лин ци, то весь двор, накрыло облаком. Это облако полностью обволокло всех присутствующих. Все сразу ощутили такую легкость, им стало так приятно, словно они могут прыгнуть в верх на три чжана. (п.п 1 чжан = 3,3 метра)

«Этот нефрит, был в коллекции Сан Е, несколько дней назад. Как только я забрал его, в течение нескольких дней, я сотворил такой ритуальный сосуд.»

Говорил ненароком Чэн Фэн.

Все как услышали это, поразились. И сразу посмотрели удивленно на Сан Е. Тот сам ……… удивлен был не меньше. У него было такое сокровище? Откуда она у Чэн Фэна появилась? Ранее она постоянно была у него, лежала среди его вещей, даже женщины не хотели эту вещь…

Дядя Лин, сразу подошел и начал ему все разъяснять, включая тот инцидент в Чулоне.

Все как услышали объяснения дяди Лина, снова посмотрели на Чэн Фэна, только уже другим взглядом.

Чэн Фэн управлял молниями, владел могущественными навыками, и этого уже было достаточно, чтобы они слепо подчинялись и верили ему. Но то, что он может делать ритуальные сосуды, это совсем другое дело. Они смотрели на него, теперь, как на врача, который может исцелить безнадежные болезни.

«Мастер Чэн, вам только нужно сказать свою цену, и мы все для вас сделаем, что бы вы могли сотворить новый ритуальный сосуд.» Проговорил глава Ян. Он внезапно, встал и подошел к Чэн Фэну, и схватил его за бедро. (п.п У китайцев, почему то так принято, если молить, то сразу за ноги хватаются.)

Остальные богачи, словно тоже, только что очнулись, они подошли к Чэн Фэну, начали умолять его.

Если кто-то говорил 30 млн, другой давал 40 млн. И так цена поднималась. До 55 млн. Даже для таких богачей, эти суммы, уже были не пустой звук, однако они готовы были выложить и такие суммы.

«Ладно. Мне не нужны ваши деньги. Только соберите для меня нефрит высших сортов, и тогда я, сделаю для вас бесплатно ритуальные сосуды.» Говорил Чэн Фэн.

Все как услышали это, были в не себя от радости.

«Не волнуйтесь мастер Чэн, положитесь на меня.» Встал и начал поручаться глава Ян.

Остальные, тоже встали, они считали себя не хуже других. Они страстно любили свои миллионы, но что деньги, по сравнению с ритуальным сосудом. Среди всех присутствующих, самый влиятельный был старик Чжэн. И он как раз, не менее всех начал суетиться.

Чэн Фэн усмехнулся.

Он к деньгам, скептично относился. Ему до этого, брат Хао отдал 20 млн. Он и ими особо не пользовался. Для него, деньги были не проблема. Но нефрит высшего качества, напротив. Его достать не так легко. Как раз его, многие богачи, любили коллекционировать у себя.

Теперь, эта верхушка элиты города Чжужоу, будет искать нефриты высшего качества для него.

Увидев, способности нефрита Юсвэй, они приложат все усилия. Конечно, Чэн Фэн собирался сделать ритуальные сосуды не только им, а в первую очередь, Сяо Цюн, сестре Ан и остальным родным. Только, до этого, у него была проблема с этим. А теперь, эта проблема решена.

Теперь, Чэн Фэн не видя здесь свой интерес, сразу покинул их. Никто среди них, не посмел уговаривать его остаться. У них сейчас, был душевный подъем. Они сразу, начали обзванивать своих подручных, подключать все свои каналы, на поиски необходимого Чэн Фэну.

………….

После того, как Син Жон и остальные сбежали из Чжужоу, они сразу вернулись в Тяньхэ.

Толпа людей собралась в одном секретном месте города Тяньхэ. Син Жон не выдержал и ударил по столу, начал ругаться:

«Чертов Сан Е, если бы он не позвал этого мастера Чэна…. Мальчик Чэн, тогда бы не было такого бедственного положения. Теперь, еще нужно доплатить 45 млн.»

Вспомнив про деньги, сердце Син Жона заболело.

«Если бы были 45 млн, то можно было взять деньги, купить корабли и поехать торговать в Южную Корею.»

«Тогда…хозяин. Если не отдать?» Проговорил один подручный неуверенно.

«Не отдать? Тогда человек по фамилии Чэн придет? И что делать? Взять людей и отправить на него.?» Син Жон сильно разозлился, он взял бутылку пива со стола и хотел ударить этого подручного. Тот об хватился за голову, и стал молить о пощаде.

«Ладно глава Син, дело уже сделано. Нам нужно подумать, что можно сделать дальше.» Говорил мастер У.

Син Жон сел гневно за стул. Мастер У, хоть и расклеился перед Чэн Фэном, но все же он, мастер. И снова восстановил свой дух.

«Далее….» Син Жон начал думать.

«Какие новости заграницей? Господин Ху когда вернётся в страну?»

*(п.п Ху в переводе означает тигр.)

«Говорят, что самое позднее, он вернется в течение 10 дней.» Проговорил дрожа от страха его подручный.

«Хорошо!» Син Жон ударил по столу. Затем гневно сказал:

«Я посмотрю, как тогда запоют Вэй Сан Е и Жоу Тян Хао!»

«В прошлый раз, Лин Бао в Чжужоу, постиг несчастный случай. Но как только приедет сам господин Ху. То он, по крайней мере, разберется с Жоу Тян Хао. А если не будет Жоу Тян Хао, то Вэй Сан Е, будет похож на тигра без зубов.»

Все присутствующие кивнули головой.

Сейчас, в Чунцине, Вэй Сан Е влиятелен. Прежде всего, благодаря семье Вэй. Во-вторых, благодаря Жоу Тян Хао. Жоу Тян Хао может за всем присматривать. Он хорошо ведет дела как дневные, так и ночные. Если Вэй Сан лишится его, то это уже будет хорошо для Син Жона.

Все сознательно не хотели поднимать вопрос, о стычке господина Ху и Чэн Фэна. Что тогда произойдет, они не знали. В конце концов, Чэн Фэн оставил глубокое впечатление Син Жону. Что тот, только вспомнив об этом, начинал трястись от страха.

……………

Чэн Фэн не знал о всем этом. Как раз, скоро будут каникулы, в честь образования Китая. (п.п В Китае два важных праздника, это китайский новый год, который каждый год, по-разному наступает. И День образования Китая, с 1-го октября, страна отдыхает целую неделю.). Он на этих каникулах хотел вернуться домой в Сышуй, повидаться с отцом и своими друзьями.

В итоге, он позвонил домой, только ему сказали, чтобы он на каникулах сидел и хорошо учился и все повторял. Мама и сестра все равно в Жонхае, и только вернутся на новый год.

Чэн Фэн ничего не мог с этим поделать. Как раз из-за праздников, в пабе было много народа, там не хватало рабочих рук. Сестра Ин, позвонила Чэн Фэну и попросила его помочь им. Чэн Фэн согласился. Как раз хотел поговорить с ней. Сказать, что он не будет больше приходить подрабатывать. У него в конце концов уже есть деньги, да к тому же шикарная вилла. В подработке он не нуждается.

В тот вечер, когда он работал в пабе, и нес поднос с заказом клиентам, то внезапно услышал знакомый голос:

«Чэн Фэн?»

Повернувшись, он увидел своего соседа по парте Тан Чу. Тан Чу удивленно смотрел на него.