Глава 135.1.1. Кошмар (часть 1)

– Это я послала вам то приглашение, Тетя Цин.

Чан Цзай Цин так и застыла на месте. Наконец, она сумела взять себя в руки и озадаченно спросила:

– Пятая Молодая Леди, как это понимать?

– В прошлый раз Тетя Цин ушла так быстро, что я даже не успела с ней толком пообщаться. Тетя Цин говорила, что хотела бы навестить нас снова, и я честно ждала ее, но она все не возвращалась – поэтому я решила послать ей приглашение первой. Но боялась, что моя печать для этого не годится, поэтому использовала печать Матери. Надеюсь, Тетя Цин не осуждает меня?

Чан Цзай Цин уставилась на юную девушку напротив. Пока та говорила, на лице ее играла легкая улыбка, и она вовсе не казалось смущенной. Если бы Чан Цзай Цин продолжала молчать, могло сложиться впечатление, что это она ведет себя невежливо. Поэтому она тоже улыбнулась и сказала:

– Как я могу осуждать Вас? Это большая честь для Цзай Цин – быть приглашенной Пятой Молодой Леди, – произнося это, она незаметно для других изучала Шэнь Мяо. В прошлой ее визит ей показалось, что Шэнь Мяо относилась к ней неприязненно – в ее словах то и дело проскакивала грубость. Такое внезапное приглашение лично от нее не могло не насторожить Чан Цзай Цин.

– В главном зале очень холодно. Надеюсь, Тетя Цин не откажется пройти в мою комнату? – Шэнь Мяо выпрямилась. – Это недалеко отсюда. Тут действительно невыносимый сквозняк.

Чан Цзай Цин беспрекословно подчинилась. Когда они зашли в комнату Шэнь Мяо, та распорядилась подать им чай с пирожными. В камине мирно потрескивали дрова, окно было слегка приоткрыто, но в комнате все равно было тепло. Интерьер был уютным и ненавязчивым.

Шэнь Мяо поставила чашку чая перед Чан Цзай Цин. Та вежливо кивнула, взяла чашку и сделала глоток, после чего выражение ее лица стало немного странным.

– Это чай Чжу Дань. Очень терпкий и горький на вкус, но пахнет чудесно. Тетя Цин, наверное, не привыкла пить такой, – с улыбкой объяснила Шэнь Мяо.

Чан Цзай Цин не нашлась, что ответить. Она не понимала, чего добивается Шэнь Мяо. По правилам гостеприимства гостям подавали самый вкусный чай из лучших листьев, так почему ей подали этот противный сорт? Неужели для того, чтоб намеренно оскорбить? Но, судя по лицу Шэнь Мяо, причина была не в этом.

– Хоть этот чай и горький, но эффект от него отличный. Зимой он быстро согревает, и тепло сохраняется в теле надолго. Мой Отец и Старший Брат занимаются боевыми искусствами, поэтому всегда пили чай Чжу Дань в холодное время года. А потом и мы все его распробовали, – Шэнь Мяо посмотрела в глаза Чан Цзай Цин. – Тетя Цин из интеллигентной семьи, вероятно, ей не нравится такой сорт. Но мы – люди из военной династии, мы не переборчивые.

Чан Цзай Цин пожала плечами и засмеялась.

– Пятая Молодая Леди, должно быть, шутит. Семья Чан – самая обычная. Чай Чжу Дань терпкий, но, раз он так полезен, как говорите Вы, я с удовольствием буду и дальше его пить.

Шэнь Мяо покачала головой.

– Можно стеснять себя какое-то время, но стеснять себя всю жизнь – вряд ли.

Чан Цзай Цин удивилась и мигом поняла, что в этих словах кроется какой-то потаенный смысл. Она не удержалась и подняла глаза на Шэнь Мяо.

Та улыбалась.

– Кстати, насколько я понимаю, Тетя Цин сейчас проживает в резиденции Шэнь. Хорошо ли люди из резиденции относятся к Тете Цин?

– Очень хорошо, – заверила Чан Цзай Цин. – Они прекрасно заботятся обо мне.

– У Вас с Третьей Шэнь много общего, так что я была уверена, что с ней у Вас проблем не будет, – сказала Шэнь Мяо. – Третья Шэнь прекрасно разбирается в литературе, и Третий Шу всегда уважал ее за это. Может, вы тоже замечали, что Третий Шу относится к Третьей Шэнь с большой теплотой. Во всем Третьем доме есть только одна достойная женщина – Третья Шэнь, – она вздохнула. – Жаль, что у нее нет сына Ди. Если бы он был, она бы могла жить спокойно.

Чан Цзай Цин жила в резиденции Шэнь уже достаточно долго, поэтому знала о проблеме с наследниками в Третьем доме. Чэнь Жоу Цю и Старая Шэнь Фужэнь ругались по этому поводу едва ли не каждый день. Чего она не ожидала, так это того, что Шэнь Мяо заговорит об этом сейчас. Шэнь Мяо ведь, в конце концов, была незамужней юной леди, которой вроде как должно было быть стыдно говорить о таких вещах. Но Шэнь Мяо говорила о них – и говорила так естественно, словно это самое обычное дело. Чан Цзай Цин впала от этого в ступор, не понимая, какая Шэнь Мяо на самом деле – по-детски наивная или не в меру умная.

– Я уверена, что Третьей Фужэнь еще повезет, и их дом будет полон сыновей и внуков, – наконец подала голос Чан Цзай Цзин.

– В общем-то, можно сравнить два дома – Первый и Третий, – Шэнь Мяо взяла свою чашку и подула на листья, плавающие на поверхности, после чего улыбнулась. – Один дом – гражданский, другой – военный. И в первом, и в другом есть только одна главная женщина, но в нашей семье ситуация все же получше, потому что у нас есть мой Старший Брат. Он уже в том возрасте, когда впору жениться. Через некоторое время общими усилиями мы подберем ему достойную партию в столице Дин. В доме появится Сао Сао, потом – племянник, и дом станет оживленным, – казалось, эта тема доставляет Шэнь Мяо большое удовольствие. – Но в Третьем доме дела обстоят совсем не так.

Чан Цзай Цин было подумала, что Шэнь Мяо ведет себя по-детски, но потом еще раз перебрала ее слова в голове и изменилась в лице.

Все верно. В резиденции Шэнь Ло Сюэ Янь была недалекой, прямолинейной и не сильно чувствительной. Внутренний двор был в порядке, так что не представлял проблемы. Но она совсем забыла, что еще оставался Шэнь Цю! Он был старшим сыном Ди Ло Сюэ Янь, молодым и многообещающим. Если он женится на девушке из влиятельной семьи, Чан Цзай Цин может забыть о всех своих планах.

Шэнь Мяо заметила изменения в Чан Цзай Цин, и улыбка на ее лице сменилась неприязненным выражением.

В прошлой жизни, когда Чан Цзай Цин обосновалась во внутреннем дворе Шэнь Синя, Шэнь Цю уже не было с ними, а Шэнь Мяо жила в резиденции Принца Дин. У Чан Цзай Цин не было никаких препятствий. Как могла она упустить свой шанс, если все складывалось в ее пользу?

Но сейчас все было по-другому. Шэнь Цю прекрасно себя чувствовал. Живой и здоровый сын Ди явно не входил в хитроумный план Чан Цзай Цин.

Какой же теперь путь выберет эта женщина, обожающая плести интриги и извлекать из всего выгоду?

Шэнь Мяо пододвинула тарелку с пирожными поближе и улыбнулась.

– Очень жаль Третьего Шу. Когда Дедушка еще был жив, он любил говорить, что Третий Шу был самым умным из его сыновей. Такой эрудированный и рассудительный человек! Если бы у него был сын, он совершенно точно вырос бы таким же. К сожалению, в Третьем доме есть только дочь, Вторая Старшая Сестра. Она уже почти достигла брачного возраста и скоро выпорхнет из гнезда. В Третьем доме останутся только Третий Шу и Третья Шэнь. Должно быть, им будет очень одиноко.

Чан Цзай Цин сначала слушала без всяких эмоций, но после этих слов ее сердце дрогнуло.