Глава 225.3. Цзинь Син Мин

Е Мэй подняла голову и заговорила:

— В прошедшие дни я постоянно думала о Старшем Брате Цзине и надеялась, что однажды он сможет вернуть мне свободу. Старший Брат Цзинь, ты можешь мне помочь?

Цзинь Син Мин кивнул:

— Да. Что я могу сделать?

— Старший Брат Цзинь, в настоящее время я больше ни о чём не прошу, кроме одного, чтобы ты помог мне покинуть семью Е, — Е Мэй улыбнулась сквозь слёзы. — Если я буду со Старшим Братом Цзинем, мне не нужно будет каждый день беспокоиться.

Лицо Старшего Брата Цзиня почти растаяло от слов Е Мэй. Стоило уточнить, что и раньше Е Мэй обращалась с ним мягко, но теперь всё было иначе. Девушка никогда не говорила так ясно, делая невозможным ясно видеть её отношение. Но теперь её слова ясно показали, что Е Мэй видит в нём очень важную персону.

Даже несмотря на то, что он чувствовал некоторое волнение, Цзинь Син Мин не потерял своего рационального мышления. Семья Е была семьёй Премьер Министра, а он был всего лишь джентльменом из купеческой семьи:

— Это… семья Е — очень сложный вопрос.

Е Мэй ничего не сказала, а просто посмотрела на него своими прекрасными глазами. Сердце Цзинь Син Мина дрогнуло:

— Но это не значит, что нет никакого пути. Мэй’эр, ты знаешь, почему я прибыл сюда?

Е Мэй покачала головой. Её совершенно не волновал Цзинь Син Мин, и она активно разговаривала с ним сегодня, чтобы использовать его для побега из семьи Е, так как же она могла думать об этом дополнительном вопросе?

Цзинь Син Мин с гордостью сказал:

— У меня есть друг, который также является торговцем и который отправился в Мин Ци в прошлом году. Я слышал, что он установил связь с Императорским купцом рядом с Мин Ци и, возможно, сможет получить официальный пост. Я думаю, что вместо того, чтобы всю жизнь быть обычным торговцем в провинции Цинь, лучше было пойти туда и попытать счастья. Этот друг тоже пригласил меня с собой. Я приехал в Лун Е, чтобы уладить несколько семейных дел, прежде чем начать переговоры с этим другом. Поначалу я все еще колебался, — в конце концов, отец и мать здесь, но теперь, когда я столкнулся с Мэй’эр, все сомнения исчезли. Я решил отправиться в столицу Мин Ци. Я не думаю о том, чтобы стать чиновником, но определённо начну больше зарабатывать, — сказал он. — Семья Е может накрыть небеса своей рукой, но если кто-то сбежит в Мин Ци, рука семьи Е не сможет достать так далеко. Мэй’эр, что ты думаешь?

Сердце Е Мэй дрогнуло. Во время выступления Цзинь Син Мин её сердце быстро всё просчитало. Несмотря на то, что некоторые вещи не были продуманы ясно, она улыбнулась и сказала:

— Естественно, это прекрасно. Старший Брат Цзинь, ты действительно опора Мэй’эр. На всех людей в этом мире нельзя положиться, но к счастью всё ещё есть Старший Брат Цзинь…

Она была нежной, ласковой и имела тысячи романтических стилей, которые заставили сердце Цзинь Син Мина подпрыгнуть. Он неудержимо потянулся, чтобы коснуться маленькой руки К Мэй. Е Мэй с трудом справилась с тошнотой и позволила Цзинь Син Мину воспользоваться ситуацией. Если это бы произошло в прошлом, ей, естественно, не нужно было этого делать, но сейчас у девушки не оставалось выбора, кроме как пойти на компромисс.

* * *

Шэнь Мяо только что вышла из резиденции одной из Фужэнь, так как сегодня участвовала в чаепитии. Эти Фужэнь постепенно заговорили о «влиянии» Шэнь Мяо, и Се Цзин Син также упомянул, что теперь двор стал гораздо спокойнее. Она потерла шею и уже собиралась сесть в экипаж, когда увидела, что из чайного домика неподалеку от улицы вышли мужчина и женщина. Эта женщина была покрыта вуалью, и никто не мог видеть её лица, но Шэнь Мяо имела дело с ней в течение всей жизни и могла распознать, что это была Е Мэй, только по её шагам и позе.

Казалось, что мужчина, с которым разговаривала Е Мэй, был очень близок к ней, но Шэнь Мяо довольно быстро его оценила. Этот мужчина, судя по этикету и поведению, не принадлежал к знатным семьям. Однако он проявлял некоторую вульгарность при ходьбе и, возможно, был торговцем.

Шэнь Мяо повернулась боком, чтобы тени кареты заслонили её, и Е Мэй не смогла её увидеть. Этот мужчина еще немного поговорил с Е Мэй, и хотя не было никаких неподобающих действий, отношения этих двух людей были далеки от нормальных. Е Мэй быстро уехала в экипаже, и мужчина повернулся, чтобы уйти в другом направлении.

Шэнь Мяо на мгновение задумалась и приказала Мо Цину:

— Следуй за этим человеком и подробно расспроси о нём.

Мо Цин в эти дни тайком наблюдал за Е Мэй, и для Шэнь Мяо было естественно заставить его расспросить об этом мужчине, который, казалось, имел какие-то отношения с Е Мэй. Мо Цин подчинился и ушёл.

Шэнь Мяо села в экипаж, но её сердце ёкнуло.

Этот мужчина не выглядел благородным, а Шэнь Мяо очень ясно понимала Е Мэй и то, что она ценит статус других и не станет разговаривать с гражданскими. Однако она была с этим мужчиной и, возможно, даже пила с ним чай.

Е Мэй всегда использует окружающих людей, особенно мужчин. Шэнь Мяо могла подумать, что, возможно, Е Мэй хотела использовать этого мужчину для достижения цели, иначе такой гордый человек, как она, не стал бы утруждать себя разговором с таким скромным человеком, как этот.

Что она хотела сделать?

* * *

Когда Е Мэй вернулась в резиденции Е, был уже вечер. Е Мао Цай, который обычно возвращался очень поздно, неожиданно вернулся в резиденцию очень рано. Увидев, что она входит, он пристально посмотрел на нее и спросил:

— Где ты была?

Возможно, потому, что в эти дни семья Е столкнулась с некоторыми трудностями, Е Мао Цай, который обычно был как рыба в воде, также начал испытывать некоторые трудности. Его снисходительность по отношению к женщине иссякла настолько, что тон и выражение лица начали становиться мрачными.

Е Мэй взяла себя в руки:

— Мама разрешила мне сходить в ювелирный магазин и купить несколько украшений.

— Мама? — возразил Е Мао Цай.

Е Мэй была недовольна его странными словами и тоном. Е Мао Цай, очевидно, знал, что она не была плотью и кровью Е Фужэнь, но в начале хотел, чтобы Е Мэй притворялась ею. Теперь стало похоже, что Е Мэй сама была той, кто использовал все свои усилия и мозги, чтобы войти в семью Е в качестве Молодой Леди.

Видя, что Е Мэй молчит, Е Мао Цай спросил:

— А где драгоценности?

Е Мэй ответила:

— Меня ничего не заинтересовало, поэтому я ничего не взяла.

— Ты уверена, что осознаешь кто ты и знаешь, что нельзя просто взять то, чем не владеешь, — слова Е Мао Цая имели другое значение, и он внезапно сменил тему: — Кто тот мужчина, которого ты встретила сегодня на улице?

Е Мэй была поражена прежде, чем почувствовала гнев. Излишне говорить, что её сопровождали охранники резиденции Е. Эти охранники, казалось, защищали её безопасность на поверхности, но это было не так, поскольку они следили за ней и информировали Е Мао Цая о каждом её действии. Тем не менее Е Мэй не смела открыто сердиться на Е Мао Цая:

— Он — джентльмен, которого я знаю ещё с провинции Цинь, и у него были тёплые отношения с моей семьёй. Если отец не верит в это, пошлите людей, чтобы выяснить его прошлое.

Цзинь Син Мин был всего лишь потомком купеческой семьи, так что даже если бы Е Мао Цай провёл расследование, то ничего бы не нашёл. Когда Е Мао Цай увидел, что она говорит так спокойно, выражение его лица стало расслабленным:

— Не думай, что я не забочусь о чувствах других, когда делаю что-то. Просто скоро в Лун Е произойдет большой переворот. Поскольку ты дочь семьи Е, каждое твоё действие будет замечено другими. Если это принесёт несчастье нашей семье, то пострадаешь и ты, и твоя семья, — он мягко улыбнулся. — Поскольку ты умный ребёнок, то должна знать, что нужно делать, а что нельзя. Семья Е и ты связаны друг с другом, поэтому естественно, что мы должны помогать друг другу.

Когда Е Мэй услышала слова Е Мао Цая, у неё на сердце вновь появилась тяжесть, и чем дольше она оставалась, тем больше убеждалась, что Е Мао Цай использует её для достижения цели. У неё был план в сердце, и поэтому девушка сказала Е Мао Цаю ещё несколько слов, прежде чем вернуться в свою комнату.

Вернувшись в комнату, она обнаружила, что Е Кэ уже ждёт в комнате. Когда Е Кэ увидел, что она вернулась, он улыбнулся:

— Старшая Сестра, куда ты ходила сегодня и почему вернулась только сейчас? Я ждал тебя очень долго.

Е Мэй расстроилась и ждала, чтобы рассказать Е Кэ о деле Цзинь Син Мин. Когда они были в провинции Цинь, Е Кэ на самом деле надеялся, что Цзинь Син Мин станет его Цзе Фу (муж старшей сестры), чтобы семья Цзинь могла заботиться о семье Ли. Вот только в то время сердце Е Мэй не было привязано к Цзинь Син Мину. Е Кэ также долго уговаривал её и сказал, что Цзинь Син Мин будет хорошо к ней относиться.

Теперь, если она хочет последовать за Цзинь Син Мином и бежать в Мин Ци, естественно, она возьмёт с собой Е Кэ. Однако Е Мэй всё ещё была несколько неуверена в отношении Е Кэ к ней.

— Ты помнишь Цзинь Син Мина из семьи Цзинь в провинции Цзинь? — спросила Е Мэй.

— Цзинь Син Мин? — Е Кэ подозрительно посмотрел на нее. — Помню, но почему ты вдруг упомянула о нём? — он вдруг о чём-то задумался и замер в шоке. — Старшая Сестра, не может быть, чтобы ты вдруг подумала об этом и захотела выйти за него замуж сейчас!

Е Мэй нахмурилась:

— Разве он тебе изначально не нравился?

— Сначала мы принадлежали к купеческой семье, а теперь — к официальной, — сказал Е Кэ. — Старшая Сестра, с твоей нынешней личностью, как бы Цзинь Син Мин может быть тебе ровней? Боюсь, что это станет посмешищем, когда распространят, что купеческая семья берёт в жены дочь чиновника.

Он был очень взволнован, и Е Мэй, понаблюдав за ним некоторое время, спросила его:

— Тогда за кого, по-твоему, я должна выйти замуж?

— Старшая Сестра, с твоей личностью не слишком-то сложно выйти замуж за Принца, но в Лун Е нет Принца, — он таинственно приблизился и улыбнулся. — На самом деле, отец хочет, чтобы ты вошла во Дворец. Я искал тебя для этого, Император молод, красив и холодно обращается с Императрицей. Если ты войдёшь во Дворец, то с твоей красотой и талантами, стоит опасаться, что в конце концов все Шесть Дворцов окажутся в твоих руках. В то время мы оба, брат и сестра, станем бесконечно богаты, — когда Е Кэ говорил, его глаза сияли, казалось, он стремился в будущее, как те, кто наконец увидел сокровище после долгих раскопок.

— А? — Е Мэй посмотрела на него. — Ты действительно так думаешь?

— Старшая Сестра, с каких это пор ты стала такой неуверенной? — Е Кэ похлопал себя по груди, — Поверь мне. Ты определённо станешь самой благородной женщиной в Великом Ляне. Так что слушай отца и отправляйся во Дворец. Отец не причинит тебе вреда. После входа во Дворец останется также семья Е, которая будет поддерживать тебя, разве этого мало?

Е Мэй улыбнулась, но эта улыбка была несколько странной:

— Второй Младший Брат, в эти дни ты казался очень занятым. Не мог бы ты сказать Старшей Сестре, чем был занят?

— Отец собирается дать мне официальное место в Лун Е, — брови Е Кэ плясали, когда он говорил: — В эти дни он приводил меня к своим коллегам! — когда его голос затих, он вдруг что-то понял и сразу же замолчал, глядя на Е Мэй с некоторой паникой.

Выражение лица Е Мэй не изменилось, и она кивнула:

— Так и будет.