Глава 229.1. Подмена

Е Мэй и Е Кэ вскочили в карету Цзинь Син Мина. Кстати говоря, Цзинь Син Мин обладал некоторыми способностями, он подкупил слуг резиденции Премьер-Министра. Но даже при всём этом, Е Мэй и Е Кэ были всё-таки замечены дворцовыми стражниками, которые охраняли снаружи. Карета мчалась впереди, а за ней гналось множество солдат и чиновников.

Е Кэ выглянул из окна кареты и увидел, что темнота ночи и топот лошадей позади были исключительно ясными, и это заставило его сердце сжаться. Он испуганно посмотрел на Е Мэй и сказал:

— Старшая Сестра, что можно сделать? Если они нас поймают, то боюсь, что нам конец, — затем он обратился к кучеру кареты: — Не могли бы вы поторопиться?

Кучер хлестнул лошадь кнутом сильнее, и скорость лошади стала намного быстрее, отчего сердце Е Кэ немного успокоилось. Вдруг он о чём-то задумался:

— Старшая Сестра, когда ты всё это подготовила? Если ты не подготовилась и не наняла экипаж, то боюсь, что нас догонят вскоре после того, как мы убежим.

— Естественно, я давно планировала всё это, — Е Мэй не сказала Е Кэ, что это Цзинь Син Мин нашёл эту конную повозку, и вообще не сказала Е Кэ, что они будут убегать вместе с Цзинь Син Мином. Или можно было сказать, что в первоначальных планах Е Мэя его вообще не было.

Увидев, что карета вот-вот свернёт за угол, Е Мэй выглянула и сказала:

— Так нельзя. Когда мы оба в карете, им определённо легче догнать нас, и, приложив все свои силы, они смогут это сделать. Лучше разделиться и встретиться на улице Ба-Бао.

— Мы должны разделиться? — Е Кэ был очень встревожен, поэтому, когда он услышал, что ему предстоит расстаться с Е Мэй, то сразу же забеспокоился еще больше. Он сказал: — Давай уйдём вместе, чтобы было кому присматривать во время путешествия.

— Солдатам будет легче догнать нас, если мы будем вместе. Будь уверен, ты останешься в карете. Я спущусь первой, и этот кучер доставит тебя к скрытой дороге на улицу Ба-Бао, где мы встретимся. Все последующие дела уже устроены соответствующим образом, ничего не произойдёт.

Услышав, что ему не нужно выходить из экипажа, сердце Е Кэ успокоилось, и он больше не останавливал Е Мэй. Е Мэй велела кучеру остановиться на углу улицы и, прежде чем исчезнуть в ночи, накинула плащ, чтобы скрыть лицо.

Карета продолжала двигаться вперёд вместе с Е Кэ.

Когда фигура Е Кэ больше не была видна, Е Мэй наблюдала за удаляющейся каретой, и её губы под вуалью медленно сомкнулись. Она прошла в другой конец комнаты и, прежде чем постучать, нашла маленький домик. Вскоре кто-то открыл двери, и Е Мэй быстро вошла.

В темноте этот человек спросил:

— Всё улажено?

Е Мэй кивнула.

С другой стороны, Е Кэ сидел в карете. После того, как Е Мэй вышла, скорость экипажа стала значительно выше. Постепенно голоса преследователей становились слабее, и сердце Е Кэ немного успокоилось. Когда он наконец не мог слышать никаких звуков преследующих солдат, он почувствовал, что путь слишком ухабистый и сказал:

— Всё уже в порядке, мы можем замедлиться.

Этот кучер пропустил мимо ушей его слова и по-прежнему быстро вёл карету. Е Кэ был несколько недоволен и раздвинул шторы, прежде чем получить удар.

Это всё ещё город? Мы явно в горах!

Поскольку горные дороги были неровными, ухабы делали путешествие более трудным. Е Кэ вскочил в шоке и вспомнил, что улица Ба-Бао была не так уж далеко, так почему же этот кучеи приехал сюда? Он сказал:

— Хватит ехать вперёд! Возвращайся на улицу Ба-Бао!

Кучер проигнорировал его и продолжал двигаться вперёд. Е Кэ был очень зол, но боялся, что крики привлекут внимание преследующих их солдат. Как только он собрался заговорить, карета медленно остановилась. Е Кэ вздрогнул и подумал, что кучер собирается остановить экипаж.

Этот кучер был слишком зазнавшимся, раз не слушал инструкций. Е Кэ намеревался наказать этого человека после того, как достигнет улицы Ба-Бао. По случайному совпадению экипаж остановился, и, услышав впереди какие-то звуки, кучер спустился вниз.

Е Кэ раздвинул занавески и посмотрел на него изнутри кареты, прежде чем выругаться:

— Что ты делаешь? Ты отвезёшь меня на улицу Ба-Бао?

Когда кучер взглянул на него, Е Ке ясно увидел в этот момент, что этот кучер намного более крепкий, чем обычные люди. Даже при том, что поездка в экипаже требовала физической подготовки, человек не должен быть так силён, как этот. В душе у него было неспокойно, но он не осмеливался закричать. Несмотря на то, что он был молод, он не был так высок, как кучер, и не был так силён, поэтому стоило опасаться, что Е Кэ окажется в невыгодном положении, если предпримет какие-либо действия.

Кучер подошёл к лошади сзади и что-то достал из своей одежды. Он долго смотрел на это что-то, а потом вдруг вонзил его в лошадь!

Лошадь была потрясена и вдруг подняла копыта и поскакала вперёд!

Е Кэ не думал, что этот кучер вдруг сделает подобное, и когда лошадь внезапно поскакала вперёд, он был отброшен на сиденье кареты и почти ранен. Его сердце наполнилось страхом, и вдруг Е Кэ что-то понял и выглянул из-за занавески кареты.

Е Ке наконец увидел бездонную пропасть, плотно усеянную ветвями.

Пропасть казалась такой бездонной, что даже если бы карета рухнула вниз, можно было бы услышать только слабый звук приземления.

Ночь накрыла всё вокруг, и остались только отпечатки копыт на краю обрыва.

Через пару минут послышался звук удара, а ещё через некоторое время рядом с экипажем появились ещё два предмета одежды.

Никто не слышал последнего крика Е Кэ:

— Старшая Сестра!

* *м*

Шэнь Мяо в данный момент находилась в кабинете и писала с огромной скоростью.

Она быстро писала, и обе её руки почти инстинктивно обладали собственным умом. С тех пор как девушка заперлась в кабинете, её запястья не переставали двигаться.

Мо Цин спокойно стоял позади неё. Хотя он не знал, что делает госпожа, он молчал и смотрел, как она быстро пишет. Казалось, там были не только слова, но и какие-то карты. После того, как Шэнь Мяо закончивала писать один кусок, она позволяла Мо Цину высушить его с максимальной скоростью, используя лампу. Чернила не должны были остаться влажными. Иногда она хмурилась, иногда задумывалась, но всё равно держалась очень достойно.

Как раз в этот момент кто-то снаружи постучал. Мо Цин впустил человека. Это оказался Цун Ян, который тяжело дышал.

Цун Ян сказал:

— Этот подчинённый и Те И вместе последовали за Е Мэй и её братом. На углу города они разделились, так что Те И последовал за Е Мэй, а этот подчинённый последовал за Е Кэ. Экипаж Е Кэ достиг глубины гор и погнал Е Кэ прямо в пропасть. Подтверждаю, что Е Кэ мёртв.

— На горе? — Мо Цин был поражён и несколько озадачен: — Кто этот кучер? У него какие-то счёты с Е Кэ?

Цун Ян потер нос:

— Этот подчинённый бросился назад, чтобы доложить, и ему было наплевать на то, что случилось с кучером. После смерти Е Кэ этот подчинённый вернулся.

— Нет необходимости выяснять, кучер — человек Е Мэй, — сказала Шэнь Мяо.

— Е Мэй? — Цун Ян был поражён. — Е Мэй приказала кучеру убить Е Кэ? Но Е Кэ — её Младший Брат. Если она хотела убить его, зачем было брать его с собой, когда она убегала?

— Когда бежишь, естественно, нужна цель. Е Кэ — настоящий Младший Брат Е Мэй, поэтому он наиболее подходит для цели. Я думаю, что кучер не только убил Е Кэ, но и, скорее всего, положил одежду Е Мэй и Е Кэ в экипаж, чтобы другие подумали, что брат и сестра упали с обрыва и погибли.

Когда Мо Цин и Цун Ян услышали её слова, то сначала были поражены, прежде чем осознали суть.

Е Мэй с самого начала должна была подумать о том, как выбраться, но она боялась, что за ней будут охотиться, как за бездомной собакой, и боялась, что однажды её поймают. Лучше пусть все думают, что она мертва, поскольку, как бы ни были свободны офицеры, они не станут преследовать уже мёртвого человека. Е Кэ был её Младшим Братом, и сердце обычного человека определённо решит, что она убежит со своим Младшим Братом. Увидев куски одежды Е Мэй и её Младшего Брата, чиновники определённо подумают, что Е Мэй была в экипаже и, естественно, почувствуют, что эти двое случайно упали со скалы и умерли.

Е Мэй сделала Е Кэ козлом отпущения, а также разрешила свои будущие проблемы.

— Это её кровный Младший Брат. Если бы это был посторонний, — вздохнул Цун Ян. — То ничего страшного. Но как она, женщина, может быть такой безжалостной?

— Боюсь, что её сердце уже давно вычеркнуло Е Кэ, — беззаботно сказала Шэнь Мяо: — Всю жизнь она использовала Е Кэ, до самой его смерти — это её способность.

Это была способность Мэй Фужэнь добавлять цветы на парчу (она же глазурь на торте). Так же, как и в прошлой жизни, существование Е Кэ позволило ей получить больше власти во Внутреннем Дворце. Таким образом у неё были глубокие семейные отношения с Е Кэ. Теперь Е Кэ не мог дать ей никакой выгоды и даже тащил её за собой, так что Е Мэй не колеблясь уничтожила его.

Послышался шлепающий звук, и в комнату влетел белоснежный голубь, прежде чем опуститься на плечо Цун Яна. Цун Ян вынул бумагу из лап голубя и быстро развернул её, чтобы прочитать:

— Те И говорит, что Е Мэй и Цзинь Син Мин добрались до гавани и собираются уплывать, — взглянув на улицу, которая казалась ветреной, как будто вот-вот пойдет дождь, он сказал: — Если сегодня ночью пойдёт дождь, будет трудно преследовать их после того, как они уйдут в море. Теперь этот подчинённый и Мо Цин должны отправится, чтобы вернуть их обратно Фужэнь?

— Нет, — закончив слово, Шэнь Мяо дописала последнюю страницу. Она просушила бумагу над лампой, прежде чем положить её в конверт. Затем она обратилась к Цун Яну и Мо Цину:

— Цун Ян, ты — человек армии Мо Юя, поэтому подбери несколько проворных людей из армии Мо Юя, возьми это письмо и следуй за Е Мэй до самой Мин Ци.

— Мин Ци? — Цун Ян нахмурился. — Зачем им идти в Мин Ци?

— Цун Ян узнай, есть ли у Цзинь Син Мина друг в Мин Ци, который имеет хороший бизнес и часто с ним общается, очевидно, намереваясь отправится в Мин Ци. Более того, как только они доберутся до Мин Ци, Е Мэй сможет сбежать и не быть обнаруженной чиновниками, — затем она сказала: — Вы все должны внимательно смотреть и принимать во внимание всё, что Е Мэй имеет при себе, например, маленькую шкатулку или что-то скрытое. Будьте осторожны и не позволяйте другим обнаружить. Как только эта скрытая вещь будет обнаружена, обменяйте вещь внутри на эти бумаги, — затем она передала письма Цун Яну.

Цун Ян взял письмо и, хотя был несколько озадачен, всё же оставил его.

— Действуй быстро и не дай другим обнаружить себя, — ворчала Шэнь Мяо.

— Но вот так просто отпустить их в Мин Ци? Разве Фужэнь не считает их врагами? — спросил Цун Ян.

— Смотреть на них как на врагов — это правда, но это не значит, что я отпускаю их, — холодно сказала Шэнь Мяо: — Наоборот, я вымостила для них дорогу в подземный мир! Быстрее идите. Если это возможно, лучше всего будет подменить бумаги, прежде чем они сядут в лодку. Потом будет хлопотно что-либо сделать. Независимо от того, как пройдёт подмена, следите и следуйте за ними весь путь и поддерживайте постоянный контакт. Если будут дальнейшие указания, я сообщу вам.

Мо Цин и Цун Ян видели серьёзность, с которой говорила Шэнь Мяо, и не смели относиться к этому легкомысленно. Получив письмо, они быстро ушли. Руки Шэнь Мяо вцепились в стол, когда она поджала губы, но в её глазах был намёк на намерение убить кого-то.