Глава 122

Утром Бессмертный Оплот помнился слухами об очередных секретных делишках их лидеров. Рассказы о гигантской волне пламени, увиденной ночью, были у всех на устах. Вряд ли где-нибудь в другом месте поверили в такое, но здесь, на этой базе был человек, уже не раз показывающий экстраординарные вещи. Большинство людей так и довольствовались слухами, однако были и особенно любопытные, пытающиеся выяснить все из первых уст.

К Вернеру приставать с расспросами никто не стал – боялись лишний раз его напрягать. Большинство людей здесь уже хотя бы раз проливала кровь, убивая монстров в подземелье. Бывший наёмник, в свою очередь, помимо этого проливал кровь людей в своё время, все это знали и всегда помнили.

Поэтому удар любопытной массы приняли на себя Полковник и Ян, второй в большей степени, так как подавляющее большинство представителей этой массы были молодыми людьми и, естественно, они тянулись к человеку их возраста. Естественно он никому ничего не сказал, как и всегда, вот только ничего не говорить своим друзьям это одно и совсем другое ничего не говорить девушке, с которой ты живешь.

Ян даже в её сторону боялся смотреть, чтобы ненароком не встретиться с её злобным взглядом. Парень обреченно вздохнул – сегодня вечером ему вновь достанется. Когда уже Элим разрешит рассказать всё ей?

***

Элим, тем временем, нисколько не переживал по поводу своей ночной лекции. В последнем рейде у него стало достаточно сил, чтобы вновь воспользоваться своей Системой, существенно подняв свою боевую мощь. Только пользоваться ею нужно с умом, а не так как Элим делал это ночью, потратив не меньше половины запаса маны на одно единственное заклинание. Это была лишь демонстрация силы, грубая, зрелищная, но не эффективная.

Такое заклинание может быть эффективно только против слабых противников: несильная атака с большим радиусом поражения, избежать урона от которой достаточно просто, если защищать только себя и ты на уровне сравнимым с противником. Эффект будет совершенно иной, стоит только сконцентрировать это пламя в небольшой площади. Тогда защититься от него будет куда сложнее. И это лишь самый простой из трюков, на которые способна его Система. Сейчас люди могут использовать свои навыки в таком виде, каком они получили их из книг, небольшой круг этих людей может использовать их частично, например, призвать часть доспеха для защиты определенной части тела, возможно единицы научились комбинировать навыки.

Элим же, благодаря своему пониманию мира и созданной на основе древних знаний Системе, мог фактически настраивать любое свое заклинание, меняя заклинание до неузнаваемости, фактически он мог создать бесчисленное число вариаций одного единственного заклинания, буквально трансформируя саму его суть и назначение. Защитное заклинание могло послужить для атаки, а заклинание, служащее для отнятия жизни, могло стать её защитником.

Жаль только до такого уровня его людям придется потратить минимум пару сотен лет. К счастью, владение всего парой знаков на элементарном уровне может существенно увеличить боевую мощь мага. А когда таких магов будет много… их армия уже будет сильнее, чем на предыдущем графике, а ведь он только начал. Как только он устранит угрозу со стороны собачонок Альянса Света, вместе с привратниками и Семенами Мира, у них будут все шансы не дать демонам захватить планету, и отстоять не только свою планету. Планы Элима шли далеко за пределы его собственной планеты, парень не собирался вечно отбивать атаки демонов только здесь.

Нет, он заберет у демонов планету, с которой будет идти нападение, чтобы его родная могла спокойно развиваться, а потом когда у них будет достаточно сил, люди отобьют себе ещё один мир. И так отбивая планету за планетой, люди создадут свою собственную империю, настолько мощную, что с ними будут считаться и ангелы и демоны.

Только все это дела будущие, а сейчас ему нужны были артефакты.

Элим с самой ночи оккупировал кузницу, подготавливая все материалы для создания первых артефактов. В своем первоначальном виде они не подходили для работы и Элиму пришлось потратить полдня на их обработку. Теперь всё было готово для настоящей работы. Перво-наперво ему необходимо сделать новое оружие, взамен сломанному в бою гуань дао.

Жар разгорячённой кузницы давал Элиму некоторое чувство покоя. Ему нравилось вот так работать, будь его воля, может он и стал бы кузнецом или, по крайне мере, кем-нибудь, кто что-нибудь создает. Только к несчастью для него, судьба решила за него и на нем лежит ответственность за всех его друзей, за человечество, хотя последнее волновало его только потому, что это неразрывно связанно с первым. В его прошлой жизни человечество обрекли на смерть, не дали шансов выжить, поступили с ним несправедливо. Но будь люди на месте тех, кто с ними это сделал, то поступили бы точно так же, ведь все разумные существа, в большинстве своем, существа жадные и эгоистичные. Горькая правда полученная Элимом за века скитаний по Вселенной. Люди, вроде Яна и Свейна, ставящие интересы других выше своих были исключением из общего правила и только ради них он создал Бессмертный Оплот.

Вдохнув теплый воздух рядом с горячим горном, Элим посмотрел на подготовленные материалы. Тут были практически все виды материалов которые только можно достать из подземелья: металлические слитки, кости, магические ядра и элементные кристаллы, даже растения. Всю эту гору Элим планировал превратить в артефакты: оружие, доспехи, бижутерию, которая сможет помочь ему и его людям в дальнейшем покорении подземелья.

Кровавик был металлом, подходящим для стихии огня и связанных с нею навыков. Не основная его стихия, но все же близкая ему, поэтому хорошо подойдет для его оружия, особенно когда ему удастся вновь соединить пламя и тьму, создав всепоглощающее пламя. Именно оно принесло ему славу когда-то очень давно. Пламя — это стихия, способная разрушить всё, поглотить, уничтожить; а тьма — это стихия, способная всё поглотить, вместе они создают невероятный по силе тандем. Элим многих с помощью него убил. Стоит этому пламени зацепиться за противника, как оно его уже не отпустит, используя его самого как топливо для себя, разгораясь ещё сильнее и так пока враг не умрет.

Стоя над металлическими слитками кроваво-красного цвета, Элим раздумывал оружие какой формы ему необходимо сделать. На первых этажах, где у противников не было ни нормального оружия, ни брони, мощные рубящие удары были идеальным решением. Дальше будет сложнее и ему нужно более совершенное оружие. С большей вариативностью использования, способное эффективно наносить не только рубящие удары, но и колющие, для пробития доспехов.

Подумав пару минут, он определился с формой своего нового оружия и принялся за работу. Нагрев металл до необходимой температуры, Элим начал придавать ему нужную форму. Его выбор пал на алебарду — оружие, сочетающее в себе элементы топора, копья и молота. Изготовить такое оружие достаточно трудно, но для человека, сумевшего запихнуть душу в оружие, это не составит особого труда. В процессе изготовления, Элим использовал масло из нескольких растений с огненными свойствами, для увеличения огненных свойств металла. Древко также было металлическим, только не гладким, а шероховатым, чтобы оружие не скользило в руках. Огранив огненные кристаллы, Элим добавил их в боевое навершие и с противоположного конца древка.

Дальше было самое сложное — использовать магические ядра, чтобы сделать этот кусок металла с кристаллами, помогающими преобразовывать ману в энергию огня, артефактом, способным создать заклинание. Первые артефакторы, не обладающие особенностью дающим способность создавать артефакты, появились лишь спустя несколько лет после появления магии. Это требовало отличных навыков управления маной и понимания сущности, людей, умеющих и то и другое среди ремесленников было мало.

Закрепить навык за предметом или придать ему особые свойства значило сделать его артефактом. Они были разных типов и рангов. С нынешними материалами Элим вряд ли сумел сделать нечто экстраординарное, но они будут на порядок выше первых артефактов, сделанных людьми на прошлом графике, по крайне мере, он точно будет уверен в их свойствах. Первые артефакты, по сути, были лотерейными билетами, так как люди не знали точного механизма их создания.

Первым делом Элим нанес на оружие гравировку, из тех самых знаков, являющихся ядром его Системы. Это как бы каркас, пока нерабочий, так как в нем нету связующего звена между обладателем артефакта и самим артефактом. Их существует великое множество, тот, что создавал Элим, должен использовать заклинание при посыле в него небольшого количество маны, активирующего заложенный внутри навык. Пока в оружии содержится достаточно маны, навык будет работать сам, когда она закончится, то будет использовать ману пользователя. Второй вариант создан на случай, если мана внутри артефакта иссякнет, но требуемый навык будет нужен. Способ не очень эффективный, зато в нужный момент навык может быть активирован в независимости от ситуации.

Создав каркас, Элим собирался его заполнить и для этого ему фактически нужно “запихнуть” ядро внутрь предмета, точнее не само ядро, а заключенную в него суть, позволяющую собирать ману внутри объекта. Даже для него это требовало предельной концентрации.

Усевшись прямо на грязный пол кузницы, держа в одной руке алебарду, а в другой ядро монстра с четвертого этажа, Собиратель Душ закрыл глаза. Сделав пару глубоких вдохов, чтобы настроиться, Элим приступил к делу: от его правой руки с ядром до левой руки с алебардой потянулись символы через всю спину и торс. Вокруг ядра начал появляться голубой туман, который тут же поглощался ладонью парня, а мгновением позже появлялся в другой ладони и впитывался уже алебардой. Ядро с каждой минутой становилось все тусклее, а свет, от начавших сиять символов, становился всё ярче. Через пару минут совсем потускневшее ядро треснуло, а мгновением позже обратилось в пыль. Элим спокойно взял следующее и повторил то же самое ещё три раза, посчитав это достаточным.

Символы на алебарде перестали сиять, но если присмотреться, можно было увидеть едва уловимое свечение, исходящее от символов.

Оглядев свою работу, Элим остался доволен. Осталось сделать только одну вещь.

Вселить в это оружие душу.