Глава 138

— 13 Минут и 27 секунд. Знаешь, а это тварь продержалась довольно долго. Не будь у тебя такой многострадающей души, ты бы не свалил эту тушу. Итак, время для оценок: длительность четыре, исполнение… ну тут слабая тройка, а за оригинальность тебе пятерка. Забил его до смерти своим собственным хвостом, мне понравилось — прокомментировал Тёмный.

За последние полгода у его второй личности-галлюцинации появилась привычка оценивать его бои. В этот раз оценки оказались неплохие. Что ж, в этот раз и противник ему достался не простой, один из сильнейших монстров седьмого этажа. У «Перерожденных» для этого существа в ходу было название — питомец дракона. От одного взгляда на них было понятно, что это необычайно крепкие и сильные существа. В классификации тварей подземелья их относили к самым низшим эшелонам драконьего рода, но даже этого было достаточно, чтобы такой был одним из королей седьмого этажа.

Этот “питомец” был размером с небольшой домик. У него было четыре конечности, как у большинства крупных наземных зверей, с мощными мышцами, покрытыми грубой и толстой кожей зеленого цвета. Брюхо покрыто белым мехом, а на спине по всей длине были небольшие шипы, которые увеличивались по мере спуска вниз, вдоль позвоночника, и уже на хвосте они доходили до размеров крупных ножей. Схлопатаешь удар таким и шансы умереть устремятся вверх подобно ракете. Красные глаза, острые рога и зубы, делали его, и без того не слишком приятную морду, действительно устрашающей. Дышать огнем они не могут, что компенсируется неплохими способностями к элементам земли и природы, а ещё эти твари умеют сворачивается в клубок и катиться. Превращаясь в гребаный, мать его, танк. Своими катаниями во время боя эта махина уничтожила треть растительности на территории, где они бились. Во время боя Элим потерял свою алебарду, однако до этого он успел отрубить хвост и в дальнейшем использовать его чтобы пробить череп своему противнику.

У него бы не получилось это сделать, не сумей он с помощью духовного давления заставить эту дрянь остановится, о чем и говорил Тёмный.

— Радуйся пока можешь, я уже больше двух месяцев в подземелье, пора возвращаться на поверхность.

Элим отвечал в голос – всё ровно в подземелье никто, кроме Тёмного, не услышит его слов. Если он не сбился в подсчетах, то сейчас был конец августа, а в подземелье он ушел в июне. Прошло уже почти два года с момента появления магии в мире и за это время в круг его доверенных лиц вошел Свейн. Четверка людей, знающих его истинную личность, за последние два года научилась управлять всеми делами и без него, что позволило ему проводить в подземелье больше времени.

Следующие несколько часов парень занимался потрошением туши своего противника, доставая из него всё, что можно использовать: ядро, кости, мясо, кровь и парочку органов. Всё же это отдалённый родственник драконов, а это сильные твари не стоит пренебрегать такими ценными материалами. После сбора всего важного с трупа, Элим загрузил все это на порядком забившуюся воздушную платформу, которую он спрятал неподалеку. С этой штукой количество материалов, приносимым им из подземелья существенно увеличилось, а эти материалы были куда лучше по качеству, чем на этажах выше и их ценность была несоизмерима высока.

Погрузив всё на платформу, парень уселся на один из баулов и запустил двигатели этого чудного средства передвижения. Мощные потоки воздуха подняли платформу над землей, после чего на небольшой скорости Элим отправился к выходу из этой местности. Смерть питомца драконов открыла путь всем прочим существам, желающим себе эту территорию, поэтому скоро здесь станет очень жарко. Благодаря своему духовному восприятию он мог сканировать подземелье больше, чем на пол километра во всех направлениях, вследствие этого он мог не боясь использовать платформу: если впереди будут враги он засечет их до того, как те увидят его. Платформа не издает много шума, а свою ауру Элим скрывал очень хорошо. Будет нужно избавиться от препятствия, он остановится уберет его с пути, а затем вернется обратно.

Спустя пару дней и пару десятков убитых тварей Элим добрался до лагеря Бессмертного Оплота на четвертом этаже. Укрепления на входе разительно отличались от тех, что были на этажах выше: настоящие укрепления из камня и стали, с крупнокалиберными пулеметами и гранатомётами наверху. На четвертом этаже даже имея такую огневую мощь, если произойдет нападение её может не хватить. Прецеденты уже случались. В первые месяцы, когда монстры в подземелье ещё не знали способностей людей и предпринимали попытки захвата их базы находились твари, способные пройти через заградительный огонь и добраться до укреплений, ещё и прикрыв при этом своих. Из-за этого количество людей в лагере теперь всегда превышало пол сотни и всегда было несколько человек из лучших их бойцов.

У их территории было лишь два входа, что облегчало её оборону. Примерная площадь полученных владений была чуть больше 12 километров квадратных. На поверхности такой территории можно построить маленький городок, а тут, в подземелье, можно создать огромную плантацию растений. Концентрация маны на поверхности намного меньше, чем здесь, что существенно влияет и скорость роста и на качество растений. Исследовательский отдел Бессмертного Оплота создал специальную систему, пропитывающую почву в которой растут растения, маной. И система эта требовала топлива в виде магических ядер. По этой причине намного выгоднее выращивать растения в подземелье, чем собственно, его люди и занимались.

— С возвращением, — поприветствовал Федор вернувшегося командира, после чего кивнул двум людям, в сторону приземлившейся платформы. Сам Элим точно не будет её разгружать.

— Давайте последние новости, сколько? — попросил Элим, спрыгнув со своей платформы.

— Двое погибли, одиннадцать тяжело раненых, — без особой радости ответил Раймонд.

Как Элим и говорил, первые три этажа подземелья были лишь песочницей, разминкой перед настоящей тренировкой. На четвертом этаже сложность и опасность боев возросла на порядок и там же случились первые потери. Детки прошли настоящее боевое крещение, впервые потеряли товарищей, повзрослели. Яну тогда особенно тяжело пришлось, потому что он был главным в том рейде, считал себя виноватым. Пару дней хандрил, пока Элим не сказал ему собраться и готовиться, так как в будущем ещё будут потери. Сначала десятки, потом сотни, потом тысячи. Когда начнется война люди будут гибнуть и более того, Яну придется сознательно отправлять их на смерть. На войне приходится принимать тяжелые решения и нужно учиться жить с последствиями этих решений. Вернеру было не привыкать к смерти, а вот остальным приходилось приспосабливаться к новым условиям и новой ответственности.

— Где твоя птица? – спросил Элим, пока ему рассказывали последние новости.

Не успел Федор хоть как-то ответить, как послышался крик Сида, а через несколько секунд показалась и сама птица. С того момента как взяли беркута, его вес увеличился в четыре раза, а размах крыльев у него теперь был больше пяти метров. В общем, на плече у своего хозяина Сид больше не помещался. Достав из специального контейнера-холодильника, где хранилось мясо, один кусок, парень бросил его прилетевшей птице. Сид поймал его прямо в воздухе, после чего с благодарностью посмотрел на Элима и улетел довольствоваться лакомством.

За два года их звериный корпус значительно расширился и животные стали существенной составляющей их боевой мощи, став обыденной частью рейдов в подземелье. Самые способные и сильные из них научились использовать навыки, однако никто ещё не прошел становление, чего Элим очень ждал. После эволюции тела зверей претерпевают существенные изменения, становятся сильнее и, что куда важнее, приобретают близость к одной из сущностей, как правило одной из стихий.

— Когда вернется Ян?

— Ушел пять дней назад, скоро уже должен вернуться, — ответил Раймонд.

Особенность этого парня была крайне эффективной для физических тренировок, вместе с его трудолюбием его физические данные быстро догнали лучших бойцов Бессмертного Оплота. Талантом к владению копьём судьба его не обделила, поэтому сейчас он уже был одним из элитных бойцов Бессмертного Оплота и теперь также был инструктором по физподготовке – область его особенности расширилась достаточно, чтобы гонять полтора десятка человек.

После получаса разговоров с подчиненными их командир узнал много интересного и теперь хотел подняться на поверхность. За разговором с Федором и Раймондом, Элим узнал как дела обстоят на их базе в Подмосковье, а ведь было ещё три: недалеко от Питера, где руководил Полковник, рядом с Новосибирском, в Сибири, где главным был Вернер, и последняя в Норвегии во главе со Свейном. Их организация не стояла на месте и стремительно развивалась. Сейчас у них уже было четыре филиала, один из которых в Европе. И ещё три в данный момент строились. В СНГ не было более крупной частной организации, чем Бессмертный Оплот, а по квалификации бойцов в мире нет никого лучше, чем они. Но мир об этом не знал, зато Элим знал однозначно, ведь в Бессмертнов Оплоте была его Система.

Через три месяца после рассказа о ней его людям Полковник сумел ею воспользоваться, а затем и Ян с Вернером, ну а после и остальные. Когда он уходил у них было 27 человек способных использовать Систему, по словам Федора, за последние два месяца это число перевалило за 30. Узнав последние новости Элим завалился спать на гамак, который поставил Иван рядом с грилем, когда была его очередь дежурить на этой базе. С его нынешним уровнем, не спать неделю было в пределах нормы, так он и делал пока блуждал по нижним этажам, а сейчас он мог хорошо выспаться и отдохнуть.

Вот только нормально выспаться ему не дали – вернулась группа Яна и, судя по всему, кто-то из них был серьёзно ранен.