Глава 166

— Элим не перестаёт удивлять. Это действительно невероятно, — произнес Полковник, глядя на двух големов, помогающих тренироваться людям на площадке, выступая в роли спарринг партнеров.

— Да, действительно, весть о големах меня тоже удивила, — поддержал товарища Вернер, закуривая свою трубку.

Неделю назад Элим вернулся после своего безумного рейда за материалами и заперся в своей мастерской, наказав Яну собрать всех глав филиалов на очередное собрание. Когда все собрались, то были очень обрадованы новостью о создании голема для каждого отделения Бессмертного Оплота.

На примере Кэнсэя все успели убедиться в боеспособности големов. Элим успел создать ещё двух големов: крупного кобальта, мастерски владеющего заклинаниями земли и отлично владеющим здоровенным молотом, и четырёхрукого аспида знакомого им еще с тех времен, когда Элим только начал осваивать четвертый этаж. В общем-то всех их они видели вовремя тренировок, когда их призывали в виде духов. Однако в форме големов они были куда сильнее, чем в форме призванных духов.

Настолько сильными, что пока ни один из бойцов Бессмертного Оплота не мог одолеть их в битве один на один. И два против одного. И три. И пять. Сейчас понадобиться, наверное, десяток офицеров Бессмертного Оплота, чтобы совладать с одним големом.

— Что думаешь про Ивана? – спросил Полковник своего собрата курильщика, также закуриваю трубку.

Элим ввел настоящую моду на курительные трубки в Бессмертном Оплоте. Эти штуки нашли широкий отклик среди бойцов их организации, так как в подземелье чего только не делаешь и где только не оказываешься. Носить с собой не вариант: после первого же серьёзного поединка от них ничего не останется, ну или если повезет, после второго. Таскать в глайдеры тоже не лучший вариант: туда и добычу сваливают, и раненых, или просто сидят люди. В общем тоже вряд ли уцелеют.

Другое дело трубка с табаком, хранящимся в металлической коробочке, которые можно носить с собой. Тут уж должны прямо по тому месту попасть, где трубку хранишь, и попасть сильно, чтобы сломать. Да и выглядит это круче, для молодняка это самый важный аргумент.

— Ты мне скажи. Ты же с ним служил.

Личность главы следующего отделения Бессмертного Оплота уже не была секретом. Об этом знали уже все.

— Сам-то он лентяй еще тот, но если периодически давать тумаков чтобы работал, то все будет нормально. Мы так и служили. Думаю, теперь моё место займет Настя, так что все должно быть нормально, будет работать. Она еще злится на него будет, как Вика на Яна, поэтому будет работать чтобы с любимой пореже пересекаться. Как Ян.

После этой фразы оба мужчины рассмеялись.

Вообще в этой ситуации ничего смешного не было, но вот наблюдать за этим со стороны было забавно.

— С чего смеетесь? – раздался недовольный женский голос у них за спинами.

Оба тут же перестали смеяться.

Полковник медленно повернул голову назад и поприветствовал обладательницу голоса:

— Привет Вик, как дела? – мужчина старался говорить максимально спокойным и ласковым голосом.

Вернер нервно начал пыхтеть как паровоз.

Одно дело смотреть как эта девушка наезжает на Яна, и совсем другое оказаться на его месте. Полковник был старше этой девушки больше чем на десяток лет, Вернеру она и вовсе в дочки годилась, но ни тот ни другой не осмелиться находится рядом, когда она злиться на них.

А сейчас видимо так и было.

— Ты нас искала?

— Элим зовет, всех вас, — проворчала девушка, пребывающая не в лучшем расположении духа.

Вся эта секретность очень раздражала девушку. Пару раз она уже порывалась ворваться на эти собрания, но всегда её останавливали мысли о реакции Элима. Хорошего в них было мало.

Поблагодарив девушку, мужчины поднялись с земли. Александр поднял свою шляпу и, отряхнув, водрузил на свою голову. За последние полтора года его стиль сильно изменился, стал более гражданским и свободным. Видима служба в армии подавляла его внутреннюю индивидуальность, которая поначалу проявилась лишь картами. Сейчас же он больше напоминал эдакого фокусника-шулера, у которого во всех карманах, повязках и прочем находились карты. Даже в шляпе было несколько!

Хоть внешне полковник и значительно изменился, внутренние изменения были еще более внушительными. Его сила вместе с его особенностью развивались семимильными шагами. Скажи обычному человеку, что кто-то использует карты в качестве оружия и услышите лишь смех. Однако на деле карты в руках Полковника превращались в наиопаснейшее оружие как ближнего, так и дальнего боя. Пока даже сам Александр не понимал, насколько внушительными были произошедшие с ним изменения.

Вернер же внешне почти не изменился, разве, что помолодел немного, но это побочные эффекты поднятия уровней и укрепления организма. В плане силы он, как и раньше, остается одним из самых сильных бойцов Бессмертного Оплота и лучшим его мечником. Бывший наёмник полагается в основном на свои навыки ближнего боя, подкрепленными Системой. Во всей их организации людей способных выйти с ним драться, когда он использует символ Ярости на полную, можно пересчитать по пальцам.

— Надеюсь она нас не услышала, — пробурчал Вернер, — иначе надо сваливать отсюда, да поскорее.

— Полностью тебя поддерживаю друг мой, — согласился Полковник.

Оба мужчины спешным шагом направились в сторону мастерской Элима, подальше от недовольной девушки. Зайдя внутрь мастерской они обнаружили, что остальные трое командиров уже были здесь. Свейн сидел с довольным лицом, чего не скажешь про Яна с Иваном. Эта парочка сидела с понурыми лицами, уткнувшись в стол.

— Вику видели? – задал вопрос вошедшим людям Свейн, после чего начал посмеиваться как гиена.

Вошедшие, будучи представителями “старшего” поколения среди командиров Бессмертного Оплота, вежливо сдержали смех и уселись за стол.

— Видал? – обратился Иван к норвежцу, указывая пальцем на присаживающихся людей, — учись.

Реакция здоровяка была предсказуемой – парень лишь сильнее рассмеялся. У Ивана зачесались кулаки глядя на веселящегося норвежца. Прошло не так много времени с тех пор как он попал в круг посвящённых, но он уже успел испытать на себе все тяготы совместной жизни, скрывая что-то от своей половинки, когда она об этом знает.

В этот момент ему на плечо опустилась рука Яна. Этот парень был профи по поддержке своего спокойного состояния, несмотря на все насмешки Свейна. Однажды он сказал ему одну вещь, которую Иван теперь вспоминает каждый раз, когда Свейн начинает свои насмешки:

— Однажды и он себе кого-нибудь найдет, а учитывая, как часто здоровяк общается с Валькирией, этот день не за горами. И вот уж тогда мы с тобой оторвемся по полной.

Иван, вспомнив это, хищно улыбнулся, уставившись на Свейна, которого такая реакция несколько смутила.

— Заканчивайте, — произнес Элим присаживаясь во главе стола, — с големами уже все успели познакомиться? Если есть вопросы, то начнем с этого.

Вопросов оказалось немало, от самых банальных вроде насколько сильны големы и какой у них примерный уровень? До более насущных и важных, наподобие можно ли доверять големам? Не сорвутся ли они на них самих прямо во время схватки?

Элим терпеливо ответил на все из них. Рассказывая о големах он испытывал неподдельную гордость, так как это была его лучшая работа, что он делал в жизни. Всю свою жизнь Элим только и делал, что убивал и уничтожал, а в этот раз он создал нечто живое. Одна мысль об этом поднимала ему настроение.

Этот факт не укрылся и от присутствующих, которые редко видели настоящую радость на лице своего друга и командира.

— Ну, раз вопросов больше нет, то вернемся к насущным делам, а именно к открытию нового отделения, что в свою очередь означает большой рейд для создания базы на четвертом этаже, — Элим перешел к главной теме собрания.

Создание крепкой базы на четвертом этаже подземелья является одной из важнейших задач при создании нового отделения организации, так как именно на четвертом этаже сложность освоения подземелья кардинально увеличивается. Очень важно иметь прямо там место, куда в случае необходимости можно отступить и залечить раны.

— Ваша сила уже подросла, а если прибавить к вам еще и големов, то рейд на четвёртом этаже не будет столь трудным, как считате?

Командиры Бессмертного Оплота с ним согласились.

— Я разведал то подземелье до пятого этажа и нашел там очень заманчивую цель. Поэтому после основания базы на четвертом этаже, если ситуация не изменилась, мы пойдем в рейд на пятый этаж.

Настроение у всех пятерых тут же упало: это будет их первый рейд на пятом этаже, что значило бой будет очень тяжелым, даже при поддержке големов под надзором Элима.

— Не надо делать такие лица. Если будете все время драться с теми, кто слабее, то когда начнется война помрете в первых же боях. Время от времени нужно устраивать себе испытания, смертельно опасные испытания. Это отстойно, но это нужно делать, вы знаете. Хорошо обдумайте кого стоит взять в рейд на пятый этаж, а кого нет. Времени у вас пока я не закончу остальных големов.

Сказав это, Элим поднялся со своего места и пошел в сторону выхода из мастерской. Парень уже и забыл когда ел последний раз и намеривался устроить налёт на их продовольственные запасы.

Стоило ему выйти из мастерской, как пятеро его подчиненных высыпали за ним с кучей вопросов: Элим то им ничего толком и не рассказал об их цели.

Поднятый ими гвалт мгновенно привлек внимание всех бойцов, что были в зоне слышимости, а у Перерожденных она была на порядок больше, чем у простых людей.

— Чую я, скоро нам опять достанется, слишком уж громко они разошлись, — озвучил свои мысли Арн.

— Согласен, — вторил Артем, — а ты что думаешь Один?

Не услышав ответа, Артем посмотрел на молчавшего Одина.

Мужчина стоял бледный как смерть, глядя в сторону Элима.

— Эй, с тобой все нормально?

Артем помахал рукой перед глазами Одина, но никакой реакции не последовало.

— Да, что с тобой, черт возьми?

Элима, не смотря на шум поднятый командирами Бессмертного Оплота, заметил странное поведение Одина и проследил линию его взгляда.

Один смотрел ему за спину, чуть выше его головы.

Обернувшись Элим увидел Тёмного. Его вторая личность смотрела прямо в глаза Одина.

Они видел друг друга.

А раз Тёмного видит не только Элим, его вторая личность не просто галлюцинация.