Глава 183

— Питлорд 3.3.2 Б2 Г4, — произнес Элим, пролистывая список материалов на экране своего планшета.

Длинный Список.

За последние месяцы Элим лично добавил множество пунктов в этот список, и существенно увеличил количество некоторых материалов из этого списка.

— Архонт 3.5.1 А6 Е12 – ответил таким же непонятным набором слов и цифр Анзор, листая новостную ленту портала посвященному исключительно Перерожденным. Дух, не без удовольствия, подмечал, что многие из новостей посвящены Бессмертному Оплоту.

Оба сидели с противоположных сторон стола, уткнувшись каждый в свой собственный экран.

Стоящие в стороне Ян и Свейн уже несколько минут стояли в полном недоумении, не понимая о чем говорят Собиратель Душ и его вторая личность. Спрашивать же ребята не решались. Оба знали: спрашивать у Элима, порой, себе дороже, никогда не знаешь, чем в итоге может обернуться такой вопрос. Как-то такой вот вопрос перерос в адовую тренировку часов эдак на семь.

Но люди от природы создания любопытные и стремятся к неизвестному, даже зная, что это может обернуться не лучшим образом. В конце концов, Свейн и выдержал, и таки задал интересующий его вопрос:

— Что значат эти слова и цифры?

Элим и Анзор в этот момент одновременно подняли головы и посмотрели друг на друга.

Анзор закатил глаза, увидев довольную ухмылку Элима.

— Я же говорил, здоровяк первым спросит, — ухмыльнулся Собиратель Душ.

Сидящий напротив дух хмыкнул и бросил уничтожительный взгляд в сторону Свейна, заставив того нервно переминаться с ноги на ногу. Учитывая его габариты, картина получалось весьма забавной.

— Мы играем, — произнес Анзор успокаивавшись, — история довольно долгая. Элим придумал эту игру, чтобы не свихнуться. Так сказать отчаянные попытки сходящего с ума разума сохранить остатки рассудка.

Дальше Анзор начал рассказывать историю происхождения этой игры. После становления Собирателем Душ, в его теле мало-помалу начали собираться души, желающие выбраться. Их голоса, сливаясь в один, единственный рёв беспрерывно звучали в его голове, медленно сводя его с ума.

Тогда его душа и сознание еще не окрепли, чтобы ограждать эти голоса и оставлять разум чистым, да и поглощенные им души были в сотни раз сильнее хранящихся внутри Элима сейчас.

Ему нужен был какой-то способ отвлечься, нечто, на чем он сможет сконцентрироваться вместо голосов тысяч убитых врагов. В конце концов цепочка запутанных размышлений привела его к очень простому и, как позже выяснилось, эффективному методу.

Шахматы.

Элим просто начал играть в шахматы. Не в реальности, а в своей голове, сам с собой. К тому моменту он уже научился запоминать огромные участки подземелья в своей голове, создавая гигантские карты в своем сознании. Представить 64-клеточную доску не составило труда. Каким-то чудом правила игры не стерлись из его сознания за прошедшие годы войн и сражений.

С тех пор большую часть времени, когда он не сражался, еще молодой Собиратель Душ играл в шахматы сам с собой. Но, как и любое однообразное действие, выполняемое на протяжении долгого времени, игра в шахматы с самим собой стала скучной. После примерно двух десятилетий Элим впервые внес в игру изменения: сделал доску 100-клеточной, добавив по две пешки и по одному слону и коню на каждую сторону. За двадцать лет практически беспрерывной игры он опробовал всевозможные тактики и стратегии в любых вариациях и комбинациях. Внесенные изменения существенно расширили количество различных вариантов, вдохнув в игру новую жизнь.

Элим продолжил играть, пока вновь не изучил все, как ему казалось, возможные варианты. Затем Элим ввел новые изменения. Затем эта ситуация повторялась вновь и вновь. Изменения, вносимые им в игру, становились все более и более существенными и изощренными. В какой-то момент Элим добавил в игру вторую доску, затем третью, четвертую, а потом добавил еще, разместив их на разных уровнях. С фигурами парень пошел еще дальше, не просто увеличивая их количество, а добавляя свои собственные.

К концу его жизни от привычных шахмат, с которых он начинал, не осталось и следа. В игре было 39 полей разделенных на три уровня по 13 на каждом. Поля располагались в форме ромба: 5 полей посередине, 3 по бокам от них, и еще по одному дальше. Поля имели разный размер от 20 самые маленькие, в центре, до 50 самые большие – крайние. С каждой стороны имелось по 690 фигур.

Стоит заметить, что к тому моменту, когда его игра стала иметь подобный вид, возможности его сознания многократно превосходили обычного человека в сотни раз. По-простому, он стал думать намного быстрее, соответственно и играть тоже, хотя бывало партии затягивались и на пару дней.

— Надо будет как-нибудь сделать её в реальности – мечтательно произнес Анзор, — хоть посмотрите детки с кем ваш друг бился раньше, и с кем вам предстоит столкнуться в будущем.

Заметив немой вопрос в глазах парней, Анзор пояснил:

— А выдумаете, откуда Элим брал образы для своих фигур? У него ж в жизни кроме боев ничего и не было, где ему еще брать вдохновение? Правильно, в своих противниках. Многие из наиболее запоминающихся видов стали частью игры в виде фигур.

Оба парня представили, как могут выглядеть шахматы такого масштаба и с такими фигурами. Одновременно внушительно и слегка пугающие зрелище, когда задумываешься о тех, кто способен в такое играть.

— То о чем я просил готово? – отвлек от потока фантазий своих друзей Элим.

— Да, все готово, — быстро ответил Ян, после чего его лицо исказила гримаса неуверенности, — только не мог бы ты сказать, зачем тебе все это?

Перед тем как отправится собирать материалы несколько месяцев назад, Элим наказал им построить себе новую мастерскую, больше этой, подробно описав все необходимое оборудование. Были в этом списке смущающие и, откровенно говоря, пугающие, вещи. К тому же Элим сказал построить её в отдалении от всех основных зданий, глубоко в лесу, еще дальше, чем нынешнюю и сделать хорошую звукоизоляцию.

— Скоро узнаете, — в привычной манере ответил Элим, не дав никакой информации, — я через пару дней перенесу все туда, и мы снова поговорим, — парень передал планшет со списком материалов Яну, — я пометил необходимые мне материалы и их количество, пусть принесут на мой склад.

В новой мастерской Элима был свой небольшой склад. Теперь драгоценные материалы не будут разбросаны по всей мастерской или свалены где-то в углу, а будут лежать на своем месте.

— Идите, отдыхайте, хорошо постарались, — похвалил друзей напоследок Элим, прежде чем они ушли.

Командиры Бессмертного Оплота действительно постарались собрать максимальное количество ресурсов из подземелья за последние несколько месяцев. Просмотренный Элимом список хранимых на складах Бессмертного Оплота материалов наглядно демонстрировал их работу. Парень не знал точных цифр раньше, но он знал примерное количество достаточно редких материалов. Как раз их количество существенно увеличилось, судя по просмотренным им цифрам.

Собиратель Душ поднялся и направился к горну – решил напоследок сделать несколько артефактов, прежде чем переехать в новую мастерскую.

— Что собрался создавать? – отвлекся от новостей Анзор.

— Пока не знаю, — честно признался Элим и бросил взгляд на своего товарища, заметив странности в выражении последнего.

— Ты в порядке?

— Я завидую, — неожиданно для самого себя изрек Анзор.

Теперь уже лицо Элима потеряло привычное, бесстрастное выражение, сменившись гримасой удивления.

— Завидуешь? Чему это?

— Ну, знаешь… — Анзор замялся, — твои ремесленные навыки. Ты вон клепаешь артефакты будто семечки щелкаешь. Про големов и говорить нечего. Все это… — он умолк на несколько секунд, — даже если ты умрешь, все создаваемые тобой вещи останутся, а если умру я… что после меня останется?

Анзор устало выдохнул и это, наверное, был первый момент, когда Элим увидел в нем такого же старика, как и он сам. В следующую секунду Собиратель Душ громко расхохотался, мгновенно выводя своего товарища из себя.

— Какого лешего ты смеешься!?

— Ты правда не понимаешь? – все еще смеясь спросил Собиратель Душ.

— Нет, — уже рыча от злости, выплюнул Тёмный.

— Кто из новичков элитников по-твоему самый перспективный?

Тёмный уже открыл рот для порции ругательств, но тут же прикрыл его – вопрос собеседника ввел его в ступор.

— Просто ответь, потом поймешь зачем.

В мастерской начал нарастать шум от растапливаемого кузнечного горна.

— Миша, мечник из отделения шулера, — ответил Тёмный после пары секунд, потраченных чтобы вернуть самообладание.

— И в чем его главная проблема?

Элим не спрашивал есть ли у этого мечника какая-то проблема. Он и так это знал. У них у всех полно проблем, кого не возьми, с первых минут найдется парочка серьёзных недочетов.

— Рискует сильно, в серьёзном бою убьет больше всех прочих новичков, но умрет одним из первых. Это его ты спас во время рейда на четвертый этаже в отделении Ивана. Я ему много раз говорил, но он еще слишком зеленый.

Элим припомнил, что убил гнолла, пытавшегося убить этого парня перед смертью.

— Чтобы ты ему дал, чтобы снизить риски?

Анзор задумался на мгновение, прежде чем ответить:

— Он использует широкий одноручный меч, больше задействую правую руку. Ходит в легких доспехах. Я бы надел ему на левую руку тяжелые доспехи, вместе с наплечником, чтобы он мог в случае чего подставить её под удар. Покалечится, но выживет. Помнишь, так делали воины так’раханская гвардии? Что-то подобное, в общем.

— Теперь понял, о чем я говорил?

Анзор Окончательно покачал головой.

— Мои артефакты помогают людям сохранить их жизни и развиваться быстрее. Тоже самое делают и те знания, что ты в них вкладываешь. И тут еще можно поспорить, кто из нас вносит больший вклад. Боишься, что после смерти от тебя ничего не останется? Останутся люди, которых ты обучил. Ты знаешь их всех, ты с ними общаешься, со всеми, а не только с главной пятеркой, как я. Они твое наследие. Поэтому тебе не зачем мне завидовать.

Больше Элим не сказал не снова, засуетившись по мастерской, собирая материалы для очередного артефакта.

Анзор же в это время притих обдумывая сказанные другом слова.

— Что делаешь? – спросил он через какое-то время.

— Доспех для левой руки горе-мечника.

Вторая личность Собирателя Душ широко улыбнулась, в очередной раз убеждаясь, что хоть он и прожил немногим меньше Элима, разница между ними была как между подростком и стариком.