Глава 199

Через несколько часов стемнело и основатель Бессмертного Оплота решил выйти на небольшую прогулку, воздушную прогулку. Среди Перерожденных уже нашлись те, кто используя свои особенности научились летать, но человек парящий в воздухе по-прежнему привлекает много внимания. Днем такие люди, как правило, привлекают много внимания, если перемещаются по воздуху. Поэтому Элим дождался ночи чтобы выбраться на воздух.

Элим вылетел через окно своих апартаментов и через минуту он уже парил на высоте нескольких сотен метров, а под ним раскинулась весь городок отведенный Перерожденным участвующим в турнире. В дали виднелись огни ночного Берлина, первого города на планете где состоятся международные соревнования между Перерожденными.

Парень “сел” в воздухе и сосредоточился на своем восприятии. В своей нынешней форме он мог покрыть им несколько километров вокруг. Элим уже имел общее представление о расстановке сил между группами из информации, добытой Кастором и его людьми. Хотя исходя из своего богатого опыта, он знал, что ситуация на бумаге очень часто отличается от реального положения вещей.

Вскоре в его сознании уже были тысячи маленьких разноцветных точек, олицетворяющих находящихся здесь Перерожденных. Одни были больше других, одни практически бесцветные, а другие имели ярко выраженный цвет, определяющий направленность их энергии.

Самые сильные были в том здании откуда вылете сам Элим. Пусть его люди и научились скрывать свои ауры от остальных, но от него самого, сосредоточенного на поиске аур, они укрыться не могли. Его люди определенно были самыми сильными тут, особенно это касалось Большой Девятки. Однако среди представителей других групп было несколько человек, способных заставить драться в полную силу не столь близких его учеников. Сильнейший из них находился даже не в здании одной из групп организаторов Турнира, номинально считающихся самыми могущественными.

Эта аура была ему знакома.

Тот, кого в его прошлой жизни называли Кулак Бога — слепой воин Ли Цзиньлун. Он, как и Лев не использовал в бою оружие. Его собственное тело было его оружием, а особенность добавляла ему еще три пары фантомных рук. Выглядят они не так страшно, как кажется в голове. Его собственный боевой стиль, которому он даже не удосужился дать названия, за считанные годы стал новым видом боевого искусства и преподавался в школах по всей Азии. Многие Перерожденные, также сражающиеся голыми руками использовали его стиль или некоторые приемы оттуда. Сам Элим бывало, когда терял оружие в бою, пользовался ими, пару раз даже после того, как покинул Землю.

Этот человек смог дожить до самого конца войны, а это уже говорило о многом. Именно он руководил обороной Пикина в те последние дни существования человечества. Один из немногих, кого Элим действительно уважал и уважает до сих пор.

Особенность этого человека давала ему огромное преимущество в бою, пользуясь ею он мог сокрушить практически любого оппонента в считанные секунды, просто долбя его в восемь рук. И все же Ли Цзиньлун использовал свою особенность крайне редко, предпочитая пользоваться лишь собственным телом. Он не делал особенность основой своей силы, как поступали очень многие их обладатели, а лишь дополнением к тем навыкам и умениям, которые он развивал сам.

Группа в составе которой он приехал называлась Жители Поднебесной. Хорошее название, простое, Элиму нравилось. Общественность считала её группой второго эшелона. Что ж, после Турнира ситуация определенно измениться, ведь его соратники тоже были достаточно сильны.

Среди этих силачей затесался еще один человек, чью ауру Элим смог вспомнить. В тот момент когда он вспомнил кто это, улыбка сама по себе появилась у него на лице.

Гачи Игве уроженец Анголы, перебравшийся в ЮАР вместе с семьей после того как стал Перерожденным. В Африке в большинстве стран быть Перерожденным было сродни жить с мишенью на шее: никогда не знаешь когда за тобой придут и куда отправят. ЮАР всегда был одной из самых развитых стран в Африке и в вопросе отношения к Перерожденным он придерживался политики Запада, чем снискал славу наиболее подходящей страны для Перерожденных на своем континенте.

Этому старику сейчас было под шестьдесят (не малый возраст для Африки). Мана вернула его телу былую силу, а упорство в купе с незаурядным умом, подкрепленные сильной особенностью, позволили ему одним из самых сильных Перерожденных планеты.

Его особенность позволяла ему создавать иллюзии. Казалось бы идеальный вариант для мага, метающего заклинания в жертву, скованного насланными иллюзиями. Гачи вопреки здравому смыслу был бойцом ближнего боя. Для большинства он, наверное, даже более сложный противник чем Ли Цзиньлун.

Старик поступал крайне хитро. Он создавал иллюзию самого себя, которая находилась практически в том же месте где и он сам, сдвинутая буквально на несколько сантиметров, а то и меньше. Сам же Гачи был невидимым для своего противника. Все дрались с его иллюзией, поэтому никто не мог по нему попасть, как и защититься от его ударов, так как настоящий Гачи был совсем немного сдвинут относительно иллюзии которую показывал. Этот человек несмотря на свой возраст жил ярче любого молодого, всегда был доброжелателен и помогал всем кому только мог, в независимости от возраста, расы или социального статуса.

И самое главное. Когда-то очень давно, в те времена, когда Элим и Ирэн только познакомились и их чувства друг к другу только начали зарождаться, Гачи спас Ирэн, подарив Элиму самые счастливые годы его жизни, а потом еще и помог им двоим раскрыть свои чувства. Можно сказать именно благодаря этому человеку Элим и Ирэн сошлись, поэтому Элим испытывал к этому африканцу самые теплые чувства.

Гачи приехал в составе, пожалуй, сильнейшей Африканской организации Перерожденных – Вольного Союза Перерожденных Африки. Название слишком длинное, аббревиатура тоже так себе, поэтому все называли её просто Вольным Союзом. Африке осталась далеко позади Европы в технологическом развитии, но появление маны и подземелья свело разрыв к минимуму, позволив Африканским странам идти практически вровень с Европейскими в новой эре. Эре магии. Поэтому эту организацию относили к первому эшелону.

В общем, информация Кастора оказалась достоверна. Тёмных лошадок наподобие Жителей Поднебесной было немного, хотя опять же, далеко не факт, что все Перерожденные сейчас находились в своих жилищах, пусть сейчас и было поздно. Однако теперь он имел более точное представление о расстановке сил перед Турниром.

Элим уже собирался возвращаться, когда одна из точек в его сознании поднялась в воздух и направилась в его сторону. Сильная точка. Основатель Бессмертного Оплота продолжал “сидеть” в воздухе с закрытыми глазами, пока эта точка приближалась. Вскоре этот человек оказался так близко, что Элим мог почувствовать, как тот двигается.

Приближающийся Перерожденный буквально бежал по воздуху. Очень скоро человек приблизился к нему на расстояние нескольких метров.

— Добрый вечер, — поздоровался незнакомец.

— Ты неправильно используешь свою особенность, — произнес Элим вместо приветствия.

На секунду лицо собеседника показывало недоумение , но через мгновение тот успокоился и теперь там был только интерес.

— Поясни пожалуйста, — произнес незнакомец.

Элим открыл глаза и повернулся к собеседнику, показывая левую часть своего лица, изуродованную шрамами символами. Стоящий в воздухе человек сразу напрягся.

— Если, хочешь жить Оуэн, никогда больше не поднимайся в воздух на своих загово́рах, либо защищай их хоть как-нибудь.

Человек перед ним напрягся еще больше.

Этим человеком оказался Оуэн Янг, нынешний глава Красных Ангелов. В данный момент Оуэн находился в состоянии граничащим с паникой: во-первых человек перед ним знал об особенности Оуэна о которой знали лишь самые близкие его друзья, и во-вторых этот человек намекал, что знает как с этой особенностью справиться.

— Как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

После этих слов, лицо Оуэна наполнилось ужасом, когда опора под его ногами, созданная с помощью его особенности, пропала. Парень оказался в состоянии свободного падения на высоте нескольких сотен метров. Несколько секунд он падал, пока кто-то не схватил его за руку.

— Видишь, как хрупка человеческая жизнь, даже такой именитый Перерожденный как ты, Оуэн, мог прямо сегодня погибнуть от банального падения с высоты, — сказал Элим, крепко сжимая руку главы Красных Ангелов.

Оуэн поднял голову и еще раз посмотрел на своего собеседника. Он поднялся сюда, чтобы познакомится с личностью, которая была способна так долго находится в воздухе. Перерожденных способных тем или иным способом перемещаться по воздуху немного, а тех кто может задерживаться там на долго и вовсе единицы. Кто же знал, что он встретит Элима – первого Перерожденного на планете и основателя первой в мире организации Перерожденных.

Информационная сеть Красных Ангелов имела очень скудную информацию об этом человеке. Даже актуальной фотографии не было. Лишь пару дней назад он мельком слышал, будто теперь у основателя Бессмертного Оплота на лице вырезаны странные символы.

— Можешь ступать, твои загово́ры снова работают, — раздалась над головой Оуэна.

Парень аккуратно попробовал ступить, и опора под его сапогами появилась вновь.

— Ты мог убить меня, — сказал все еще ошарашенный Оуэн.

Он не пытался как-то задеть Элима, просто проконстатировал факт.

— Я и сейчас могу, — поправил его Элим, — и даже без этого фокуса, будь мы на земле, я по-прежнему могу тебя убить.

Нутро Оуэна подсказывало ему, что слова Элима правдивы, хоть он и не мог почувствовать даже малейшего следа маны в его теле.

— Если хочешь чего-то добиться как Перерожденный, то переставай полагаться на свою особенность.

Элим несколько минут рассказывал как можно блокировать особенности, какие виды особенности подвластны подобному блоку и в каких ситуациях их следует использовать.

— И по-твоему, как мне использовать свою особенность, чтобы избежать подобного? – спросил Оуэн, после того как Элим закончил говорить.

— Набей татуировки и загово́ри их, либо сделай как я, — Элим почесал шрам-символ на левой стороне лица, — хотя судя по всему резать себя ты не готов.

Оуэн натянуто улыбнулся, не зная как реагировать на последние слова собеседника.

— Могу я задать последний вопрос?

— Валяй, — ответил Элим даже не глядя на собеседника.

— Почему ты мне все это рассказал?