Глава 220

Элим рассказывал Герману свою историю до самого утра.

Он успел рассказать ему достаточно. Об ангелах и демонах, о нескончаемой войне, что ведется между ними уже на протяжении сотен тысяч лет. О том, как погибло человечество в этой войне, без всяких шансов на выживание. И о том, что случилось с ним после этого, как появился Собиратель Душ и как он погиб.

Герман воспринял это на удивление спокойно.

Слушал не перебивая, спокойно воспринимая новую информацию.

Пусть он был верующим, но еще он был разведчиком, солдатом. Он научился воспринимать только факты. Все рассказанное Элимом объясняло все его странности. Необычайную силу, знания и характер, не свойственный человеку его возраста. И самое главное.

Теперь Герман понимал почему сидя с этим человеком чувствовал будто рядом находится монстр. Ведь на самом деле так и было. Элим – Собиратель Душ, монстр душа которого оказалась, заперта в теле обычного человека.

Каким-то образом он вернулся в прошлое и сейчас делает все, чтобы сцена увиденная Германом не повторилась. Для этого человек перед ним пойдет на все.

Вот, что он понял исходя из этого разговора.

— Так значит, ангелы и демоны не такие как мы себе представляем? – задал вопрос Герман.

— Как тебе сказать. В твоей голове закрепился стереотип мол демоны плохие, а ангелы хорошие. Это твоя вера, с самого детства полагаю. Я абсолютно уверен, что высокоранговые ангелы знали о происходящем на нашей планете, но так как их подопечные уже вынесли большую часть Семян Мира, не стали заморачиваться нашим спасением, позволив кратонцам уничтожить нашу расу. Что демоны, что ангелы, все преследуют одну цель – силу. Каким путем она добывается – плевать. Сколько жизней унесет эта погоня за силой не имеет для них никакого значения. Демоны используют более грубые и прямые методы. Святоши хитрые, делают вид, что добрые и справедливые, но на самом деле такие же мрази, как и их соперники. Все, что для них имеет значение это сила, поэтому те, у кого её нет, их не волнуют. У людей не было силы, из-за чего они были перемолоты этой вечной погоней за силой.

Собеседник Элима долгое время пытался понять, с какой же эмоцией говорит тысячелетний воин перед ним. Смирение. Элим, долгое время желавший праведной мести и расправы над всем виновниками гибели человечества, к концу свей жизни смирился с таким укладом мира. Сильные распоряжаются жизнями слабых. Они имеют на это право, просто потому что у них есть сила. Хочешь распоряжаться своей жизнью сам? Стань сильнее любого другого и тогда никто не сможет распоряжаться твоей жизнью.

— Получается, это, — Герман снял с шеи крест, — символ несуществующего бога?

Элим натянуто улыбнулся и покачал головой.

— Получается так Герман. Если хочешь в кого-то верить. Верь в себя, в свои собственные силы и стремления. Никто не придет спасать нас или помогать. Придут либо вырезать нас всех, либо нацепить рабский ошейник, пока не выбросят за ненадобностью.

В комнате повисла тишина. Герман не знал, как ему на это реагировать, а Элим не спешил и дал собеседнику несколько минут на передышку. Обмозговать все услышанное, и расставить по полочкам.

Мужчина долго вертел в руках крест, который он носил на шее уже не один десяток лет. В конце концов, мужчина отложил символ своей веры на полку рядом с кроватью.

— Что я должен делать?

Тёмный в его сознании присвистнул.

Мгновение назад перед Элимом сидел сбитый с толку человек, в глазах которого мир перевернулся с ног на голову. Всего за мгновение он преобразился. Теперь перед Элимом сидел солдат, ожидающий приказа.

— Ничего особенного. Развиваться дальше самому и помогать развиваться как можно большему количеству достойных людей. В Оплоте при необходимости тебе всегда помогут. Ян, Полковник, Вернер, Свейн, Иван, Лев, Артем, Один и Арн – эти девять человек такие же несчастные, как и ты, знают кто я такой. К ним ты всегда сможешь обратиться за помошью. По любому поводу.

Девять человек. Главы отделений и самые сильные бойцы. Самые влиятельные люди в Оплоте знают истинную личность Первого Перерожденного.

— К ним, но не к тебе, — подметил мужчина.

— Смотришь в корень Герман. После Турнира я отправляюсь в подземелье, очень надолго, на несколько лет, — Элим глянул в окно, где появлялись первые лучи солнца, — времени у нас с тобой осталось немного, поэтому причину расскажут тебе уже остальные, — Собиратель Душ усмехнулся, — посвященные. В другой раз. Главное сделай так, чтобы пока меня не было, твое начальство не наезжало на Оплот, почуяв моё отсутствие. Ведь когда я вернусь, на этой планете уже никто не сможет меня остановить.

Слова Элима звучали крайне высокомерно, но Герман понимал – это правда. Уже сейчас Элим представляет собой элемент уничтожение которого практически невозможно. Исходя из имеющийся у Германа представления о силе Первого Перерожденного, единственный способ убить его – это тотальная бомбардировка или залп пары-тройки артиллерийских батарей. И все ровно в голове матерого солдата, моделирование этой сцены не возымело стопроцентный результат.

Элим поднялся со своего места.

— И скажи Профессору, что меня заинтересовала та цепь. Оплот готов отплатить равноценными знаниями.

Основатель Оплота вполне мог создать нечто подобное сам, если есть возможность получить эти знания не прилагая никаких усилий. Хороший повод подкинуть военным что-нибудь полезное, взамен на неплохую их технологию.

Удачи Герман, — сказал он напоследок перед тем, как обратиться черной тенью и исчезнуть.

Герман посмотрел на тумбочку рядом с кроватью. На ней лежал его крест и бутылка, принесенная неожиданным гостем. Мужчина потянулся и взял бутылку. Несколько крупных глотков крепкого алкоголя обожгли пищевод и заставили Германа слегка расслабиться, после трудного разговора.

Четыре года.

У людей осталось четыре года мирной жизни.

Затем разразится самая страшная война в истории человечества.

Жить с такой информацией стало намного сложнее.

У Германа было еще несколько часов на сон, но кто в здравом уме после получения такой информации сможет заснуть?

Герман посмотрел: бутылка была еще наполовину полной.

Сейчас было самое подходящее время её опустошить.

Четвертый день соревнований являлся для Бессмертного Оплота своеобразной передышкой: сегодня ни один участник из их организации не участвовал.

Несмотря на это все члены Бессмертного Оплота собрались на стадионе наблюдать за поединками. Сегодня было на кого посмотреть.

В первую очередь, Илона, по прозвищу Валькирия. В Оплоте уже ни для кого не было секретом, что Свейн испытывает к девушке далеко не дружеские чувства. Естественно друзьям великана было интересно, какой была в бою девушка, способная привлечь внимание Металлического Лорда.

Еще один известный участник сегодня – лидер Вольного Союза Перерожденных Африки, Эну Мадаки, по прозвищу Воин Солнца. Тридцатилетний африканец являлся обладателем очень необычной особенности позволявшую ему аккумулировать солнечную энергию, магическую энергию. Объем запасаемой энергии был по-настоящему тираническим. Видео с ним наглядно демонстрировали, какой мощью обладала его способность. Жар, создаваемый с помощью этой особенности, мог плавить камни и сталь. Именно жар, не пламя. До начала Турнира, когда еще сила Оплота была неизвестна общественности, этот человек был в пятерке фаворитов.

Еще одной известной участницей стала Меган – глава самой сильной рейдовой группы Корпорации Волшебства. О её особенности знал очень узкий круг людей и Элим, проживающий уже вторую жизнь. Особенность девушки усиливала любой используемый ею яд. Подобные навыки найти трудно, выучить самим еще труднее, но в руках этой девушки они превращались в невероятное по силе оружие.

Элим уже с привычным для себя апатичным видом сидел, облокотившись спиной на стену барьера с трубкой в зубах. То и дело подглядывая на Германа.

Мужчина сидел, подперев лицо кулаком, с полузакрытыми глазами. Происходящее на Турнире его явно не волновало. Еще бы после бутылки крепкого поила и новости о приближающейся войне всемирных масштабов, ситуация не располагала к просмотру ничего не значащих поединков. Скорее всего, весь Турнир для Германа резко потерял свою значимость.

— Выглядит он не очень, — высказал свое мнение Один.

— А ты поговори с Элимом ночку, а потом выпей в одного бутылку нашего топлива. Он прийти сюда смог, уже достижение, — ответил ему Арн.

Мужчины говорили шепотом, стоя в проходе на трибуны, подальше от ближайших зрителей и стражей порядка.

— Пошли?

— Пойдем.

Через несколько минут оба уже стояли рядом с ребятами из Хирда.

— Как дела Герман? – вопрос застал мужчину врасплох.

Повернувшись он увидел Арна, протягивающего ему стакан.

Герман даже спрашивать не стал. Молча начал пить. На вкус оказалось не так плохо.

Арн и Один сели с обоих сторон от нового посвященного в их ряды.

— Это чтобы от нашей браги отпустило. Мы специально придумали, а то после разговоров с нашим лидером частенько тянет надраться, — весело подметил Арн.

Герман чуть не поперхнулся странным напитком.

Да уж. Если каждый раз они говорят о таком, то мужчина прекрасно понимал, по какой причиной бойцы Оплота придумали этот напиток. Прошла минута, а ему уже стало легче.

Больше ни Арн, ни Один не произнесли не слова. Во-первых, здесь не подходящее место для таких разговоров, а во-вторых конкретно сейчас Герману это не нужно. Ему просто нужно время для размышлений и знание того, что он во всем этом оказался не один.

Для этого Арн и Один пришли сюда, морально поддержать своего нового товарища по тяжкому грузу знаний о будущем. Они просто молча смотрели поединки, понимая насколько весь этот Турнир незначительное событие в сравнении с грядущими событиями.