Глава 225

Лев на ошеломительной скорости, намного превышающей ту, что он показал во время соревнований, кинулся к оппоненту.

Ли Цзиньлун ошеломленный такой огромной скоростью отреагировал только, когда Лев выбросил правую руку вперед. Четыре пары рук поставили жесткий блок, способный заблокировать любой удар кулаком.

Но удара по ним так и не последовало.

Вместо удара рукой, Лев с помощью потоков воздуха развернулся у самого противника и нанес ему удар ногой в бок, обходя защиту соперника. Боль молниеносно пронзила бок, заставив сцепить зубы. От удара китаец выгнуться, как тростинка на ветру. Его отбросило на несколько метров.

Парень кувыркнулся по земле и став на одно колено тут же закрыл голову двумя парами рук. Просто инстинктивно закрыл самое важное место от вероятного удара, например коленом, нацеленным ему в череп.

Как и ожидал Ли Цзиньлун следующий удар Льва был нацелен ему в голову. Двойной блок выдержал удар и с нормальным противником это дало бы ему возможность встать. К несчастью парень из Оплота был не обычным противником. Лев атаковал со слишком большой скоростью, не давая противнику подняться.

Так продолжалось до тех пор, пока китаец перекатами, сопровождающимися болезненными пинками соперника, не добрался до одного из углов арены, закрывшими Льву возможность бить сзади и сбоку, оставив только одно направление.

Лев остановился и отошел на несколько метров.

Ли Цзиньлун воспользовался возможностью и, тяжело дыша, встал. Меньше чем за минуту его лицо было разбито в кровь, а на теле появились десятки следов мощных ударов. Его оппонент находил возможность обходить выставляемые им блоки, нанося удары по самым болезненным и уязвимым местам.

Если смотреть правде в глаза, то он был слабее. Несмотря на преимущество в виде шести дополнительных конечностей, Ли Цзиньлун все ровно оказался в углу арены, не имея и шанса оказать отпор.

Лев бил так сильно и точно, что не давал ему даже подняться на ноги.

Впервые за долгое время Ли Цзиньлун, которого некоторые называют Кулак Бога, чувствовал себя слабее кого-то в рукопашной схватке. Хотя надо признать, казавшийся поначалу каким-то клоуном парень, на деле оказался настоящим монстром. Больше всего китайца пугала скорость с которой его оппонент преобразился. Из-за этого контраст между двумя гранями этого человека казался еще более устрашающим.

Из раздумий его вывел голос оппонента:

— Отдохнул?

Лев стоял в нескольких метрах, не предпринимая никаких попыток к очередному нападению.

Ли Цзиньлун молча поднял все восемь рук и приготовился защищаться.

— И что? Будешь терпеть мои побои, пока не вырубишься к хренам? – спросил Лев.

— Сдаваться я не собираюсь, если ты об этом, — ответил лидер Жителей Поднебесной.

— Я не просил тебя сдаваться. Мне от победы проку не будет. Моя задача научить тебя чему-нибудь. Главный недостаток твоего стиля уже был назван – неспособность убивать оппонента. Теперь давай подумаем над тем, что можно изменить в твоей тактике боя, в данной ситуации. Защититься от моих атак ты не можешь. Что будешь делать?

— Если ты будешь атаковать только с одного направления, то может и смогу, — оскалился китаец.

— Да?

Лев сделал взмах рукой. Воздух перед ним спрессовался, приняв форму серпа, и сорвался вперед. Между ним и оппонентом было всего пару метров, поэтому избежав несколько первых серпов, в конце концов, китаец попал под атаку. Ветряное лезвие оставило неглубокий порез по всей своей длине на теле азиата.

— Я могу и сильнее. Выкурить тебя из этого угла труда не составит, а что будет дальше ты знаешь. Итак, каким образом будешь действовать?

Ли Цзиньлун задумался. Действительно, как ему действовать в данной ситуации? Защищаться в открытом бою он не может: Лев пробивает его защиту. Пытаться драться с барьером за спиной тоже не вариант. Его оппонент уже продемонстрировал свою способность выкурить китайца оттуда. Остается только… атаковать?

— Именно, — произнес Лев, заметив изменения в выражении лица оппонента, — в такой ситуации нет смысла защищаться и пытаться выиграть время до прибытия товарищей. Ты один, твой враг перед тобой. Быть командным игроком – это отличное качество, но не в случае если без её присутствия рядом ты становишься беспомощным.

— Я не беспомощный, — возразил китаец.

— Докажи, — холодно произнес Лев и создал из воздуха очередной [Ветряной Разрез].

Китаец чертыхнулся, уходя в сторону от очередной дистанционной атаки противника. Парень решил не дожидаться пока Лев либо изобьет его, либо завалит дистанционными атаками до потери сознания и решил попытаться нанести противнику максимальный урон. Как и сказал Лев, в затяжном бою китаец ему не ровня. Значит единственный шанс на победу – это наплевать на защиту и попытаться вырубить оппонента быстрее, чем он вырубит тебя самого.

Закрывшись фантомными конечностями китаец бросился вперед, прямо на оппонента поливающего его ветряными лезвиями. Преодолев пару метров китаец уже был с ног до головы покрыт неглубокими, кровоточащими порезами.

Приблизившись вплотную ветряные лезвия сменились шквалом рукопашных атак. Только в этот раз Ли Цзиньлун не пытался защищаться. Пытаться поймать руку противника тоже не представлялось возможным. Слишком уж юрким был его оппонент.

Вместо этого он всеми силами пошел в атаку.

Еще никогда в жизни он не дрался так, просто меся противника всеми восемью руками. Он всегда считал подобное недопустимым, но сейчас, когда он проигрывал в мастерстве и скорости, оставалось только это. Лев уклонялся от большей части атак и умудрялся отвечать в ответ, но нанести действительно болезненный удар было сложно. Все-таки у него самого только две руки и если он будет драться в той же манере, что и противник, то проиграет.

Стоило китайцу бросить защиту и ринуться в атаку, как Льву стало намного тяжелее сражаться. Когда его оппонент защищался то ему приходилось пробивать не столь прочную оборону. Сейчас же ему было сложно даже просто приблизиться к оппоненту. Один удар не сможет остановить Льва и любой другой на месте китайца, решивший сменить тактику подобным образом был бы сметен Львом за секунды. Но там где нормальный человек наносит один удар, лидер Жителей Поднебесной может нанести четыре. И это уже не то от чего можно просто отмахнуться. Все-таки шесть лишних рук предназначены не для защиты, а для нападения.

Шесть лишних рук хорошо справляются с задачей сдерживания противника, но с задачей его уничтожения они справляются гораздо лучше.

В очередной раз ситуация в поединке поменялась и инициатива перешла к другому бойцу.

— Ладно, пора преподать тебе последний урок.

Лев сделал взмах рукой и один мощный порыв ветра отбросил его оппонента на несколько метров. В следующее мгновение парень взлетел.

— За весь бой ты показал только свое мастерство в ближнем бою. Еще что-нибудь у тебя есть?

Пока он говорил, воздух вокруг начал уплотняться, а по всей арене начал ходить ветер.

— Нет, — честно ответил Ли Цзиньлун.

Он уже понял к чему ведет его оппонент. Слепой от рождения, Ли Цзиньлун развивал в себе другие чувства, а когда появилось чувство маны оно тоже стало острее, чем у большинства. И сейчас все его чувство говорили ему, что над головой у него рождается настоящий шторм из маны, воздуха и какой-то необычной энергии. Шторм такой силы, что ему никак не выдержать подобной мощи.

— Тогда ты понял к чему я клоню, верно?

— Да.

Ли Цзиньлун развеял свою особенность и расслабился.

Он проиграл.

С самого начала его противник мог просто взлететь и китаец не смог бы даже поцарапать его. В ближнем бою китайцу не было равных и быстро сокращать дистанцию от тоже научился, но взлететь… Это было ему не по силам.

Парень много раз обдумывал этот вопрос. Из-за этого он приобрел несколько умений чтобы быстро сближаться с противником, однако у него не было никакой возможности достать противника, находящегося в воздухе. А даже сумей он подняться в воздух, то буйство у него над головой размазало бы его еще быстрее.

Видимо были правы те, кто говорил ему об ущербности однобокости его пути развития.

— Тогда я сдаюсь, — неожиданно и для соперника, и для судьи произнес Лев.

Воздух на арене пришел в норму, будто секунду назад здесь не было готовой сорваться бури, а символы с тела целителя исчезли. Будто не замечая удивленных взглядов окружающих, Лев спокойно приземлился. Ладони целителя зажглись тепло-зелёным светом и прошлись по всем полученным им ранениям. Ничего серьёзного не было, поэтому меньше чем за минуту состояние Льва было практически таким же как и до поединка.

Даже у скупого на чувства лидера Жителей Поднебесной от удивления отвисла челюсть.

Целители были одной из самых редчайших групп Перерожденных, особенно хорошие. В любой группировке или организации им были всегда рады, вне зависимости от уровня квалификации. Развивать целительские навыки было очень сложно, из-за этого целителей способных лечить высокоуровневых Перерожденных были единицы.

Все их время уходило на совершенствование их лечащих навыков из-за чего в бою от них было мало толку, а в следствии этого у большинства из них был низкий уровень из-за чего восстанавливать раны высокоуровневых Перерожденных становилось еще тяжелее из-за разницы в уровнях.

Но сейчас перед Ли Цзиньлуном стоял целитель по силе нисколько ему не уступавший и, судя по тому, что он почувствовал, его лечащая способность была больше чем у лучшего целителя Жителей Поднебесной.

С каким же монстром он сражался!?

И этот человек назвал его гением…

Теперь вспоминая этот момент Ли Цзиньлуну стало казаться, будто его оппонент произносит это слово с сарказмом.

— Почему? – только и смог вымолвить китаец.

— Говорил же, мне толку от победы нет никакого, — развел руками Лев, — я не боец, точнее, я боец не в первую очередь. С тобой я знаниями поделился, чтобы дать твоей гениальности развиваться дальше. Больше мне тут делать нечего.

— Не понимаю. Ты назвал меня гением, хотя сам не только сильнее, так еще и целитель!

Лев уже стоя на лестнице вниз, обернулся.

— Будь у тебя такой же учитель как у меня. Ты бы проехался по мне катком. Поверь, это не преувеличение.

Целитель помахал ему на прощание и, закинув руки за голову, не спеша начал спускаться с арены.