Глава 232

Стоило раздаться сигналу о начале поединка, Оуэн одним быстрым рывком взлетел и максимально увеличил расстояние между собой и оппонентом. Он провел несколько экспериментов с методом блокировки особенностей Бессмертного Оплота. Опытным путем вместе со своим дядей они выяснили, что полностью стереть заговоры можно только с очень близкого расстояния. Том, пусть и тренировался в этом всего пару дней, смог использовать свою маны для создания вокруг себя поля ограничивавшего действие других особенностей. Оно стирала заговоры Оуэна на расстоянии не больше двух метров и требовало для этого несколько секунд.

Естественно бойцы из Оплота могут создать поле намного больше, чем его дядя. Несмотря на это вся суть этого метода упирается в запас маны человека: мана при его использовании утекала просто с астрономической скоростью. Какими бы сильными не были бойцы Оплота, запас маны у них будет максимум в два или три раза больше. Добавить к этому опыт использование данного метода и получим, по мнению Оуэна, поле радиусом 5-6 метров при относительно оптимальном расходе маны.

Значит, чтобы избежать уничтожения своих заговоров ему нужно держаться на почтительном расстоянии. Если же противнику удастся приблизиться, то ему нужно создать собственное магическое поле для защиты своих заговоров.

Этот способ они также проверили на практике вместе с дядей. Оуэну удавалось сохранить заговоры, стоя рядом с Томом, использующим свое собственное магическое поле. Учитывая превосходящие характеристики противника, вступать в ближний бой – это крайняя мера, ведь в таком случаи победит тот, у кого больший запас маны. И это будет не Оуэн. А как только его заговоры сотрутся, у него точно не будет шансов на победу.

Исходя из всего этого можно сделать вывод о том, что держаться на расстоянии самый разумный метод ведения боя. Возможно, у его оппонента нет возможности летать, тогда задача Оуэна облегчается и ему нужно завалить Яна шквалом атак, не попадая при этом под ответные заклинания противника. Благодаря заговорам сделать это будет не так сложно. Благодаря им он может тратить в разы меньше маны на создание навыков, следствием чего становится увеличение количества одновременно активируемых навыков и увеличение длительности его магической бомбардировки.

Ян стоял на прежнем месте, со скрещенными руками и выжидающе глядел на лидера Красных Ангелов. Он давал оппоненту возможность сделать первый ход.

— Ну ладно, — холодно произнес Оуэн и закрутил свой посох.

Мана в его теле зашевелилась и потянулась к заговоренным предметам, прикрепленным к посоху.

Первым заклинанием оказался град ледяных стрел устремившихся на Яна со всех направлений. Парень легко избежал их все, парочку из них просто сломал руками. Следом пошел внушительных габаритов огненный шар от которого боец Оплота без труда увернулся. Правда, стоило ему избежать огненной бомбы, как в него тут же полетели несколько молний.

Ян увернулся и от них.

Его обдало жаром в тот момент когда огненный шар взорвался встретившись с каменным полом арены. Над ухом просвистели каменные колья запущенные его оппонентом. Парень снова сорвался с места, избегая ветряные лезвия.

Шквал атак лидера Красных Ангелов набирал обороты. Тот объём заклинаний и навыков, с которым столкнулся его предыдущий противник, был просто легким бризом в сравнении с бурей обрушенной на голову Яна.

Весь стадион с почтением, разбавленной толикой страха, наблюдал, как Оуэн дождем заклинаний атакует своего противника. Заклинания, идя сплошным потоком, не были из-за этого слабыми. Каждое из них оставляло на арене заметные отметины или углубления. Половину арены, на которой находился Ян, заволокло дымом и пылью от непрекращающейся бомбардировки Оуэна.

Большинство зрителей уже не видело оппонента Оуэн, да и он сам переключился на свое восприятие вместо зрения, чтобы видеть примерное местоположение оппонента.

Оуэн был наглядным примером могущества высокоуровневых Перерожденных. Сколько жизней простых солдат унесла бы подобная бомбардировка, рассеянная по большей площади. Десятки? Сотни? Или может быть тысячи? Да и на слабых Перерождённых оно подействовала бы подобным образом. Силы их защитных навыков не хватит, чтобы пережить подобное. Только Перерожденные среднего ранга смогут выжить, при условии, что Оуэн не будет метить заклинаниями прямо в них. В обычном бою, стоит Оуэну пролететь над полем боя, вот так вот сыпля заклинаниями во все стороны, и ход битвы тут же переменится в сторону его союзников.

И на это он способен в одиночку. Что будет если над полем боя пролетит десяток таких людей? Такой отряд будет в разы эффективнее и дешевле чем настоящая бомбардировка. Глядя на Оуэна становилось ясно как день насколько сильно изменится вид боев и войн в ближайшем будущем.

Оуэн тем временем методично продолжал поливать арену дождем из навыков. Парень так сосредоточился, что чуть не пропустил рой булыжников неожиданно вылетевших со стороны противника. Он активировал один из заговоров на своем доспехе и шквал мощного ветра вырвался в сторону камней. Стоило им встретиться, как камни замедлились, а потом и вовсе обратились в пыль.

Что за черт? Такого быть не должно” – успел подумать Оуэн, а потом облако пыли с еще больше скоростью налетело на лидера Красных Ангелов.

Оуэн растерялся. Закрыв лицо свободной рукой, он активировал несколько своих заговоров, чтобы отогнать ожившее облако пыли, посылая потоки мощного ветра во все стороны.

Освободившись от блокирующей обзор пыли, парень тут же напряг свое восприятие до предела, чтобы найти своего противника. В этот момент на него обрушился удар оппонента – Ян, скрепив руки в замок, ударил прямо по голове противника, отправляя того вниз.

Пока его противник потерял его из виду, Ян разолгался и, оттолкнувшись от барьера, оказался у Оуэна над головой.

У Оуэна в голове звенел колокол, пока он летел вниз, только у самой земли он смог собраться и остановить падение, чтобы в следующие мгновение ему на спину обрушился очередной сильный удар. Врезавшись в камень арены у него в голове была только одна мысль – активировать поле маны, чтобы сохранить заговоры. Парень попытался оттолкнуться от земли, чтобы снова взлететь. И ему действительно удалось, заговоры еще действовали.

— Вот в чем проблема твоих доспехов, — раздался голос Яна.

Голова Оуэна резко прекратила движение – Ян схватил одно из крыльев на шлеме оппонента. Доспех был сделан качественно, как и говорил Оуэн: крыло не оторвалось, а лямки шлема выдержали и не дали шлему сорваться с головы владельца.

— Ты сам даешь противнику возможность за него взяться, — с этими словами парень с силой направил голову оппонента в пол.

От очередного удара по голове Оуэн едва не потерял сознание, последующий удар в грудь выбил у него из легких весь воздух и отшвырнул на несколько метров.

— Доспех не должен красиво выглядеть, единственная его задача обезопасить хозяина, а не помочь оппоненту нанести удар, — произнес Ян, пока Оуэн судорожно пытался вдохнуть.

Оуэн поднял взгляд на своего оппонента. Ян был невредим: в некоторых местах его одежда обуглилась или порвалась, на этом все. Бойца из Оплота покрывала корка темно-синего камня.

Окаменение” – сразу узнал навык Оуэн пусть никогда и не видел подобного оттенка у своих бойцов. Один из самых распространенных и простых навыков у Перерожденных ближнего боя. У них на складе книг с этим навыком лежит, наверное, штук сто. Неужели все это время Ян использовал для защиты только этот навык?

Зрители тоже были крайне удивлены, увидев практически невредимого бойца Бессмертного Оплота.

Ян остановился в паре метров от своего противника.

— Вставай, — требовательно произнес здоровяк.

Оуэн поднялся. В ушах уже звенело не так сильно и ему удалось нормально сфокусироваться на оппоненте.

— Не советую использовать прежнюю тактику, — произнес Ян прежде чем Оуэн успел сделать хоть что-нибудь, — у тебя огромный потенциал из-за возможности использовать большое количество навыков, но ты смываешь все в унитаз и просто в лоб метаешь все, что у тебя есть. Так действуют только люди без мозгов.

Оуэн, скрипя зубами, взмыл в воздух. Парень был зол потому, что Ян был прав. Сравнить его с тем же Библиотекарем. Каждое заклинание старика было лишь одним навыком из целой связки, причем далеко не все из них были сильными. Несмотря на это они наносили значительный урон. Он же выпустил сотни навыков внушительной силы и не смог толком поранить противника.

Лидер Красных Ангелов грязно выругался, остановившись у границ барьера. Ян не преследовал его, только теперь Оуэн не мог понять то ли он не может летать, то ли просто не собирается бросаться в погоню.

Глубоко вздохнув, Оуэн сделал широкий взмах своим посохом, вновь начиная магическую бомбардировку.

Он собрался использовать свой главный козырь.

В этот раз Ян не стал ждать так долго. Не прошло и десяти секунд как его оппонент, запустил в него группу камней и булыжников, которых на изувеченной арене теперь имелось с избытком.

В этот раз Шептун не стал относиться к этим камням так легкомысленно, как к прошлым и убедился в том, что никаких фокусов с ними не будет, отправив им на встречу несколько мощных заклинаний.

С очередным посланным заклинанием, Оуэн отправил вниз и один из своих заговоренных предметов. Нынешняя бомбардировка была не более чем подготовкой к реализации его главного козыря. В течение следующих нескольких минут Оуэн отбивался от контратак Яна и стабильно отправлял вниз заговоренные предметы, стараясь скрывать их яркими заклинаниями, планомерно при этом снижаясь.

Оуэн прекратил обстрел неожиданно и опустился на обратно арену.

Ян, как он и предполагал, по-прежнему был целёхонек.

— Посмотрим, как ты защитишься от этого! – прокричал Оуэн и с силой ударил посохом об арену.

Ян почувствовал, как почти вся мана исчезла из тела его соперника и направилась к… Парень сумел заметить среди камней несколько мелких металлических предметов. Он не мог этого увидеть, но они располагались определенным образом, формируя огромную печать.

Как только мана попала в эти предметы, они обратились пылью. Но перед исчезновением они создали бурю, настоящий шторм из огня, камней, молний и маны. Все зрители, на трибунах, могли почувствовать мощь этого шторма. Шторма поглотившего Яна за мгновение.