Глава 269

— Мои слова это не призыв к каким-то действиям. Я просто хочу, чтобы вы все об этом подумали на протяжении хотя бы пары недель, — произнес Элим, нарушив установившиеся в зале молчании, — со многими из вас я думаю, встречусь в Италии месяца через полтора.

— Италия? Что у тебя за дела в Италии? – спросил Петер.

— Думаю ни для кого не секрет, что люди в прошлом убили там духа. Теперь мне придется столкнуться с последствиями этого невероятно глупого поступка.

— И что это за последствия?

— Новое воплощение убитого духа. Куда более сильное и злое, — начал объяснять Элим, — хотя злость вряд ли будет подходящим словом, неистовство и ярость в данном случае будут ближе к реальности. Когда он появится, то это будет настоящее стихийное бедствие, со всеми вытекающими. Вулкан Этна разгуляется не на шутку, вместе с появившимся там духом.

— Насколько сильное? – решил уточнить Том.

— Достаточно сильное, чтобы бой со мной на равных был ему по силам. Это как минимум. Если оценивать его влияние на окружающий мир, то я бы сказал, что он может сделать всю Сицилию непригодной для жизни на ближайшие пару десятков лет.

Кто-то в зале присвистнул.

— Откуда такая информация? Как ты узнал, где и когда появится дух и, что более интересно, как ты узнал уровень его сил? – продолжил задавать вопросы дядя главы Красных Ангелов.

— Касательно места я уверен на все 100 процентов. Со временем – другая история, сроки могут изменится. Информацию предоставил мой исследовательский отдел. Ну а касательно силы… Кто-нибудь из вас пробовал драться с духом? Хотя бы обычный спарринг?

В зале не нашлось ни одного человека, кто мог бы ответить утвердительно на этот вопрос. Не потому, что никто об этом никогда не задумывался. Нет, такие здесь были. Проблема заключалась в самих духах. Никто из них не соглашался на подобные вещи, да и в общем они не отличались большой общительностью с людьми. Лишь немногие удостаивались чести поговорить с ними. Среди всех духов самым общительным был Зарал. Знакомство с Элимом сделало его более терпимым к людям, но, несмотря на это, Владыка Леса общался даже с его друзьями не часто.

— Любой из них сотрет вас в порошок. Беря в аналогию с уровнями, я бы сказал, что уровень Зарала к этому моменту будет в районе 120. Добавьте к этому невероятный уровень манипуляции окружающим миром, благодаря природе их рождения, и представьте насколько чудовищны его возможности. Силы остальных духов будут не сильно отличаться. Концентрация маны на месте вулкана растет как на дрожжах. По расчетам исследовательского отдела Оплота с нынешними темпами роста она достигнет уровня концентрации на территориях нынешних духов примерно через полтора месяца, возможно неделей-другой позже. Я ответил на все твои вопросы?

— Остался один, — произнес Том, — Ты так и не сказал, что конкретно собираешься делать в Италии. Как ты собираешься поступить с духом?

— Для начала подавлю его первый порыв бешенства, чтобы тот успокоился и мог со мной поговорить. В этот момент на расстоянии пары десятков километров от вулкана лучше никому не находится. Когда удастся завязать разговор, постараюсь замолить прошлые грехи людей и убедить, что ему больше ничего не угрожает. И конечно, Италии придется раскошелиться на территории, возможно, ей придется отдать духу всю Сицилию, учитывая прошлые её заслуги перед духом.

— И думать забудь, — перебил говорящего Петер, — извини, что перебиваю, но это просто невозможно. Они никогда не отдадут такой здоровый кусок земли духу. Скорее убьют его снова.

В словах лидера Железного Воинства был смысл. Отдавать такой большой остров, где живут миллионы людей и находятся несколько больших портов для государства тяжелый шаг, которого оно попытается избежать любой ценой.

— Перед тем как отправится на три года в подземелье, я дал обещание Заралу. Обещание защищать духов, когда вернусь. Я вернулся, и любой кто попытается нанести вред духам, становится моим врагом. Если Италия решит вновь убить духа, то станет моим врагом. В таком случае я буду убивать тамошних лидеров до тех пор, пока они не решат оставить духа в покое и неважно, сколько десятков, сотен или тысяч людей мне придется для этого убить.

— Ты готов убить столько людей ради какого-то духа? – спросил один из сидящих в зале.

Услышав подобный вопрос Элим, всё еще сидя на ступеньках сцены, закрыл лицо руками и устало вздохнул.

«Ради какого-то духа»

Повторил про себя Собиратель Душ.

Стоящий у трибуны Ян, как и несколько его друзей, хорошо знакомых с Элимом, забеспокоились. Элим редко выказывал свои эмоции так явно, а это явно не к добру.

«Они еще дети. Они просто не способны тебя понять»

Так Элим внутренне себя успокаивал.

Только он видел какие последствия несут убийства духов. Люди не могут себе их позволить.

— Люди, — произнес Элим сложив руки на коленях, — до появления людей такого понятия как “мусор” просто не существовало. Наша планета построила идеальный механизм для создания и поддержания жизни. Он работал без сбоев, адаптируясь к любым изменениям. Так было до тех пор, пока на нашей планете не появилась разумная жизнь. Наши предки. Мы нарушили этот механизм. Люди развивались, становились умнее, наша численность росла, а наше вмешательство в природу увеличивалось с каждым столетием. Сначала они были локальными, небольшими, но после промышленной революции наше влияние на природу стало глобальным. Люди уничтожили огромную часть лесов, загрязнили океаны, ледники на полюсах тают из-за глобального потепления. Мы как паразит, который непрерывно растет, в то время как носящее его существо медленно слабеет. Планета хочет от нас избавиться, восстановить нарушенный баланс, но не может. Люди непрерывно уничтожают или портят любые олицетворения природы, до которых могут дотянуться. Однако с появлением магии у природы появилось еще одно олицетворение – Духи. Квинтэссенция всего, что есть в дикой природе, всей её мудрости, знаний и жизни. Они и есть наша планета. Пытаться уничтожить их – всё ровно, что пытаться уничтожить нашу собственную планету. В лучшем случае нам это не удастся. Духи будут появляться, с каждым разом всё сильнее, до тех пор, пока не восстановят баланс природы. При худшем раскладе, люди все-таки смогут сделать невозможное, и тогда наш мир просто погибнет. Люди уже убили двух духов. Остальные не вмешивались в это: они были еще слишком слабыми. Сейчас они подросли, освоились и стали сильнее. У каждого появилась своя собственная армия магических зверей. Они слышали крики умирающих собратьев и услышат крик их молодого брата. В этот раз они не будут стоять в стороне. Все мы понимаем, чем это закончится. Духов истребят, и планета нам этого не забудет. И дело не только в том, что они появятся позднее, более сильные и озлобленные. В нашем мире становится все больше маны, не только в нас самих, но и в мире вокруг. Немалая её часть содержится в обителях духов. Когда их не станет, мана так же перестанет там копится. Природа пустит её в ход. Людям придется столкнуться с новыми видами природных катаклизмов, а те, что уже известны, станут на порядок мощнее. Планета примется биться с собственным детищем – человечеством. И это будет страшная война.

Элим замолчал и вновь закрыл глаза. Воспоминания об одном из самых страшных зрелищ в жизни, всплыли во время этого разговора.

Он уже видел, чем заканчивается такая вот война. Иритмор – мир, подобный Огисаве, утонувший в войне ангелов и демонов. Элим посетил его буду уже на грани становления высшим существом. Тогда он уже являлся Собирателем Душ. Война на Иритмире длилась не несколько десятков лет, как на Огисаве, а почти 7 тысяч лет. Неимоверно долгий срок.

На той планете он чуть не умер. Не от рук ангелов, демонов или какого-то монстра в подземелье. Нет, его жизнь чуть не забрала сама планета. Никто уже и не помнил когда, там появлялись последние духи природы – настолько давно это было. Поэтому когда они вновь появились никто не ожидал подобного и уж тем более никто не ожидал, что они будут обладать такой тиранической мощью.

Два гиганта, каждый в несколько сотен километров высотой появились с противоположных сторон планеты. Их огромные мечи, наполненные безумной мощью, начали резать планету, прорубая её поверхность на десятки километров за один удар.

Планета погрузилась в хаос. Сила гигантов была непостижима. Они были намного сильнее высших существ. Возможно, даже божество не смогло бы с ними справиться. Элим, находящийся на пике собственных сил, тоже вряд ли смог бы их одолеть.

Их безумная мощь была направлены на одну единственную цель – их собственную планету. Мир не мог утихомирить разразившийся на нем конфликт, ни с помощью духов, ни с помощью природных катаклизмов, поэтому пошел по единственному оставшемуся пути – пути саморазрушения. Духи в конечном итоге практически разрубили планету пополам, пока не истратили все свои силы и не пали сами.

Планета превратилась в безжизненный кусок камня, с несколькими уцелевшими входами в подземелье. Что стало с самим подземельем, Элим не узнал. Он строил много предположений по этому поводу: времени у него на это было достаточно. Вряд ли оно осталось прежним после такого огромного бедствия на поверхности. Скорее всего, в подземелье происходил такой же ад, как и на поверхности, в результате чего значительная его часть попросту исчезла.

— Духи будут жить, — произнес Элим после долгой паузы, — и неважно, сколько людей мне придется для этого убить, если возникнет такая необходимость. И если дух из вулкана Этну, захочет забрать себе весь остров, то я дам ему весь чёртов остров.

— Я сказал всё, что хотел. Всё остальное обсудите без меня, — обратился Элим к Яну и “провалился” в собственную тень.