Глава 295

— Как по-твоему они отреагировали? – спросил Элим у своей второй личности.

Анзор был недалеко. Сидел рядом с двумя кратонцами. Те пока не пришли в себя, если это вообще возможно. Собиратель Душ оставил у них на душе свой отпечаток, метку. С её помощью он сможет терзать их души на любом расстоянии. Стоит им только подумать о предательстве, как им тут же за это воздастся. Благодаря метке стоит кому-либо из них начать вести двойную игру, и он тут же об этом узнает. Следом за этим последует их мучительная смерть от терзаний души.

— Я думал будет хуже, — произнес дух с усмешкой.

— Это как?

— Ну, я ожидал, что кто-нибудь из них решит вмешаться. Кнуда в расчет не берём: он думал ты его человека резать собрался. Ключевое слово человека. Но ты на детишек столько всего вывалил, что нет ничего удивительного в их бездействии. К тому же ты знатно их припугнул, когда выжигал послание Силитуру. Должен заметить, очень красноречивое.

С этим трудно было поспорить. Силитур сейчас, наверное, с ума сходил, представляя варианты, в которых кто-то на маленькой планете, населенной молодой расой, только получившей ману, смог узнать последние слова его брата. По мнению Элима, покойный брат императора кратонцев получил именно то, чего заслуживал. Как бы сильно он не ненавидел Силитура, тот был именно таким, каким должен быть настоящий правитель, заботящийся о судьбе своего народа. Да, при правлении его брата жизнь на кратонцев была слаще мёда. Праздники и фестивали перетекали один в другой, а служба в армии не считалась чем-то почетным. Прекрасная жизнь, которая могла закончится в любой момент. Первая же волна вторжения похоронила бы их планету.

Силитур всё изменил. С момента его правления армия стала в разы больше и сильнее. Он лично командовал войсками, захватившими несколько крупных подземных государств, ранее неприступных для кратонцев. В одном из них даже оказалось Семя Мира, которое Силитур отнес в их самую престижную военную академию, чтобы молодые и талантливые кратонцы развивались быстрее. Их раса обретала силу, а именно она в этом мире определяла будешь ты жить или нет.

— Думаешь они думают я свихнулся?

— Думаю они сейчас как раз это выясняют между собой. Может стоило упомянуть, что они ничего не смыслящие младенцы в сравнении с тем, кто прожил целое тысячелетие? – спросил Анзор, повернувшись лицом к своему собеседнику.

Элим просто сидел с трубкой в зубах. Редко можно было застать его в собственной мастерской, не работающим над очередным артефактом. Сейчас ему хотелось спокойно всё обдумать.

Всё уже началось. Кратонцам знают о провале своей миссии. Его послание выиграет немного времени, заставит Силитура ещё раз всё обдумать. Однако на этом он не остановится. Он явится на эту планету хотя бы ради того, чтобы узнать о том, как Элим узнал последние слова предыдущего правителя кратонцев.

Элим должен пресечь эту возможность. Для этого ему нужно посетить планету, уничтожение которой весело над ним самым тяжким грузом. Планету докресиан, родину Стража Неба и Земли. Устройство для перемещения на планету кратонцев у него есть. Нужно лишь немного покопаться в нём, чтобы не очутится где-нибудь во дворце Силитура, ну а уже с планеты кратонцев он доберется и до планеты докресиан.

Правда перед этим ему нужно разобраться с тем, кого пришлют демоны. Эти договариваться не собираются. Поэтому придет один, зато им будет демона-аристократ. Пока на этой планете свалить в дуэли такого сможет он, да Анзор, следовательно, покидать планету им пока нельзя.

— Это могло создать больше проблем, чем принести пользы. На следующий день уже вся планета знала бы о том, что Первый Перерожденный считает себя тысячелетним воином. Половина сочла бы меня свихнувшимся, а вторая придумала бы себе теорию померзостнее. Если и говорить об этом, то позже, когда власть окончательно перейдет в руки Перерожденных, а магия станет делом привычным. Чтобы хотя бы кто-то смог поверить в путешествие душ во времени. К тому же я пока сам не знаю каким образом это произошло, из-за чего мои слова будут выглядеть еще более ненормальными.

— Ну пока зерно логики в твоих словах прослеживается, — подтрунил друга Анзор.

Телефон главного наставника Оплота зазвенел.

— Площадку у врат освободили. Никто там не окажется пока ты не закончишь. Уверен, что стоит делать это сейчас?

— Это стоило сделать уже давно. Демон явится не раньше, чем через месяц. К тому времени я точно восстановлюсь достаточно, чтобы стереть его в порошок, не без твоей помощи конечно.

Анзор ухмыльнулся.

— Ну тогда удачи. Зови если понадоблюсь.

Элим кивнул. Прихватив с собой своё оружие и натянув доспехи, Первый Перерожденный вышел из мастерской и направился в сторону врат Подземелья.

— Да он со всем свихнулся! Он же их все убил! – Ирэн почти перешла на крик.

— Не всех, — возразила Мэган.

— Ах да, совсем забыла, двоих он оставил в живых и теперь они в коме, из которой непонятно, когда выйдут и неизвестно выйдут ли вообще. А если они всё-таки очнутся, то откуда нам знать можно ли доверять их словам после всего, что Элим с ними сделал?

— Мы все сами услышали достаточно из уст той мелкой дряни, которая пыталась нас обмануть! Или ты успела забыть и это?

Этот спор продолжался уже почти час. После очередной расправы, устроенной Первым Перерожденным уже прямо на собрании Альянса, он отвечал несколько часов к ряду на вопросы глав организаций Перерожденных со всей планеты. Элим вроде бы и ответил на все из них, однако от этого ситуация до конца не прояснилась. Многие считают, что Элим, как всегда, рубил с плеча, а самые рьяные уже успели обвинить его в очередном умалчивании важной информации.

После окончания официального собрания, многие главы собрались чтобы все обсудить друг с другом, без Первого Перерожденного. Выделенные Красным Ангелам апартаменты были заполнены сильнейшими людьми на планете. Вот тут-то и начались споры. В общем все разделились на 3 группы: тех, кто считал действия Элима поспешными и неправильными, тех, кто встал на его защиту и тех, кто пока не решил к какому из этих двух лагерей примкнуть.

Со временем спор перерос в словесную перепалку двух человек.

Мэган и Ирэн сцепились как кошка с собакой.

Первая рьяно защищала Первого Перерожденного, а вторая не менее резво того обвиняла. Остальные участники спора мало-помалу замолкли, не решаясь вмешиваться в разборку между этими двумя. Никто не хотел попасть под раздачу сразу обеих.

— А ты бы по-твоему, как себя вела, когда тебя загнали в угол? Ты бы говорила, что угодно лишь бы сохранить свою жизнь, – не согласилась Ирэн.

— Не надо говорить, как бы поступила я. Ты можешь говорить только за себя. А даже будь все как говоришь ты она бы не угрожала нам, а предлагала ценности в обмен на свою жизнь. Она всю свою речь распиналась о том, как их мало и как они ослабли, а тут вдруг она предлагает нам стать их рабами. Она просто показала своё истинное лицо, Ирэн.

Как бы не хотелось Ирэн, нужно было признать наличие логики в словах Мэган. Но спускать с рук Элиму все его действия только из-за этого она не собиралась.

— Допустим ты права. Стоило ли убивать их? Насколько ценны они в качестве тех же заложников? А сколько информации они могли бы выдать?

— Насчет этого я бы не беспокоилась, — прервала её Мэган, — уверена Элим вытрясет из них всё до последней крошки.

— Вот именно, — неожиданно согласилась с оппонентом Ирэн, — из них вытрясет информацию только Элим. Он может сказать нам, что угодно и проверить правдивость его слов мы никак не сможем. Да осталось двое живых кратонца, которые первое, вряд ли очнутся, второе – доверять их словам уже всё ровно нельзя. С самого начала своего общения с нами он твердил как опасны иноземные силы. Эта троица гостит у него уже сколько? Неделю? Две? Может он уже давно им мозги промыл и устроил для нас это представление? Ты вообще представляешь во что это может вылиться в итоге? Последствия его действий могут отразится на всей планете!

— Для чего же ему это? Назови мотив. Сколько мы его знаем он всегда стоял на защите своих друзей и тех кому требовалась защита. Скольких он спас во время Турнира? Сколько людей оказались живы из-за того, что он предупредил Италию и вызвался усмирить духа? Он бы мог спокойно все проигнорировать, и никто и слова ему бы не сказал.

— Напомнить тебе, что он сделал после спасения людей на Турнире? Все мы знаем кто устроил бойню следующей ночью. А как он поступил с Генералом, который попытался хоть как-то контролировать Бессмертный Оплот? Видела? Он делает то, что хочет невзирая на последствия. Ему плевать как это отразится на остальных. Не знаю, что у тебя с ним, но вверять ему строить, а точнее разрушать, отношения с другой расой только из-за этого нельзя.

Тут все напряглись. Ирэн затронула деликатную тему, о которой никто до этого говорить не осмеливался, тем более Мэган прямо в лицо. Уже довольно давно появился слух об отношениях между главой Корпорации Волшебства и Первом Перерожденном, но все считали их преувеличением вызывающего поведения Мэган. А вот после банкета в Италии этот слух перестал казаться таким уж невероятным.

Мэган на мгновения ошарашили слова Ирэн, после чего девушка широко улыбнулась.

— Не буду отрицать. Элим привлекает меня, как мужчина. Но на чём построено твоё предположение? На короткой беседе с ним во время праздника в Италии? Просто у меня одной хватило духу к нему подойти. Считаешь, что у меня с ним роман? И это мне говоришь ты? Та, кто получил самое лучшее оружие, созданное Элимом до Турнира Та, кто носит на шее охранный медальон, который он дает лишь самым дорогим ему людям. И самое главное, — девушка хищно улыбнулась, — та, кому он подарил ангельские крылья с душой второго по силе карса внутри. И это всё с учетом того, что ты постоянно с ним не согласна. Как считаешь на что это похоже?

Если Мэган смогла быстро собраться после неожиданных слов в её адрес, то у Ирэн так не получилось. Слова её оппонента заставили посмотреть на всё немного под другим углом, о котором девушка никогда раньше и подумать не могла. Элим всегда казался ей если не бесчувственным, то хранящим свои эмоции под абсолютным контролем. Лишь во время той игры на фортепиано она смогла убедится в наличии у него настоящих, человеческих чувств.

Ирэн не успела ничего ответить, да и толком обдумать, когда до них всех донесся безумный рёв. Секундой позже присутствующие почувствовали, как недалеко от них столкнулись два неимоверно сильных существа.