Глава 328

Город Бессмертного Оплота в Подмосковье кипел жизнью. Люди возвращались в наспех покинутые дома. Восстанавливали порядок и проверяли не пропало ли чего в суматохе. Повсюду сновали люди.

Лишь два здания все обходили стороной.

Первым была лечебница Бессмертного Оплота, где в данный момент находился раненый Первый Перерожденный. Маленькая армия из элитных Перерожденных оцепила территорию вокруг и строго контролировала всех, кто пытался войти или выйти оттуда. Патрули были и на земле, и на крыше и летали вокруг самого здания.

Вторым подобным пунктом стал штаб отдела разведки. Места, где заведовал старый товарищ Вернера – Кастор. Сейчас в одной из камер под этим зданием держали схваченного ангела.

Анзор, вместе с Симом и еще несколькими посвященными в истинную личность Элима людьми сидел в камере где в центре к полу был прикован Завий. Дух сидел, упершись спиной в стену, и изучал содержимое пространственного кольца ангела. Вещей там хватало. Однако по большей части там было только не нужное барахло. Хлам, который мог показать статус ангела, небольшой походный набор со свойственной крылатым роскошью, да памятные вещица с родной планеты. Действительно ценных вещей там было немного и Анзору пришлось постараться чтобы их найти.

Выглядело это так, как если бы он разбирал старый чердак долгие годы заполняемый различным хламом. По содержимому Анзор смог понять, что вартор получил пространственный артефакт еще на родной планете или где-нибудь в нижних мирах. Был отдельный сектор, где расположились вещи, явно присущие быту Рыцаря. Завий, по всей видимости, любил поностальгировать о былых днях. Обычно ангелы избавлялись от всего хлама, накопленного за время, проведенное в образе смертного, но вартор оказался не из таких. От этого поиски реально нужных вещей затянулись.

В конце концов он все же нашел то, что искал. Из кольца дух извлек небольшой пузырёк с ярко-оранжевой, светящейся жидкостью. Света было достаточно много, чтобы привлечь внимание всех в помещении. Вопросы не заставили себя ждать.

Анзор подозвал к себе оборотня.

— Спрячь в одежде и отнеси этот пузырёк Льву. Скажи это мощное лекарство, которым пользуются даже ангелы, — дух заметил, как зажглись глаза оборотня. Тот был готов влить в Элима всю склянку, — НО для Элима оно слишком сильное, особенно в нынешнем состоянии. Скажи Льву, чтобы развел одну каплю на стакан воды. И больше без меня его ему не давал. Ты всё понял?

Арн кивнул.

— Повтори, — настоял Анзор.

Мужчина тихонько рыкнул, но повторил все инструкции Наставника. После этого он получил в руки драгоценный пузырёк. Мужчину как ветром сдуло. Только дверь камеры с хлопком захлопнулась за перешедшим в форму оборотня Арном.

— Это ангельское лекарство… оно исцелит его? – спросил Герман.

— Не так как нам всем хотелось бы, — ответил Анзор, — в данной ситуации Элиму можно дать лишь самую малость. Оно поможет исцелить те раны… — дух замолчал на несколько минут, — которые нынешним целителям не под силу. Но на энергетическую сеть это никак не повлияет. В кольце есть лекарство и для этого, но Элима оно убило бы даже будь он цел. Поэтому по большей части ситуация изменилась не сильно.

Больше никто вопросов не задавал. Ребята молча ждали пробуждения ангела. Вообще им не обязательно было здесь находиться. Анзор настоял на присутствии лишь двоих. Первым был Свейн, который при помощи своей особенности и тяжелых цепей смог бы удержать Завия. Вторым был Сим, который за это время должен был умерить пыл ангела, если тот решит разбушеваться.

У Германа забот хватало и снаружи, но мужчина решил, что не может упустить возможности пообщаться и вообще увидеть ангела. Толковых подчиненных у него хватало. Да и с Тарасом они разобрались после того как генерал остался не удел. Всё-таки они были друг другу почти как братья. И Герман прекрасно понимал почему друг решил поступить так как поступил. Раскрывать Тарасу секрет Элима, Герман не стал, но намекнул другу, что у него имеются очень веские причины следовать за этим человеком. Этого оказалось достаточно.

Долго ждать пробуждения ангела не пришлось. Минут через 20 после ухода Арна “обескрыленный” ангел начал приходить в себя. Чудо, учитывая, что пару часов назад он сражался на своем максимуме и принял почти прямой удар в корпус, лишившись руки.

Через несколько секунд после того как веки ангела задергались, тот уже полностью пришел в сознание и попытался подняться. Цепи зазвенели. Свейн приготовился давить своей способностью. Завий замотал головой, оглядывая помещения, в котором оказался. Взгляд ангела метался по комнате пока не уперся в Анзора.

— Что со мной!? Где мои крылья!?

Крылатый моментально почувствовал странность своего нынешнего состояния. Оторванная рука его нисколько не волновало. Потерянные доспехи тоже. Главное – крылья.

— Не ори, — спокойно произнес Анзор, — крылья твои на месте. Просто запечатаны, как и большая часть твоих сил. Сейчас ты простой Адепт. Раненный и скованный в окружении тех, кто тёплых чувств к тебе не питает. Взгляд ангела снова прошелся по комнате, на мгновение замерев на бывшем привратнике. В глазах мечника заплясали огоньки былой ярости. Рука многозначительно покоилась на рукояти меча.

Ангел закрыл глаза и прислушался к своим ощущениям. Попытался подняться, но вес цепей резко усилился. Единственная рука, на которую он оперся дрогнула под их тяжестью. Выбраться не представлялось возможным.

— И что теперь? – обратился он к Анзору, — Пытки? Избиения? Элим говорил, что не собирается меня убивать, но по поводу остального я не уверен. Да и нет его здесь. Он жив вообще?

Завий говорил достаточно высокомерно. Парочка окружающих не без труда сдерживало соблазн вонзить своё оружие в беззащитного ангела. Он смог обмануть всех, кроме Анзора. Прятаться за высокомерием гораздо лучше, чем продемонстрировать собственный страх. А боялся Завий до ужаса, ведь не мог воспользоваться своими крыльями.

— Жив, жив. Правда для тебя сейчас это не столь важно. Ты не бойся, пытать и резать тебя никто не станет. Элим оттяпал тебе только руку. Считай он, что ты будешь буянить – отсек бы все конечности для нашей безопасности. Но этим заняться никогда не поздно. Уверен Сим с радостью отсечет тебе вторую руку.

Завий отчетливо услышал, как меч бывшего привратника чуть обнажился. Он слышал это слишком отчетливо, будто меч сам кричал, желая вырваться на свободу и попробовать ангельской крови. Значит Сим умел пользоваться волей меча. Еще один факт в копилку тех, что указывали на наличие внутри бывшего привратника жизни.

— Тогда чего ты хочешь, Анзор?

— Поговорить. Для начала, — дух поднял стоящую рядом флягу, — воды не хочешь?

Ангел несколько секунд смотря на флягу в руках духа а затем рассмеялся. Нет, не рассмеялся, захохотал. Громко, истерично. Анзор понимал природу этого неожиданного приступа радости поэтому подошел к ангелу и позволил тому напиться. Завия, которому фактически пришлось пить с рук духа, такое, казалось бы, унизительное для ангела, положение нисколько его не смутило. Он наслаждался каждым глотком столь живительной влаги. Ещё никогда простая вода не казалась ему столь приятной на вкус. Он попробовал много яств и напитков о которых смертные только слышали и молча мечтали. Сначала ощущения были яркими и необычными, но очень быстро приелись и Завий не видел в этом ничего такого. И вот теперь, обычная вода на крохотной планетке обрела столь впечатляющий вкус, затмив все попробованное ранее.

— Знаю, — произнес Анзор, — после восстановления таких травм чувство жажды всегда первое, что воспринимается головой.

— Жажда… — задумчиво повторил это слово на человеческом языке ангел, — прошло уже несколько циклов, столетий по-вашему, с тех пор как я испытывал это чувство.

— Ангелам стал тогда же? – спросил Анзор усаживаясь у стены.

Завий кивнул.

— И как тебе? Понравилось “божественное благословение”?

На лице духа была злорадная усмешка. Что Элим, что Анзор, кажется, оба обладали обширными знаниями о функционировании Альянса Света. Причем куда больше, чем знали простые, рядовые ангелы, вроде него.

— Ты ведь и сам все знаешь. Честно говоря, сегодня было моё первое настоящее сражение с того времени, как я получил крылья. Были тренировки со старшими братьями в гарнизоне, да и поединки между простыми ангелами проходили нередко. Но настоящее сражение… Я уже почти забыл это чувство, когда на кону стоит твоя жизнь. — Жизнь снова наполнилась красками, да?

Завий подумал немного, прежде чем смог понять словесный оборот собеседника. Новый язык в его нынешнем состоянии воспринимался не так легко.

— Можно сказать и так. Ещё никогда в жизни вода не была такой вкусной.

— Знакомое ощущение, — согласился Анзор.

В его памяти таких моментов хватало.

— За мной придут, отряд. Ты ведь знаешь это?

— Конечно.

— Тогда ты понимаешь, что с ними Элиму уже не справиться. Да даже если и сможет, придут другие. Больше и сильнее. Он один и на бой со мной у него ушла большая часть сил. И своих и Семени, — ангел повернулся к бывшему привратнику, — ты уж прости, Сим, но я не вижу ни единой возможности тебе остаться на этой планете, не подвергая её жителей серьёзному риску. Не знаю, кто ты, не знаю справедливо ли с тобой поступили или нет, но рано или поздно тебя заберут. Вопрос только в том сколько людей на этой планете перед этим умрет. Это не высокомерие, если кому-то из вас так показалось. Просто факт. Кроме Элима этой планете нечего противопоставить ангелам, а он я полагаю сейчас не способен сражаться.

— Вряд ли все закончиться так просто. Элим не отдаст ангелам Сима пока жив. Это слишком личное. И поверь, сил ему хватит чтобы дать им достойный бой.

— Стоит ли оно того? Вы хорошо ко мне отнеслись. Элим смог меня одолеть. Каким бы некомпетентным я ни был я все ещё ангел. Он – адепт. Такого факта будет достаточно чтобы на него обратили внимание вышестоящие. В Альянсе вашу планету может ждать большое будущее.

Анзор усмехнулся.

— Большое будущее? Мы просто станем рабами, такими же, как и твой народ. И даже если кому-то из людей удастся прорваться до уровня высшего существа, ждать их будет твоя судьба. Твой рабский ошейник стал красивее и привлекательнее, но ты по-прежнему раб. Сам это понимаешь. С нашей планетой такого не будет.

Завий оторвал взгляд от собеседника и прошелся им по комнате.

Все присутствующие отчетливо понимали, о чем именно идет речь. Ангел в очередной раз изумился тому, что происходит на этой планете.