Глава 374

— Это и был истинный момент моего падения. Когда я начал наблюдать за ними моя судьба оказалась предрешена также, как при поглощении первой души, — сказал Иркан.

Они с Элимом стояли рядом с троном Собирателя Душ, где ещё живой Иркан наблюдал с помощью своих сил за двумя сестрами-близнецами. Хотя вряд ли слово близнецы может в полной мере отразить всю глубину связи между этими сестрами. Они действительно были единым целым. Майр и Рельм всегда были вместе, рядом с друг другом, как физически, так и мысленно. В этом была какая-то своя потаённая красота, которую Иркан к несчастью сумел разглядеть.

Очень скоро он стал непрерывно наблюдать за жизнью этих двух девушек. Шли годы, десятилетия, а затем и сотни лет. Сила собирателя Душ продолжала делать своё дело, поддерживая нормальную работу цикла жизни и смерти. Но сознание Иркана было приковано к этим сёстрам. Он глубоко полюбил их обеих в равной степени. В какой-то момент ему стало слишком мало лишь наблюдать.

Созданный им аватар отправился к ним. Иркан сумел незаметно внедрить его в общество и со временем он стал верным спутником сестёр. Находясь в их кампании он лишь сильнее привязался к ним, а они в свою очередь к нему. После этого всё лихо завертелось. Сёстры рассматривали себя как единое целое поэтому не старались найти себе двух избранников.

Иркан показывал куски самых счастливых лет своей жизни. Всё изменилось в одной из битв, где они принимали участие. Он недоглядел, а когда заметил, то не успел передать аватару достаточно сил чтобы тот смог справиться с угрозой. Одна из сестёр оказалась смертельно ранена, настолько, что никакая магия в округе уже не поспела бы ей помочь.

До этого, несмотря на “приключения” своего аватара, Иркан исправно выполнял обязанности Собирателя Душ. Все, кто должен был отправиться на перерождение, исправно попадали в Горнило Душ. Он не делал исключений даже для самых близких друзей сестёр, чьи смерти приносили им настоящую печаль и горе.

Но в тот день законы цикла жизни и смерти были нарушены в первый раз. Иркан не смог вынести зрелища держащей на руках умирающую сестру Майр. Он всеми фибрами собственной души ощущал ту боль, которую испытывали они обе. Сёстры не могли расстаться, если бы Рельм умерла на том поле боя, то и её сестра рассталась бы с жизнью.

Собиратель Душ покинул свою обитель и лично явился на ту планету. Элим наблюдал как под действием силы этого могущественного существа на планете остановилось время. Все живые существа замерли, стоило его ногам опуститься рядом с сёстрами. Его ладонь легла на сердце умирающей Рельм. У Элима в этот момент глаза расширились от удивления. Смерть наступает, когда душа покидает тело. Душа Рельм уже была готова отправиться на перерождение. Элим знал, что забрать душу можно лишь краткое время после смерти тела. Только вот Иркан не собирался забирать её душу, чтобы сохранить, как изначально подумал человек. С помощью своей силы он насильно заставил душу девушки оставаться в теле. Тогда Элим, который не имел никакого представления о том, насколько редка его сила, увидел, какие последствия оказались у этого, казалось пустякового дела.

Небеса разверзлись. Огромный столб чистой, древней силы обрушился на Иркана, принявшего удар без всякой попытки защититься. Эта сила могла расщепить всю планету на атомы, но ударила лишь по Собирателю Душ. Несмотря на всю свою мощь, даже для него вытерпеть этот удар оказалось чрезвычайно трудным испытанием.

— Я тогда этого ещё не понял. Мне показалось, что это наказание, которое выбрала для меня вселенная за нарушение моих обязанностей. Это было большой ошибкой не предавать данному событию значения. В тот момент я перестал быть истинным Собирателем Душ, хотя после и продолжил выполнять его обязанности и хранить его силу, — дал небольшой комментарий Иркан.

Душа Рельм тем временем продолжала удерживаться в её теле, а значит оно не могло умереть несмотря ни на какие раны. Иркан исцелил её рану, не оставив от неё и следа. Следом он сам покинул планету. Время снова пошло и бой продолжился. Сёстры, вместе с аватаром Иркана закончили сражение победой.

Вернувшийся в свою обитель, Собиратель Душ с трудом уселся на трон. Тело еле-еле восстанавливалось после принятого наказания за недопустимую вольность. Однако обо всем этом он забыл, когда его аватар услышал вопрос от Майр и Рельм. Душа Рельм могла ощутить всё происходящее с ней, поэтому она поняла кто именно явился ей на помощь. Ну а как только Иркан покинул планету и все живые существа снова пришли в движение, Майр тоже узнала о случившемся. Иркан и сам толком не понял, как Рельм удалось связать своего спасителя с его аватаром, поэтому по началу еще пытался отпираться. Попытался изобразить искреннее удивление её чудесному исцелению. Сёстры, однако, были крайне проницательны и быстро вывели его на чистую воду.

Их империя сохранила в себе память о самом известном герое эпохи становления государства. Первомаг Зуру лично позаботился о том, чтобы раз в планетарный год их столичной планеты вся империя устраивала праздник в честь самого преданного и сильного военачальника их страны, погибшего во время первой межзвездной войны. Поэтому девушки были по-настоящему удивлены, когда узнали, что древний герой не только остался жив, но и стал Собирателем Душ – могущественным слугой цикла Жизни и Смерти, обладающим властью над душами.

После своего рассекречивания Иркан стал делиться своими знаниями со своими возлюбленными через аватара, быстро поднабравшим в силе после того злополучного сражения. Они продолжали проводить всё своё время вместе. Собиратель Душ рассказывал близнецам множество историй из своей жизни во времена становления империи, своих грёз и прошедших через его руки душ.

Это продолжалось на протяжении сотен тысяч лет пролетевших для Иркана как один день. Майр и Рельм благодаря его наставлениям стали божествами, достигнув высшей стадии известной империи. Лишь Первомаг Зуру по слухам смог прорваться на более высокую ступень силы. Только никто не мог ни подтвердить, ни опровергнуть их. Зуру не покидал свой дворец на протяжении уже почти полумиллиона лет, постигая законы вселенной в уединенных тренировках и медитациях. Страной занимались его доверенные люди, а с недавних пор и две сестры, заслужившие своё высокое положение громкими достижениями и силой.

Тут Элим увидел сцену, где сёстры просят Иркана показать ему свою обитель. Сам предыдущий Собиратель Душ при виде этой сцены тяжело вздохнул.

— Мне стоило тогда догадаться обо всем, но я был ослеплен любовью. Мне казалось с ними я смогу прожить отведенный мне срок счастливым и беззаботным, — сказал Иркан. В его голосе слышалась глубокая печаль, — в итоге я всё погубил.

Сцены сменилась той, где Иркан впустил их в свою обитель. Она находилась в небольшом кусочке пространства, отделенным от остального измерения. Попасть туда можно было лишь по желанию самого Собирателя Душ и никак иначе. Иркан нарушил еще один, пусть и негласный, запрет, пустив к себе двух сестёр. Несколько столетий они гостили у него. Даже Элим заметил, как девушки не просто развлекаются с возлюбленным. Они тщательно изучали это место.

Любовь слепа. Это выражение родилось не просто так и, по всей видимости, подходило для существ любого уровня могущества. Иркан уже не видел, что не было той любви в глазах столь любимых ему сестёр. В конце концов он даже не сумел защититься, когда они напали. Майр и Рельм нацелились прямо на душу любовника, благодаря наставлениям которого стали очень искусны в вопросе душ.

Иркан умер не сразу. Несколько минут они боролись. Собиратель Душ отчаянно пытался сопротивляться несмотря на раны в попытке сохранить свою душу целой. Лишь тогда он понял, что не вся данная ему когда-то сила теперь доступна.

Это был его конец.

Как только он понял это, то сам разорвал собственную душу на куски, тем самым разделив и дарованную ему силу. Два осколка были мгновенно уничтожены сёстрами, а один смог скрыться от их взора и направился к единственному существу в котором несмотря на предательство самых близких, Иркан оставался уверен. Зуру получил осколок души старого друга и узнал о случившемся.

Элим смог наблюдать за тем как величайший маг в истории создают ту самую стелу с тысячами выгравированных на ней символах. И от увиденного ему стало по-настоящему дурно. Наблюдая за процессом создания скрижали человек смог по-настоящему оценить способности Зуру. Теперь он был уверен, что каким бы сильным он не стал, ему никогда не разрушить эту вещь. Никто и никогда не сможет сделать этого. В ней же Первомаг спрятал и осколок души старого друга, чтобы когда-нибудь тот имел возможность поговорить со своим наследником. Насколько же могущественны должны быт его убийцы?

После этого явились Майр и Рельм. Их сражение с Зуру и стало тем катаклизмом, что превратил планету в океан пепла. Первомаг бился изо всех сил и был великолепен в своих знаниях законов вселенной. Если бы сёстры не поглотили часть силы Собирателя Душ у них не было бы ни шанса против этого, без сомнений, мудрейшего из всех магов.

Только Зуру был один, против двух существ, поднявшихся до его уровня, благодаря поглощенной силе Собирателя Душ. Он сумел сильно ранить их обеих, прежде чем они смогли его одолеть. Элим обратился в живой слух, когда Зуру начал говорить перед своей смертью.

Его слова были объяснением неудавшегося покушения на Иркана. Он поведал сёстрам причину, по которой они не смогли полностью отобрать силу у Собирателя Душ. Эта сила привязана не к сознанию, а к душе носителя. Поэтому как бы близки они ни были, лишь одна из них сможет стать обладателем всей силы в то время как вторая не получит ничего.

Элим, проникшись безграничным уважением к Первомагу, наблюдал за тем как тот смеется, глядя на то, как сёстры одновременно бросились друг на друга.

— Он действительно был сильнейшим, — сказал Иркан, — а моё невежество его сгубило. Теперь ты увидел события, приведшие к твоим испытаниям, мой наследник. Пора же мне выполнить свою задачу и рассказать тебе, как одолеть своих врагов и стать полноценным Собирателем Душ, вернув баланс в это истерзанное измерение.