Глава 380

По собравшийся толпе быстро прошла волна удивленных возгласов. Анзор их понимал. Наличие жизни на других планетах не было для них секретом. Тем не менее всё это время они с ними практически никак не контактировали с ними. Единственное – общались с Дэганом, однажды явившимся на их планету. Ну и убивали явившихся демонов, хотя после битвы с ангелами, а затем и с Жак’ра, назвать это значимыми событиями просто смешно. И вот им сказали, что они должнызахватитьцелую планету! Как им к этому относиться?

— Ты не мог бы пояснить нам? как ты пришел к такому выводу? – спросил лидер Жителей Поднебесной.

— Ладно, — сказал Элим, снова упершись взглядом в экран планшета, — Госпожа сказала, что даст нам шанс доказать своё право на независимость и владение землей, если мы сможем её заполучить. Поверхность Земли полностью в нашем распоряжении. Подземелье тоже рано или поздно будет нашим. Значит под землей она имела ввиду поверхность другой планеты. Вот собственно и всё.

— Она даст нам этот шанс только если ты пройдешь своё испытание, — напомнил Оуэн.

— Я пройду его.

— Ты так в этом уверен? Она ведь даже не сказала в чем оно будет заключаться. Её сила во много раз больше твоей, как я понимаю, даже твое силы из прошлого. Может она даст тебе непроходимое испытание?

— Если даст непроходимое, то я всё ровно его пройду. У меня нет выбора, — Элим сделал мощную затяжку, — собственно, как и всегда.

Его пальцы продолжали листать экран планшета, временами разбавляя монотонное действие добавлением нужных материалов в собственный запрос. За прошедшие годы люди нашли в подземелье много нового и ему приходилось тщательно изучать список перед глазами чтобы соотнести его с имеющимися в голове знаниями. Благо у большинства вещей имелись фотографии, облегчавшие ему задачу.

Последние слова Элима не остались незамеченными. Все услышали в этот момент обреченность, которую в данный момент испытывал Первый Перерожденный. В один миг силуэт молодого и привлекательного Элима, показалось сгорбился, потяжелел.

Особенно отчетливо это видел Анзор.

Опять война, только теперь ещё и на время. Он знал, как Элиму не хотелось всего этого. В особенности после просмотра потерянных воспоминаний. Сколько жизней он успел посмотреть? Сотни тысяч? Миллионы? И все они закончились одинаково – все они были убиты Губителем Миров.

История повторяется. Госпожа требует войны. У него снова нет выбора. Только тогда его смерть означала бы лишь его смерть, а сейчас, если он решит попытаться найти покой в забвении, то и вся планета скорее всего сгорит в пламени гнева Госпожи. Это, конечно, если она снова не вернет его к жизни.

— Ты сказал, что мы идем на войну. Последняя война с подземным королевством дорого нам обошлась. Не знаю, рассказал ли тебе Анзор как обстоят дела, но я считаю, что еще рано идти на войну, — сказал китаец.

На собрании он высказался против начала военной кампании. Возвращение Элима не показалось ему достаточным, чтобы склонить чашу весов в другую сторону.

— Скажу тебе честно Ли Цзиньлун, — начал говорить Элим, — мне абсолютно плевать сколько людей погибло в вашей войне с Хасконом.

Даже вечно спокойный китаец не смог сохранить спокойное выражение лица после этих слов. Про остальных и говорить не стоило. Среди присутствующих были те, кто потерял на этой войне близких друзей, а некоторые и более того, членов семьи. А Элиму на это плевать?

— Мне плевать потому, что в следующие пятьсот лет погибнет в тысячи раз больше. Кто-то из вас умрет. Кто-то из ваших детей, внуков или даже правнуков. И этого не изменить. Свобода не дается легко. А если кто-то из вас питает надежды на приемлемую жизнь, без сохранения независимости, то я с удовольствием покажу вам во что превратиться наша планета.

Глаза Первого Перерожденного налились изумрудным сиянием. Образы из его воспоминаний стали появляться в головах лидеров Альянса. Кто-то из них предпринимал попытки защитить сознание, но ни у кого из них не вышло соперничать с Собирателем Душ. Элим показал им самое отвратительное из того, что смог найти в своей голове. Как демоны убивают детей-беспризорников и режут их на мясо для более успешных слоев населения. Как истязают и насилуют рабов самые отмороженные из них. Показал, как святоши ставят эксперименты на собственных гражданах. Продемонстрировал самые чудовищные способы создания живого оружия из воинов, попавших в сети высокопоставленных чиновников.

Элим постарался. Стоящий рядом с ним Анзор видел, как побледнели лица членов Альянса. Каждый из них прошел через множества битв и по многу раз видел поле сражения, уже после его окончания. Горы трупов, отрубленные конечности и вывернутые наружу внутренности. Все они сумели привыкнуть к этому, но не каждый смог удержать содержимое своего желудка при виде показанных Элимом картин.

— Ну как, понравилось? – спросил Элим, когда его глаза потеряли изумрудный цвет.

— Вот какая судьба ждет нашу планету, если мы не справимся. Готовы мы или нет, не имеет никакого значения. У нас нет ни одного Воителя и всего полтысячелетия чтобы отбить планету у империи, где демоны-бароны исчисляются сотнями тысяч. Наша планета не доживет до момента, когда будет готова бодаться с таким гигантом. Поэтому готовьтесь к новой военной кампании. Я буду идти впереди основных частей и расчищать путь.

— Ты планируешь использовать Семя Мира? – спросил Том из Красных Ангелов. Он был одним из тех, кто пережил поток чудовищных образов, можно сказать образцово. Хотя лицо мужчины еще не успело вернуть здоровый цвет.

— Нет. Семя останется у Анзора. Он по-прежнему будет главнокомандующим Альянса.

— Тогда как ты собираешься расчищать путь армии? Я знаю насколько ты силён, но также помню и цену этой силы. Битва с ангелом превратила тебя в калеку. Битва с Жак’ра ранила душу и отняла бы жизнь, если бы он тебе не помог. Без Семени Мира насколько сильным ты будешь?

Том был военным еще до появления магии. Он был одним из главных помощников Анзора во время военной кампании. Война начнется в ближайшие недели, этот факт уже был им принят. Сейчас его интересовало насколько мощное пополнение, в виде Элима, к ним прибыло.

— Достаточно сильным чтобы самому атаковать поселения. Там, где буду проходить я, сильного сопротивления можешь не ждать, Том.

Том кивнул. Пусть Элим и ответил достаточно расплывчато, можно предположить, что он будет действовать, как во время своего трёхлетнего рейда в подземелье. С той лишь разницей, что за ним теперь будет шагать армия Альянса, которая не даст раненым частям вражеской армии восстановиться.

— Если это всё, то вам стоит уладить всю поднявшуюся шумиху и начать готовиться к новой военной кампании.

— Вообще-то у меня есть ещё один вопрос, — подала голос Мэган.

— Что еще? – устало спросил Элим.

— Как ты?

Этот простой вопрос вдруг заставил всех, включая Анзора, осознать одну важную вещь: никто не поинтересовался у Элима как он себя чувствует. Сразу начались вопросы о Госпоже, испытаниях и предстоящей войне. Никто и не подумал перед всем этим узнать, как произошедшие больше восьми лет назад события отразились на Первом Перерожденном.

Элим же через пару секунд громко рассмеялся.

— Так и знал, что именно ты спросишь меня об этом.

— Я внимательная женщина, — не без гордости произнесла американка, — так как ты себя чувствуешь?

— Мне больно, — ответил Элим уже без всякого смеха.

Пока он был в мире собственного сознания и смотрел утерянные воспоминания, все чувства притупились, включая боль от разорванной души. В реальности же она стала неимоверно сильной. Это была не физическая боль и даже не поврежденные энергетические каналы.

У него болела душа.

Это совершенно иная боль. Она не заставит тебя кричать или биться в агонии. Она попросту не будет давать тебе нормально жить и рассуждать. Боль будет подобно волнам океана заполнять сознание, не оставляя места ни для чего другого. С этим сложно бороться. Так было и в конце его прошлой жизни. Боль занимала все сознание, вытесняла мысли. Может быть в конце концов не осталось ничего кроме ярости именно из-за этого? Всё остальное просто поглотила боль?

— Насколько? – сразу же спохватился Анзор.

Его брат не был нытиком или слабаком. Элим принял бесчисленное количество ударов судьбы. Молча. И если он сказал, что ему больно, значит дела по-настоящему плохи.

— Как перед последним боем, — ответил Элим.

У Анзора сжались кулаки: как он мог упустить такой момент? Ему должно было прийти это в голову. Спокойствие Элима сбило его с толку. В прошлом, уже в конце своего пути, он больше напоминал зверя, чем разумного человека. Тогда он днями ревел во всё горло и крушил всё вокруг. Анзор никак не рассчитывал, что Элим может с таким спокойствием терпеть эту, сводящую с ума агонию.

Как по щелчку взведенный Анзор заставил напрячься и всех остальных. Таким взволнованным его можно было увидеть только перед большими сражениями, где он командовал.

— Мы можем как-то помочь? – спросила всё та же Мэган.

— Просто слушайтесь Анзора, — ответил Элим и передал своему брату планшет.

Тому не понравилось увиденное. Он быстро понял для чего брату требуется большая часть этих материалов.

— Убедись, что мне будет кого убивать, когда я спущусь вниз, — добавил Элим.

Анзор хотел было возразить, поняв, чем собирается заниматься его брат, но эта фраза заставила его передумать. Все же Элим переживал душевную рану не так хорошо, как может показаться на первый взгляд. И пусть лучше он громит подземные королевства как хочет, чем сорвется и убьёт кого-нибудь на поверхности.

— Идите. Скиньте на журналистов бомбу. Скажите, что Первый Перерождённый проснулся и все странности на собрании его рук дело, — выдал указания Анзор, давая понять, что этот разговор окончен.

Сейчас спорить уже никто не стал. Видимо преждевременное пробуждение Элима имело больше последствий чем им всем показалось на первый взгляд.

Верхушка Альянса начала двигаться обратно в город. Первыми ушли бойцы Бессмертного Оплота, доверявшие Анзору и Элиму безоговорочно. Они еще успеют пообщаться с Элимом, когда все немного поутихнет.

А вот некоторые не спешили уходить.

— Мы можем поговорить? – обратилась Ирэн к Элиму, под пристальным взором американки.