Глава 388

Элим c шумом вдоxнул свежий, не зaтхлый и не пpопитанный запахом крови воздух. Первый Перерождённый глянул на небо, где лениво плыла пара кучевых облаков.

— Xорошая погодка, да?

— Соглашусь. Люблю, когда ничего не закрывает мне обзор.

Жак’ра стоял рядом с Элимом и пытался понять, что тот собрался делать. Человек внимательно осматривал кусочек свободного пространства перед своей мастерской. Eго взгляд блуждал от одного его уголка до другого.

— Bроде должно хватить. Сейчас я вернусь.

Мужчина вернулся в мастерскую и спустя минуту снова показался на крыльце, держа в руках два кинжала и длинный меч, заготовки для будущих артефактов, оставшихся ещё со времён до его “спячки”. Присев на корточки, он опустил руки на землю. Вырезанные символы земли на теле засветились мягким светом, и земля вокруг медленно начала двигаться, принимая идеально ровный вид. Все холмики, неровности и выемки исчезли.

Элим взял в руку меч и воткнул его кончик в землю. Двинулся вперёд, так чтобы остриё оставляло в почве заметную борозду, которая через несколько минут неспешной ходьбы превратилась в идеально ровную окружность. Потом внутри неё была начерчена ещё одна, а внутри этой – ещё одна. Так появилось шесть включённый одна в одну окружностей. Самая крупная проходила через всю поляну, а самая маленькая, в центре, была диаметром полтора метра. Далее в свободном пространстве между окружностями начали появляться различные фигуры.

— Это форма для печати, — догадался Жак’ра.

— Ага.

— Oпять символы?

— Они самые, друг мой, они самые.

Kогда форма оказалась закончена, Элим небрежно отбросил в сторону меч и взял металлические кинжалы. Ими мужчина начал аккуратно выводить на земле, в очерченной форме, символы. Символы возникали не только в месте, где металл касался земли, но и в совершенно других частях поляны. С помощью магии Элим отзеркаливал процесс на другие участки, где символы должны были повторять комбинацию, создаваемую в данный момент.

Жак’ра убрал свой планшет в сторону и стал внимательно наблюдать за происходящим. Он увидел размер символов и, учитывая размеры поляны, прикинул какое количество символов уместиться в печати. Число вышло внушительное.

Спустя четверть часа работы Элим замер на пару секунд, после чего обратился к богу:

— Слушай, я там в лаборатории планшет оставил. Не мог бы ты мне его подать.

Жак’ра не пошевелил и пальцем, в то время как планшет, принесённый недавно Pомой, материализовался у Элима прямо в руках.

— Спасибо.

— Не за что.

Не прошло и минуты, как Элим закончил вся манипуляции и небрежно бросил планшет Жак’ра. Ловить его руками бог не стал: тот просто завис в воздухе поравнявшись с ним и медленно опустился на подлокотник кресла, на котором сидел иноземец.

Вскоре до него донёсся звук сигнальной сирены из города.

— Это твоих рук дело?

Элим кивнул.

— Зачем?

— Ей может не понравится, что я делаю.

— А под ней ты имеешь ввиду…

— Вселенную, — ответил Элим и запрокинул голову вверх, — гляди-ка, погода уже испортилась.

Ошарашенный Жак’ра сам обратил внимание на погоду. Практически безоблачное небо теперь было затянуто почти чёрными тучами. Они не могли появиться так быстро без помощи магии, но воспользуйся кто-то такой масштабной магией, то он непременно бы это заметил! Бог обратил все свои чувства на готовые выпустить на землю ливень облака и обомлел. Он чувствовал как в небе появляется влага и зарождаются молнии, неестественные для физических законов. И в тоже время там не было ни капли маны.

Ещё ни разу он не видел ничего подобного. Что-то рождалось из ничего, даже не из маны. Такое можно назвать магией для магов. Колдовство самой Вселенной.

— Что у нас с подготовкой кампании?

Анзор сидел за своим столом в собственном кабинете. У Бессмертного Оплота имелся ряд административных зданий, где размещались органы управления организации. В числе них было и военное ведомство Оплота, главой которого являлся Анзор, а заместителями Вернер и Арн.

— Кастор лично возглавил отряд своих лучших разведчиков и отправился к границам королевства подземников. До нас дошла весточка, что отряд благополучно добрался до передовой базы и приступил к сбору информации о приграничье, — ответил Арн, — две передовых дивизии под руководством Фёдора и Петра позавчера выдвинулись в подземелье. Общая численность около четырёх с половиной тысяч.

Основная ударная сила в виду своей численности и количества, необходимой экипировки и техники не может двинутся в подземелье сразу. Передовые отряды не имеют при себе крупной техники или особо тяжёлого вооружения. Их задача расчистка пути для главных сил. Любые засады или ловушки устраняются этими людьми. Когда под контроль людей переходит значительная территория от государства в их задачу также входит устранение любых партизанских формирований подземников.

— Хорошо, — произнёс Анзор, обратив свой взор к карте, отображённой на экране стола. Ещё одна новинка новой эпохи.

Бывшие наёмники стояли, выпрямив спины. Бессмертный Оплот не являлся армией и строгой субординации в ней не было. Но глядя на Анзора, уже вошедшего в режим главнокомандующего, спина сама невольно распрямлялась.

На экране была изображена карта, присланная Африканским Союзом со всеми новейшими подробностями и уточнениями. Анзор уже прикидывал варианты о том, как будут дальше развиваться события и где могут возникнуть трудности. Пока от Кастора не пришла новая информация оставалось очень много неизвестных переменных, главной из которых являлся его брат.

Он него не было вестей уже почти неделю. Последний раз его видел Рома, когда привёз вторую и последнюю партию материалов. Тогда Элим попросил его не беспокоить, пока он сам не выйдет на связь. Единственным кто с ним контактировал в это время – это пришлый бог, который теперь просто гостил на планете. Помощи от него больше ждать не стоило. И связаться с ним тоже не представлялось возможным.

— Быстро погода поменялась, — подметил Арн, глянув в окно на затянутое тучами небо.

— А мне маги сказали сегодня будет солнечно, — Вернер коротко усмехнулся, — видать обманули меня молодые.

Анзор тоже отвлёкся от размышлений и карты. Мужчина глянул на улицу после слов друзей.

Судя по всему, в небе зарождался настоящий шторм. Нехорошее предчувствие усиливалось с каждым мгновением, что он смотрел в небо. Может быть это будет магическая буря? Маны на поверхности накопилось довольного много и вероятность появления природной катастрофы, подкреплённой магией имела место быть.

В этот момент по всему городу раздались сирены, поставленный на случай чрезвычайных ситуаций.

Лица всей троицы мгновенно посерьёзнели. Анзор успел только дёрнуть мышью на экране, как на нём тут же появилось сообщение о входящем звонке. Мужчина принял видеозвонок и на экране появилось встревоженное лицо главы Отдела Исследований и Разработок.

— Ты знаешь почему включились сирены? – спросил Анзор без всяких приветствий.

— Да. Это я их включил.

— Для чего? Что случилось?

— Элим сказал мне их включить и посоветовал активировать защитный барьер, если мы такой уже сделали.

— Почему?

Рома замялся перед ответом.

— Сказал, что буря пришла за ним.

Анзор еще раз посмотрел на небо и грязно выругался, на не человеческом языке – признак сильных эмоций.

— Включай барьер так быстро, как только сможешь, — приказал Анзор и повернулся к своим друзьям, — а мы пока узнаем, что происходит.

Ливень обрушился на них не успели они пролететь и одного квартала. Анзор гнал на полной скорости, поэтому Арн и Вернер едва поспевали за своим лидером.

Экстренное оповещение встряхнуло город. Люди внизу засуетились. Местная полиция и Перерождённые бойцы действовали по инструкциям на случай чрезвычайных ситуаций. Телефон в кармане Анзора уже разрывался от получаемых звонов, но мужчина не обращал на него внимания, несясь на всех парах к мастерской. По дороге они наткнулись на Сима, чуть позже – на Льва. Оба присоединились к их группе.

Анзор удовлетворённо кивнул, когда увидел, как над городом начал расти барьер. Мастерская Первого Перерождённого находилась на отшибе, поэтому под барьер не попадала, ровно, как и отряд главы Оплота.

Они приземлились перед мастерской промокшие до нитки. Капли дождя плавно облетали Жак’ра обратившим свои светящиеся глаза в небо. Элим же дочерчивал печать на земле, укрытой прозрачным куполом от падающих с неба капель. Формация вырезанная на теле брата ввела его в недоумение: он, как и Жак’ра, не смог понять её назначения.

— Что происходит!? – прокричал Анзор, чтобы перебить звук ливня и грома.

Элим ничего не ответил, сосредоточившись на печати. Вся расслабленность последних дней исчезла, уступив место абсолютной сосредоточенности.

— Он сказал вселенной не понравится то, что он собирается сделать, — вместо Элима ответил Жак’ра.

— И что это должно значить!?

— Не знаю, — ответил бог, — но то что там, в небе, меня пугает.

Небо непосредственно над мастерской потемнело так сильно, что даже град непрекращающихся молний с трудом мог освещать его.

— Вам лучше отойти подальше! – предупредил Элим, закончивший формацию и вставший в её центре.

Очередной разряд десятков молний стал красноречивым предупреждением.

Элим сел скрестив ноги и закрыл глаза. Жак’ра теперь стоял рядом с Анзором, в некотором отдалении от формации и обратил все свои чувства на сидящего внутри человека. Даже повидавший почти все бог изумился произошедшему: Элим начал преобразовывать собственные энергетические каналы, проводя крохотные нити к каждому из нарисованных символов. Причём делал он это с такой скоростью, что Жак’ра невольно задрожал, представляя насколько это должно быть больно.

Буквально за секунды энергетическая сеть Элима полностью преобразовалась. Каждый символ на его коже частично стал её частью. Собиратель Душ взревел – громко, с вызовом. Мана заполнила вырезанную на коже формацию, после чего мужчина направил энергию в нарисованную на земле печать.

С небес сорвался целый столп молний, направленных на одного единственного человека.

Жак’ра хотел было закрыть Элима от молний: он с трудом представлял, как после такого процесса преобразования энергетической сети можно иметь силы защититься. Но стоило ему почувствовать, что несут эти молнии как он с ужасом отшатнулся.

Эти молнии стали проводником воли столь могущественной, что попытайся он стать у них на пути, то его душу искалечило, а сознание разорвало, превратив в овощ с божественным телом.

Это была воля самой Вселенной.

И эта воля обрушилась на скрытого от взглядов столпом молний человека.