Глава 398

Peконcтpуированный зал для собрания был поделен на три секции. Каждая представляла из себя несколько рядов кресел. Ряды стояли один выше другого и по мере удаления от центра удлинялись. Hу а в центре располагалась небольшая сцена, для того, кто будет вести собрание или выступать на нём.

Две секции была практически идентичны, а вот третья отличалась: она была чуть больше остальных, хотя кресел на ней было меньше. Из-за их размеров. Любой докресианец мог комфортно себя в них чувствовать. Aнзор, после того, как Жак’ра сообщил ему о том, что и кратонцы, и докресиане выбрали присоединиться к человечеству, решил во время ремонта здания переделать его под место, где представители всех трёх рас смогут собираться.

Mайгор и Дэган заняли свои места в переднем ряду. Несмотря на множество пустующих кресел за их спинами, докресиане выглядели внушительно.

Силитур устроился по центру первого ряда отведенных кратонцам. Император сидел, подавшись корпусом вперед. Подбородок он опустил на сцепленные в замок ладони. Локти упирались в колени. Правитель спокойно встречал обращённые в его сторону недоброжелательные взгляды.

— Хватит, — произнёс Анзор со сцены, — Напомню ещё раз. Мы здесь собрались как союзники. Прошлые обиды стоит забыть навсегда. Мы все теперь в одной лодке.

Со стороны людских правителей кто-то красноречиво хмыкнул.

Анзор упер взгляд в Петера, но сказать ему он ничего не успел. Силитур сам обратился к немцу.

— Давай решим всё сейчас. Если тебе есть, что сказать – говори.

— А что тут говорить? Tы планировал уничтожить нашу расу для того, чтобы надыбать себе ресурсов. Как ты хочешь, чтобы мы доверяли тебе после этого, союзничек?

Силитур понимал людей благодаря устройству-переводчику, оставшегося ещё со времён его засланных агентов. Но даже без него он прекрасно осознавал, как смысл несла интонация человека, вложенная в последнее его слово.

— Я – Император Кратонцев. И мой долг, как правителя, делать всё, чтобы о них заботиться. Именно долг движет мной и именно из-за него я сейчас здесь, — ответил Силитур.

— Чтобы твоя раса жила чуть получше, ты отправил на плаху другую? Это велит долг правителя?

— Именно этого и требует, — ответил кратонец с мрачным лицом, — ты можешь не любить меня, но позволь сначала спросить у тебя одну вещь. Сколько жителей подземелья ты уже убил?

Все видели, как скривилось лицо Петера.

— Это не одно и тоже, — запротестовал мужчина.

— Да? По моей информации вы уже столкнулись с подземными государствами. Ты не видел там женщин, детей, стариков? По-твоему бесчувственные дикари способны построить государство? Нет. Все жители подземелья живые существа и у них тоже есть свои чувства, желания, страхи. Oни такие же разумные, обремененные интеллектом существа, как и мы с тобой. Так скажи мне, человек, в чём разница между тобой и мной? В масштабе? Это различие не делает тебя лучше меня, лишь показывает кто из нас решительнее, — Силитур посмотрел Петеру прямо в глаза, — Можешь не любить меня и дальше, но не делай вид, будто ты лучше меня.

Петер на несколько секунд завис. У него просто не было контраргументов словам Силитура. Через несколько секунд он его придумал и произнёс:

— Разница в способе. Я не обманываю и не действую чужими руками, как это хотел сделать ты.

Выражение лица Силитура при таком обвинении ни капли не дрогнуло.

— А ты бы не воспользовался возможностью сделать опасную работу чужими руками? Если ты не готов принести в жертву свою совесть, репутацию и честь, но готов принести в жертву жизни своих солдат ради “честной победы”, то мне жаль тех, кто за тобой следует.

Петер явно растерялся. Тогда, при первом приходе кратонцев, он был готов им поверить, как, наверное, и многие другие. К счастью Элим знал обо всем и пресёк все планы Силитура на корню. Немец был жутко обозлён, что его так легко обвели вокруг пальца. Теперь же тот, кто пытался скормить всю их расу демонам, сидит с ними рядом в качестве союзника. Немец не столько злился из-за этого, сколько боялся предательства. Отсюда и росли ноги такого отношения к Императору кратонцев.

Силитур, однако, вопреки ожиданию большинства не вёл себя кротко или сдержанно. При первых же признаках недоброжелательного отношения в свою сторону он взял самого “задиристого” и разнёс в пух и прах.

— Ну что ж. Думаю на этом можно считать данный вопрос закрытым.

Анзор с самого начал знал, что так будет, поэтому не стал мешать. Он имел чёткое представление о личности кратонца. Силитур никогда не желал власти, не стремился к ней и не упивался ею, когда получил, убив своего брата. Петер в сравнении с такой личностью просто мальчишка, не более. Поставить его на место для Силитура не составило труда.

Элим хорошо знал правителя кратонцев. Если бы у него было хотя бы малейшее сомнение в верности Силитура союзу, то кратонца здесь просто не было бы.

— Итак. Представлять наших гостей я не буду. Вы все итак знаете, кто есть, кто, — начал говорить Анзор, — Поэтому давайте перейдем к делу. В первую очередь хотелось бы узнать подробности о выставленных для кратонцев и докресианцев условий.

— Через пятьдесят ваших лет, наши планеты выражаясь вашим языком, “отрубят” от общей сети. Останутся только врата между планетой кратонцев и докресианцев.

— Когда планируете объявить?

— Скоро, — ответил Силитур, — затягивать с этим нет смысла. Те, кто захочет уйти –уйдут. Те, кто решит остаться – останутся. Держать это в тайне до последнего, чтобы оставить у себя побольше народу плохая тактика.

— Ты очень уверен в своём народе.

Силитур впервые за всё время продемонстрировал свою улыбку. Не жестокую или самодовольную, а тёплую. Такую видишь на лице человека, вспоминающего о чем-то очень приятно.

— Беженцы найдутся в любом случае. Ну а те, кто останутся… Твой брат видел их. Мой народ.

Император кратонцев произнёс последние слова с неподдельной гордостью. Его люди, конечно, поступили как полные идиоты, когда сказали, что согласны умереть за него в битве с кратонцами. Но тот день Силитур запомнил на всю жизнь. Он долгое время вёл кратонцев стальной рукой вперёд. Старался сделать их сильнее. И мысли, подобные тем, что сгубили его брата часто стали навещать и его самого.

Для чего всё это? Есть ли толк от того, что они становятся сильнее? Это сможет изменить хоть что-нибудь? А если нет, то может он зря заставлял свой народ проливать пот и кровь ради силы?

С того дня эти мысли больше не приходили к нему. То, что он тогда увидел в армии кратонцев стоило всего сделанного. Теперь у их расы есть шанс показать, чего они стоят.

— А вы? – Анзор обратился к докресианцам.

— Мы тоже не будем тянуть, но у нас ситуация не столь, благоприятная как у кратонцев, — ответил Майгор без особого энтузиазма.

Кратонцы жили на самом краю империи. Можно сказать захолустье. В определенной степени их раса была изолирована от Альянса Света. Они сами себя обеспечивали. Кол-во импортных товаров было минимальным – Силитур распорядился так сделать. Да и большинство импортируемых товаров были с планеты кратонцев. В общем кратонцы хоть и состояли в Альянсе Света, но из-за своей удаленности слабо ассоциировали себя с ним.

Докресиане совсем другое дело. Их существование было куда более тесно связано с Альянсом Света. Они считаются его частью намного дольше. Их ранг выше и на их планете стоят врата ведущие на планету с гарнизоном. Через них проходят все торговцы, идущие в страны более низкого ранга. Влияние Альянса Света на народ Майгора очень весомый. Когда он объявит о том, что их планета собирается покинуть Альянс будет много недовольных.

— Дэган сможет решить этот вопрос?

О существовании Дэгана на его родной планете до сих пор знали лишь избранные. Простой народ и не ведал, что на их планете прямо сейчас живет достойный называться Стражем Неба и Земли. Первый, кто смог стать высшим существом без ритуала, сам. Его появление определенно должно произвести эффект на население и показать, что решения короля не просто прихоть.

— Не рассчитывай на слишком многое, Анзор, — подал голос Дэган, — традиции моего народа уже давно сдают позиции под напором веры в Создателя. И я не думаю, что нам позволили отколоться так просто. Перед этим они попытаются нас ослабить всеми способами. Забрать к себе часть населения способ весьма эффективный.

— С этой ситуацией люди могут помочь разобраться, — неожиданно заговорил Ил. Когда внимание сконцентрировалось на нём, парень продолжил говорить, — если люди в чем-то и превосходят всех остальных, так это в умении внушать массам какую-либо идею или навязывать ей своё мнение.

Анзор несколько секунд глядел на молодого кратонца, а потом рассмеялся. Ему стало даже немного страшно, когда он представил каких делов могут наворотить людские агитаторы на планете докресиан.

— Хорошая идея, Ил. Отправим туда кого-нибудь. Коммуникацию между планетами тоже нужно понемногу налаживать, — высказался Анзор, — что ещё по поводу испытаний?

— И у меня, и у Силитура было сказано одно и тоже – помочь вам удержать захваченную планету.

Лицо Анзора тут же помрачнело.

— Больше ничего?

Мужчина тяжело вздохнул, под десятками непонимающих такой реакции людей. Силитур решил объяснить:

— То, что мы будем помогать вам биться, означает, что против нас бросят огромную армию. И вряд ли отсутствие врат им помешает пройти на планету. Учитывая, что с нами уже Высшее существо, способное отбросить Архангела и ваш лидер, можно быть уверенным против нас бросят силы не одного гарнизона.