Глава 405. На Землю прибыл гость.

Драгонид сидел у костра скрестив ноги, жадно поглядывая на ароматные куски мяса, натёртыми специями, с капающим в огонь жиром. От созерцания сей великолепной гастрономической картины его отвлекло раздавшиеся недалеко мычание.

Воин повернул голову в ту сторону. К монолитному куску скалы был прибит денатериец, по размерам превосходивший драгонида в десяток раз, а то и больше. Его пленитель взмахнул рукой и кляп вылетел изо рта гиганта. Тот сразу же закашлялся, сплевывая накопившуюся во рту кровь. Рядом с драгонидом появилась добротная лужа густой, тёмной жидкости.

— Не знаю кто ты, но тебе лучше отпустить меня. Мой отец — Демон-император в ближайшем гарнизоне! Моя смерть станет началом твоей смерти!

Драгонид скривился, как от боли в клыках.

— Не-а. Попробуй что-нибудь другое. Твоего жирного папашку я не боюсь.

Денатериец не придумал ничего умнее, чем просто зареветь во всю глотку. Рёв джагернаута сотряс вершину горного пика, где его прибил к скале странный воин.

— Зря стараешься. Голосок у тебя конечно мощный, но никто внизу тебя не услышит, — воин подцепил когтем один из стейков и с жадностью проглотил. Прикованный к скале денатериец вновь заревел, ещё яростнее, подавшись всем телом вперед. Шипы горной породы, которыми он был прибит к своему месту подались наружу.

Неимоверно мощный шквал ветра загнал их обратно и даже глубже. Огромный джагернаут оказался почти вдавлен в сплошной кусок горной породы, хотя никто его даже не ударил. Это был просто ветер. Хотя слово «просто» не подходит для чего-то, что способно подавить Пикового Рыцаря-Джагернаута. Не каждый новоиспеченный демон-император согласиться померяться силами в ближнем бою с такой махиной. Отчего угроза пленника, угрожающего джагернаутом на ступени высшего существа, становилась ещё более весомой. Пленителя, однако, сей факт нисколько не волновал.

— Кричи сколько вздумается. Только вот ветра унесут твой крик туда, где никто его не услышит. А если и услышит, то только этому порадуется.

Очередной кусок мяса оказался во рту драгонида.

— Именем дьявола, кто ты такой?!

— Я? — драгонид задрал голову вверх и посмотрел в глаза денатерийца, — я тут транзитом. Остановился чуток передохнуть и дальше в путь. Честно говоря, меня давненько не было во внешнем мире, забыл я, как тут всё мрачно и…

Взгляд воина обратился вниз, к пейзажу открывавшемуся с пика горы, на которой находился он сам и его пленник. В паре десятков километров ниже, раскинулся огромный город. Даже с этой вершины он простирался до самого горизонта. У Подножья горы стоял огромный дворец, и под огромным, имелся ввиду действительно огромный, ведь его владельцем является прикованный к скале денатериец. Здание было выстроено в виде головы дракона, с торчащим из лба рогом, откуда открывался вид на город и гигантскую статую перед дворцом. Денатериец не поскупился и сделал статую себя самого, даже не в полном масштабе, а втрое больше оригинала. Тело выточено из самого крепкого и дорогого камня на планете, броня и оружие из самого диковинного и дорого сплава, который только можно достать в секторе, рога сделали из костей убитого дракона ступени высшего существа из подземелья планеты, где расположился гарнизон демонов-императоров. И в довершении всей этой безвкусицы вместо глаз у статуи были два огненных алмаза. Даже драгонид, посетивший бесчисленное число планет, никогда не видел таких больших слёз дракона.

— … безвкусно. У тебя какие-то проблемы? Что-то компенсируешь? Иначе не вижу смысла делать такую статую самого себя.

— Когда мой отец…

Хлесткая ветряная плеть полоснула гиганта по щеке, оставив глубокий порез.

— Я ж просил. Придумай что-нибудь новое. Во имя чёртового бога, неужели теперь можно найти Пикового Рыцаря, который по совместительству ещё и папенькин сынок? Конечно, всякого повидал, как родители откармливают своих деток там до Воителей, слабеньких Рыцарей, но до пикового? — Драгонид ещё раз обвел взглядом гору мышц, прибитую к скале, — к тому же такого здорового. Подобное мне раньше не встречалось.

— Чего ты хочешь? — денатериец впервые по-настоящему заволновался. Ему было не впервой проигрывать. Но никто никогда не допускал и мысли о его убийстве из-за страшного отца — Демона-Императора. Нужно быть ума лишенным, чтобы не бояться завести себе такого врага.

— Деньги? Ты видел статую. У меня их навалом. Ресурсы? Только скажи, что и я тебе все достану. Или может быть тебя интересуют женщины? Можешь выбрать любую в городе неважно чья это дочь, мать или сестра. Я всё устрою.

— Начало доходить в какую задницу ты попал, да? — ухмыльнулся драгонид проглотив очередную порцию поджаренного мяса, — что-то до тебя долго доходило. Не боишься, что я взвинчу цену?

— Проси, что угодно, — ухмыльнулся денатериец, — все сделаю.

— Да? — улыбка драгонида превратилась в усмешку, — даже свою статую? Ту, что стоит перед дворцом.

Денатериец заскрежетал зубами от ярости.

— Конечно, — ответил гигант, подавив приступ животного гнева, — только давай сначала спустимся с этой чертовой горы в мой дворец.

— Чтобы ты связался со своим папашей? Нет уж спасибо, — Драгонид подцепил последний кусок мяса, — в иной раз я бы с удовольствием позволил тебе позвать нерадивого папку, чтобы я смог заодно и его грохнуть: родитель он отвратный, тут ничего не скажешь. Построил огромный город, куда стекаются все ресурсы, чтобы кормить его тупого сынишку. Неудивительно, что ты вырос таким слабаком, — воин съел последнюю часть своей трапезы, — обычно я стараюсь уменьшить отдачу от своего прыжка. Но в этот раз я сделаю исключение. Тебе понравиться.

Драгонид поднялся на ноги и обернулся к прикованному денатерийцу спиной. Суровые порывы ветра, из-за которых даже самые отчаянные Рыцари не решались здесь летать, рядом с ним успокаивались и начинали виться вокруг него. И только сейчас гигант начал осознавать с фигурой какой величины ему не повезло столкнуться. Даже он, отродясь не имеющий связи с сущностью воздуха смог ощутить, как ветер задул… по всей планете. Будто сама стихия решила поздороваться со своим любимым другом, который отвечал ей тем же.

Жесткий, шквальный ветер сменился на мягкий, прохладный бриз. Вечно борющаяся с суровыми порывами ветра гора смогла вздохнуть с облегчением. А вот денатериец наоборот вжался в скалу, к которой оказался прибит. Уже очень давно он не испытывал такого сильного страха перед кем-то. Он присутствовал на нескольких поединках своего отца с другими императорами. Видел, как те перемещаются между планетами, как от одного удара разрушаются огромные горы. Но все это меркло в сравнении с той мощью, что начал высвобождать незнакомец. В этот момент ветра со всей планеты потянуло к вершине самой высокой горы на её поверхности.

Денатериец чувствовал это. Каждая клеточка его тела вопила о том, что могущество существа перед ним находиться на совершенно иной, неизвестном ему уровне, ведь он, казалось, един с целой стихией!

— Твоему отцу стоило лучше тебя воспитывать. Возможно, в таком случае мы бы с тобой не встретились, — произнёс драгонид уже без тени насмешки или веселья.

На месте двух отрезанных крыльев теперь вился ветер. Исполинские крылья, сотканные из всех ветров планеты расправились, поднялись вверх.

— Подожди я могу…

— Прощай, — прервал пленника драгонид и взмахнул крыльями.

Не согласный вопль денатерийца утонул в собственно крике и завываниях отпущенных обратно ветров! От место улетевшего в неизвестное воина разошелся порыв ветра неимоверной мощи. Прикованный к скале денатериец, чей народ считается одним из самых крепких среди всего Тёмного Легиона, завопил он нестерпимой боли: ветер рвал его на части. Сдувал кожу, мясо под ней и даже кости под ним. За несколько мгновений могучий денатериец пиковой стадии рыцаря оказался стёрт в порошок ветрами, вместе с вершинной горы к которой оказался прикован.

Драгонид же получив помощь своего верного друга устремился вперед, по связям между планетами. Времена, когда прыжок через одну связь был для него пределом, давно минули. Теперь, когда верный друг сопровождал его где бы то ни было, его пределы были неизвестны даже ему самому! Он одним рывком преодолел первую связь, затем вторую, третью…

Покинув свой город, он собрал крупицы информации о планете, которая по слухам смогла сохранить свою независимость. Ни светлые, ни тёмные не смогли покорить её.

Целая планета. Не маленькая деревня, спрятанная в самом захолустном уголке подземелья, а настоящая планета! Целый мир со своим собственным подземельем! Большую часть своей жизни он прожил связанный цепями, посаженными в его разуме с самого рождения. Такими же, какие демоны вбивали в своих детей не таким элегантным, но не менее действенным способом. Что их владыка — бог, которому нужно служить и в которого нужно верить, а всех с другой стороны монеты, верующих в другого бога, нужно ненавидеть и при встрече уничтожать.

Тяжело избавиться от цепей, которые в тебя окутывают с самого младенчества твои же родители. Но он сумел сбросить их, пусть это и далось ему тяжело. В результате родился город, где каждый может верить во что захочет и делать это как захочет, пока это не причиняет вред другим.

Ну, а недавно, появилась планета, которая решила жить также!

Вот он, последний рывок, последняя связь!

Драгонид уже почувствовал легкое прикосновение здешних ветров, как вдруг, его с силой потянуло на поверхность планеты.

Он попал в ловушку!

Два Жак’ра сидели на ветви дерева. Первый, настоящий, смотрел в планшет, будто вросший в его руки, а второй, аватар бога, смотрел вниз на большую доску. Если быть точнее, несколько досок. Игра, созданная Элимом во время его странствий, была выпущена на волю его братом, Анзором. Она была сложна для большинства людей, да и не только людей, но Жак’ра находил её очень интересной.

Его оппонентом в этой партии выступил Зарал, Дух Леса. Самый зрелый и умный из всех духов природы на планете Земля. Пришлый бог проводил много времени вместе с этим духом и с удовольствием стал учить того сложной игре, после того как Зарал изъявил подобное желание.

Взгляд обоих Жак’ра резко устремился в небо.

— Вижу что-то случилось, раз ты отвлекся от чтения, — заметил Зарал. При этом сам дух не отвел глаз от одной из игровых досок.

— На Землю прибыл гость. Подумай пока над следующим ходом. Я скоро вернусь.

В башню, построенную для всех прибывающих на Землю ударил столп энергии, который пройдя по символам открыл портал из которого показался драгонид. Он ещё ничего не успел увидеть или ощутить, но ветер со всех сторон уже начал стекаться-ка башне.

Пока весь воздух вокруг не исчез.

На драгонида насела волна чужой воли, едва не свалившая его одним лишь своим давлением.

— Да, ты действительно стал намного сильнее, раз можешь стоять под моим направленным давлением.

Голова драгонида метнулась в сторону. К стене помещения в которое он попал, стоял незнакомец, гуманоид. К удивлению воина, тот даже не смотрел на него, вместо этого наблюдая за мерцающей пластиной в руках.

— Ты Бог?

Незнакомец рассмеялся.

— Нет, — ответил он, подавив приступ хохота, — моё имя Жак’ра. Будь на моём месте тот, кого имел ввиду ты, то боюсь ты был бы уже пеплом. Твоя выходка очень сильно его разозлила, — глаза Жак’ра оторвались от планшета и остановились на прибывшем на Землю воине, — Хордин. Единственный ангел отрезавший собственные крылья.