Глава 422

— И что мы здесь делаем? — спросил Силитур, оглядевшись. Куда ни глянь — везде один только океан. Они долго сюда летели. Упоминалась какая-то площадка, но ничего такого он не заметил.

— Наберись терпения, кратонец, и помолчи.

Жак’ра отлетел вперед от остальной группы. Два дня назад на Земле был возведен Храм Тьмы. Возглавлял ритуал Элим, а сильнейшие воины людей и пришедшие гости-иноземцы ему помогали. Часть из них сейчас и составляла зависшую над Тихим Океаном группу.

Силитур хотел спросить что-то ещё, но Элим со странной улыбкой приложил палец к губам, требуя тишины. Повернулся обратно в сторону бога, выдохнув маленькое облачко лилового дыма.

Жак’ра закрыл глаза, обращая свой взор далеко-далеко, к собственной планете. Его арена, его поле для тренировок и дружеских дуэлей с немногочисленными посетителями планеты на отшибе двух империй.

Пришло время снова ей поработать.

Он свел руки вместе перед собой. От количества высвобожденной после этого маны захватило дух у всех присутствующих. Людям пришлось удалиться на почтительное расстояние, как и парочке иноземцев их уровня. Рядом с богом остались только Элим, Император Силитур, его генерал Волер, супруга Немирид, Страж Неба и Земли и четверо его учеников: Майгор, Лодгар, близнецы Воит и Борг. Но и все они, за исключением Собирателя Душ, были поражены количеством задействованной силы.

Чуть ниже, в нескольких десятках метров под ними пространство прорезала тонка полоса портала, начавшая стремительно расширяться, по мере того как Жак’ра разводил руки. За каких-то пару мгновение портал расширился так, что уже перестал быть виден полностью, как бы далеко ты не вглядывался. Разрез в пространстве перестал увеличиваться уже вне поля зрения присутствующих. Жак’ра сжал ладони в кулаки и очень медленно и аккуратно повел их назад.

Из портала показалась поистине огромных размеров громада камня. Идеально ровная каменная плита начала выезжать из пространственного разреза. Жак’ра потянул сильнее, и его арена стала переноситься чуть быстрее. Километр за километром старая арена показывалась на Земле. Вскоре громада камня скрыла от глаз присутствующих океан. Это была не просто арена, а летающий каменный остров, площадью с Мадагаскар.

— Вот вам и арена. Ты там как, Жак’ра, случаем не устал?

Бог повернулся лицом к Элиму и пристально вгляделся в покрытое символами лицо.

— Намекаешь что на тебя сил не хватит? Серьёзно?

Жак’ра не мог понять причины такой перемены. С момента своего возвращение Элим улыбался, смеялся, временами отпускал какие-то шутки. Когда он уходил, то смог отпустить своё желание поскорее расстаться с жизнью. Он перестал быть хрупким, смог собрать себя заново для нового, тяжелого пути. Это можно было понять. Но теперь исчезла та обреченность с которой человек подходил к своему будущему. Элим не глуп и знает с кем связался. Если с испытаниями все сложиться хорошо, то его ждет личное служение Госпоже, а учитывая природу его сил, приятного в этом будет мало. Что же произошло за эти сто лет, что Элим отпустил все это? Смирился? Нет, это случилось раньше, до ухода. Воскрешение Рухона? Безусловно приятное событие в жизни Собирателя Душ, но не настолько. Так в чем же дело?

— Может быть. Сначала проверим, что ты нам привез. Очень надеюсь, что это летающая глыба достаточно крепкая, чтобы можно было разгуляться по полной.

Элим артиллерийским снарядом полетел вниз. Он с силой приземлился на камень, подняв небольшую ударную волну. Сделал шаг назад, чтобы посмотреть на место, где приземлилась ступни.

Ничего.

Собиратель Душ прошёлся своими чувствами по камню под ногами. Теперь, когда он осваивает столько стихий, его мироощущение качественно выросло. Жак’ра можно сказать принёс ему золото. Невероятно хорошая порода.

— Ты не думал распилить этот кусок камня на гигантскую партию оружия? — спросил Элим, глянув наверх, в небо.

— Для вашей расы это может быть и хороший материал, но в цивилизованной части вселенной — это просто хороший камень. Привыкай мыслить с масштабом. На нашей службе это необходимость.

— Учту, — Элим ещё раз оглядел просторную площадку для будущих тренировок, — ты там отдохни пока, сил наберись, а я разомнусь. Да, Силитур?

Император кратонцев с готовностью спустился вниз.

— Генерала и супругу возьми с собой. Так вы продержитесь подольше.

— Прошло всего сто лет. А я тоже не стоял на месте. Благадоря твоим символам я стал намного сильнее, — Силитур высвободил всю мощь своей ауры. Нанесенные им символы-татуировки засветились. За прошедший век император кратонцев вышел на качественно новый уровень. Его сила скакнула вверх вместе с символами, а прогресс в развитии существенно ускорился. Аура кратонца удивила докресианцев.

Раньше он однозначно не был противником ни для кого из четверки учеников Дэгана. Ну, а теперь ситуация изменилась. Докресианцы изначально находились уровнем выше, рядом с гранью становления Высшим существом. Символы сделали их сильнее, помогли шагнуть ещё ближе к этой границе, но не перешагнуть. Этот барьер сдерживал их развитие. Силитур же пока не имел никаких препятствий в своём бурном росте.

Элима, однако, аура кратонского императора не впечатлила. Силитур достал свой меч и приготовился драться.

— Я же сказал, пусть твои спутники присоединяются.

— У тебя даже оружия нет.

Собиратель Душ в недоумении изогнул одну бровь, всем своим видом спрашивая: «Ты серьёзно?»

Когда Элим понял, что кратонец не шутит, то наглядно продемонстрировал свои возможности. Камень рядом с ним начал расти, словно растение. Он остановился на форме, отдаленно напоминающей широкий, двуручный меч. Пальцы Элима поочередно обогнули рукоять. Камень обратился в металл. Все шероховатости и грубости формы сгладились, превратившись в идеальной формы меч. Собиратель Душ одним движением выдернул меч и сменил обратный хват на прямой. Все свидетельства трансформации камня тут же сгладились и рядом с Элимом снова была гладкая поверхность, без всяких неровностей.

— Вот моё оружие.

Элим демонстративно помахал мечом.

— Сто лет, — повторил Силитур, — Я слышал, что ты сказал. Ты можешь быть Рыцарем сколь угодного числа сущностей. Я не могу ощутить твоей силы, поэтому пока не увижу её мы будет биться один на один.

Сказано — сделано. Элим не стал утруждать себя дальнейшими уговорами. Он просто взмахнул своим мечом, породив страшный удар. Смесь из воли меча, силы, скорости, ярости, огня, ветра, разрушения, тьмы и ещё трёх десятков других сущностей. Один удар превратился в разрушительный тайфун, направленный прямо на кратонца.

Силитур мгновенно отбросил мысль о каком-либо сдерживании. Тело императора покрыли всполохи красных молний. Кратонец со всей силой замахнулся и опустил свой меч, выпуская навстречу буре свою собственную. Торнадо из ревущих молний встретилось с безумным тайфуном. Взрыв поднял пыль.

Кулак Элима врезался кратонцу в челюсть. Силитур отлетел и покатился по камню. Император почувствовал убийственное намерение своего спарринг партнёра и одним молниеносным движением выставил перед собой меч. Тот едва не выпал у него из рук, когда в него врезалась, по ощущениям, целая гора. Меч Элима должен был весить куда меньше того, что ощутил кратонец.

Волер и Немирид обрушились на человека сверху. Элим ловко отбил их удары и сделал пару шагов назад, дав Силитуру время подняться и приготовиться.

— Так-то лучше, — высказался человек, наблюдая за тем как три кратонца слаженной группой готовятся отражать его следующее нападение.

Собиратель Душ снова атаковал. В этот раз без избытка грубой силы. Поединок превратился в битву мастеров, где на первый план вышло мастерство, а не грубая сила. Первый удар был лишь демонстрацией. Показать свою силу.

Жак’ра внимательно наблюдал за сражением. И оказался невероятно поражен увиденным. То как Элим… пустил в ход всё, но лишь чуть-чуть. Ничего мощного или угрожающего. Немного ветра чтобы ускорить себя или замедлить противника. Щепотка иллюзий чтобы враг ошибался на доли миллиметра при ударе. Слабое воздействие на органы чувств чтобы ослабить вражескую координацию. Слабый яд паралитического свойства. Маленькие хитрости с камнем под ногами соперников. Легкое давление сущностью превосходства на разум оппонентов. Едва видимое облачко пыли, временами сгущающиеся то в одном, то в другом месте, чтобы ухудшить обзор. И список этих трюков оказался больше чем сам Жак’ра мог сосчитать. Элим задействовал какие-то вещи, которые даже бог не мог понять и осознать.

Кратонцам казалось, что они ведут напряженный и тяжелый бой с наседающим на них противником. Но Элим нападал совсем не так яростно и быстро, как им казалось.

Жак’ра видел, как человек полностью контролирует весь бой. Каждое движение, каждый всполох силы сущности. Маленькая область вокруг Элима превратилась в захлопнувшийся капкан. Силы кратонцев стремительно таяли, а вот их оппонент практически не напрягался. Все эти мелочи буквально высасывали силу из его противников. Эффективность действий Силитура и его близких уменьшилась вдвое, если не больше.

И все же это была лишь мелочь в сравнении с тем первым ударом. Ударом, соединившим в себе столько разных сущностей. Происходящее действительно было простой разминкой. Когда они будут драться с ним такие мелочи не смогут повлиять на него, бога, и Элиму придется воспользоваться своим арсеналом по полной. Жак’ра почувствовал волнение. Уже очень давно он не чувствовал предвкушения перед схваткой.

Тем временем Элим решил усложнить себе задачу. Во время короткого окна, он метнул снаряд в Майгора, который тот с готовностью отразил.

— Присоединяйтесь. Вместе будет веселее.

Ученики Дэгана не стали отказываться от приглашения. Очень быстро они вступили в сражение. Докресианцы видели в какую ситуацию попали кратонцы и рассчитывали быть умнее.

Через полчаса Жак’ра наблюдал за тем как Элим без особого труда теснил то одного, то другого из этой семерки. Конечно, они предпринимали попытки сопротивляться, разрушить это странное давление, вызванное тысячей мелочей.

Все тщетно. Жак’ра отчетливо ощущал, как пространство вокруг Элима полностью ему подконтрольно. Все попытки выбраться из него или разрушить его власть над ним жестко подавлялись. В этой маленькой области, Собиратель Душ был царь и бог.

Жак’ра уже не терпелось самому ступить в неё.