Глава 131. Танцы с волками (часть 2)

Комната была размером почти 100-130 квадратных метров и имела форму кольцевой развязки, соединяющей десять дорог. Кроме этого, единственной уникальной вещью, которую можно было отметить, был прямоугольный стол, покрытый деликатесами в центре комнаты, и, возможно, что верхнее освещение было очень тусклым.

Потолок был покрыт густой темнотой, которая делала его невидимым для всех внизу.

*Щёлк!

Раздался щелчок. Подсознательно обернувшись, Сеол увидел, что дверь, через которую он вошёл, сливается со стеной.

Вот так просто исчезли все десять дверей. Другими словами, комната, превратилась в замкнутое пространство в тот момент, когда все вошли.

Поскольку Сеол думал, что есть способ избежать третью стадию, это изменение застало его врасплох.

Таким образом, это стало комнатой паники…

Пока все затаили дыхание и ждали, тишину нарушил спокойный голос.

Когда Сеол увидел обладателя этого голоса, его брови нахмурились.

Человек, приглаживающий свои волосы, был не кто иной, как мужчина с гладкими волосами.

«Он…»

Как мог Сеол не знать его? Он был ублюдком, который притворился, что успокаивает обе стороны во время первого собрания, а затем пожертвовал людьми со стороны меньшинства, чтобы сбежать.

В каком-то смысле он был первым человеком, который зажёг фитиль для бомбы, которая была второй стадией.

— Давай не будем просто стоять и ждать… Почему бы не присесть? — гладкие волосы заговорил, уставившись на стол.

— Они приготовили для нас настоящий банкет. Где же будут наши манеры, если мы не попробуем эти блюда?

Неужели он не помнит, что сделал? Или ему было всё равно?

Гладкие волосы посмотрел налево и направо, после чего смело занял место. Затем рядом с ним сели ещё двое мужчин. Похоже, они были товарищами по команде гладковолосого.

— Значит, эти ублюдки тоже приложили руку к этому инциденту. — Сеол что-то пробормотал про себя, затем проверил, кто ещё вошёл на третью стадию.

Он на удивление знал большинство из них. О Рахи, у которой было её обычное апатичное лицо. Одри Баслер, у которой были мешки под глазами. Устрашающий гигант, который был старшим братом девушки с белой повязкой на голове. И священник, которого пригласил Кадзуки.

«Он тоже здесь.»

Он также узнал двух других. Хотя он никогда не разговаривал с ними лично, он помнил их, ведь они 20 раз участвовали в завоевании площади жертвоприношений.

Вскоре все десять человек собрались вокруг стола. Обилие деликатесов на столе ослепило бы Сеола, но вместо этого у него было сложное выражение лица.

Он был так погружён в свои мысли, что даже не заметил, что священник в рясе сел рядом с ним.

Он думал, что на третьем этапе будут ключи к разгадке тайны Банкета.

Слово, которое он увидел в каюте, правила 3-го этапа и десять человек, вошедших на 3-й этап. Размышляя о том, как это было связано, он начал собирать кусочки головоломки воедино.

В этот момент гладкие волосы открыл рот.

— Для начала, мы точно знаем, что этот корабль — третья стадия.

Держа бутылку вина и вертя её туда-сюда, он с усмешкой откупорил её.

Когда он наклонил бутылку, из неё потекла розовая жидкость.

— Ваше здоровье!

Поднеся наполовину наполненный бокал вина ко рту, он медленно наклонил его назад, словно желая отпраздновать, что все добрались до третьей стадии.

— Ребята, вы сильно опоздали.

Сделав глоток, гладкие волосы пробормотал:

— Я думал, вы придёте гораздо раньше. Мне казалось, что я умру от скуки, ожидая в этой каюте.

— Как мило.

О Рахи ухмыльнулась, нарезая кусок стейка.

— Благодаря тебе, все были настороже.

Вонзив вилку в мясо, она грациозно поднесла его ко рту.

— Было довольно хлопотно выбраться оттуда.

— О, правда?

Как будто он был счастлив, что ему наконец-то есть с кем поговорить, гладкие волосы усмехнулся.

— Ну, теперь я начинаю жалеть. Как прошёл второй этап?

— Я не знаю. — О Рахи проглотила мясо во рту и продолжила:

— Уверена, они прекрасно справляются сами по себе. Это больше не моё дело, не так ли?

— Ты хочешь сказать… Все здесь в одинаковом положении?

О Рахи ничего не ответила. Она просто взяла белую салфетку и легонько протёрла губы.

Она говорила так, словно пожертвовала людьми, чтобы пройти вторую стадию. Другими словами, она лгала.

Сеол увидел, как гладкие волосы незаметно закатывает глаза, и контролирует выражение своего лица. Он не знал, почему О Рахи пыталась заставить его неправильно всё понять, но у неё должны быть свои причины. Он не мог дать этому человеку шанса выяснить правду.

Бросив на стол один беглый взгляд, гладкие волосы опустил голову и засмеялся.

— Мне было интересно, почему атмосфера такая неприветливая. Ну, не обижайтесь на меня слишком сильно. Обычно опоздавшим бывает сложнее. Вы знаете, как говорят, ранняя пташка получает червячка.

Видя, как он бормочет бесполезную чепуху, этот человек вряд ли испытывал хоть каплю вины за то, что пожертвовал шестью людьми. Судя по тому, как он выпячивал грудь, он даже гордился этим.

— В любом случае, где остальные трое?

Жадно нарезая стейк, О Рахи небрежно спросила.

— О~ Эти парни?

Уголок рта гладких волос приподнялся.

— Ну…

Оглядев своих товарищей, он усмехнулся.

— Кто знает?

Видя, как все трое молча улыбаются, было легко догадаться, что произошло.

— Ну, то, что с ними случилось, не имеет значения. Вот что я хочу сказать прямо сейчас.

Гладкие волосы быстро собрался с духом и заговорил.

— Вторая стадия — это вторая стадия, а третья стадия — это третья стадия. Я говорю, что мы должны различать их. Плюс — вы, ребята, не так уж сильно отличаетесь от нас. Разница только в том, кто пришёл первым.

Бросив взгляд на О Рахи, он сказал это, на что она пожала плечами.

— В любом случае, теперь, когда всё так обернулось, давайте работать вместе. У вас всех были правила, не так ли?

Гладкие волосы принял серьёзный вид, как будто он поднимал главную тему.

— Выжить в этой комнате.

Он затянул конец своей речи и украдкой закатил глаза.

— Мы все сотрудничаем, верно?

Тут же раздался негромкий стук. Это был звук удара ножа о тарелку.

О Рахи заговорила, постукивая ножом по тарелке.

— Ты не забыл кое-что упомянуть?

Глаза гладких волос расширились. О Рахи всё ещё не отпускала свой нож.

— Не притворяйся, будто не знаешь. Разве перед выходом ты не видел слова, написанного на стене каюты?

— Знаешь, мне кажется, что я единственный, кто говорит. Как будто только я несу убытки.

— Ты был первым, кто использовал этот метод, чтобы пройти вторую стадию. Поскольку ты также пытаешься продвинуться на третьей стадии, тебе следует смириться с этим.

— Хорошо, я раскроюсь первым. Слово, написанное на моей двери, было—

Он слегка облизнул губы языком.

— Волк. Там было написано ‘Волк’.

О Рахи слегка опустила голову.

— А ты? Нет, почему бы нам всем не сказать своё слово по очереди?

Гладкие волосы сделал предложение, но О Рахи не сказала ни слова. Она только лениво двигала руками с глубоко задумчивым лицом. Постукивание её ножа тоже замедлилось.

«Волк?»

Сеол активировал Девять глаз, не зная, что к чему. И когда он повернулся к гладким волосам, чтобы проверить его цвет—

«!»

Его зрение резко исказилось.

Пространство пошло рябью, как мягко скомканная бумага, затем материализовался экран, который развернулся перед ним.

«Что?»

Широко раскрытые глаза Сеола увидели яркую сцену. Гладкие волосы и ещё пятеро крадучись двигались в ночи.

— Скорее!

После захвата шести человек из фракции меньшинства и бросания их на площадь жертвоприношения.

— Отлично, теперь-

Они вошли на площадь Диссонирующего желания, а затем убили трёх своих товарищей, которые вернулись с наградами. Сцена показала их смеющиеся лица, когда они грабили мёртвых, после чего исчезла.

Сеол был поражён внезапным видением, но ему это было не впервой. В конце концов это было похоже на сон, который он видел несколько месяцев назад.

Но почему это явление вдруг произошло именно сейчас?

Звук ножа О Рахи рассеял его мысли.

О Рахи медленно подняла голову.

— Теперь я понимаю.

Увидев улыбку, расплывшуюся на её бесстрастном лице, Сеол интуитивно понял, что её разведка закончилась.

Гладкие волосы, должно быть, почуял что-то подозрительное и бросил взгляд на двух своих товарищей.

— Мне было интересно, почему эта сука Бэк сказала это… Как забавно. Таков третий этап.

Её улыбка стала зловещей.

«Сука Бэк?»

Кстати говоря, во время третьего этапа третьего Банкета была женщина, которая убила всех, кроме одного беглеца. Её фамилия тоже была Бэк.

И когда Сеол вспомнил имя Бэк Хэджу, он не сдержал удивления.

— Хотя, кажется, это немного отличается от того времени.

Затем, когда О Рахи слегка сжала свой нож—

Вспыхнул свет.

Прежде чем Сеол успел моргнуть хоть раз, он увидел, как нож вонзился в горло гладких волос. Все, кроме Сеола, вскочили со своих мест и отошли на некоторое расстояние.

Это действительно произошло в мгновение ока.

Сеол не мог уследить за быстрым движением О Рахи, хотя и знал, что это её специальность.

На самом деле, даже двое мужчин, сидевших рядом с гладкими волосами, не отреагировали вовремя. Скорость О Рахи была поистине ужасающей.

— Ты!

Один из товарищей гладких волос зарычал мгновение спустя, но у него не было иного выбора, кроме как остановиться в следующий момент.

Отпустив нож, О Рахи достала свою рапиру и поднесла её к его шее. Запах крови, окутавший лезвие, был достаточно опасен, чтобы заставить мышцы рычащего человека сжаться.

— Не двигайся, хорошо? Если только ты не хочешь умереть раньше него.

О Рахи показала своё истинное лицо. Когда гладкие волосы задёргался, смотря на неё своими расширенными глазами, О Рахи ухмыльнулась.

— Что за шутка.

— Ты… ты.

— Хватит с тебя ерунды.

Открыто усмехнувшись О Рахи вдруг украдкой улыбнулась.

— Кстати, ты слышал об игре в мафию. Нет, я должна сказать ‘Волк в Табуле’? Ну, в любом случае это похоже на смесь, так что неважно.

Она остановила рапиру у подбородка мужчины.

— Важно то, что этот третий этап невероятно похож на игры, о которых я только что упомянула. Другими словами, это собственное исполнение Рая.

Гладкие волосы всё ещё смотрел на неё. Его глаза расширились до предела, но он не мог произнести ни слова из-за лезвия в горле.

— Ах, ты удивляешься, почему я атаковала тебя ножом?

Почитав его мысли, О Рахи показала свою уникальную, неприятную улыбку.

— Если у тебя есть мозги, используй их. Ты говоришь, что ты волк, и что? Правило состоит в том, чтобы выжить? Ты хочешь, чтобы все сотрудничали?

— Кхе!

— Чёртов дебил. Можешь ли ты говорить ещё более очевидно?

О Рахи усмехнулась.

— Ты говорил как овца. Горожанин, если хочешь.

— Кхе!

— Нет? Значит, ты крыса? Тогда это должно быть не ‘выживание’, а ‘выживание в одиночку’. Таково условие победы для крысы.

Тускнеющие глаза гладких волос задрожали.

— Ну что ж… в любом случае это не имеет значения. Для протокола, я — гиена.

О Рахи, казалось, наслаждалась ситуацией.

— Сначала я была сбита с толку, что это могло значить… но я всё поняла, когда увидела условие победы.

— Кхе!

— Думаю, это то же самое, что роль мелкого воришки. В обычной игре в мафию мне нужно только вступить в контакт с мафией, но судя по правилам третьего этапа, похоже, что я должна убить вас, чтобы присоединиться к мафии-волкам.

Гладкие волосы стойко держался, но в конечном итоге кровь хлынула у него изо рта. Нож в его горле опустился.

Подтвердив его смерть, О Рахи повернула голову, как будто закончила с ним.

— Ребята, вы собираетесь оставаться на месте?

Она разговаривала с теми, кто отскочил назад и молча наблюдал.

— Я не знаю, какие у вас роли, но разве вы не должны вступить в контакт с настоящим волком? То есть до того, как игра закончится.

— Вступить в контакт? — Спросил дородный мужчина.

— Я прошу вас продемонстрировать своё отношение. Покажите, что вы не его враг, что вы в его команде.

— Я вообще не понимаю, о чём ты говоришь, но—

Дородный мужчина поднял свою косу.

— Ты говоришь, что эти двое совершили плохие поступки, и я должен их убить.

— Всё просто, верно?

Когда О Рахи хихикнула, двое мужчин, которых она подавила, отчаянно взмолились.

— П-подождите!

Прежде чем они успели что-либо сказать, коса полетела вперёд и вонзилась в лицо одному из мужчин. В то же время стрела попала в голову другого человека.

Их тела беспомощно рухнули. Они были мертвы. В одно мгновение группа из десяти человек сократилась до семи.

О Рахи посмотрела на Одри Баслер с намёком удивления на лице.

— Значит, ты стала преданной собакой всего через несколько дней тренировок?

— …

— Кто ты?

— То же самое, что и ты. — Неприятно возразила Одри Баслер, а затем сказала:

— Позволь мне задать тебе один вопрос.

— ?

— С твоими навыками не было бы проще полностью перевернуть стол?

Когда Баслер невнятно закончила свою речь, О Рахи вздёрнула подбородок и замурлыкала.

— Хм, это тоже было бы захватывающе, но…

Она бросила взгляд на Сеола, который один сидел за столом.

— Нет. Ответ на этот третий этап уже установлен. Тебе просто нужно найти его.

— Ответ уже установлен? Мне просто нужно найти его?

— Ага. Окончание этой игры уже решено.

Посмотрев на священника, стоявшего за стулом, на котором сидел юноша, О Рахи покачала головой.

— Человек, который совмещает классы врача и стража, состоит в той же команде, что и волк. Как мы должны победить его?

Сказав это.

— В любом случае—

Взгляд О Рахи скользнул по оставшимся членам, после чего остановился на дуэте мужчины и женщины.

— Раз игра не закончилась смертью этих троих.

Встретившись взглядом с О Рахи, они поспешно замахали руками.

— Н-нет! Ты ошибаешься!

— Мы участвовали в завоевании площади жертвоприношений от начала до конца!

Видя, как эти двое отчаянно протестуют, О Рахи с жалостливым видом теребила кончики своих волос.

— Забудьте. Просто скажите мне слова, которые вы увидели.

Услышав это, дуэт потерял дар речи. Они могли только бросать взгляд в сторону, их губы едва шевелились. Как будто они чувствовали себя в чём-то виноватыми.

— Я уже давно собиралась сказать это, но.

Одри Баслер, которая до сих пор молча наблюдала за происходящим, открыла рот.

— От вас, ребята, несёт кровью.

Мужчина вздрогнул, а потрясённая женщина подняла голову.

— Ч-что?

— От вас двоих разит кровью. Кого вы убили?

— О чём ты говоришь?! — Закричала женщина с обиженным лицом.

— Честно говоря, я думала, что это было странно. Дверь также появилась для вас, как только вы попали на третью стадию, не так ли?

— Верно… но что в этом странного?

Одри Баслер фыркнула.

— Значит, это были вы двое. Последние, кто вошёл.

Дуэт всё ещё выглядел растерянным.

— Н-но вы ведь тоже—

— Ах, это была ложь.

— А?

— Я ждала довольно долго.

Услышав это, О Рахи и дородный мужчина кивнули.

— Подумай об этом. Площадь Диссонирующего желания открылась навсегда. Тот факт, что вы остались, не уйдя сразу, означал, что у вас была причина остаться на второй стадии, не так ли?

Наконец, осознав, что их провели, лица дуэта побелели.

— У вас есть доказательства?

— Доказательства? Мои способности и то, что вы только что сказали, являются доказательством.

— Это всего лишь подозрение! Я спрашиваю, есть ли у вас веские доказательства!

Отказываясь принять то, что было совершенно очевидно, женщина закричала в своём взбудораженном состоянии.

Одри Баслер фыркнула.

— Тогда вы хотите, чтобы мы обыскали ваши тела? То, что я говорю, будет правдой, если у вас двоих будет три или более Диссонирующих желаний, не так ли?

Хмурое лицо женщины быстро помрачнело.

— Э-это!

Она попыталась что-то ответить, но выражение её лица исказилось, и всё, что она могла сделать, это держать рот слегка приоткрытым.

Кое-что произошло в этот момент.

Стол внезапно задрожал, и пять человек, которые до сих пор участвовали в разговоре, одновременно повернули свои взгляды.

Они могли видеть ледяное копьё, опущенное на стол, испуская леденящий воздух.

— …

И юноша, опустив голову, медленно положил руки на стол.

Сеол, который до сих пор сидел тихо, постепенно вставал.