Глава 146. Ночь мечтаний

Она царапала, мяла и рвала зубами… Даже если бы кто-то взял лист бумаги и намочил его в воде, после чего тщательно разорвал на куски, всё равно было бы трудно добиться нынешнего состояния картины.

Сеол неловким взглядом наблюдал за взбешённой Флоной. Обычно она выглядела милой и невинной, совсем как маленькая девочка, которая не знала о тёмной стороне мира, но как только её переключало, она превращалась в неудержимого демона, пришедшего в ярость.

Однако её чудовищная сторона не могла быть более обнадёживающей, учитывая его нынешнюю ситуацию.

— О нет! Я тебя сильно удивила?

Услышав встревоженный голос, Сеол выдохнул, задержав дыхание.

— Всё в порядке. Но что это было только что?

— Сородич.

— Сородич… Ты имеешь в виду призрак?

— Да. Скорее всего, это был дух кого-то, кто умер на этой вилле.

Сеол напряг плечи и посмотрел вниз. Упавшая картина — нет, в поле зрения попали разорванные куски портрета.

«Значит, они действительно здесь.»

Этот человек, должно быть, был кем-то, кого убили по политическим причинам, или кем-то, кто погиб, пытаясь проникнуть на виллу и украсть что-нибудь. Внезапное предчувствие, что вилла может быть гнездом призраков, заставило его грудь сжаться.

Сеол закрыл глаза.

— Ты… в порядке?

— Подожди минутку.

Он говорил с закрытыми глазами.

— Я занимаюсь контролем своего самообладания.

— Контроль самообладания?

— Да. Старший, которого я знаю, научил меня этому. По сути, это повторение ‘Я могу это сделать, я должен это сделать’ про себя.

— Но зачем тебе это нужно?

— Потому что я сильно напуган.

Он продолжал тихим голосом:

— Времена, когда мне страшно, но всё ещё нужно что-то сделать… Времена, когда я не хочу, но мне всё ещё нужно… Это просто привычка. Дай мне ещё немного постоять.

Флона, которая в замешательстве склонила голову набок, тихим голосом пробормотала:

— Думаю, люди всё же страшнее.

Услышав это, Сеол усмехнулся.

Примерно через пять минут Сеол открыл глаза и глубоко вздохнул.

Наконец, достигнув внутреннего покоя, его разум, который снова начал работать, проанализировал события, произошедшие в течение прошедшего дня.

«Это большое облегчение.»

Сеол горько усмехнулся.

Хотя он думал, что пришёл несколько подготовленным, он понял, что мог бы сделать больше. Поскольку исторические записи Империи содержали даже подробные отчёты о кончине дочери знатной семьи, не было никаких сомнений, что в них также можно было найти истории, что касались виллы императора.

Он мог бы найти более полезную информацию, просто пролистав несколько книг, и с помощью этой информации мог сделать более надёжные контрмеры для спасения экспедиции.

Он должен был как минимум, объяснить свою ситуацию и привести с собой надёжного лучника. Он пришёл один, так как не хотел никого беспокоить, но неужели действительно не было никого, кто с готовностью последовал бы за ним, не задавая вопросов?

— …

Но всё это было только в теории, и не было смысла сожалеть об этом сейчас.

Важным фактом было то, что место, в котором он находился, было чрезвычайно опасным местом.

Когда его осенило осознание того, что он практически находится в экспедиции одного человека, он понял, что совершил очень большую ошибку.

Не то чтобы ему не на что было положиться. И всё же он знал, что не может всё время зависеть от других.

Грубо почесав голову, Сеол вдруг увидел золотую бусину, которую он не забрал. После предыдущего инцидента его руки больше не горели желанием брать её.

— Флона. Могла ли женщина на портрете рассердиться из-за того, что я прикоснулся к ней без разрешения?

— Нет. Точно нет.

— Тогда почему она так на меня смотрела…

— Потому что она была счастлива.

— Она улыбнулась, потому что была счастлива?

— Живое человеческое существо вошло по собственной воле.

Заметив, о чём беспокоился Сеол, Флона спокойно объяснила.

— Не все мёртвые такие, но большинство душ инстинктивно хотят цепляться за живых, когда видят их.

Сеол кивнул. Мёртвые были враждебны ко всему живому. Он слышал об этом на Уроке.

— Они завидуют, потому что хотят, чтобы люди знали об их сожалениях… Вот почему они подходят к людям и преследуют их. Чтобы заставить их исполнить свои желания.

— Тогда мне придётся быть осторожным.

— Ага. Но тебе не нужно слишком сильно беспокоиться.

Флона упёрла руки в бока.

— Пока я здесь, я не позволю им даже дотронуться до тебя.

Увидев, как она наступила на разорванные клочки бумаги и приняла уверенную позу, Сеол чуть не закричал: ‘Восхитительная девушка!’, но вместо этого спрятал это с лёгкой усмешкой.

— Всё потому, что ты думаешь, что я хочу повернуть назад?

— !

— Не беспокойся. Поскольку ты прилагаешь столько усилий, что я могу сделать, кроме как доверится тебе?

— Всё не совсем так, но… Ага. Верь в меня!

В любом случае вывод был таков, что он мог взять украшения над полкой. Гротескная улыбка дамы на портрете всё ещё была отчётлива в его сознании, но они всё ещё были слишком драгоценны, чтобы просто оставить их здесь.

И так Сеол получил 12 золотых самородков размером с виноград, широкую изумрудную чашу и хрустальный подсвечник. Упаковав их, он некоторое время размышлял, после чего спросил.

— Флон.

— Да?

— Давайте отменим план возвращения через час.

— Почему вдруг… Аа!

Флона ухмыльнулась, прищурив свои белые глаза.

— Украшения изменили твоё мнение?

— Нет.

Сеол покачал головой.

— Ты здесь не для того, чтобы играть, а с определённой целью.

Флона кивнула, услышав это внезапное замечание.

— Люди склонны торопиться, когда они не в состоянии закончить всё вовремя. Я тоже так думал.

— Ну, это…

— Вот почему я хочу отменить этот план. Давай не будем торопиться.

Не сдерживаться временем, а вместо

этого убедиться, что тщательно всё проверишь.

Флона не была глупой, чтобы не понять, что он имел в виду, поэтому тёплая улыбка расцвела на её лице.

— Да!

Ей было жаль Сеола с тех пор, как она подумала, что силой затащила его сюда, поэтому, услышав его слова, у неё на сердце стало легче.

— Ты мне нравишься!

— П-подожди минутку.

— Ты мне нравишься! Ты мне очень нравишься!

— Флона!

Флона не только крепко обняла его за шею, но и потёрлась щеками о его лицо, снова заставив Сеола запаниковать.

***

Прогулка продолжалась без каких-либо проблем. После обыска на первом и втором этажах они не нашли даже муравья.

В отличие от их беспокойств, они ни с чем не столкнулись, поэтому, хотя для них было естественно чувствовать себя более расслабленными, Сеол сосредоточился на своих мыслях и не ослаблял свою настороженность. Всё потому, что он знал, что всё прошло гладко только благодаря Флоне.

Но это также не означало, что он собирался смело идти вперёд.

Как гласит старая поговорка, ты можешь пройти полпути, пока остаёшься на месте.

Если вы сидите спокойно на своём месте и не делаете глупостей в автобусе, например, случайно нажимаете кнопку ‘Стоп’ или пытаетесь сбежать через окно, водителю автобуса будет легко вести машину.

Поэтому Сеол решил всё время быть начеку и двигаться с особой осторожность, пока он был в экспедиции. В конце концов, чтобы хорошо ездить на автобусе, требовалось умение.

Благополучно осмотрев второй этаж, Сеол поднялся на третий этаж, где обнаружил ещё больше предметов роскоши. Если быть точным, он нашёл похожую на человека куклу, одетую в полный доспех и шлем, держащую копьё.

Их взгляды были прикованы к концу длинного копья, которое выглядело так, словно было испачкано чёрной засохшей кровью.

Сеол медленно повернулся, чтобы посмотреть на Флону, которая покачала головой.

— Думаю, лучше его не трогать.

— Почему?

— У меня странное ощущение. Оно переполнено злобой… Нет, наверное, это обида?

— Ты не можешь что-нибудь с этим сделать?

— Не думаю, что в него вселился призрак или что-то в этом роде. Скорее, само копьё кажется проклятым. Ничего хорошего из этого не выйдет.

Услышав это, мысли Сеола о том, чтобы взять копьё, сразу исчезли. Вещи, в которых он сомневался, лучше было оставить нетронутыми.

«Сколько же было убито этим копьём, что… даже броня…»

С другой стороны, здесь нашлись следы экспедиционной команды, грабившей всё, что попадалось на глаза. Поэтому, подумав, что, должно быть, была причина, по которой броню оставили в покое, он решил сдаться.

Не то чтобы у него не было никаких затяжных сожалений, но после того как Флона успокоила его драгоценностями, которые она сняла с люстр на потолке, они в приподнятом настроении поднялись по лестнице.

Теперь, когда осмотр третьего этажа был завершён, оставался только четвёртый этаж.

— Здесь меньше вещей, чем я себе представляла. Я думала, это место будет переполнено золотом.

— Это потому, что до нас здесь прошлись люди. Кто оставит что-то после себя, если сокровища прямо перед ними?

— Ага! Как ты думаешь, они обыскали спальню императора или его личный сейф?

Зная, почему Флона проявляла такой большой интерес к поиску ценностей, Сеол сказал с горькой улыбкой.

— Всё в порядке. Я доволен тем, что мы нашли до сих пор. Есть поговорка, что иметь слишком много так же плохо, как иметь слишком мало.

— Слишком много так же плохо, как и слишком мало… это хорошая поговорка.

— Не так ли?

И в тот момент, когда он поставил ногу на лестницу ведущую на четвёртый этаж.

— Я действительно не против, так что ты должна—?

Острая боль вонзилась в его барабанные перепонки.

Хотя это был лишь незначительный стимул, Сеол остановился ‘интуитивно’. Всё потому, что всё его тело охватило чувство опасности.

Это было необъяснимое ощущение, но ему показалось, что он пересёк границу в тот момент, когда ступил на лестницу.

Флона внезапно встала перед Сеолом и посмотрела вверх по лестнице.

— Флон?

— Не смотри.

Сеол, который собирался поднять глаза, сразу прекратил свои действия.

— Закрой глаза.

— А?

— Ты можешь впасть в транс в тот момент, когда посмотришь, так что закрой глаза, сейчас же!

Поскольку голос Флоны звучал чрезвычайно настойчиво, Сеол сделал, как ему было сказано, и закрыл глаза.

Хотя его сердцебиение начало быстро учащаться из-за внезапной ситуации, он смог успокоиться, почувствовав холодный воздух от своего ледяного копья.

— Кем ты себя возомнил?

Флона резко повысила голос.

— Почему ты прячешься? К чему все эти фокусы?

«Фокусы?»

— Ты хочешь, чтобы я отдала его тебе?

— Что, если я не захочу? Он мой.

Её голос звучал так, словно она кем-то разговаривала.

Он не знал, что делать с ситуацией, поскольку Флона, которая всегда нападала первой, когда чувствовала недобрые намерения, пыталась поговорить с другим существом.

— Что? Ты скажешь мне, если я передам его? Прекрати нести чушь, или я оторву тебе язык.

— А? Отвали, пока я веду себя хорошо.

И пока неизвестный разговор продолжался.

— Кажется, ты чего-то сильно не понимаешь.

Флон понизила голос.

— Хорошо. Ты хочешь попробовать, да?

В следующий момент звук яростно скрежещущих зубов раздался прямо рядом с ним, заставив его невольно вздрогнуть.

Это был знакомый звук. Но это был не шум, издаваемый неизвестным существом на верхней площадке лестницы.

Некогда пушистый дым внезапно показался ему сотнями тысяч игл, которые, казалось, вонзились в его кожу. Это был признак того, что Флона была чрезвычайно зла.

— Я убью тебя.

В тот момент, когда прозвучало заявление о смерти, наполнение убийственным намерением.

— …

Скрежет прекратился, и ощущение колющей боли исчезло.

— Он сбежал…

— Теперь я могу открыть глаза?

— Да. Ты можешь открыть их.

Открыв глаза, Сеол обнаружил, что пейзаж остался неизменным.

Только чувство опасности исчезло, словно его и не было.

— Что это было?

— Сородич.

Флона ответила так же, как и на первом этаже. В её голосе послышалось лёгкое смущение.

— Скорее всего, он из той же эпохи, что и я. Количество обиды, которое в нём было, не было нормальным.

Это означало, что это был призрак, которому было, как минимум, пару сотен лет.

— Ты можешь победить его?

— В этом нет ничего сложного.

Уверенно ответила Флона.

— Было кое-что, что я хотела узнать, поэтом я попыталась спросить, знает ли он…

— Знает что?

— Воспоминания, которые у него были, когда он умер. В любом случае, он продолжал говорить глупости.

Сеол понял суть этих ‘глупостей’, поэтому не стал спрашивать.

— Так что, как только я собралась стать настоящей, он сразу же поджал хвост и убежал.

— Тогда это означает, что есть вероятность, что твой дедушка действительно может быть где-то здесь.

— Честно говоря, я почти отказалась от этого. Но теперь есть маленькая искра надежды.

Другими словами, Флона хотела быстро обыскать остальную часть виллы.

Сеол взглянул на лестницу. Видя, что там, казалось, больше ничего нет, неизвестное существо, должно быть, действительно убежало. Также не похоже было, что Флона лгала.

— Тогда давай поднимемся.

Внимательно понаблюдав через Девять Глаз, Сеол начал смело подниматься по лестнице.

Прямо перед тем, как сделать последний шаг на четвёртый этаж, он на всякий случай обернулся.

— …

Лестница всё ещё была там.

Подумав, что ему следует позаботиться о том, чтобы запомнить путь, по которому он шёл, Сеол, наконец, ступил на последний этаж.

Четвёртый этаж выглядел особенно тёмным, чем другие этажи.

Оглядевшись под светом освещающих камней, Сеол рефлекторно перестал дышать.

«Этот запах…»

Его глаза стали серьёзными.

— Здесь воняет кровью.

Голос Флона резонировал.

— Очень сильно при этом.

Сеол кивнул. Запах крови был таким сильным, что заполнил его лёгкие в тот момент, когда он сделал небольшой вдох.

Казалось, кровь пролилась относительно недавно.

«Может ли быть так, что команда экспедиции.»

Особенно сильный запах исходил с определённого направления.

Сеол слегка стёр кровь с пола. Кровь капала с его ступни, когда он поднял ногу.

«Возможно.»

Тот факт, что кровь ещё не затвердела, означал…

«Возможно, есть люди, которые всё ещё живы…»

Проглотив слюну, скопившуюся у него под языком, Сеол внимательно огляделся по сторонам.

Кровавое пятно продолжалось по полу и выходило в коридор.

Пройдя немного по следу, выражение лица Сеола внезапно сморщилось.