Глава 153. Экстравагантные блюда (часть 1)

Был вопрос, который нельзя было замалчивать смехом, но как только Хьюго вернулся, Сеол нашёл время, чтобы представить новых членов товарищам по команде.

— Я И Сеол А! Пожалуйста, позаботься обо мне!

— Ооо!

Реакция Хьюго была сильнее, чем ожидал Сеол. Когда он увидел здоровую, невинную девушку, радостно приветствующую его, он мгновенно расплылся в широкой улыбке.

— Ты сказала, что ты лучник?

— Да, я лучник второго уровня.

— Лучник второго уровня? Значит, охотник?

— Нет, я следопыт.

— Ах~! Так будущий следопыт присоединился к нашей команде!

Хьюго от души рассмеялся и положил руку на плечо И Сеол А.

— Я Ричард Хьюго, воин-варвар четвёртого уровня. Ты можешь называть меня Хьюго. Нет, как насчёт Хьюго Оппа~?

— Д-да. Хьюго Оп-Оппа.

— Да, да! Давай с этого момента поладим. Если тебя что-то беспокоит, просто дай мне знать!

Увидев, как Хьюго выпятил грудь и рассмеялся, Сеол горько улыбнулся. У него была идея, почему Хьюго был так счастлив.

Для протокола, когда И Сунгджин сказал: ‘Я И Сунгджин. Сделаю всё, что в моих силах’, — его единственным ответом было апатичное ‘Ага’.

Чохонг разочарованно уставилась на танцующего Хьюго, после чего оглядела брата и сестру, которые приветствовали её.

— Тамплиер пятого уровня. Чонг Чохонг.

Её краткое знакомство заставило брата и сестру заметно занервничать.

Тот факт, что она была высшим ранкером, означал, что она входила как минимум, в топ 10% землян Рая.

Другими словами, они только что узнали, кто был самым сильным членом Карпе Дим.

— Поскольку лидер и старик оба одобрили вас, мне нечего особо сказать. Но.

Она выплюнула окурок, который жевала.

— Не тяните меня вниз. Пока вы соблюдаете это единственное условие, мы будем хорошо ладить. Вот и всё.

— Зачем ты пытаешься выглядеть круто? Ты выпендриваешься только потому, что ты высший ранкер?

— Какого хрена ты сказал?

Когда Хьюго обрушился на её слова, Чохонг сразу же достала свой стальной шип. Однако у неё не было выбора, кроме как убрать его.

Всё потому, что Чан Мальдонг поднял свою трость.

Сеол уставился на Чохонг, Хьюго и взволнованных брата и сестру И, пока они разговаривали между собой, задавая вопросы и отвечая на них. Он не мог не чувствовать, как что-то поднимается внутри него.

Число активных членов Карпе Дим теперь увеличилось до пяти. Включая Чан Мальдонга, у них было шесть членов.

Когда он подумал о том, как постепенно продвигается команда с его ‘цветом’, он был глубоко тронут.

Он даже почувствовал, что оказался на новой территории, на которой тень Дилана, наконец, начала исчезать.

Но была одна вещь, которая всё ещё беспокоила его.

«Фи Сора.»

С несколько озлобленным лицом она смотрела на шумный офис, прикусив нижнюю губу.

Сеол мысленно вздохнул.

В конце концов, он взял её к себе. Причиной тому стал Чан Мальдонг.

Хотя Чан Мальдонг не спрашивал его напрямую, было ясно, что он не мог повернуться спиной к своему старому ученику, которого он учил всем сердцем и душой.

Сеол заметил его истинные чувства, когда Чан Мальдонг твёрдо сказал ‘нет’, несмотря на признаки беспокойства.

Сеол был несколько вынужден принять Фи Сору, но это не означало, что он сделал это без условий.

Во-первых, он сказал ей, чтобы она не мешала Карпе Диму. Другими словами, он говорил ей не быть пиявкой. Особенно он подчеркнул, что она не должна вмешиваться в дела брата и сестры И, и если она это сделает, он без колебаний выгонит её.

Во-вторых, она должнf уехать через месяц. Это было вполне естественно, так как для высшего ранкера не имело смысла не иметь возможности заработать деньги.

Фи Сора сначала протестовала: ‘Я ничего не буду делать, пока никто не побеспокоит меня первым’, — но всё равно приняла условия.

Это не значит что Сеол не знал ценности Фи Соры. Особенно учитывая, что она была истинным высшим ранкером, что было очевидно из её способности Единый с Мечом.

«Я испытываю искушение.»

Но если он рассматривал свои приоритеты, то его команда была на первом месте.

Более того, даже если не брат и сестра И, Сеол чувствовал себя несколько неуютно всякий раз, когда видел Фи Сору.

Всё потому, что он ощущал, что её ‘чёрное и белое’ было странно похоже на его ‘Золотое правило’.

«Ну, возможно, она действительно захочет остаться только ненадолго.»

Во-первых, он не был уверен, хочет ли Фи Сора присоединиться к Карпе Диму. Поэтому он решил на этом закончить свои размышления.

Не то чтобы он был так уж взволнован этой перспективой, так как смысл было считать своих цыплят до того, как они вылупятся?

«Я также могу сосредоточиться на более продуктивных вещах.»

***

Утренний солнечный свет ударил Фи Соре в нос.

Проснувшись, она увидела побитую мебель в комнате и свою изношенную кровать и разразилась неудержимым смехом.

Всего несколько дней назад она жила жизнью королевы, поэтому не могла не считать своё нынешнее жалкое положение смехотворным.

Но она только насмехалась над собой. Не то чтобы она физически боролась со стыдом.

В прошлом она жила как рабыня, поэтому быстро приспособилась к этой бесплодной среде.

Но была ещё одна причина, помимо нынешней обстановки, которая заставила её издать пустой смешок.

Сказать прямо, это было отношение Сеола.

«Забавно, не так ли.»

Конечно, Сеол не был обязан завербовать её, но Фи Сора гордилась тем, что была желанной, независимо от того, где она была в Раю.

Класс Королевского гвардейца имел идеальный баланс нападения и защиты, что делало его классом номер один среди всех, кто хотел набрать воинов.

И чтобы быть ясным, со способностями Фи Соры у неё практически был свободный пропуск, чтобы присоединиться к любой другой команде.

Если бы Сеол просто сделал шаг и притворился, что уговаривает её, она была бы более чем счастлива подыграть.

«В любом случае, чего мне не хватает?»

Когда она вспомнила, как Сеол с несчастным видом предъявил ей ультиматум, в её голове снова поднялся жар гнева.

«Что, он думает, что такой особенный?»

Учитывая, как сильно она намекала на желание присоединиться к Карпе Дим, она действительно считала, что было правильно, если он хотя бы, попросит её.

«Разве он не должен быть благодарен за то, что я вообще согласилась войти в такую маленькую команду?»

Она ворчала только потому, что не знала характера Сеола. Но вскоре она стала свидетелем чего-то, что заставило её исправить эту мысль.

Сеол ранее посетил несколько организаций, чтобы уведомить их о том, что он стал новым лидером Карпе Дим. И теперь эти организации ‘возвращали визит’.

Среди критериев, которые оценивали возможности команды, очень важными были ‘отношения с соседними организациями’.

В этом смысле связи Карпе Дим с Сеолом как его центром намного превосходили связи Фи Соры.

Первой посетительницей была Тереза Хасси.

— Ты был очень занят в последнее время, не так ли? Я понимаю.

— А? Нет, не совсем.

— Но тебе следует время от времени приходить домой. Мне становится одиноко, когда я ем в одиночестве.

— Эм, мой дом здесь.

Фи Сора была сбита с толку тем, почему Тереза Хасси надела фартук поверх своих доспехов, но это не имело значения. Что имело значение, так это то, что принцесса королевства лично пришла навестить Сеола.

Фи Сора слышала о том, что королевская семья Харамарка отличается от остальных, но это всё равно было сюрпризом. Она даже представить себе не могла принцессу Шахерезада, которая ценила формальности, лично навещающую землянина.

Следующим был Кадзуки.

— Как дела в последнее время?

— Всё так, как ты и ожидал. Японская деловая федерация постоянно угрожает мне.

— Вот как.

— Не беспокойся. Я отдыхаю под надёжным деревом, известным как Триады. Этот человек, Хао Вин, — он вполне заслуживает доверия. На самом деле я не думал, что он так хорошо сдержит своё обещание.

Фи Сора слышала имя Аясе Кадзуки из Японской федерации бизнеса.

Восходящая звезда Харамарка и один из немногих счастливых землян, обученных Создателем Королей и даже воспитанный Дочерью Люксурии в течение короткого времени.

Быть рядом с высшим ранкером на пороге достижения шестого уровня, безусловно, было плюсом.

Затем Фи Сора также была удивлена армией чёрных костюмов или визитом Триад, но что действительно застало её врасплох, так это боевой ястреб Юга.

И этот боевой ястреб был даже одним из печально известных Шести Сумасшедших Рая.

Даже Фи Сора, знавшая как завязывать драки, разумеется, слышала о дурной славе Клэр Агнес.

Была хорошо известная история о том, как она пригласила вражеского руководителя во время внутреннего конфликта Харамарка и лично разрезала части тела его подчинённых и подала их на блюде.

Эта история была настолько известна, что на какое-то время повергла Рай в смятении, и некоторые даже называли её единственной психопаткой, которая была сравнима с тем членом Шести Сумасшедших, которая была заперта в подземной тюрьме королевской семьи Евы.

Но даже против этого ужасающего демона Сеол храбро улыбнулся и протянул ей два пельменя, попросив её принять две ‘злые булочки’. Затем его избили до полусмерти. (П.п. Если бы существовал параметр живучесть, благодаря Агнес он бы его быстро прокачал ^_^)

— Что, нет! Я просто~ отдавал! Подарок!

— Закрой свой рот! Ты думаешь, я не ударю тебя только потому, что здесь мастер Чан?!

— С-спасите меня! Я неви…новен!

— Я сказала, закрой свой рот! Ты думал, я не замечу?!

Агнес брыкалась, как психопатка, в то время как Сеол шлёпался о землю от каждого удара, как рыба, вытащенная из воды.

Хотя удары Агнес были достаточно сильными, чтобы сломать кости Сеола, поскольку Фи Сора знала, как создавались истории Агнес, в её глазах казалось, что они только дурачатся.

Другими словами, Сеол был достаточно близок с Демоническим Инструктором Сицилии, чтобы шутить.

После того как Агнес ушла, Фи Сора посмотрела на Сеола, который лежал на земле, кашляя, и у неё появилось сложное выражение.

«Эта команда… может оказаться более невероятной, чем я думала.»

Но ни Фи Сора, ни Сеол не знали, что по-настоящему шокирующий посетитель ещё не пришёл.

***

Около полудня Сеол закончил свою дискуссию с Чан Мальдонгом и созвал всех в офис.

— Мы едем на огромную каменную скалистую гору.

Услышав это, Чохонг застыла на середине закуривания сигареты.

Хьюго тоже застыл на месте с открытым ртом и фруктом в руке.

Затем Чохонг спокойно вынула сигарету изо рта.

— Правильно, мы должны тренировать новичков.

Хьюго украдкой положил свой фрукт и спросил:

— Когда вы уезжаете?

Видя их безразличную реакцию, Чан Мальдонг ухмыльнулся.

— Кто знает. Возможно, завтра?

— Завтра.

— Понятно, завтра.

Чохонг и Хьюго кивнули и обменялись взглядами. И в следующий момент—

— Вернитесь живыми!

— Я убираюсь отсюда!

Они резко бросились бежать, спасая свои жизни, не заботясь ни о чём другом.

— Мамочки!

Даже Фи Сора закричала и начала убегать.

— Ах.

Но затем она вспомнила о своём нынешнем положении и вздохнула с облегчением.

И Сеол А горела энтузиазмом по поводу предстоящей тренировки, но когда она увидела, как дверь скрипит от явной силы попыток открыть её Чохонг и Хьюго и чертовски испуганного лица Фи Соры, она быстро смутилась.

— Идиоты.

Как будто он ожидал этого, Чан Мальдонг цокнул, после чего взглянул на Фи Сору, которая украдкой села обратно.

— Почему ты побежала?

— Я не знаю. Когда я услышала слова огромная каменная скалистая гора, моё тело отреагировало само по себе…

— Вижу, ты всё ещё любишь преувеличивать.

— Преувеличивать? Дедушка, разве ты не знаешь, что я там каждый день срала кровью?

— Перестань пугать детей.

— Нет! Я не пытаюсь их напугать. Я просто говорю правду!

Чан Мальдонг, казалось, думал, что Фи Сора всё выдумывает, но, поскольку Сеол сам прошёл тренировку там, он знал, что Фи Сора ни в малейшей степени не лжёт и не преувеличивает.

В конце концов, кровь из носа была обычным явлением, и его стул почти всегда был смешан с кровью.

Сеол покачал головой, после чего спокойно поднял свою чашку.

— Похоже, мы не увидим Чохонг и Хьюго, по крайней мере, два дня.

— Уверен, они останутся в своих маленьких убежищах и выйдут, когда решат, что мы ушли. Это слишком очевидно.

— Может, нам подождать? Вдруг они передумают и придут…

— Хаха Если это случится, я обожгу руки и съем свою шляпу.

В этот момент кое-что произошло.

Разрушив все ожидания, раздался звук лёгких шагов, поднимающихся по лестнице.

Вскоре через всё ещё открытую дверь заглянула тень.

«А?»

Чан Мальдонг, который всерьёз подумал о том, чтобы обжечь руки и съесть свою шляпу, увидел посетителя и был поражён до такой степени, что у него отвисла челюсть до пола.

Когда его взгляд встретился со взглядом посетителя, тот лучезарно улыбнулся.

— Здравствуйте.

Увидев, как Со Юхуэй вежливо сложила руки вместе и поклонилась до талии, челюсть Фи Соры тоже упала на пол.

Дочь Люксурии пришла навестить офис Карпе Дима?

«Э-эта команда действительно?!»

Чан Мальдонг, должно быть, тоже был потрясён до глубины души, так как поспешно вскочил с дивана.

— Эм, простите, могу я войти?

— В-войдите! Нет, пожалуйста, входите!

Со Юхуэй грациозно вошла и отклонила предложенное Чан Мальдонгом место, после чего скромно села рядом с Сеолом.

— Что привело Дочь Люксурии в такое богом забытое место, как это?

— Как вы, вероятно, знаете, я недавно переехала в здание напротив. Я не смогла поздороваться, потому что была занята, но у меня наконец-то появилось немного времени… Кроме того, я всегда хотела встретиться с мастером Чан Мальдонгом.

Её вежливое обращение с почтением поставило Чан Мальдонга в тупик, не зная, что сказать.

— Хо! Такая почётная гостья, как Дочь Люксурии, так вежливо обращается к этому старику… Мне стыдно.

— Пожалуйста, не говорите так. Все знают, как сильно мастер Чан—

— Нет, нет, это вы, кто—

Судя по их разговору, это была их первая встреча.

Но, видя, как Чан Мальдонг непрерывно кивал головой и улыбался словам Со Юхуэй, казалось, что он относился к ней вполне благосклонно.

Конечно, этого определённо следовало ожидать, поскольку Чан Мальдонг был одним из немногих землян, которые по-настоящему думали о благополучии Рая.

И Со Юхуэй была непохожа на большинство других, которые стремились только к прибыли. Легендарного вклада и альтруистических действий Со Юхуэй, совершённых ради Рая, было более чем достаточно, чтобы заслужить благосклонность Чан Мальдонга.

Более того, у них также было странное сходство в том, что они когда-то ушли из Рая и вернулись из-за некоего человека.

Вскоре после долгого разговора Чан Мальдонг улыбался от уха до уха.

— Спасибо, что пришли сегодня. Это действительно большая честь для меня. Хотя мы видимся впервые, я всегда считал вас надёжным союзником и уважал от всего сердца.

— Вы мне льстите. Я недостойна этих слов. Вам также не нужно говорить так официально.

— В любом случае я надеюсь, что мы сможем поддерживать хорошие отношения. Пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам за помощью, если вам что-нибудь понадобится. Мы сделаем всё, что в наших силах.

Услышав это, глаза Со Юхуэй вдруг заблестели. Она говорила так, словно ждала этих слов.

— Эм, тогда…

— А?

— Я прошу прощение, но могу я одолжить пару рук помощи? Я распаковываю свои вещи, и мне трудно делать это в одиночку?

Распаковывает вещи? Чан Мальдонг сразу повернулся к Сеолу, который сидел в оцепенении.

Сеол наклонил голову, но когда он вспомнил о Банкете и о долге, который он задолжал Со Юхуэй, он сразу вскочил со своего места.

— Я могу помочь.

— Хорошо! Выложись на полную!

— Ах, спасибо тебе.

Со Юхуэй застенчиво улыбнулась и выразила свою благодарность. Она казалась счастливой, что всё обернулось именно так, как она надеялась.

— Мы тоже можем помочь!

И Сеол А, которая до сих пор спокойно наблюдала за происходящим, пнула И Сунгджина в голень и встала.

— Не нужно, всё в порядке.

Однако она была сбита чистым отказом Со Юхуэй.

— Одного человека достаточно.

Со Юхуэй ответила с нежной улыбкой.

Но была ли И Сеол А неправа, думая, что та говорит: ‘Ты доставляешь беспокойство’?

По словам старших, чувства женщины были невероятно острыми и точными.

Почувствовав, что что-то не так, И Сеол А наклонила голову. Однако у неё не было выбора, кроме как наблюдать, как счастливо напевая Со Юхуэй уходит, а рассеянный Сеол идёт за ней следом.